Черты характера врача: Профессионально значимые качества врача.

Содержание

Профессионально значимые качества врача.

Коммуникативная компетентность врача – профессионально значимое качество. Профессия врача предполагает в той или иной степени выраженное интенсивное и продолжительное общение: с больными, их родственниками, медицинским персоналом- от медицинских сестер и санитарок до главных врачей, руководителей медицинских учреждений. Умение общаться или коммуникативная компетентность, обеспечивает взаимопонимание, доверие в отношениях, эффективность в решении поставленных клинических задач. Психологическая сторона отношений «врач – больной» важная составляющая медицинского процесса. Пациент ориентируется не только на профессионализм, но и на чисто человеческие, личностные качества врача: насколько он внушает доверие и уважение, внимателен и отзывчив, располагает к себе, вызывает желание общаться. Возможно даже, что в отдельных случаях психологические качества врача для больного более важны, чем профессиональные знания, умения, навыки. В многочисленных исследованиях приводятся различные представления больных об образе врача. Самыми существенными были признаны следующие качества: уважительность, внимание к пациентам, любовь к профессии, доброта, вежливость, душевность, то есть преобладали коммуникативно значимые черты.

Качества личности врача, формирующие эмоциональный контакт, оцениваются пациентами особенно высоко.

Исследования Ташлыкова В.А.(1974) позволили составить общий для большинства больных образ «идеального» врача. Он включал в себя следующие 10 черт: ум, внимательность, увлеченность работой, чувство долга, терпеливость, чуткость, интуиция, серьезность, доброта , чувство юмора. В целом, больные предпочитали два типа врачей:

· «сопереживающий» (чуткость, доброта, терпеливость),

· «нейтральный» (рабочий тип общения, внимательность, тактичность, серьезность, чувство долга).

В основе формирования коммуникативной компетентности лежит такая психологическая характеристика личности, как стремление находиться вместе с другими людьми, принадлежать к какой-либо социальной группе, устанавливать эмоциональные взаимоотношения с окружающими, быть включенным в систему межличностных взаимоотношений.

В конфликтных ситуациях, в случае обострения взаимоотношений присутствие рядом эмоционально близких людей стабилизирует картину мира и самооценку, укрепляет позиции, позволяет более точно и адекватно реагировать на происходящие события. Известно, что в состоянии тревоги повышается потребность в других людях, само их присутствие рядом снижает уровень тревоги, уменьшает интенсивность негативных эмоциональных переживаний. Для человека наличие социальных связей столь важно, что уже только их недостаточность считается возможной причиной развития стресса. Эта психологическая черта, потребность в других людях, стремление к взаимодействию с ними, в литературе обозначается термином «
аффилиация
» – потребность человека быть в обществе других людей, стремление к «присоединению». Внутренне (психологически) аффилиация выступает в виде чувства привязанности и верности, а внешне – в общительности, желании сотрудничать с другими людьми, постоянно находиться вместе с ними, в особенностях невербального поведения. Хекхаузен определяет аффилиацию как определенный класс социальных взаимодействий, имеющих повседневный и в то же время фундаментальный характер. Содержание таких взаимодействий заключается в общении со знакомыми, малознакомыми и незнакомыми людьми, и такая их поддержка, которая приносит удовлетворение, увлекает и обогащает. В работе врача, отличающейся длительностью и интенсивностью разнообразных социальных контактов, эта черта помогает сохранить живое заинтересованное отношение к пациентам, стремление помогать им и сотрудничать с ними, а также защищает от профессиональных деформаций, равнодушия и формализма, удерживает от такого подхода к больному, когда он начинает рассматриваться как безличное анонимное «тело», часть которого нуждается в терапии.

Кроме того, одним из важных аспектов коммуникативной компетентности является коммуникативная толерантность (как один из аспектов коммуникативной компетентности) – терпимость, снисходительность и др. Коммуникативная толерантность показывает, в какой степени врач переносит субъективно нежелательные, неприемлемые для него индивидуальные особенности пациентов, отрицательные качества, осуждаемые поступки, привычки, чуждые стили поведения и стереотипы мышления. Пациент может вызывать разные чувства, нравиться или не нравиться, может быть приятен или неприятен врачу, но в любом случае психологическая подготовка последнего должна помочь справиться с ситуацией, предотвратить конфликт или возникновение неформальных отношений, когда вместо ролевой структуры «врач – больной» возникают отношения дружбы, психологической близости, зависимости, любви. Коммуникативная компетентность в профессиональной деятельности врача означает умение не только психологически правильно строить отношения с больным, но и способность в процессе этих отношений оставаться в рамках профессиональной роли.

Другая психологическая характеристика, обеспечивающая коммуникативную компетентность врача, – это эмоциональная стабильность, уравновешенность при отсутствии импульсивности, чрезмерной эмоциональной экспрессивности, с сохранением контроля над эмоциональными реакциями и поведением в целом. Эмоциональная стабильность помогает врачу во взаимоотношениях с больными избегать «психологических срывов», конфликтов.

Интенсивные эмоциональные реакции не только разрушают доверие больного, пугают и настораживают его, но и астенизируют, утомляют. Напротив, душевное равновесие врача, его спокойная доброжелательность, эмоциональная стабильность вызывают у пациента чувство надежности, способствуют установлению доверительных отношений. В ситуации болезни, как правило, повышается уровень тревоги, приводящей к усилению эмоциональной неустойчивости, что проявляется в раздражительности, плаксивости, вспыльчивости, агрессивности. В большинстве случаев наблюдается также астения в качестве одной из наиболее распространенных и неспецифических форм психического реагирования на разнообразные внутренние и внешние патогенные факторы: психогенной, травматической, соматогенной и другой природы. Пациенты, часто имеющие нестабильную психику, с их тревожностью, неуверенностью, беспокойством, лабильностью эмоциональных реакций нуждаются в стабилизирующей уверенности врача. Особенно это важно для больных с тяжелыми психическими расстройствами.

Психологической характеристикой, участвующей в формировании коммуникативной компетентности врача, является и сенситивиость к отвержению. Способность воспринимать негативное отношение окружающих, в частности, пациентов, которое может возникать на определенных этапах лечения, предоставляет врачу своеобразную «обратную связь», позволяющую ему корректировать свое поведение во взаимоотношениях с больным. В то же время сенситивность к отвержению не должна быть слишком высокой. В противном случае она способствует снижению самооценки врача, блокирует его аффилиативную потребность и в целом снижает адаптивные и компенсаторные возможности. Высокая чувствительность к негативному отношению со стороны пациента заставляет врача сомневаться в своей профессиональной компетентности. Подобные сомнения, в свою очередь, могут реально отразиться на качестве работы. Неуверенность в собственной профессиональной состоятельности может стать причиной психической травматизации и приводить к эмоциональным расстройствам.

Таким образом, профессиональная деятельность врача связана с разработкой стратегии и тактики терапевтического воздействия и, следовательно, требует умения прогнозировать события, предвосхищая возможные варианты развития заболевания, осложнения, последствия фармакологического лечения. В связи с этим важно наличие у врача такой характеристики, как тревожность, которая влияет на его прогностические возможности, выполняя в зависимости от степени выраженности как адаптивную, так и дезадаптивную роль.

Тревога – это эмоция, направленная в будущее, связанная с прогнозированием, предвосхищением, ожиданием возможных неудач, с формированием соответствующих отношений и установок. Как правило, эмоция тревоги возникает в ситуациях неопределенности и ожидания, обусловленных дефицитом информации и труднопрогнозируемым исходом. Легкая степень тревоги (беспокойство) – обычная реакция на неопределенность, сигнализирующая о возможной опасности и выполняющая в этом случае адаптивную функцию.

Мобилизация под воздействием эмоции тревоги адаптивных, компенсаторных и защитных механизмов позволяет более эффективно противостоять возможной опасности. Тревожность в качестве свойства личности позволяет врачу чутко реагировать на изменения в состоянии пациента и вовремя принимать необходимые меры. Пациентом это воспринимается как понимание со стороны лечащего врача, его не только профессиональная, но и эмоциональная поддержка, что повышает эффективность коммуникации «врач – пациент». Однако интенсивная степень эмоции тревоги (страх, паника, ужас) выполняет по отношению к познавательной деятельности дезорганизующую, разрушающую функцию, парализуя продуктивную работу психических процессов. Интенсивная тревога мешает адекватно оценить ситуацию, определить возможные варианты ее развития и выбрать наиболее правильное при данных обстоятельствах решение. Страх, паника у врача прерывают его коммуникацию с пациентом, разрушают психологический контакт между ними. Тревога врача «передается» больному и дополнительно дезорганизует его.
Под влиянием тревоги могут нарушаться различные функции организма, который реагирует, например, нарушениями сна, снижением аппетита, либо, напротив, его повышением (у некоторых больных в состоянии тревоги возникает булимия) (F50.2). Повышенная тревожность отмечается у многих пациентов, страдающих различными заболеваниями, и ее усиление под влиянием страха, переживаемого врачом, крайне не желательно. В этом случае пациент может почувствовать безнадежность своего состояния, перестает верить в возможность выздоровления. Врачи с высокой личностной тревожностью, склонные реагировать на любые изменения повышением тревоги, обычно малопривлекательны для пациентов, которые предпочитают более стабильных и эмоционально уравновешенных врачей.

Другой характеристикой врача, способной разрушить его коммуникацию с пациентом, может быть депрессивность. Если эмоция тревоги направлена в будущее, то депрессия связана с переживанием прошлого, когда в воображении вновь и вновь возникают образы пережитых конфликтов, психотравмирующих событий. Прошлое представляется сплошной цепью неудач и неприятностей, формируя ощущение безысходности, безнадежности, которое проецируется в будущее. Утрачивается перспектива, жизнь окрашивается переживанием собственной ущербности, неполноценности. Врач, имеющий склонность к депрессивным реакциям, не вызывает доверия пациента. Наблюдая, как лечащий врач на любую, самую незначительную неудачу, неточность, ошибку реагирует чувством вины, больной начинает подозревать его в некомпетентности, перестает ему верить. Погруженный в собственные переживания врач может не заметить улучшения в состоянии пациента, вовремя не поддержать его, подчеркнув симптомы выздоровления и, напротив, «заражает» своего больного тоскливой безнадежностью, разрушая позитивные эффекты проведенной терапии.

Еще одна психологическая характеристика, затрудняющая установление доверительных отношений «врач – пациент» – глубокая интровертированность врача. Интроверсия – термин, введенный в психологию Юнгом, определяется как направленность субъекта на самого себя, обращенность к собственным ощущениям, переживаниям, познавательным конструкциям, по-своему, субъективно интерпретирующим окружающий мир. Интроверт ориентируется на собственные ценности, идеалы, убеждения, моральные и этические нормы. Интровертированная личность, погруженная в свой психологический мир, занятая собой, своими чувствами, идеями, впечатлениями, мало интересуется другими людьми, обнаруживая беспомощность в ситуации, требующей взаимодействия и сотрудничества с окружающими. Как правило, интровертированность сопровождается недостатком интуиции, чуткости, тактичности в межличностных отношениях, низким уровнем эмпатии с недостаточной способностью откликаться на боль и страдание другого, отзываться на беспокойство и тревогу. Эти качества способны снизить коммуникативную компетентность врача, выступая в роли «коммуникативного барьера», препятствующего эффективному общению. Интровертированность, выраженная в значительной степени, затрудняет установление психологического контакта с больным, взаимодействие с ним, не обеспечивает необходимой степени эмоциональной поддержки.

Итак, умение общаться с больными – коммуникативная компетентность врача – искусство, которое начинает формироваться еще в процессе обучения в медицинском вузе, впоследствии в процессе самостоятельного профессионального общения с больными, людьми с различными психологическими качествами, разного возраста, уровня образования, социальной и профессиональной принадлежности. Вначале, на ранних этапах обучения, начиная взаимодействовать с пациентами, будущие врачи часто бессознательно, по механизму подражания, копируют стиль поведения тех врачей-преподавателей, которых особенно уважают, на чье мнение ориентируются, перенимая у них манеру общения с пациентами, особенности невербального поведения (жесты, мимические реакции, позы, манеру сидеть, разговаривая с больным, и пр.), интонации, заимствуют из их словаря ключевые фразы (первую фразу, с которой начинается контакт с пациентом, последнюю фразу с заключительными обобщающими формулировками). По мере накопления опыта профессионального общения молодой врач уже осознанно начинает использовать разнообразные психологические навыки, облегчающие общение с пациентами. Чем больше стаж работы врача, тем больше внимания он уделяет психологическим аспектам диагностического и терапевтического процесса, повышению уровня коммуникативной компетентности, во многом обеспечивающей эффективность профессионального взаимодействия.

ВРАЧ КАК ЛИЧНОСТЬ, ЕГО САМОВОСПИТАНИЕ И САМООБРАЗОВАНИЕ

человек может быть по-настоящему счастлив только тогда, когда любит свою специальность,
увлечен работой и всей душой предан ей, когда чувствует, что он необходим обществу
и его труд приносит пользу людям.

К. И. Скрябин

Ни несомненные достижения мировой медицинской науки, ни феноменальные технические новшества никогда не снизят значения нравственно-этических качеств врача, не заменят его чуткого сердца и доброй души [3, 6, 8—11]. Об этом, конечно, в первую очередь надо знать юношам и девушкам, решившим посвятить себя медицине. Но этот вопрос интересен, несомненно, и тем, у кого за плечами солидная врачебная практика. А встречающиеся нарушения (порой и грубые) медиками этико-деонтологических требований диктуют необходимость серьезного разговора о них. В настоящей статье будут освещены вопросы самовоспитания и самообразования врача как личности и профессионала.

ВРАЧ КАК ЛИЧНОСТЬ

Если суммировать все требования, предъявляемые к врачу,
то положение его можно оценить как труднейшее среди существующих профессий.

А. Д. Очкин

Профессия врача, само собой разумеется, требует всех лучших человеческих качеств. Совершенно справедливо австрийский терапевт и невропатолог Герман Нотнагель утверждал: «Только хороший человек может стать большим врачом». Трудно перечислить весь комплекс качеств хорошего врача и человека. Остановимся хотя бы на важнейших общечеловеческих качествах, без которых, на наш взгляд, врач не может состояться.

Врач, несомненно, должен быть добрым человеком. «Сила врача в его сердце», — гласит народная мудрость. Очень точно о доброте высказался замечательный врач и педагог Януш Корчак: «…добрый человек — это такой человек, который обладает воображением и понимает, каково другому, умеет почувствовать, что другой чувствует». Именно такая доброта должна отличать настоящего врача. Больной лишь только тогда доверится врачу в полной мере, когда почувствует в нем доброго и душевного человека. Равнодушие к людям и их страданиям — качество, несовместимое с благородной профессией врача. Недаром писатель Бруно Ясенский сказал: «Не бойся врагов — в худшем случае они могут тебя убить. Не бойся друзей — в худшем случае они тебя могут предать. Бойся равнодушных — они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия совершается и то, и другое».

Для истинного врача характерно умение сострадать и сопереживать. Чувство искренней жалости, вызываемой чужим горем, и стремление разделить его — могучий двигатель, действенный механизм врачевания, его моральная основа. Важно помнить, что сопереживание, сострадание — не просто тревога за чью-то судьбу, это стремление к активному действию, страстное желание помочь больному. Постоянную готовность помочь, умение сопереживать людям в постигшем их несчастье справедливо считают пропуском в медицину: без этого врач не может состояться.

Важным для врача является постоянное стремление действовать и даже готовность жертвовать собой. О последнем очень категорически высказывался академик И. В. Давыдовский: «Далеко не всякий, кто хочет быть врачом, действительно может им быть: не всякий может жертвовать собой, а в медицине нужны жертвы». Практическое врачевание, особенно в некоторых областях медицины (хирургия, акушерство, неотложная терапия и др.), требует от врача не просто действия, но особой выдержки, самообладания, профессионального мужества [2, 3]. Но идти на риск имеет право только тот врач, который достаточно подготовлен к различным  случайностям и осложнениям, имеет высокие профессиональные знания и умения. Не лишне заметить, что чрезмерная осторожность врача может нанести не меньший вред, чем чрезмерная решительность. По-видимому, правильным будет считать: во врачевании противопоказаны как чрезмерная решительность, так и сверхосторожность.

Врач любой специальности должен понимать болезнь, а еще больше — больного. Он обязан отдавать больному не только всю полноту знаний, но и свои лучшие душевные порывы. Для подлинного врача каждый больной  — всегда новая задача, и лишь ее решение может принести ему удовлетворение, душевное спокойствие и сознание исполненного долга.
С. П. Боткин так писал об этой особенности врачебной работы: «Необходимо иметь призвание к деятельности практического врача, чтобы сохранить душевное равновесие при различных неблагоприятных условиях его жизни…»

Врачу очень нужны трудолюбие, привычка к систематической работе, умение трудиться и организовать свой труд. Врачебная работа весьма трудоемка, и чтобы добиться успеха, необходимо не считаться со временем и отдыхом. Жизнь лучших представителей нашей профессии  — Н. Н. Бурденко, А. А. Богомольца, Н. И. Пирогова, К. И. Скрябина,
А. В. Вишневского, С. С. Юдина, А. Н. Бакулева и др. — являет нам пример самозабвенного трудолюбия. Никогда не следует забывать, что даже талант без труда — ничто. Как часто труженик средних способностей в медицине приносит больше пользы, чем талантливый лентяй. Врачу вверяется самое драгоценное — жизнь, здоровье и благополучие людей. Он несет ответственность не только перед больным и его близкими, но и перед обществом в целом.

Поэтому врач, естественно, не имеет права быть безответственным. Для врача ответственность — не просто качество личности, а основа врачебного характера. А между тем до сих пор  встречаются случаи небрежного отношения к своим обязанностям, стремление снять с себя ответственность за тяжелобольного, непризнание собственных ошибок. Все это несовместимо с высоким званием врача.

К бесспорным и важным врачебным качествам относят и наблюдательность, умение вести наблюдение за состоянием больного. Наблюдение — процесс творческий, и он всегда будет оставаться ценнейшим методом медицины.

Скромность и простота — это также отличительные качества врача. Только честная, непредвзятая самооценка способна защитить его от зазнайства, спеси, гипертрофированного самомнения о своих способностях и умениях, преувеличения своих заслуг. Врачу важно с первых шагов своей деятельности научиться работать не напоказ, не на себя, не в интересах саморекламы и личной карьеры, а для пользы дела, в интересах пациента, общества и здравоохранения.

Конечно, размеры журнальной статьи не позволяют подробно остановиться на всех качествах, необходимых хорошему врачу. Но яркие афоризмы о врачах в какой-то мере могут  восполнить недостающие черты. Великий Авиценна писал: «Врач должен обладать взглядом сокола, руками девушки, мудростью змеи и сердцем льва». Основоположник эпидемиологии в России Данило Самойлович утверждал: «Врачи должны быть милосердными, сочувствующими, услужливыми, любить своего ближнего, как самого себя, не быть ни скупыми,
ни жадными в денежных делах: скупость и жадность — это два порока, позорящие врачей. Словом, чтобы стать врачом, надо быть безукоризненным человеком». Приведем также слова знаменитого московского врача и гуманиста Ф. П. Гааза: «Самые обширные знания, самый тонкий ум, самая глубокая проницательность и то, что придает истинную цену и венчает любое качество человека, добровольное стремление направить все имеющиеся знания и средства на облегчение мук страждущих, возрастающие до способности пожертвовать собой ради этой цели, — вот что должно быть свойственно настоящему врачу». Очень образно и емко требования к врачу выразил М. Я. Мудров: «Врачу необходимо… гуманное отношение к больному, бескорыстие, правдивость, ученость, скромность; трудолюбие, культурность, коллегиальность, участие в общественной жизни, постоянное совершенствование своих знаний и любовь к Родине».

На страницах статьи нами, конечно, создан идеальный портрет врача, к которому следует стремиться каждому, кто посвятил себя служению медицине. Стремление же к идеалу — важнейшая движущая сила самообразования и самовоспитания врача. У известного австрийского ученого Гуго Глязера, автора книги «О мышлении в медицине», можно найти справедливое выражение: «Врачу… приходится значительно труднее, чем думает большинство людей. Он носит в себе идеальный образ врача и изо дня в день борется против обыденной действительности».

 

О САМОВОСПИТАНИИ ВРАЧА

Самовоспитание — это не что-то вспомогательное в воспитании, а его фундамент…

В. А. Сухомлинский

Совершенно очевидно, что далеко не у каждого начинающего врача имеются все необходимые для врачебной профессии качества. Они, несомненно, должны самостоятельно воспитываться годами работы. Врачевание требует постоянной работы, работы над собой как личностью. Самовоспитание — процесс трудный и длительный. Но без него не обойтись тому, кто хочет стать достойным своей эпохи и врачебной профессии. И каждый врач должен быть готов не жалеть для этого сил, труда, всей своей жизни. Если нет такой готовности, то лучше искать другой род занятий. Мы остановимся в основном на воспитании качеств, необходимых врачам всех специальностей.

Очень важным качеством, которое врач должен воспитывать в себе постоянно, является наблюдательность (профессионально-врачебная наблюдательность), позволяющая увидеть, запомнить и по-медицински оценить малейшие изменения в физическом и психическом состоянии человека. Никакие технические достижения медицины не должны заменять внимательного осмотра больного, наблюдения за его мимикой, манерой держаться, особенностями походки, речи, психическим статусом и т. д.

Значение наблюдательности прекрасно подчеркнул знаменитый английский врач Г.  Корриган: «Беда многих врачей состоит не в том, что они не смотрят, а в том, что они не видят».

Какими бы совершенными техническими средствами врач ни располагал, он должен развивать в себе воспринимающие способности органов чувств. С помощью органов чувств начинается для врача процесс проникновения в сущность заболевания, установления характерных симптомов. Прежде всего врачу необходимо учиться видеть, чувственно воспринимать анатомический субстрат глазами живописца, что весьма важно для совершенствования профессионального мастерства клинициста [10, 14].

Любовь к человеку должна быть свойственна врачу не просто как общечеловеческое чувство. Врач должен обладать профессионально развитым, глубоким гуманизмом. Именно воспитание и развитие этого чувства — одна из важнейших и наиболее трудных задач совершенствования и самовоспитания врача.

Необходимость воспитания и развития у врачей клинического мышления ни у кого не вызывает сомнения. Совершенно справедливо утверждают: клиническое мышление — основа лечебной деятельности врача. Можно сказать, что клиническое мышление — эта та интеллектуальная, логическая деятельность, благодаря которой врач находит особенности (признаки), характерные для определенного патологического процесса у конкретного человека. Клиническое мышление необходимо не только для постановки диагноза, но и для обоснования прогноза, назначения лечения, реабилитации и профилактики. Для этого требуется основательный запас знаний, хорошая память, тонкая наблюдательность и большой, осознанный и тщательно проработанный опыт [1, 8, 14, 17]. Обсуждая вопросы клинического мышления, большинство авторов единодушны в том, что особенности объекта познания и специфичность задач врача предъявляют к его интеллектуальной деятельности ряд достаточно определенных требований. Чаще других называют следующие: творческий подход к каждому конкретному больному, целенаправленность врачебной мысли, концентрированность и гибкость мышления, объективность мышления, решительность и самостоятельность действий, соответствие мышления современному уровню медицинской науки, диалектический характер мышления и др.

Даже из поверхностного рассмотрения этого вопроса совершенно очевидно, что для овладения клиническим мышлением врачу надо много работать над собой, постоянно пополнять свои знания, анализировать и обобщать свой врачебный опыт, овладевать основами диалектической и формальной логики, критически относиться к своим успехам и ошибкам, добросовестно исполнять обязанности. В свете сказанного важным в подготовке и самовоспитании врача становится изучение положений и законов логики, обучение умению применять их на практике, опираться на них на всех этапах своей работы. Необходимо, чтобы законы логики «вошли в плоть и кровь каждого врача» [13]. Логика возвышает врача, овладевшего ею, она способствует выработке клинического мышления, овладению и профессией, и искусством врачевания. Хорошо эту мысль выразил выдающийся хирург С. П. Федоров: «Врачу нужно воспитывать в себе логическое мышление, ибо такой врач принесет гораздо больше пользы».

Врачу важно овладеть основами медицинской психологии, уметь определить роль психики в возникновении и течении болезни, хорошо усвоить методы психологического исследования и воздействия. И совершенно справедливо клиницист М. В. Черноруцкий говорил: «Каждый врач, чтобы с успехом выполнять свои высокие и благородные обязанности, должен в какой-то мере быть и психологом, и психотерапевтом».

Особо хотелось бы подчеркнуть важность воспитания в себе чувства нового, инициативности во внедрении достижений медицины в практику, в деятельность своего подразделения и учреждения. Эти качества не только способствуют повышению уровня лечебно-диагностического процесса и росту авторитета лечебно-профилактического учреждения, но и делают врачевание творческим процессом, интересной работой. Чувство нового, инициатива во внедрении передового опыта и в полезной реорганизации работы — ценнейшее и, вероятно, ничем не заменимое качество врача. Его нужно постоянно воспитывать в себе, взращивать, не давать ему ослабеть, притупиться.

Надо констатировать, что из-за недостаточно развитого чувства нового и пассивности основной массы врачей передовые медицинские технологии находят слабое применение в лечебно-профилактических учреждениях, а сотрудники научно-исследовательских институтов испытывают большие трудности при внедрении своих разработок в практическое здравоохранение. Невосприимчивость новшеств чаще всего является следствием недостаточной подготовки врачей, отставания их знаний от уровня развития медицинской науки, нежелания обновлять и совершенствовать знания, а также равнодушия и низкой информационной культуры.

Врач постоянно должен воспитывать в себе способность прогнозирования. Медицинский прогноз — предвидение возникновения, характера развития и исхода заболевания, основанное на знании закономерностей патологических процессов, диагностики и возможностей лечебного воздействия [4, 14]. Врачебный прогноз, зависящий от знаний и опыта врача, его клинического мышления, одинаково важен как для больного и его родственников, так и для самого врача, утверждения его авторитета. Значение прогнозирования хорошо подчеркивает известный афоризм: Bene curat, quibene prospicit («Хорошо лечит тот, кто хорошо предвидит»). Способы и методы прогнозирования в медицине весьма разнообразны, и овладение ими
требует времени, опыта, постоянного анализа и работы с литературой. Вообще-то прогнозирование — самое отсталое дело клинической медицины и особенно нуждается в непрестанном упражнении, продолжении исследований и поисков.

Конечно, врач, являющийся активным пропагандистом санитарии и гигиены, здорового образа жизни, должен быть эталоном как для больных, так и для здоровых. Это подразумевает не только чистоту и опрятность самого врача, но и отказ от курения и злоупотребления алкоголем, систематические занятия физкультурой и спортом, соблюдение гигиенических и диетических правил и т. д. В древнеиндийских медицинских книгах находим такие слова: «Врач, который желает иметь успех в практике, должен быть здоров, опрятен, скромен, терпелив, носить коротко остриженную бороду, старательно вычищенные, обрезанные ногти, белую надушенную благовонием одежду…». Несомненно, врач должен быть живым примером здоровой, красивой и разумной жизни.

Для врача исключительное значение имеет нравственно-этическое воспитание, развитие высших культурных потребностей и хороших манер. Литература и искусство для медика — великий и доступный источник высоких чувств, большой культуры, душевной чуткости, тонкой логики глубоких мыслей и образной речи [9, 15, 16]. Врач, много читающий, интересующийся театром, любящий поэзию и понимающий изобразительное искусство, быстро разовьет в себе психологическую чуткость и тонкость чувств, улучшит свои манеры и культуру речи. Не следует забывать, что плохо и невнятно говорящий, мешковато одетый, неуклюжий и неучтивый врач вызовет у пациента сомнение в его профессиональной компетентности и снизит его психотерапевтический потенциал. В общем, врач должен воспитывать у себя многогранные интересы, что свойственно высококультурному и глубоко интеллигентному человеку. Вот как эту мысль образно выразил замечательный терапевт А. И. Нестеров: «Положение врача у постели больного будет более полезным, если он достаточно осведомлен в области литературы, живописи, архитектуры, драматургии, театра, знаком с классическими музыкальными шедеврами».

Врачу надо постоянно воспитывать и развивать в себе исполнительность, обязательность, педантизм во всем, что касается лечебно-диагностического процесса и больного,  и его родственников и близких. Эти качества не только делают работу врача более плодотворной, организованной, эффективной, но и быстро формируют авторитет врача среди больных и коллег.

Должное внимание в самовоспитании врача следует уделять самокритике. Только человек, обладающий этим качеством, способен видеть себя как бы со стороны, объективно оценивать свои способности, знания, умения и возможности, постоянно замечать и стремиться исправлять неправильные поступки, недочеты в поведении, ошибочные взгляды. По этому поводу выдающийся канадский ученый XX века Ганс Селье справедливо заметил: «Самое мощное препятствие на пути к самосовершенствованию — уверенность в собственной правоте». Преувеличенное представление о своих врачебных
возможностях вдвойне вредно: врача оно лишает стимула к постоянному самосовершенствованию, а больного — достаточно квалифицированной помощи. Самокритика исключительно важна и для борьбы с врачебными ошибками. Врачу не следует бояться признавать свои ошибки и упущения, ибо это один из путей их исправления. О последнем лауреат Нобелевской премии нейрогистолог
С. Кахаль замечал: «…ошибки не бесполезны, если есть искреннее стремление исправить их». Еще более категорично об этом говорил английский писатель и историк Томас Карлейль: «Ничто так не научает, как сознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания».

Можно назвать и еще многие человеческие качества, которые каждый врач должен стремиться воспитывать у себя. В своей совокупности они и составляют нравственную культуру врача и над ее формированием он должен работать постоянно, всю свою жизнь.
Д. И. Писарев неоднократно повторял: «Готовых убеждений нельзя ни выпросить у добрых знакомых, ни купить в книжной лавке. Их надо выработать процессом собственного мышления, которое непременно должно совершаться самостоятельно в вашей собственной голове».

 

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ  И  САМООБРАЗОВАНИЕ ВРАЧЕЙ

Во врачебном искусстве нет врачей, окончивших свою науку.
М. Я. Мудров

 

Без профессиональных знаний одна доброта, одно сострадание не помогут больному человеку, а поэтому пополняющийся запас твердо усвоенных знаний и умений — основа формирования высококвалифицированного специалиста. Еще древние говорили, что без профессиональных знаний и врач слеп. Врач, переставший пополнять свои знания, изучать новое, быстро начинает отставать от современных достижений медицины. Он уже не в состоянии применять новейшие и эффективные методы лечения и диагностики, ибо новости в любой области медицины  появляются ежедневно.

Мышление врача должно соответствовать современному уровню науки. Нужно постоянно стремиться к овладению возможно более полными и точными знаниями, особенно в своей и смежных областях. Важность постоянного пополнения знаний врачами подчеркивают все виднейшие клиницисты. В начале прошлого столетия китайский врач Е. Тяньши писал: «Для того, чтобы быть настоящим врачом, нужно уметь мыслить, нужно много читать и постоянно пополнять свое образование». Несколько позже профессор А. А. Остроумов говорил: «Учиться всю жизнь на пользу обществу —
таково призвание врача».

Важнейшим принципом в приобретении знаний является их непрерывное совершенствование и обновление. Реализации этого принципа как нельзя лучше отвечает периодическое (не реже одного раза в пять лет) обучение на различных циклах в институтах усовершенствования врачей (на факультетах усовершенствования мединститутов). Как правило, здесь созданы оптимальные условия не только для теоретической  подготовки, но и для совершенствования практических умений. На таких циклах врачей также надо учить мыслить, прививать интерес к систематической работе над собой, обновлению знаний и чтению медицинской литературы. К сожалению, эти задачи на кафедрах решаются хуже, чем следовало бы.

При возможных отдельных погрешностях в работе коллективов, занимающихся усовершенствованием врачей, такую форму подготовки и повышения квалификации кадров надо признать большим достижением отечественного здравоохранения. И приходится только удивляться, что ряд врачей республики не стремятся в полной мере использовать ее для повышения своей квалификации. Достойно ли такое отношение к усовершенствованию высокого звания врача, и не является ли оно причиной врачебных ошибок и многих недостатков в медицинском обслуживании населения? Настоящему врачу, любящему свою профессию, должно быть органически присуще стремление к активному накоплению знаний и опыта. Этого же, кстати, требует и принимаемая каждым врачом присяга, гласящая: «…клянусь постоянно совершенствовать свои медицинские познания и врачебное мастерство, способствовать своим трудом развитию медицинской науки и практики…» Думается, что повышение квалификации — не только моральный долг врача, но и общественная необходимость.

Высокого уровня профессиональных знаний нельзя достичь без постоянной самостоятельной подготовки. Значение и суть такого совершенствования хорошо выразил выдающийся клиницист М. В. Черноруцкий, отмечавший, что в практической медицине сущность образования прежде всего состоит в самообразовании. Еще более рельефно эту мысль подчеркивает известный детский хирург С. Я. Долецкий: «Профессионализм — в первую очередь результат перманентного настойчивого образования. Всякого рода курсы, школы, массовые коллективные занятия никак не могут его заменить».

Вне сомнения, работа врача в наше время может быт успешной лишь при систематическом обращении к литературе. «Информационный взрыв», характерный для нынешнего времени, затрудняет постоянную хорошую информированность врача в своей области, что тем более требует активного самообучения и самосовершенствования. «Врача, который не заглядывает в книги и не знает о новостях и достижениях современной медицины, следует остерегаться больше, чем болезни», — афористически заметил известный польский клиницист Т. Келановски [7]. Примечательно, что II Международный деонтологический конгресс в Париже (1967) рекомендовал дополнить клятву Гиппократа единственной фразой: «Клянусь обучаться всю жизнь!».

Врач должен систематически работать с руководствами, новыми монографиями и особенно с периодической литературой — медицинскими журналами. Хорошо, если врач составляет библиографию, ведет записи, к которым возвращается по мере необходимости. Настоящей школой самообучения считается целенаправленное чтение медицинских реферативных журналов. Правда, необходима известная критическая оценка публикуемых в них данных, особенно касающихся методов лечения. «Читать и думать о больном, думать, читая, и вновь возвращаться к больному, от больного к книге и от книги к больному — вот путь самообразования врача, становления его как высококвалифицированного специалиста» [8]. В свете изложенного приходится лишь удивляться, что залы наших медицинских библиотек, даже и при нынешнем дефиците в книжных магазинах медицинской литературы, часто пустуют, а многие уникальные издания остаются невостребованными.

Хорошо, если врач имеет возможность создать собственную библиотеку специальной медицинской литературы. Весьма желательным и важным для самообразования является выписывание и чтение периодических медицинских изданий. К сожалению, данные подписки свидетельствуют о том, что лишь каждый десятый врач получает профессиональный журнал «Здравоохранение Беларуси», в котором публикуется немало интересных работ, ценных рекомендаций, а также много информационных материалов.

Конечно, в чтении и собирании литературы должна быть система. Однако, как показывает наш педагогический опыт, врачи не всегда знают, что следует читать обязательно, а без чего можно обойтись. В этом плане следует вспомнить опыт некоторых отечественных и зарубежных клиницистов, которые в своих руководствах приводят советы-списки по обязательному чтению литературы и по комплектованию домашней медицинской библиотеки [16, 17].

Важный и эффективный путь повышения своей квалификации — приобщение к научно-
исследовательской работе.
В нашу задачу не входит рассмотрение сущности и особенностей научных исследований в области медицины и здравоохранения, и заинтересованных читателей мы отсылаем к соответствующим руководствам и монографиям [2, 5, 12, 17]. Нам же хотелось бы в контексте статьи подчеркнуть лишь несколько моментов.

Во-первых, виды научно-исследовательских работ и формы научных исследований в медицине столь разнообразны, а нерешенных проблем еще так много, что каждый врач всегда может выбрать для себя тему, соответствующую его интересам и подготовке.

Во-вторых, несмотря на обилие научно-
исследовательских тем, практическому врачу лучше и легче всего заниматься научным анализом своей собственной практической деятельности. По мнению П. В. Кожевникова, «анализ собственных материалов — это наиболее доступный для любого врача тип научной деятельности» [5].

В-третьих, научные исследования в медицине теснейшим образом связаны с медицинской практикой, нередко составляют ее суть. Врач в своей практической деятельности часто выступает как исследователь: при первом применении нового лечебного или профилактического средства, при модификации известных методов в связи с индивидуальными особенностями больного или другими обстоятельствами. «Хороший врач — всегда исследователь. Он исследователь, если не в лаборатории, то у постели больного», — говорил известный клиницист В. А. Манассеин.

Научные исследования, в каком бы виде они ни выполнялись, дисциплинируют врача, приучают к постоянной работе с медицинской литературой, развивают клиническое мышление, повышают интеллект, эрудицию и культуру, дают навык свободно и убедительно излагать свои мысли. Все это имеет исключительное значение для выполнения его важнейшей функции — врачевания. Научно-исследовательская работа врача способствует не только повышению его квалификации, но и самоутверждению как специалиста.

Для самообразования и повышения квалификации определенное значение имеет участие врача в работе съездов, конференций, симпозиумов, семинаров, выставок и др. Это позволяет скорее самые передовые технологии и новые методы лечения или диагно­стики внедрять в собственную медицинскую практику.
К сожалению, многие врачи недооценивают этот вид самоусовершенствования — нередко
хорошие научные доклады и оригинальные сообщения делаются при полупустых аудиториях.

Нельзя не затронуть и еще один путь (во многом горький путь) самоусовершенствования — учеба на ошибках. Анализ ошибок считается надежным средством их предупреждения в будущем. Не случайно во многих клинических журналах, особенно общего и хирургического профиля (в том числе и в «Здравоохранении Беларуси»), имеются рубрики, посвященные врачебным ошибкам. Надо внимательно и тщательно изучать такие публикации, что поможет избежать аналогичных ошибок в своей практической деятельности. Однако и собственную ошибку надо стремиться поставить на службу не только личному опыту, но и медицинской науке, коллегам. Для этого надо учиться свои ошибки сознавать, признавать, обнародовать и всесторонне анализировать, быть предельно самокритичным, уметь сомневаться. По тому, как врач относится к ошибкам, многое можно сказать о нем самом. Вслед за академиком Е. А. Вагнером хочется повторить: «Мудрый человек учится на ошибках, сделанных другими, умный — извлекает уроки из собственных ошибок, глупый — свои ошибки отрицает» [2].

Таким образом, для того чтобы стать высокообразованным специалистом, необходимо использовать самые различные способы повышения квалификации и самосовершенствования. Каждый врач должен выбрать для своего профессионального становления те пути, которые доступны и наиболее приемлемы для него, а также соответствуют его интересам, возможностям и способностям. Назрела, очевидно, необходимость в разработке и внедрении тестового контроля для определения уровня профессиональной подготовленности врачей различных специальностей. Это могло бы служить существенным фактором для их постоянного самоусовершенствования.

***

Итак, настоящий врач должен обладать высокими не только профессиональными, но и нравственно-этическими качествами, стремиться к их постоянному воспитанию в себе. Это сложно и трудно, но обязательно. Этого требует присяга врача, естественное стремление каждого здравого человека к идеалу. Мы попытались охарактеризовать важнейшие черты Врача. Естественно, что не все изложенное в статье будет безоговорочно принято. Такая цель нами и не ставилась. Наоборот, более полезны для решения сложных проблем разночтения и разногласия, ибо в столкновении различных мнений чаще всего и рождается истина. Хорошо, если бы по поднятым вопросам высказались руководящие работники Минздрава и управлений здравоохранения, сотрудники НИИ и преподаватели вузов, опытные врачи. Свою задачу автор видел в том, чтобы вызвать дискуссию по этим важнейшим вопросам медицинской этики и деонтологии, а главное призвать каждого врача критически анализировать свою деятельность, полнее осознать всю благородность и ответственность врачебной профессии и побудить к самовоспитанию и самообразованию — элементам формирования истинной врачебной индивидуальности.

Л И Т Е Р А Т У Р А

  1. Билибин А. Ф., Царегородцев Г. И. О клиническом мышлении.— М.: Медицина, 1973.— 168 с.
  2. Вагнер Е. А. Раздумья о врачебном долге.— Пермское кн. изд-во, 1986.— 221 с.
  3. Вагнер Е. А., Росновский А. А., Ягупов П. Д. О самовоспитании врача.— М.: Медицина, 1971.— 151 с.
  4. Василенко В. X. Врачебный прогноз.— Душанбе: Дониш, 1982.— 108 с.
  5. Георгиевский А. С. Методология и методика научно-исследовательской работы в медицине.— Л.: Медицина, 1981.— 256 с.
  6. Грандо А. А. Врачебная этика и медицинская деонтология.— Киев: Вища школа, 1988.— 192 с.
  7. Келановски Т. Пропедевтика медицины.— М.: Медицина, 1968.— 168 с.
  8. Комаров Ф. И., Петленко В. П., Шамов И. А. Философия и нравственная культура врачевания.— Киев: Здоров’я, 1988.— 160 с.
  9. Лещинский Л. А. Деонтология в практике терапевта.— М.: Медицина, 1989.— 208 с.
  10. Матюшин И. Ф., Изуткин А. М. Становление личности врача.— Горький, 1979.— 172 с.
  11. Наумов Л. Б. Легко ли стать врачом?— Ташкент: Медицина, 1983.— 464 с.
  12. Носов С. Д. Вопросы деонтологии в научно-исследовательской работе врача.— М.: Медицина, 1975.— 71 с.
  13. Петленко В. П., Шамов И. А., Сахно А. В. Логика и врачебное искусство.— Махачкала: Дагестанское кн. изд-во, 1988.— 207 с.
  14. Попов А. С., Кондратьев В. Г. Очерки методологии клинического мышления.— Л.: Медицина, 1972.— 183 с.
  15. Сук И. С. Врач как личность.— М.: Медицина, 1984.— 64 с.
  16. Эльштейн Н. В. Диалог о медицине.— Таллин: Валгус, 1983.— 224 с.
  17. Эльштейн Н. Б. Общемедицинские проблемы терапевтической практики. — Таллин: Валгус, 1983.— 248 с.

Опубликовано в журнале «Здравоохранение Беларуси». 1995; 5: 38—42.

Автор(ы): В. С. УЛАЩИК
Медучреждение: Белорусский институт усовершенствования врачей

Личностные черты мед. работника — Студопедия

Поделись  


Медработник всегда должен учитывать, что при встрече с пациентом последний оценивает его личность, так же как он изучает и оценивает психологию особенности пациента.

Черты личности медработника принято делить на три группы: моральные, этические и интеллектуальные.

I. Интеллектуальные качества: эрудированность, наблюдательность, логичность, стремление проникнуть в суть явлений. Для максимальной эффективности медработник должен обладать достаточно широкими знаниями и быть образованным как в области медицины, так и в других областях человеческих знаний. Образование медработника должно быть как можно более полным, глубоким и совершенным.

Однако знания и высокая квалификация врача являются только инструментом, эффективность применения которого зависит от личностных особенностей врача. Само по себе образование окажется недостаточным, если оно не будет постоянно подкрепляться самовоспитанием нравственности, с одной стороны, и неизменным стремлением к продуктивной полезной деятельности – с другой.

II. Моральные качества: сострадательность, доброжелательность, трудолюбие, самоотверженность, нежность, оптимизм, мужество, решительность, принципиальность, ответственность, умение сотрудничать, эмпатия, скромность.

Личность медработника сама по себе способна оказывать терапевтический эффект и повышать эффективность лечебных средств и методов при условии, что врач пользуется у больного и его родственников доверием и авторитетом.

Врач, медработник вызывает доверие у больного, если он гармоничен как личность, уверен и решителен при принятии решений, но не высокомерен.

Важнейшей составляющей в профессиональной деятельности медработника (как и любого другого профессионала, имеющего дело с людьми) является наличие у него эмпатии – способности сопереживать собеседнику, понимать его чувства, потребности, интересы, мотивации поступков. Неспособность к эмпатии и наличие у врача некоторых других неблагоприятных качеств темперамента и характера (повышенная возбудимость, раздражительность, медлительность и т.д.) могут препятствовать установлению доверия между пациентом и медработником.

Одной из важных составляющих авторитета медработника является его личное обаяние, заключающееся в доброжелательности, сердечности, искренности, природной скромности, высоком моральном облике. Известно, что одни и те же лекарства могут иметь разную эффективность при назначении их знаменитым, авторитетным врачом и малоизвестным, молодым (эффект плацебо).


Пациенту важно чувствовать здоровый оптимизм врача, который должен быть разумным, основанным на глубоких знаниях и практическом опыте.

истинное достоинство любого хорошего мед. работника сочетаются со скромностью, они не нуждаются в саморекламе.

Правдивость и честность – важное и необходимое качество мед. работника. Y‌‌| проблемы, связанные с этим качеством, заключаются в необходимости в определенных случаях сообщать как больному, так и его родственникам свои мысли о судьбе больного, в т.ч. и весьма печальной. Кроме того, существует необходимость признавать свои ошибки, недочеты в своей работе.

III. Эстетические качества: аккуратность, опрятность, тяготение к праздничности, непримиримость к серости.

Уже первые впечатления при встрече с мед. работником существенно влияют на формирование у больного доверия к нему – при этом имеют значение многие факторы, начиная с внешнего вида врача, манеры его поведения, культуры общения. Врач должен производить впечатление здорового человека.

Типы среднего медицинского персонала.

Одним из важнейших звеньев лечебного процесса является помощь больному, оказываемая медперсоналом, в первую очередь, медсестрой, наиболее тесно контактирующей с ним в соответствии со своими обязанностями.


Личность медработника, стиль его поведения могут оказывать на больных как позитивное (лечебное), так и негативное (психотравмирующее) действие. Интересная типология медсестер, учитывающая их личностные особенности и отношение к работе, представлена И. Харди в его руководстве «Врач, сестра, больной».

1. Практический тип (рутинер) отличается точностью и строгостью в выполнении своих обязанностей, но упускает из виду самого больного. Механически выполняет свои обязанности (будит больного, чтобы дать ему снотворное).

2. Артистический тип характеризуется стремлением подражать кому-либо и играть заученную роль. Такой мед. работник стремится произвести впечатление на больного, выступая в роли благодетельницы или наставницы, подчеркивая свою значимость или бескорыстие. Неискренность поведения часто обнаруживается больными, что может затруднять формирование доверия.

3. Нервный тип проявляется раздражительностью, частой усталостью, ощущением, что ее труды не ценятся окружающими. Эмоциональное напряжение передается пациентам, которые тоже чувствуют себя неспокойно, опасаются обращаться с какими-либо проблемами. Нередко в таких случаях у медработника обнаруживается невротическое состояние или психотические черты личности.

4. Мужеподобный тип характеризуется крупным телосложением, решительностью, энергичностью, самоуверенностью, бескомпромиссностью. Больные трактуют его поведение как «солдафонское». При высоком интеллекте и хорошем образовании она может стать прекрасным организатором, играя роль старшей медсестры, успешно воспитывать и обучать молодых специалистов. В неблагоприятных условиях проявляется негибкость, прямолинейность, агрессивность и деспотичность по отношению к пациентам.

5. Материнский тип характеризуется пикническим телосложением, душевностью и заботливостью. Работа для него – главная цель и неотъемлемое условие жизни. Забота о больном – жизненное призвание. Сопереживанием к страданиям других, любовью к людям проникнута и его личная жизнь.

6. Тип специалиста – специалисты, работающие, например, электрокардиографе или электроэнцефалографе, обычно преданы своей профессии и иногда испытывают чувство превосходства над обычными мед. работниками.

Идеальный врач и идеальный пациент.

Психологом и психотерапевтом В.А. Ташлыковым были систематизированы качества, которые пациенты наиболее часто включают в «образ идеального врача»:

— ум (78%)

— увлеченность работой (57%)

— внимательность (56%)

— чувство долга, терпеливость, чуткость, интуиция, серьезность, доброта, чувство юмора.

В.А. Ташлыков выделил и описал 4 типа врача, составляющих альтернативные пары: сопереживающий – эмоционально нейтральный; директивный – недирективный.

Сопереживающий врач – отличающийся наличием эмпатии, способности разделять психологические проблема пациента. Эмоционально-нейтральный врач дистанцирован от глубинных переживаний пациента, ориентирован на симптомы болезни и предпочитает технопрактический подход к лечению болезни.

Директивный тип отношений основан на авторитарной позиции врача, являющегося для пациента компетентным руководителем, занимающим активную позицию. Директивный врач не допускает дискуссий с пациентом по поводу диагноза и методов лечения, исключает сомнения в своих профессиональных возможностях, склонен раздражаться в ответ на критику. Недирективный тип отношений основан на принципе партнерства, лечебные установки больному даются не в виде указаний, а косвенно, не игнорируя точку зрения больного.

Наряду с образом «идеального врача» в представлении больного проводилось изучение и образа «идеального пациента» в понимании врачей.

Среди предпочтительных выделены следующие качества:

— малая осведомленность в медицинских вопросах;

— вера и отсутствие сомнения в способностях и умениях лечащего врача;

— готовность беспрекословно выполнять назначения;

— умение кратко и четко излагать проблемы и жалобы;

— отсутствие ипохондрии.

Таким образом, можно говорить о том, что большинство врачей склонны к директивному типу отношения.









Профессия врача — как мерило, которое обязывает соответствовать своему статусу.

Так считали великие люди — «Ингушетия» — интернет-газета

Медицина, как самая распространенная наука на земле, не теряет своей актуальности: люди всегда боролись и будут бороться за свою жизнь и здоровье. Поэтому профессионалы, которые способны обеспечить медицинскую помощь, будут востребованы во все времена.

Как мы знаем, люди, обладающие навыками лечения болезней, всегда были в почете, а история профессии врача берет свое начало с первобытных времен. Ученые доказали, что наши далекие предки проявляли большой интерес к здоровью, умели лечить переломы, накладывали швы на рану, пытались лечить зубы и даже могли делать трепанацию черепа. Проведенные раскопки показали, что врачевание, как отдельный вид деятельности, появилось вскоре после того, как древние люди стали собираться в общины.

Помимо врачевания, прежние медики выступали и в роли жрецов: общались с духами, приносили жертвы, заклинали и т. д. Это объясняется тем, что тогда медицина была тесно связана с духовной жизнью членов племен, поэтому обычно целитель брал на себя еще и функции жреца.

Серьезный вклад в развитие врачебной мысли внесли древнегреческие и древнеримские ученые Гиппократ, Гален и Везалий, которые утверждали, что болезнь — это не наказание за грехи, а сбой в работе организма, вызванный вполне земными, а не мистическими причинами.

Праотцем профессии врача безоговорочно признается великий древнегреческий медик Гиппократ. Именно он начал классифицировать заболевания, основываясь не только на их локализации, но и на причинах возникновения. Гиппократ — знаменитый ученый, с деятельностью которого началось развитие медицины как науки: он первый доказал, что на здоровье человека влияют внешние факторы.

С течением времени медицина как наука все больше развивалась, знания систематизировались. Сегодня профессия доктора, как никогда, является популярной и высокооплачиваемой. Врачи, которые занимаются исследовательской деятельностью, проверяют и внедряют новые препараты и лекарственные средства, разрабатывают методы диагностики и лечения различных болезней.

Правда, современные доктора давным-давно уже не универсалы-цирюльники, которые между бритьем бород удаляли зубы и вправляли вывихи, поэтому дать в двух словах характеристику современной профессии врача крайне затруднительно хотя бы потому, что на сегодняшний день существует более двухсот медицинских специализаций.

Как мы знаем из истории, триста лет назад каждый доктор обладал универсальными характеристиками и брался за лечение любых болезней. Сто лет назад началось деление медицинских работников высшей квалификации по направлениям, но и тогда разновидностей профессии насчитывалось не более десятка.

Сегодня описание профессии врача напрямую зависит от его специализации. Количество таковых перевалило уже за сотню и постепенно растет. Разделение это, как говорят врачи, условное, и в отношении некоторых специалистов сложно определить точную принадлежность. Но, тем не менее, базовые профессии могут делиться на вспомогательные направления, и поэтому сегодня все чаще в клиниках появляются такие сотрудники, как подростковый гинеколог, микрохирург, гирудотерапевт, СКЭНАР-терапевт, гомеопат, репродуктолог, генетик и многие другие.

Все мы в разной степени прибегали к медицинской помощи и знаем, что консультация терапевта — это первое, что требуется пациенту при наличии любого заболевания. Врач-терапевт изначально осматривает больного и назначает лечение сам либо направляет его к другому доктору. Поэтому считается, что профессия врача-терапевта подразумевает изучение причинно-следственной связи механизмов заболевания внутренних органов и целых вспомогательных систем диагностирования, лечения и профилактики. А от компетентности и опыта специалиста в этой области зависит точность диагноза и эффективность назначенного лечения.

Бытует также мнение, что среди огромного разнообразия профилей, первенство большинством голосов отдается одному из четырех основных направлений в медицине — терапевтическому. И в том, что это не просто статистические данные, мы убедились после знакомства с заведующей терапевтическим отделением Джейрахской районной больницы Хадишат Льяновой, которая на протяжении семнадцати лет достойно несет это высокое призвание.

Как мне думается, рассказ про любого медицинского работника стоит начать с описания его трудовой деятельности. Ведь ежедневными обязанностями доктора является принятие решений, от которых зависит жизнь и здоровье людей. Поэтому он должен обладать глубокими теоретическими и практическими знаниями в медицине, чтобы распознать болезнь и поставить правильный диагноз.

«Быть врачом я мечтала с детства, — рассказывает Хадишат Микаиловна. — Мне очень нравились люди в белоснежных халатах, и они мне казались какими-то волшебниками. На куклы и другие мягкие игрушки я надевала белые халаты, ставила им уколы, и все мои детские игры были связаны только с одной тематикой — лечением. Не могу сказать, когда и по какой причине зародилось во мне это желание стать врачом, но исполнением своей мечты я обязана маме, за что я ей очень благодарна сегодня. Именно мама вложила в мое становление много сил и внимания, не говоря уже о финансовой составляющей. Много было от неё и любви и поддержки».

После окончания Малгобекской средней школы № 18 Хадишат Льянова с первой же попытки становится студенткой медицинского факультета Ингушского государственного университета, который она блестяще окончила в 2003 году. Девушка оказалась в списке тех, кто числился в первом выпуске медицинского факультета ИнгГУ, и этим можно было гордиться по праву.
После защиты диплома Хадишат продолжила учебу и прошла интернатуру на базе Малгобекской районной больницы. Здесь она отработала первые десять лет из своего стажа: начав участковым врачом, Хадишат Микаиловна какое-то время заведовала отделением и исполняла обязанности главного врача больницы. Признаться, для молодого доктора это была хорошая возможность приобрести профессиональные навыки и колоссальный опыт работы.

В конце 2013 года высокопрофессионального терапевта приглашают в только что отстроенную Джейрахскую районную больницу, которая крайне нуждалась в опытных специалистах. И совсем уже скоро Хадишат Льянова была утверждена в должности заведующей терапевтическим отделением, куда стекалась основная масса больных, страдающих различными заболеваниями.

«Мы знаем, что становление любого учреждения и укомплектование будущего рабочего коллектива — дело не из легких, — говорит наша героиня. — Особенно это касается лечебных учреждений, где работникам не только внешне нужно соответствовать требованиям времени, но и внутренне они должны быть готовы к любым переменам».

Вспоминая свои первые шаги в медицине и многолетнюю врачебную практику, Хадишат Микаиловна говорит, что когда ей бывает очень тяжело на душе, к ней на ум приходят слова-напутствия одного из своих коллег, сказанные ей много лет назад, и ей сразу же становится легче.

«А дело было вот так, — рассказывает доктор. — После интернатуры во время экзаменов, которые проходили в здании ингушского Минздрава, я заявила комиссии о том, что в целях повышения своей квалификации хочу поехать за пределы республики и учиться дальше. Все одобрительно отозвались на мое сообщение и поддержали меня, но после того, как я вышла из зала, меня догнал один из членов экзаменационной комиссии, который на тот момент являлся главным врачом Малгобекской районной больницы. Его звали Тагир Марзиев. Он был известен среди докторов как очень грамотный, принципиальный и рассудительный специалист.

«Я вижу, что вы, несмотря на юный возраст, человек решительный и целеустремленный, — сказал он мне, — и перед вами открыты большие перспективы, но помните, не всегда бывает так, как мы хотим. Настоящий врач должен спешить лечить и исцелять людей, и чем быстрее вы приступите к этому процессу, тем больше на вашем счету будет спасенных жизней».

После этих слов я словно прозрела, но то, что он сказал мне в конце, заставило меня полностью пересмотреть свои принципы. «Запомните, у вас никогда не будет профессионального удовлетворения, если будете делить своих больных на бедных и богатых», — добавил мой собеседник и заметил, что только лояльное и более заботливое отношение к несостоятельным пациентам будет способствовать тому, чтобы врач сделал себе положительный имидж. По сегодняшний день я помню эти наставления и стараюсь строго следовать им».

Рабочий день заведующей отделением Хадишат Микаиловны Льяновой начинается с 8 часов утра, но очень часто бывает и так, что она сутками находится в больнице. Как старшей по званию, ей приходится восполнять пробелы, если кто-то из работников заболел или находится в отпуске. А учитывая то, что Джейрахская больница находится в районе высокогорья, и многие пациенты очень остро и неодинаково реагируют на перемены климата, постоянно приходится быть в поле досягаемости, пока больные не пройдут акклиматизацию.

Да и вообще нужно сказать, что для Хадишат Микаиловны не существует такого графика работы, когда, отработав положенное время, она со спокойной душой возвращается домой, к мужу и детям, которые её тоже очень ждут. И если даже вне больницы ей позвонит кто-то и скажет, что нужна её помощь, она не раздумывая поедет по указанному адресу и сделает всё, что в её силах для того, чтобы облегчить боль страждущего человека. Поэтому можно с уверенностью сказать, что рабочий день нашей героини продолжается сутками напролет.

«Не могу описать словами, какую радость я испытываю, когда прихожу на работу и знаю, что могу приносить людям пользу, — говорит Хадишат, — а когда я слышу от пациентов искренние слова благодарности, я чувствую себя на седьмом небе от счастья и думаю, что выше этих слов награды для врача быть не может».

Принято считать, что, несмотря на то, что профессия врача является одной из самых почетных и престижных, нельзя выбирать медицинское образование и рассматривать эту отрасль только как стабильный источник дохода из жажды наживы, так как отсутствие интереса к самой профессии не позволит таким расчетливым людям приносить пользу обществу и достигать успехов в работе. Более того, многие социологи приравнивают людей, избравших путь врачевания не ради спасения людей, а ради достижения корыстных целей, к потенциальным преступникам. И нельзя однозначно сказать, что социологи ошибаются в своих суждениях и оценках.

Обсуждая эту тему, Хадишат Микаиловна отметила, что в медицине не должно быть места случайным людям и горе-врачам, которые идут в эту профессию не по призванию, а только потому, что быть врачом престижно, и этого хотят их родители. Также, по её словам, врач — не лучший выбор профессии для эмоционально неустойчивых, неуверенных в себе личностей.

Кроме прочего, чтобы стать врачом и уважаемым специалистом, надо обладать альтруистическими наклонностями. Ведь потребность в медицинской помощи не подчиняется строгому графику — часто приходится жертвовать личным временем и планами.

«Доктор должен быть спокойным, даже немного отстраненным и эгоцентричным, потому как такие черты характера позволяют работникам заниматься медицинской проблемой, не тратя времени впустую, — говорит Хадишат. — Особенно важно сохранять спокойствие и быть сдержанным во время возникновения каких-то стрессовых ситуаций, когда доктор должен уметь быстро находить правильное решение и контролировать ход событий. Поэтому, когда мне студенты-интерны задают вопрос: «Каким должен быть настоящий врач», я отвечаю, что в первую очередь врач должен обладать такими качествами, как неравнодушие, честность, терпение и стрессоустойчивость.

Также врач должен иметь желание помогать людям и с любовью относиться к своей профессии. Это вполне рядовые характерные личностные качества, необходимые для того, чтобы стать профессионалом в своей сфере. Хорошо, если их дополнят такие черты характера, как умение ладить с людьми, тактичность, чтобы не усугублять и без того сложное положение больного, а также аналитический склад ума, отличная память и работоспособность».
Несомненно, как говорит наша героиня, прежде всего врач должен обладать терпимостью, выдержкой, способностью анализировать ситуацию без лишних эмоций, зажать свое «я» в определенные рамки в общении с больными, а также быть мудрым. Хотя все мы живые люди и прекрасно понимаем, что не всегда «клиент бывает прав». Касается это и определенной категории больных, которые в медицинской практике получили название «трудные» больные. Несмотря на старания врача, они иногда могут так завести, что оставаться спокойным бывает очень сложно. Но врач должен быть выше этого. Как сказал один известный политический деятель, у медика должна быть холодная голова и горячие руки (деятельные, активные в смысле).

«Так называемые «трудные» больные встречаются и на моем пути, — признается Хадишат, — но если я чувствую, что они нуждаются во мне, я обязательно их выслушаю и успокою. Благо, мне это удается легко. Но если я вижу, что это просто каприз или потребительское, неуважительное отношение ко мне как к врачу, тогда я тактично даю понять, что вести себя таким неподобающим образом просто не следует.

Да, я понимаю, больные люди по своей психологической и эмоциональной сути могут вести себя довольно странно и выглядеть не совсем нормальными, ведь болезнь, в какой бы форме она ни проявлялась, бьет, в том числе, и по психике человека, и у него, естественно, меняется поведение».

Как рассказывает доктор, за годы практики у врача нарабатывается определенный опыт ведения беседы с разными типами людей, что также является немаловажным условием для получения хороших отзывов со стороны. Вполне закономерно, что независимо от уровня интеллекта пациента, врачу необходимо понимать, на что он жалуется, чтобы правильно представить картину болезни. Это нужно и потому, что многие пациенты бывают очень скованны и неохотно рассказывают о своих проблемах, желая скорее получить назначение и закончить беседу.

«В таких случаях я стараюсь говорить с больными на более абстрактные темы, которые могли бы отвлечь их от дурных мыслей, — говорит Хадишат, — ведь если человек закомплексует в себе всю свою боль и всё время будет думать только о болезни, он не сможет достичь желаемых результатов. Не зря же ведь говорят, что словом можно и убить, и исцелить!

А вообще я думаю, что человек, который однажды надел на себя белый халат и имеет звание медицинского работника, должен быть готовым к любым обстоятельствам и обладать высокой степенью милосердия, чтобы научиться лечить не только словом, но и душой. И это касается не только врачей, но и младших медицинских работников: та же санитарка, которая идет в палату мыть полы, должна быть более чем тактичной и внимательной к нуждам больных.

А что касается лечащего врача, то необходимо помнить и знать, что пациента обмануть не так-то просто: он обязательно почувствует, как относится к нему врач, и если доктор не будет располагать его к себе, то вряд ли с таким больным можно будет найти общий язык. А это очень важный момент. Другими словами, само отношение врача и пациента друг к другу дает почти стопроцентную гарантию лечения. Особенно это касается больных, которые имеют много сопутствующих заболеваний, но, как правило, все они на первом этапе должны пройти осмотр терапевта, который и определяет их дальнейший путь лечения».
Говоря о плюсах и минусах врачебной деятельности, Хадишат Микаиловна отметила, что споры по этому поводу не утихают до сих пор. По словам доктора, это объясняется тем, что большинство из них субъективны и даже индивидуальны.

«Дело в том, что при наличии четко поставленных целей, продуманном подходе к получению образования и ответственном отношении к работе негативные моменты можно минимизировать, а позитивные — преумножить, — уверенно говорит Хадишат Микаиловна, — тем более что положительных сторон в профессии врача намного больше, чем отрицательных.

Например, дипломированные специалисты без труда могут устроиться на работу по направлению, причем, чем выше квалификация и внушительнее опыт, тем лучше место может себе подобрать доктор. Также нельзя забывать о том, что медицина — одна из немногих областей, в которых можно работать практически в любом возрасте, не говоря о том, какое моральное удовлетворение получает врач от ощущения того, что оказал людям помощь, спас их жизни, которое для многих соискателей становятся определяющим моментом.

Я уже не говорю о социальных льготах медиков: они выходят на пенсию раньше и получают ее в увеличенном объеме, а также о возможностях карьерного роста врача, когда он при наличии знаний, трудолюбия и опыта работы способен достичь значительных высот, причем варианты развития карьеры есть разные. А какой престиж имеет эта профессия, не говоря об уважении окружающих!»

Перечисляя минусы профессии врача, которые, к сожалению, также встречаются в медицинской практике, в первую очередь необходимо отметить высокую степень ответственности этой работы. Ведь ошибка, допущенная медработником, может стоить пациенту здоровья или жизни.

Здесь стоит учитывать и то, что зачастую решения приходится принимать настолько быстро, что не бывает возможности трезво оценить и проанализировать всю имеющуюся информацию. А простая халатность медработника, нарушение им этических норм могут даже стать причиной административного или уголовного преследования.

«Конечно, минусов у врачебной практики тоже немало, — говорит Хадишат. — Наверное, поэтому не каждый человек, решивший стать врачом, способен справиться с повышенными умственными и физическими нагрузками, которые начинаются уже в период обучения.

Помимо прочего, как мы знаем, профессия врача не всегда безопасна. Нередко ее представителям приходится общаться с неадекватными людьми, оказывать помощь в условиях, представляющих опасность для самого доктора, не говоря уже о том, что медработник должен быть готов к ненормированному рабочему дню, сильным психофизиологическим нагрузкам, обусловленным постоянным эмоциональным напряжением и так далее. Также не всегда врачи работают в комфортных условиях в пределах своего кабинета: возможны выезды на дом или на места чрезвычайных ситуаций.

Именно поэтому необходимо учитывать, что данная специальность имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Я это говорю для будущих специалистов в области медицины, которые должны осознавать, с какими проблемами они могут столкнуться при выполнении своих прямых профессиональных обязательств».

К минусовой стороне вопроса наша собеседница отнесла и тот факт, когда качество медицинского обслуживания населению не всегда соответствует требованиям времени. Несмотря на то, что это не зависит от врача, а тем более — качество диагностического обслуживания больных, Хадишат Микаиловна выразила надежду, что когда-нибудь у нас, в республике тоже будет должным образом налажена медицинская сеть.

«К сожалению, ресурсы, которыми на сегодняшний день располагают многие республиканские медицинские учреждения, в том числе и наша Джейрахская больница, не всегда позволяют медицинским работникам максимально полно проводить диагностику, — говорит доктор, — и такое положение дел зависит не только от местных властей. Поэтому получается так, что мы в большинстве случаев вынуждены бываем отправлять больных в другие учреждения или частные платные клиники, чтобы они прошли полное обследование и принесли нам результаты анализов. А в идеале должно было быть так: пришел человек в больницу, обследовался полностью и получил весь комплекс медикаментозного лечения.

Порою оттого что мы на местах не всегда бываем в состоянии вести больного от начала до конца, у меня случаются моменты, когда меня покидает уверенность в завтрашнем дне. Но это происходит не потому, что я сомневаюсь в себе и своих желаниях помочь человеку, а потому, что знаю, что из-за отсутствия необходимого базового обеспечения я не смогу провести должную манипуляцию. Но когда больные снова приходят ко мне с результатами обследования на руках, и я назначаю им правильное и грамотное лечение, у меня становится спокойнее на душе. И это меня стимулирует».

Наша героиня выразила свое мнение и по поводу появления новых специализаций в медицине и сказала, что это хороший плюс для населения, ведь чем больше будет направлений в медицине, тем здоровее будет наше общество.

По последним данным статистических исследований, современное человечество сейчас находится на том уровне, когда новорожденные дети уже появляются на свет с кучей разных болезней. Поэтому первое, что необходимо соблюдать для сохранения здоровья, это элементарные санитарные меры и гигиенические требования, которые способны оберегать людей от различных негативов. Особенно эти требования стали актуальны сегодня, когда нас окружают новые вирусные заболевания. А мы знаем, как большинство из нас халатно относится к этому: после посещения многолюдных мест и общественного транспорта мы зачастую забываем мыть руки, позволяем детям есть немытые фрукты и сами не прочь питаться фаст-фудом, приготовленным неизвестно где и неизвестно кем.

«Да, действительно, сомнительное питание — это бич современного общества, — соглашается с нами доктор. — То же самое можно сказать и о генно-модифицированных продуктах и всяких газированных напитках, которые очень плохо влияют на наш организм. Но, несмотря на это, пища быстрого приготовления очень популярна среди молодежи. Получается, что мы сами своими руками губим свое здоровье, а потом удивляемся: а почему у людей нынче такой слабый иммунитет? Поэтому я хотела бы, чтобы наше население в первую очередь обратило внимание на здоровую пищу. Ведь все наши болячки — это последствия образа нашей жизни».

Ни для кого не секрет, что Джейрахская районная больница, которая располагается в живописнейшем месте, пользуется неизменным спросом не только у жителей района, но и у всего населения нашей республики. Учреждение было открыто семь лет назад, и за это время через эту лечебницу прошли более 700 тысяч пациентов. Сюда также приезжают лечиться люди из близлежащих республик Северного Кавказа. Чистый горных воздух, родниковая вода и другие благоприятные природные факторы способствуют улучшению здоровья больных, которые получают здесь широкий спектр медицинского обслуживания. Три действующих на данный момент отделения — неврология, терапия и гинекология совместно с районной поликлиникой продолжают принимать и лечить больных по медицинскому полису.

Большой и дружный медперсонал лечебного учреждения оказывает услуги на лабораторную диагностику, ЭКГ, УЗИ, рентген, а также проводит физиотерапию и грязелечение с применением тамбуканской грязи. Есть здесь и кабинеты массажа, зал ЛФК, где имеется инструктор по лечебной физкультуре.

В данный момент в стенах Джейрахской больницы проходят лечение и те, кто переболел в этом году новой коронавирусной инфекцией, и здесь на фоне чистого горного воздуха у них намного быстрее улучшается состояние здоровья. Помимо основного лечения, такие больные получают здесь дополнительные физические нагрузки в виде дыхательной гимнастики и проходят полную реабилитацию после перенесенного тяжелого недуга.

В начале марта, когда весь мир всколыхнула эта невидимая вирусная атака, врачи Джейрахской больницы поняли, что обойти эту проблему стороной им не удастся. И вскоре к ним начали поступать первые больные с подтверждениями на КОВИД-19. По словам врачей, больных с симптомами нового вируса было достаточно много, причем эта лечебница принимала не только жителей района, но и больных из других сёл и городов республики.

«В этот сложный период мы сутками не уходили домой, — вспоминает Хадишат Микаиловна. — Люди поступали к нам с высокой температурой, симптомами ОРВИ, кашлем, интоксикацией. Больные очень тяжело воспринимали нас в необычных одеяниях и говорили, что от такого вида врачей им становится ещё хуже. А вы даже представить себе не можете, каково было нам сутками напролет находиться в этих защитных костюмах и работать без отдыха! Поэтому очень часто на свой страх и риск, уповая на милость Аллаха, я шла к больному в обычном белом халате, чтобы не спугнуть его ещё больше. Ведь увидев врачей в этих скафандрах, и без того панически настроенные больные чисто психологически начинали себя угнетать и думать, что они уже не выживут».

Хадишат Льянова рассказывает, как она и её коллеги каждого больного пропускали через свою душу, и как у них от безысходности часто опускались руки: особенно тяжело было вначале, когда ещё не было установлено стандартное лечение от КОВИД-19, и врачи не знали, с какой стороны подойти к этой болезни и что делать в первую очередь.

Нелегче было медикам и вне больницы, ведь они вынуждены были изолировать себя от членов своих семей ради их же безопасности. Поэтому было очень тяжело чисто эмоционально, не говоря уже о физических нагрузках.

Всем миром побороть эту эпидемию, за исключением небольших потерь, врачам Джейрахской больницы удалось благодаря налаженной работе административной и лечебной части во главе с главным врачом ДРБ Гадаборшевым Магомедом Беслановичем, который на протяжении многих лет уделяет огромное внимание самосовершенствованию знаний и профессиональных навыков своих сотрудников и предпринимает меры по улучшению технической базы на вверенном ему участке. Главврач больницы с уважением относится к своему персоналу и старается не забывать, что для врачей, особенно для женщин, погода в доме — самый главный показатель благополучия.
Близкие знакомые и родственники Хадишат Микаиловны утверждают, что она не только умный и грамотный руководитель, но и заботливая жена и мать четверых детей. Рассказывая о своей семье, Хадишат упомянула о том, что без помощи и поддержки мужа она не добилась бы того, что имеет сейчас: любимая работа, уважение в обществе и хороший карьерный рост. По её словам, за 18 лет замужества у неё не было серьезного повода усомниться в своем избраннике, за что она безмерно благодарна своему мужу. Будучи уже семейным человеком с маленькими детьми на руках, Хадишат Микаиловна выезжала за пределы республики на курсы повышения квалификации и была спокойна за свою семью, потому что дома находился надежный тыл, и она чувствовала себя как за каменной стеной.

Очень лестно отозвалась наша собеседница и о своем коллективе, и было видно, что она ценит каждого сотрудника и заботится о своих коллегах, как самый прилежный и внимательный руководитель.

«Коллектив в терапевтическом отделении собрался замечательный, — утверждает она. — У меня прекрасный медперсонал, заботливые сестрички и очень ответственные врачи. Поэтому мы, как одна семья, стоим на страже здоровья людей, и заботимся друг о друге, поддерживаем в тяжелую минуту. И в горе, и в радости мы вместе. Я чувствую их любовь ко мне, и это меня стимулирует больше всего. О чем бы я ни попросила их, даже если это не входит в перечень трудовых обязанностей, они всегда готовы выполнять мои поручения. И за это я хочу сказать им большое спасибо».

По высказываниям многих коллег нашей героини, Хадишат Микаиловна является человеком открытым и уравновешенным. А ещё она очень принципиальная, несмотря на свой весьма доверчивый характер. Но, несмотря на это, заставить её переступить через свои принципы ещё никому не удавалось. Правда, в то же время она старается быть мягкой и прямолинейной, что не всегда воспринимается на ура. Учитывая то, что у врачей иное, особое отношение к людям, нежели, например, у педагогов или военных, в деловых дискуссиях ей часто приходится быть психологом, видимо, профессия накладывает определенный отпечаток.

«Понимаете, иногда я думаю, что со временем у меня появились свойства рентгеновского аппарата, — шутя говорит Хадишат. — Не то, чтобы я вижу людей насквозь, но все же могу понять, что за человек стоит передо мной, почему он поступает так, а не иначе. К тому же, не так и сложно определить по внешности, какой у человека характер, что его беспокоит».

Поговаривают, что медики по своей натуре жесткие прагматики-материалисты. Это очень хорошо показано на примере Базарова в книге «Отцы и дети», хотя и немного гипертрофированно. Врачи — это естествоиспытатели, те, кто постоянно связан с чужой болью, кровью и другими неприятными вещами. Поэтому они поневоле становятся жесткими по характеру — иначе не выдержат такой напряженной работы.

А как мне кажется, хорошо было бы каждому врачу попросить благословение от Всевышнего, ведь медики вынуждены порой даже очень серьезно воздействовать на человека, который подвластен только Богу, проникать внутрь его, чтобы тот непременно выздоровел. Другими словами, врачи несут в себе самую благородную миссию на земле и люди им доверяют самое дорогое, что у них есть.

«Вы совершенно правы в том плане, что профессия врача считается даром Божьим, — говорит доктор. — И если кого-то Всевышний наделил полномочиями влезать в чужую жизнь и облегчать её страдания, то надо знать цену такой уникальной возможности и достойно представлять себя на этом поприще. Больше должно быть милосердия. Тогда и любые болезни можно будет вылечить и победить. Также нужно помнить, что пациент приходит к тебе с разбитой душой и надеется, что именно здесь ему помогут. А что может быть лучше, чем оказаться на месте спасителя человеческих душ? Тем более сейчас, когда медицина шагнула далеко вперед, и у врачей появилась масса возможностей и ресурсов сделать свою работу на высокопрофессиональном уровне. Я понимаю, что это нелегко, но если вы вступили на этот трудный и извилистый путь, желательно, чтобы никакие другие дела личного характера, будь то домашние проблемы или что-то ещё, не отвлекали вас. Это я сейчас как-бы напутствия даю будущим медикам, в руках которых находится здоровье будущих поколений».

Как мы знаем, немаловажную роль в деятельности медицинских работников играет и врачебная этика — часть общей этики, рассматривающая вопросы нравственного поведения человека. Сюда входит не только поведение врача в медицинском учреждении, но и вообще в жизни, обществе. Здесь и мораль, и этика, и психология. Не зря же ведь считается, что именно соблюдение этических норм, кроме обязательных личных качеств и умений, стали причиной уважения к докторам. Да и любые другие специальности, связанные с общением с людьми, по большому счету требуют теории и практики. А студенты (будущие врачи, педагоги, журналисты и т. д.) просто обязаны изучать взаимоотношения людей между собой, а также знать этику, чтобы потом следовать ей по жизни.

Обсуждая эти и другие темы с доктором, мы пришли к выводу, что Хадишат Микаиловна является очень позитивным человеком и интересным собеседником. Поэтому поговорили мы с ней и о будущих планах, а также постарались разобраться, что такое мечта, и что необходимо сделать, чтобы желания людей осуществлялись.

«Лично я мечтаю о многом, — призналась она. — Но самой сокровенной моей мечтой является желание сделать жизнь нашей республики лучше и краше с каждым днем: чтобы в каждом ингушском доме царили мир, любовь и взаимопонимание. Вы же знаете, как больно и страшно смотреть на то, как во многих странах люди притесняют друг друга, гибнут ни в чем неповинные люди, особенно страдают дети, женщины и беспомощные старики. А так не должно быть. Кроме этого, при отсутствии надлежащего качества жизни на земле, ни о какой цивилизации не может быть и речи.

А если говорить о более приземленном, то я хотела бы превратить нашу больницу в жемчужину гор! Звучит, может быть, и банально, но вы посмотрите, какая красота окружает нас! А как мы знаем, давно уже доказано, что приятный эстетический вид во взаимодействии с консервативными методами лечения имеет большой психологический фактор: люди, находящиеся в местах, где цивилизация находится в гармонии с природной красотой, намного быстрее и эффективнее поддаются лечению и не выглядят такими подавленными».

К концу нашей беседы мы также узнали о том, что Хадишат, как и любая женщина, в свободное время любит готовить для семьи и потчевать их необычными блюдами. Благо сейчас в интернете можно найти много разных рецептов, и для тех, кто интересуется кулинарией, есть много возможностей устроить у себя на кухне ужин не хуже чем в ресторане.

Как признается Хадишат Микаиловна, она и без всякого повода старается баловать свою семью, и в свободное от работы время уделяет больше внимания детям: разговаривает с ними по душам, выслушивает их подростковые проблемы, а также говорит с ними на равных, ведь у современных детей можно многому поучиться даже будучи взрослым.

Несомненно, профессия врача — одна из самых древних и самых нужных. В любое время года, в любой точке мира, любому человеку практически ежедневно может понадобиться врачебная помощь. И какой она будет, зависит от человека, который однажды дал клятву Гиппократа и следует данному слову до конца своих дней. Пожелаем же нашим врачам удачи в борьбе с недугами и нескончаемой любви ко всему прекрасному на земле.

Что такое структура личности в психологии, из каких элементов она состоит и какими характеристиками обладает

26 июля 2022

26.07

6 минут

6 мин.

27127

34

1

Обновлено: 27 июля 2022

Обновлено 27.07

Человек становится личностью только в процессе своей жизни. На ее становление оказывают влияние черты характера, личный опыт, социум и другие факторы.

Психологи давно изучают личность человека и ее основные компоненты. Из этой статьи вы узнаете, из каких элементов состоит структура личности человека, что входит в это понятие, а также разберем уровни развития человека и типы личности.

Содержание статьи

  1. Что такое личность
  2. Уровни структуры личности
  3. Строение личности
  4. Типы развития личности
  5. Частые вопросы
  6. Заключение эксперта

Что такое личность

Личность в психологии — это сочетание психологических, социальных и персональных характеристик и свойств человека, которые образуют индивидуальность.

Определение личности включает в себя набор социальных ролей привычек, знаний, внутренних качеств и других социально важных элементов, которые отличают одного индивида от другого.

Обобщенная оценка личности состоит из умения индивида контролировать свои поступки, брать на себя ответственность, взаимодействовать с окружающими, способности обучаться, сопереживать, быть активным и идти на контакт.

Уровни структуры личности

В психологии приводится такое общее понятие структуры личности — это сложная и многогранная связь различных компонентов, которые можно отнести к социальным, биологическим и психологическим сферам.

Существует разделение на уровни развития личности:

Структура развития

Характеристика

Низший уровень

Половые свойства психики — врожденная или возрастная способность испытывать влечение

Второй уровень

К развитию добавляются индивидуальные врожденные особенности — свойства памяти, мышления, ощущения

Третий уровень

На этом уровне субъект приобретает опыт, знания, формирует привычки, развивает свои умения и навыки

Высший уровень

Человек развивается и самореализуется, проявляет свои желания, цели, стремления и убеждения, формирует свою самооценку

В процессе становления личности каждый индивид «набирает» свои структурные элементы и на каждом уровне все индивиды различаются по умениям, ценностям, особенностям характера и т. д.

Пример

Психология знает много примеров, когда дети, оторванные от социума, или воспитанные в нечеловеческих условиях, вырастая, оставались на низшем уровне развития, по сути, являясь просто представителем человеческого рода (как биологического вида), но не личностью.

Строение личности

Как мы уже сказали, в понятие личность входит много составляющих, основу которых составляют психологические, биологические и социальные свойства.

Чтобы иметь полное представление обо всех составляющих элементах структуры, опишем каждое свойство кратко:

Свойства структуры личности

Какие характеристики включены в структуру

Психологические

Темперамент

Характер

Способности

Направленность

Эмоции

Мотивация

Биологические

Память

Инстинкты

Внимание

Задатки

Социальные

Нравственные установки

Потребности

Интересы

Привычки

Умения

Навыки

Далее мы подробнее опишем психологическую структуру личности. Именно психические процессы, состояния и их взаимодействие — важнейшие элементы, которые составляют структуру индивида.

1. Темперамент — это набор свойств, которые характеризуют поведение индивида в разных условиях.

    В зависимости от динамики психических процессов, то есть от того, как быстро человек реагирует на происходящие события, принято выделять следующие виды темперамента:

    • меланхолический (люди это типа обладают небольшим запасом энергии, который быстро тратят и нуждаются в частом отдыхе в одиночестве)
    • холерический (такие люди обладают вспыльчивым характером, достаточным запасом энергии, чтобы быстро отреагировать на какое-либо действие, они также быстро успокаиваются)
    • сангвинический (для этой структуры характерен большой запас энергии, они легко сходятся с остальными людьми, отдых предпочитают в компании, а не в одиночестве)
    • флегматический (эта структурная единица характеризуется следующими особенностями: люди тяжело приспосабливаются к различным изменениям, реагируют на происходящие события медленно, долго восстанавливают запас энергии)

    2. Характер — важный компонент структуры личности. К характеру относится такие свойства как доброта, эмпатия, забота, искренность, смелость, бережливость, ответственность и прочие. Каждый из нас обладает индивидуальной совокупностью черт характера. Если какая-либо отрицательная черта характера проявляется чрезмерно сильно, то врачи могут диагностировать психическое заболевание.

      «Рождаясь человек не становится личностью. Только под влиянием социума и общества, а также в процессе обучения и накопления опыта индивид может стать полноценной личностью.»

      3. Способности — задатки к определенному виду деятельности, работе, увлечениям. Чтобы добиться успеха, способности надо развивать.

       4. Направленность — совокупность мотивов и склонностей индивида, определяющая его поведение. 

      5. Эмоциональность — способность выражать свое отношение к происходящему, реагировать на что-либо, радоваться, переживать, сочувствовать и т. д.

      6. Мотивация отвечает за активность и поведение субекта. На мотивацию влияют следующие факторы: нужда (потребность, необходимость), намерение, стимул.

        Этот структурный список неполный, в разное время разные психологи выдвигали свои теории и пытались разобрать понятие и структуру личности — вы можете встретить другие характеристики, которые будут дополнять приведенный перечень.

        Важно! Человек не может влиять только на собственный темперамент — он врожденный, а что касается остальных характеристик, то они могут меняться в течение жизни. Свои способности, например, индивид развивает регулярно, а мотивация может зависеть от многих факторов, которые также могут меняться.

        Типы развития личности

        Содержание структуры личности мы рассказали, осталось добавить только два важных типа развития личности, которые в большей или меньшей степени присущи каждому индивиду.

        1. Экстраверсия. Люди-экстраверты активны, жизнерадостны, эмоциональны, им нужны другие люди (они не любят одиночества), часто действуют импульсивно, быстро, не раздумывая. Быстро приспосабливаются к изменениям, легко знакомятся, общаются, не чувствуют страха при взаимодействии с другими людьми.
        2. Интроверсия. Люди-интроверты скорее одиночки, не любят толпы, комфортно себя чувствуют только в окружении близких людей. Принимают решение взвешенно, просчитывая все варианты, контролируют свои эмоции, к импульсивности не склонны, умело избегают конфронтаций, чувствуют потребность в безопасности, усидчивы, внимательны и сконцентрированы.

        Запишитесь на онлайн-консультацию, если вы хотите узнать больше о своем типе личности, разобраться со своим характером, развить некоторые черты и особенности. Наши психологии по телефону ответят на все ваши вопросы про структуру личности, расскажут, как повысить самооценку, научиться контролировать свои эмоции, определить цели и желания и научится слышать свои потребности.

        Частые вопросы

        Что такое социально-психологическая структура личности?

        +

        Это совокупность определенных элементов (биологических, психологических и социальных), особенности их развития и взаимодействия. Сюда входит и темперамент, характер, навыки, способности и пр.

        Чем личность отличается от человека?

        +

        Человек — это общее «безликое» понятие без уточнения его персональных качеств. А личность — это более персональное понятие, оно характеризует индивидуальные качества, определенный жизненный опыт, врожденные и приобретенные навыки, умения и способности.

        Из скольких структур состоит личность по теории Платонова?

        +

        Советский психолог К. К. Платонов утверждал, что личность образуют 4 подструктуры психологической структуры: направленность, опыт, личностные и биологические особенности.

        Какие бывают типы человека?

        +

        Всех людей принято делить на интровертов и экстравертов. Это два противоположных типа. Экстраверт нуждается в обществе, в признании, во внимании со стороны, принимает импульсивные решения, действует энергично. А интроверт комфортно себя чувствует в одиночестве, ему не нужно общество и внимание других людей. Он действует размеренно, прежде чем принять решение тщательно все анализирует.

        Заключение эксперта

        Многие люди сейчас стали интересоваться психологией, этот интерес вызван желанием познать себя, наладить отношение с окружающими, научится контролировать свои эмоции и уменьшить уровень стресса. Понимание структуры личности дает не только комфортное общение между людьми, но и душевный комфорт, гармоничное развитие и познание окружающего мира. Специалисты продолжают исследовать структуру личности человека и его взаимодействие в социальных группах. Индивид в процессе эволюции менял не только свою внешность, но и свой характер, направленность, эмоциональность и способности, а значит, эти изменения нужно понимать.

        Публикуем только проверенную информацию

        Автор статьи

        Монахова Альбина Петровна клинический психолог

        Стаж 17 лет

        Консультаций 1439

        Статей 224

        Специалист в области клинической психологии. Помощь в поиске инструментов для самореализации, проработка убеждений, страхов и тревог. Работа с самоотношением, внутренними границами, понимание взаимодействия с социумом через осознанные личностные изменения.

        • 2007 — 2008 год МУЗ Детская поликлиника №4 — педагог психолог
        • 2008 — 2009 ООО Здоровая страна — клинический психолог
        • 2009 — 2021 год Республиканский наркологический диспансер — психолог
        • 2012 — 2013 год Профессиональная медицина — психолог
        • 2013 — 2015 год ООО Возрождение — психолог
        • 2019 по настоящее время ООО Теледоктор24 — психолог

        Источники

        1. … Ш. Тейлор, Л. Пипло, Д. Сирс Социальная психология — Питер, 2004
        2. . .. О. Л. Резепина Структура и формирование личности (Психолого-педагогические особенности) — Когито-Центр, 2022
        3. … Личностный потенциал. Структура и диагностика под ред. Д. А. Леонтьева — НПФ Смысл, 2013

        Поделиться:

        Категория: Психология

        Про здоровье Беременность и роды Про детей ЗОЖ Психология Неврология Гастроэнтерология Уход за собой Лекарства и БАД

        Предыдущая статья

        Бульбарный синдром

        Следующая статья

        Цистицеркоз головного мозга

        Другие статьи по теме

        Черепенько Людмила Викентьевна

        03. 01

        Что такое гипогликемия и почему она…

        Про здоровье

        Агишев Дамир Адгемович

        21.06

        Почему трясутся руки

        Неврология

        Агишев Дамир Адгемович

        03.08

        Миелит

        Неврология

        ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Акцентуированные личности››

        АКЦЕНТУИРОВАННЫЕ ЧЕРТЫ ЛИЧНОСТИ

        Ниже рассматриваются различные черты характера и темперамента, формирующие человека как личность в тех случаях, когда он представляет собой отклонение от некоего стандарта.

        ДЕМОНСТРАТИВНЫЕ ЛИЧНОСТИ

        Сущность демонстративного или, при более выраженной акцентуации, истерического типа заключается в аномальной способности к вытеснению. Этим понятием пользовался Фрейд, который, собственно, и ввел его в психиатрию, где оно получило новое содержание, далеко отошедшее от буквального значения этого слова. Смысл процесса вытеснения убедительно иллюстрируется в приведенном ниже отрывке из Ницше («По ту сторону добра и зла»): «Я сделал это — говорит мне память. Я не мог этого сделать — говорит мне гордость, остающаяся в этом споре неумолимой. И вот приходит момент, когда память, наконец, отступает».

        Механизм вытеснения нашел свое отражение и в поступках героев Льва Толстого. Ниже мы вернемся к тому, насколько он глубоко — и как художник, и как психолог — описывает подобные внутренние конфликты.

        По теории Фрейда, в связи с вытеснением уже в раннем детстве возникает подсознательный психический мир, чрезвычайно действенный, предрасполагающий к возникновению впоследствии невроза. Мы не присоединяемся к соображениям Фрейда, хотя и исходим из аналогичного положения: человек может в определенный момент или даже на очень длительное время вытеснить из памяти знание о событиях, которые не могут не быть ему известны. По сути, каждый из нас обладает способностью поступать подобным образом с неприятными для себя фактами. Однако это вытесненное знание обычно остается у порога сознания, поэтому нельзя полностью игнорировать его. У истериков же эта способность заходит очень далеко: они могут совсем «забыть» о том, чего не желают знать, они способны лгать, вообще не осознавая, что лгут. Лица, вовсе чуждые способности к демонстрации, не поймут разницы и сочтут неправду истерика самой обыкновенной ложью; отсюда и тенденция толковать истерическое притворство как симуляцию.

        Никто не станет отрицать, что между «неправдой» истерика и обыкновенной ложью существуют известные переходы, скажем больше: даже истерики в большинстве случаев не столь уж неосознанно лгут и притворяются. И все же стоит обратиться к крайним типам реагирования, наблюдаемым у истериков, как различие сразу бросится в глаза. Истерик способен к вытеснению даже физической боли. Например, вкалывая себе в тело иглы, он может не испытывать при этом болезненных ощущений.

        Представим себе истерика, который, находясь в заключении, поставил перед собой цель попасть в тюремную больницу. Для этого он решил проглотить черенок ложки или какой-либо другой предмет, что ему и удается, так как он «выключил» неизбежный в подобном случае рвотный рефлекс. Истерик, следовательно, умеет подавлять даже физиологические рефлексы. Человек без такого умения не проглотит обломок ложки даже под страхом смерти, ибо рвотный рефлекс помимо его воли задержит ложку в глотке. Если учесть такого рода факты, нетрудно понять, что истерическая неправдивость существенным образом отличается от сознательной лжи. Подтверждением служит следующее сопоставление. Сознательная ложь чаще всего сопровождается угрызениями совести, боязнью разоблачения. Такая ложь связана со смущением, иногда с замешательством, нередко лжец заливается краской. То ли дело истерики! Они лгут с невинным выражением лица, говорят с собеседником дружелюбно, просто и правдиво. Непринужденность их поведения объясняется тем, что отъявленная ложь для истерика в момент общения становится истиной.

        Человек не в силах заведомо лгать, ничем не выдавая себя. Кто способен так искусно управлять мимикой? Она всегда выдаст лгуна. Необходимо преодолеть нечестность внутренне, чтобы начисто ликвидировать ее внешние проявления.

        В дальнейшем, при анализе темы «Авантюристические личности», мы увидим, что залогом успеха людей этой категории является доверие, внушаемое их кажущейся искренностью, возможной благодаря тому, что внутренне они своей лжи не чувствуют.

        Несколько иное положение в тех случаях, когда ложь с умыслом становится привычной, когда человек «входит» в нее. Например, человек, несмотря на враждебную внутреннюю настроенность к угнетателю, может проявить по отношению к нему раболепную покорность, для чего отнюдь не обязательно быть истериком. Случаи, когда скромные и робкие люди в процессе общения выражают с собеседником согласие, хотя на самом деле нисколько не разделяют его мнения, общеизвестны. Ложь, продуманная заранее, подготовленная для конкретной ситуации, может быть преподнесена весьма убедительно. Постоянно внушаемое себе обретает в психике людей определенную рельефность, вплоть до превращения в стимул, руководящий их поступками, между тем они ни на минуту не забывают о том, что лгут.

        Предположим, кто-то решил обмануть врага. Человек этот может настолько удачно разработать тактику обмана, что и без вытеснения усвоит правдоподобную манеру поведения, тон высказываний. Или другой пример. У могилы завещателя наследник демонстрирует глубокую печаль, хотя внутренне он рад и торжествует. Стоит, однако, событиям сложиться иначе, чем предполагал обманщик, стоит ему попасть в ситуацию непредусмотренную, для которой схема поведения им заранее не разработана, как появятся неуверенность и смятение. Прежде всего это проявится в мимике, а затем и в высказываниях.

        В то же время истерик, полностью вжившийся в роль, не нуждается в том, чтобы судорожно приспосабливать свое поведение к неожиданно изменившейся ситуации. Он реагирует всей личностью в плане той роли, которую он в данный момент играет. Это вживание в роль может зайти настолько далеко, что истерик на время перестает принимать в расчет свою конечную цель.

        Авантюристические личности порой делают грубейшие «ошибки» в глазах объективного наблюдателя: на какой-нибудь непредвиденный поворот в событиях они, войдя в роль, реагируют импульсивно, ничего не взвешивая, и тем самым выдают себя с головой. Нередко такие срывы облегчают розыскную работу полиции. И если вопреки этим «ошибкам» авантюристические личности все же добиваются своих целей, то тем самым лишь подтверждается известная истина, что окружающих легче убедить уверенной манерой держать себя, чем логическими рассуждениями.

        Если же авантюристические личности настолько увлекаются своей ролью, что вредят себе, то это происходит потому, что состояние, вызванное вытеснением, лабильно, неустойчиво.

        Истерические лгуны выступают под вымышленными именами и титулами лишь до тех пор, пока в этом есть необходимость. Они никогда не сохраняют фальшивых титулов себе во вред, не появляются под вымышленными именами перед людьми, которые их знают.

        Демонстративные личности в любое мгновение могут вытеснить из своей психики знания о каком-либо событии, а при необходимости «вспомнить» о нем. Не исключено, однако, что эти личности полностью могут забыть то, что они длительное время вытесняли из своей психики.

        Особенность демонстративных реакций заключается в том, что их начало связано с осознанным или хотя бы частично осознанным стремлением к чему-либо. Ни одно желание не может возникнуть абсолютно неосознанно; не может появиться неосознанно и уверенность, что есть способ приблизиться к осуществлению этого желания. Лишь после того как цель проведена через сознание, дальнейшее может протекать уже неосознанно.

        Конечно, намерения могут и не быть сформированы в виде четких положений, они нередко оказываются стертыми вытеснением. И все же факт, что в какой-то мере, хотя бы частично, сознание истерика участвует в постановке цели, учитывается даже в судебной психиатрии: за проступки истерических обманщиков и аферистов судом предусматривается примерно та же мера наказания, что и за нарушения закона вполне нормальными аферистами. Такой судебный подход не мог бы считаться правомерным, если бы возникновение желаний и целей совсем не контролировалось сознанием.

        Истерик хочет того же, чего повседневно пытаются добиться, о чем хлопочут и некоторые неистерические личности: он ищет, например, выход из затруднительного положения, пробует разрешить досадный конфликт, отлынивает от трудоемкой работы, добивается материальных средств для осуществления своих планов, для наслаждения радостями жизни, и ему, как и всем, хотелось бы пользоваться авторитетом в своем окружении.

        Надо сказать, что пресловутая «потребность в признании» как одна из мотивировок истерического реагирования часто переоценивается: ведь многие полагают, что именно в ней заключается наиболее характерная особенность истерического типа. Мне трудно понять, как могло укорениться это мнение, которое отстаивает, между прочим, и такой ученый, как К. Шнайдер. Любому врачу хорошо известны, например, так называемые больные рентным истерическим неврозом, которые зачастую не придают ровно никакого значения признанию, а добиваются лишь одного — материальной обеспеченности. Истерические мошенники также чаще всего исходят лишь из соображений корыстных, из денежных интересов. Некоторые истерики действительно стремятся лишь к завоеванию признания. Возможно, в таком случае следует говорить о различиях психического поведения, лежащих вообще за пределами истерии как таковой.

        Потребность в признании окружающих существует у множества людей, однако она подвержена значительным индивидуальным колебаниям. Не чужды этого и представители демонстративного типа. Не все истерики жаждут признания в большей степени, чем неакцентуированные личности. Быть может, первые отличаются от вторых не столько наличием данной потребности, сколько упорством, с которым они добиваются своего. Они и здесь вытесняют, т. е. подавляют, тормоза, проявляющиеся обычно у человека, когда он впадает в соблазн выдвинуться, почувствовать себя на первом плане. Так, например, неакцентуированные личности, как правило, сами себя не расхваливают; многие из них, и даже часто, были бы не прочь это делать, однако они опасаются всеобщего неодобрения: ведь известно, что похвала ценна тогда, когда она объективна. Личность демонстративная может вытеснять такие нормальные тормоза и получать удовлетворение от собственного бахвальства. Таким образом, истерик обладает в общем не большей потребностью в признании, чем большинство людей, но тем не менее создается именно такое впечатление, поскольку он более других самонадеян и кичлив.

        К словесному самовосхвалению присоединяется тщеславное поведение, стремление всячески привлечь к себе внимание присутствующих. Проявляется это уже в детстве: ребенок в школе рассказывает различные истории, читает стихи и, обладая способностью всех истериков «вживаться» в роль, верно нащупывает нужный тон. То же можно наблюдать, когда маленький «артист» разыгрывает сценки перед сверстниками или взрослыми. Как правило, человек обычно стесняется выделяться, чувствует неловкость, становясь центром внимания; даже в тех случаях, когда его выделяют заслуженно, он смущается. Подобного рода смущение демонстративной личности чуждо, а повышенный интерес со стороны она принимает с величайшим удовольствием и стремится «испить чашу до дна». Любопытно, что если внимание собравшихся, как бывает иногда, носит недоумевающий или даже неодобрительный характер, то истерик легко закрывает на это глаза: лишь бы быть заметным.

        Чаще всего именно эту потребность истериков находиться в центре внимания принимают за пресловутую жажду признания. Действительно, многие демонстративные личности отличаются упорным стремлением вызвать к себе внимание окружающих, хотя это тоже свойственно не всем истерикам. Данные черты могут быть связаны не с повышенной потребностью в признании, а с недостатком выдержки, с отсутствием торможения. Поэтому у таких истериков то же свойство выдвигает на передний план иные, хотя также сугубо эгоистические, устремления, например безудержную жажду наживы.

        То же следует сказать и о жалости к себе как проявлении демонстративной личности. Человек часто склонен считать, что по отношению к нему совершена несправедливость, что его незаслуженно постиг удар судьбы. Общество не может одобрить в подобных случаях такую субъективную позицию: насколько обоснованны жалобы пострадавшего, судить не ему самому, для этого требуется объективная оценка ситуации со стороны. Зная это, истерикам следовало бы быть сдержаннее в сетованиях и обвинениях. Но и здесь «срабатывает» вытеснение, истерик разражается целыми тирадами о своей горемычной доле, и врач безошибочно распознает, что кроется под страдальческим видом, под позой мученика. Ведь он повседневно наблюдает то же самое у других своих больных, которые «спасаются бегством в болезнь», выдуманными страданиями стараются произвести впечатление на окружающих, разжалобить их. Приходится выслушивать преувеличенные описания болезненных явлений. Каких только подробностей не выслушивает врач! О безумных мучениях, о катастрофе, когда жизнь больного висела на волоске (впрочем, угроза еще не миновала). Все это излагается в спокойной обстановке, в тихом врачебном кабинете, а самое любопытное, что и посетитель не производит впечатления тяжело больного человека: пространные словесные излияния поддерживаются активной жестикуляцией и мимикой. Жалость к себе переплетается с самовосхвалением: уж как больной старался терпеть молча, какую силу духа выказывал, какое самообладание, и все же в конце концов болезнь подкосила его.

        В подобных случаях речь идет не всегда о патологии: людей, тяжело страдающих от болезней, немало. Но у личностей демонстративного типа жалобы носят подчеркнутый, назойливый характер, так как у них вытеснено нормальное торможение.

        Следует упомянуть еще об одной характерной для истерика черте — о необдуманности его поступков.

        Как известно, истерики весьма озабочены впечатлением, которое они производят. Однако обдумать линию поведения заранее они не способны. Они хитры на выдумки, но эту хитрость легко разоблачить, так как, стремясь к цели, такие люди без разбора пользуются любыми средствами. Если у истерика и мелькает мысль о возможности разоблачения, то он тут же ее вытеснит, ведь будущее туманно, а демонстративный тип всегда живет моментом. Именно поэтому истерики часто больше теряют, чем выигрывают. Следует отметить, что необдуманность линии поведений является признаком выраженной истерической акцентуации личности.

        Такая необдуманность прекращается лишь вместе с переоценкой самой цели, когда у демонстративной личности развивается истерический невроз. Так, если желание добиться пенсионного обеспечения или страх его потерять овладевают всеми помыслами человека, то поведение определяется исключительно «пенсионным комплексом». И в случае, когда под угрозу поставлена самая главная цель, истерик уже не разменивается на минутные вспышки удовлетворения.

        Впрочем, в этих случаях он часто попадает «из огня да в полымя». Предположим, что для получения пенсии по инвалидности человек вынужден постоянно симулировать хромоту или в течение длительного времени вовсе не подниматься с постели. Разве он не обрекает себя тем самым на большие неудобства, чем если бы регулярно ходил на работу? Появление сверхценных идей знаменует добавление параноических черт к истерическому типу — положение, к которому мы еще вернемся.

        Многие из описанных фактов и черт характера не могут не насторожить врача. Однако не следует односторонне подходить к демонстративному типу. В быту многие характерные черты истерической психики не без оснований оцениваются положительно. Так, в тех профессиях, где требуется проникновение в психику человека, умение приспосабливаться к другим относится к положительным особенностям этого типа. Например, в сфере обслуживания люди демонстративного типа работают особенно успешно. Возьмем хотя бы продавцов: они превосходно «чувствуют» покупателя и к каждому нащупывают верный подход. Эта способность связана с даром демонстративной личности «отрекаться» от себя, играя ту роль, которая особенно импонирует партнеру. Так, с покупателем уверенным, властным эти продавцы становятся скромными, даже робкими; с покупателем застенчивым держат себя активно и энергично. Как правило, реакции продавца не акцентуированного носят на себе отпечаток его собственной личности, что далеко не всегда приятно покупателю. Зато демонстративные натуры у прилавка способны к полному подавлению своего «я».

        Демонстративная личность способна сбалансировать отношения при тяжелых ситуациях и с тяжелыми людьми. Брак, например, может быть удачным именно в силу того, что один из супругов обладает умением приспосабливаться. Но главной положительной особенностью людей истерического типа являются их артистические способности, на которых мы детальнее остановимся ниже.

        Так же можно объяснить и особый дар демонстративной личности внушать к себе чувство симпатии, любви. Часто ребенка с выраженными истерическими чертами считают «паинькой», «примерным», а уж если случится, что он нашалит, то как не простить его, ведь с кем не бывает… Шалости таких детей не столь уж редки, хотя они никогда не шалят на глазах у воспитателя. Отношение к воспитателю неизменно вежливое, выдержанное, ребенок с полуслова подчиняется требованиям. Зато среди своих сверстников или других взрослых такое дисциплинированное дитя нередко слывет маленьким эгоистом. К одноклассникам «паинька» относится враждебно, готов очернить их в глазах учителя, действуя нечестными методами, а воспитатель охотно выслушивает «примерного» ученика и верит ему. Демонстративный ребенок лжет, не сознавая себя лгуном. В соответствии с особенностями возраста вытеснение у детей происходит еще легче, чем у взрослых. Маленькие сплетники и клеветники чаще всего принадлежат к личностям демонстративным.

        То же поведение сохраняется и у взрослых. Благодаря умению приспосабливаться люди демонстративного типа быстро находят друзей, которых привлекает их общительность, готовность услужить, к другим же чертам новые друзья не присматриваются. Любопытно, что в то время как объективно у больной констатируется отсутствие воли к труду, коллеги по работе нередко хвалят ее за трудолюбие. Они настолько ослеплены ее обходительностью, что не могут даже подумать о ней плохо. Впрочем, обходительность проявляется истериками лишь там, где она им выгодна. В отношениях с другими сотрудниками, занимающими, допустим, менее высокую должность, проявляются их эгоистические устремления. Конкурент подвергается нападкам исподтишка, против него плетутся интриги. Встречается и двойная игра, когда стремятся «снести» сразу двух соперников,— сначала одного, затем другого. Истерик начинает с того, что льстит и вкрадывается в доверие первого, исподволь начиная чернить в его глазах второго; затем происходит обратное—устанавливается контакт со вторым, которому клевещут на первого. Описанное уродство поведения показывает, как мало развит у демонстративных личностей этический комплекс. Что же касается самих форм поведения в данном случае — бессовестного и беззастенчивого притворства,— то они характерны для истерического типа. Умение приспосабливаться, следовательно, может приводить и к отрицательным результатам.

        Перейдем к описанию ряда демонстративных личностей, прежде всего тех, материал о которых был собран во время пребывания обследуемых в клиниках, на приеме у врача, в процессе бесед с ними. Приведу два случая, подробно описанных Отремба в нашем коллективном труде («Нормальные и патологические личности»). Я также наблюдал этих обследуемых.

        Ева В., 1919 г. рожд., младшая из семи детей, любимица всей семьи. В детстве была живой, веселой, в школе училась хорошо. По окончании школы некоторое время нигде не работала, якобы не позволяло слабое здоровье. В 17 лет пошла ученицей в магазин, желая приобрести профессию продавца. Учения не закончила. В 19 лет вышла замуж за инженера на 12 лет старше ее. В. характеризует свое замужество как «брак для обеспечения существования». Через 8 лет, имея двоих детей, развелась с мужем якобы из-за его измен. Ей выделяется денежная поддержка, немного она подрабатывает сама. По просьбе родителей переходит к ним, но очень скоро начинает жалеть об этом: ее не устраивают «стесненные обстоятельства» в родном доме. К этому времени она вступает в связь с женатым человеком, беременность ее заканчивается выкидышем. В 1950 г. у нее начинаются психогенные приступы, первый— после знакомства с человеком, за которого родители хотят выдать ее замуж. Она рассказывает об этом: «В голове вдруг все помутилось, а руки начали производить какие-то вращательные движения». Со временем, по мере накопления «разочарований», как она сама выражается, приступы учащаются. Один ее ребенок умирает от воспаления мозговых оболочек, в 1951 г. В. теряет мать. Продолжительная (более двух лет) интимная связь не приносит счастья, так как ее избранник оказывается алкоголиком.

        В 1952 г. В. впервые поступает в больницу по поводу приступов. Выписавшись, живет у своей сестры, устраивается на работу садовником, но удовлетворения эта деятельность не дает, поскольку она «постоянно хочет •сделать больше, чем может». В 1957 г. вновь поступает на должность продавца, и опять учащаются приступы. В. снова попадает в клинику. Основные •ее жалобы: утомляемость, повышенная чувствительность и дурное настроение. Внешне приступы проявляются на этот раз следующим образом: она вдруг останавливается, вперив взор в пространство, сжимает кулаки и делает автоматические движения руками. Припадки начинаются чаще всего, когда ей в чем-либо отказывают. «У меня такое чувство, будто жить не могу больше,— так описывает приступ В.,— из меня уходит вся жизненная энергия». После приступа она не знает, где находится. Нередко В. делится с окружающими, что хочет перейти на инвалидность. В клинике ей это не удается. Однако позднее домашний врач устанавливает ей диагноз «нарушение кровообращения», и ей все же оформляют инвалидность. Теперь В. живет вместе с дочерью (дочь — парикмахер), якобы хорошо уживается с ней.

        В 1958 г. снова попадает в больницу в связи с жалобами на упадок сил и депрессивное состояние. Предпринимается попытка психотерапевтического лечения. Поведение В. неровное: то она приветлива, предупредительна, подчеркнуто вежлива, то начинается демонстративное недовольство, нескончаемые потоки жалоб на свое состояние. Она с восхищением говорит об оздоравливающем действии спорта, но категорически отказывается пройти курс реабилитации. Психогенные приступы продолжаются.

        На этом примере можно проследить развитие демонстративной личности с раннего детства. То, что В. была младшей в семье, несомненно, объясняет ее избалованность. В то же время она отлично знала, как вести себя, чтобы сохранить влияние на родителей. Может быть, она относилась к категории вышеописанных «примерных» девочек. Когда позже начались жалобы на утомляемость, слабость, то в этом, помимо всего прочего, сказалось и нежелание трудиться. Оно-то и определило все дальнейшее течение ее жизни. То она старалась найти себе мужа, не заинтересованного в ее зарплате, чтобы стать его иждивенкой, то добивалась денежной помощи по болезни, по инвалидности. Если же ее желания так и оставались неосуществленными — особенно много неудач и срывов было в отношениях В. с мужчинами,— то и это в немалой степени результат ее истерического поведения.

        У второй обследуемой на первый план выступает потребность в признании. Отчасти эта потребность давала и положительные результаты, поскольку работу, позволявшую ей находиться в центре внимания, она выполняла с большой старательностью.

        Хедвиг Б., 1908 г. рожд., после окончания средней, а затем торговой школы стала конторщицей. Она хорошо «прижилась» на первом же месте работы. Сотрудники относились к ней, как младшей в коллективе, особенно внимательно. Однако у Б. вскоре началось заболевание кишок, некоторое время она не работала. Вторую и третью должность Б. теряет из-за ликвидации учреждений. В 22 года она пошла работать на кондитерскую фабрику, в отдел рекламы. В течение 12 лет она работала здесь с успехом. «На этой работе,— говорит она,— важно производить на людей впечатление. Одеваться надо аккуратно и со вкусом, а я всегда это любила». Нравились ей и выступления перед людьми, поездки, во время которых появлялись новые знакомства, множество интересных впечатлений. Вскоре ее назначили заведующей отделом рекламы.

        В 1942 г. эту должность также ликвидировали в связи с военным режимом. Б. стала работать в городских административных органах. Работа по приему посетителей вначале приносила ей удовлетворение, но вскоре оказалось, что надо пройти курс полувоенной подготовки и быть готовой к отправке в оккупированные области, от чего больная всячески пыталась уклониться. В результате — конфликты с начальством. На этот раз Б. слегла с диагнозом «невроз сердца» и «истощение нервной системы». Затем присоединились приступы лихорадки. «У меня с детства периодически бывают непонятные заболевания,— рассказывает Б. ,— они сопровождаются очень высокой температурой—до 40°, сильным ознобом. После этого дня три чувствую большую слабость». В эти «приступы лихорадки» ее начальство не верило, но все же ей удалось уволиться, после чего состояние улучшилось. В 1945 г. она была привлечена к работе в районном жилищном управлении. Здесь отдавалась своим обязанностям с большим рвением и чувствовала себя вполне довольной, хотя в 1946 г. и развелась с мужем («муж часто ездил в командировки, заводил любовниц»).

        В 1947 г. Б. получила в городском управлении («за трудовые заслуги») ответственное поручение, с которым отлично справилась. По этому поводу она сообщила, что всю жизнь любила «овладевать новым», если же ей удавалось достичь цели, то передавала данный участок работы другим, а сама стремилась получить другое новое задание и отдать ему «все силы». В 1948 г. ей вновь поручили ответственный участок. Там, увы, приходилось, по ее словам, работать по 18 ч в сутки, так что на этот раз она поручение не выполнила. В результате переутомления — болезнь, но, выйдя на работу, она снова вынуждена заниматься трудом, требующим напряжения «всех сил». Б. чувствует себя все более слабой, становится вялой, и однажды она вовсе не смогла подняться с постели, все у нее «болело и ныло». Всестороннее медицинское обследование не выявило органических заболеваний. В 1950 г. Б. уволилась окончательно. До 1951 г. она была надомницей, выполняла различные кустарные работы, затем устроилась регистратором на биржу труда, где из-за постоянных конфликтов с посетителями опять почувствовала себя плохо. Начались знакомые симптомы болезни, а при больших волнениях — «обмороки». По совету врача Б. через год снова оставляет работу и временно переходит на пенсию.

        В 1952 г. Б. вторично выходит замуж. Муж ее сначала работает в городском управлении, а с 1954 г. начинает трудиться в сельском хозяйстве. Вначале Б. выполняет в деревне лишь бесплатные общественные поручения. Она трудится активно, добивается высоких показателей. После того как срок инвалидности истек, становится членом сельскохозяйственной артели. Пока приходится осваивать новое, организовывать, Б. добросовестна, отлично справляется с делом. Но всякое физическое усилие вызывает знакомое болезненное состояние. Когда заболел и муж Б., оба они окончательно оставляют работу в сельскохозяйственной артели.

        С 1957 г. Б. начинает работать в канцелярии Дома инвалидов и вскоре становится его заведующей. Своей деятельности она отдается целиком, энергична, предприимчива, первое время чувствует полное удовлетворение. Но Б. старается «вырвать для своего Дома» побольше выгод, что приводит к конфликтам с вышестоящими учреждениями, и тогда ее заведование делается ей в тягость. Снова появляются признаки болезни: депрессивные состояния, боль в спине.

        Она переходит на совсем легкую работу в другой канцелярии. Но н здесь ее вскоре, учитывая заслуги, выдвигают на пост начальника. И опять все идет, как и прежде: некоторое время Б. — дельный, активный организатор, но не может преодолеть даже незначительных трудностей, сразу «опускается». К тому же тяжело заболевает муж-инвалид, страдающий болезнью почек. И вот снова Б. теряет работоспособность. Муж ее умирает в 1962 г. после операции. Между тем Б. хлопочет об инвалидности для себя, но получает отказ, так как при тщательном обследовании органическое заболевание не выявлено. Тяжелое разочарование в подруге, которая поселилась у нее после смерти мужа, усугубляет болезнь Б. После этого последнего фиаско она соглашается пройти стационарный курс психотерапевтического лечения.

        Во время пребывания Б. в клинике всем бросалось в глаза ее демонстративное поведение. Она всегда говорила громко, в повышенно оживленном тоне, сопровождая речь мимикой и жестикуляцией, а иногда просто разыгрывала целые сценки, как настоящая артистка. Неприятное впечатление производило неумеренное самовосхваление Б. и ее тирады о своей несчастливой судьбе. Так, например, она рассказывала персоналу и больным, что во время семейных торжеств постоянно выступала с небольшими речами и вообще всегда находилась в центре внимания.

        На протяжении всей жизни Б. мы отмечаем колебания между хорошими результатами работы и несостоятельностью, срывами. Работая на должностях, обеспечивающих авторитетное положение, что, возможно, было связано и с рационализаторскими идеями Б., она трудилась охотно и весьма эффективно. Так, в течение 12 лет, будучи вначале рядовым работником, затем заведующей рекламного отдела кондитерской фабрики, она выступала перед людьми и привлекла немало новых потребителей. В данном виде деятельности ей, несомненно, оказывало помощь свойственное истерикам умение приспосабливаться, способность вникать в психологию окружающих. Такого рода работа всесторонне удовлетворяла Б., компенсируя неизбежные «издержки» — потерю сил, истощение нервной системы. Торможения такой самоуверенной особе были, конечно, чужды. Надменность и чванство, которых другие постыдились бы, оказались ее вторым «я». Надо полагать, что и напряжение, приводившее к срывам, было не столь уж велико, что она преувеличивала его в своих жалобах врачу, желая показать себя в выгодном свете. Когда слышишь о 18-часовом рабочем дне, невольно думаешь об истерическом преувеличении Б. как своих заслуг, так и способностей. Но после каждого подъема у этой больной наступал спад. Когда она бралась за работу, в которой оказывалась «одной из многих», где требовалось просто подчинение и четкое выполнение служебного долга, она всякий раз «заболевала»: демонстрировала физическое недомогание, слабость, обмороки, рассказывала о таинственных ознобах, которые почему-то ни разу не удалось наблюдать врачам. У этой обследуемой мы констатируем две характерные формы истерических реакций: самоуверенность, связанную частично с трудовыми достижениями, и бегство в болезнь. В трудовой деятельности она проявляла также и умение приспосабливаться.

        Как мной уже отмечалось («Детские неврозы и детские личности»), акцентуированные черты характера легко распознаются уже в детском возрасте. Правда, вследствие особенностей детской психики, они получают особую окраску, но в принципе это те же черты, что и у взрослых. Почему у ребенка черты демонстративного типа, пожалуй, более заметны, чем у взрослого? Потому, что дети вообще быстрее все забывают, не способны заранее наметить линию поведения и реагируют, не обдумывая последствий. Правда, ряд физиологических симптомов взрослых истериков детям чужд в силу их возрастных особенностей, зато они чаще хитрят, обманывают, занимаются мелким воровством. Приведу пример демонстративного ребенка, описанного Рихтером в нашем совместном труде.

        Мануэла Ст. поступила на лечение в нашу клинику, когда ей было 8 лег. Отец девочки, нервный, импульсивный человек, любит ее, защищает от своей второй жены. Мать ребенка была легкомысленным, эгоистичным существом. Вскоре после рождения М. она отдала ее на попечение тетки. Отец, между тем, повторно женился на женщине молодой и энергичной, однако общего языка с девочкой она так и не нашла.

        От тетки девочка перешла жить к отцу и мачехе в возрасте 2,5 года. Отец упрекал жену, считая, что она относится к М. необъективно, во всем предпочитая ей своего собственного сына, брата М. В школе М. всегда была неаккуратной девочкой, грязнулей. Она не следила ни за собой, ни за вещами, постоянно, например, теряла авторучки. Но хуже всего было то, что она постоянно лгала и тайком забирала у соучениц вещи. Так, она стащила чужой. завтрак, хотя у нее был принесенный из дому бутерброд. При этом она вместе со всеми старательно разыскивала ею же украденный завтрак, упорно отрицая то, что это она его взяла. У другого ребенка она забрала деньги и пенал. В магазине похитила пакетик жевательной резинки. Кражи она совершала незаметно и так ловко, что ее никто и никогда в этом не заподозрил. В дальнейшем М. с совершенно спокойным и невинным выражением лица все начисто отрицала. Несколько раз она убегала из школы, но для учительницы и родителей у нее всегда было наготове вполне приемлемое объяснение. Дома она забрала копилку у младшего брата, вынула деньги и накупила себе лакомств. Если, бывало, М. сломает хорошую игрушку, то спрячет ее так искусно, что родителям никогда ее не найти. При этом она сама с готовностью включалась в поиски игрушки. Однажды отец, возвращаясь домой, видел, как девочка выбрасывала за окно две булочки. Придя домой, отец спросил, вкусные ли были купленные утром булочки. «Да, очень вкусные,— ответила М. — Я съела свои и еще булочки братика придачу». Пищу, не нравившуюся ей, М. попросту засовывала под диван. Вообще же ее все считали ребенком послушным, ласковым, никто бы и не подумал обвинить ее в воровстве, хитрости, скрытности. На наказания она почти не реагировала. С братом М. ладила, но бросалось в глаза отсутствие контакта с другими детьми в школе.

        В нашем отделении М. быстро освоилась и без труда приспособилась к детскому коллективу. Она старалась быть приветливой, произвести впечатление спокойной, честной, внимательной девочки. Это не мешало ей дразнить детей из других отделений, задираться с ними. Когда ее спрашивали о причинах этих ссор со сверстниками, она недоумевала, кричала и отрицала свою вину. Вскоре после таких объяснений она снова искала общения, была приветлива и настроена весьма дружелюбно. Сначала за обследуемой в клинике замечали незначительные кражи. Но под конец пребывания они прекратились, девочка стала более аккуратной и подтянутой. До самого конца лечения приходилось регулярно контролировать выполнение ею школьных заданий, однако с самими заданиями М. справлялась без труда.

        Через 4 года состояние М. опять было прежним. Среди ее вещей родители все еще обнаруживали украденные предметы, «а если спросишь, откуда они, все равно соврет». Учителя постоянно жаловались на ее неопрятность, родители предпринимали попытки сдать ее в интернат.

        В случае Мануэлы мы сталкиваемся с резко выраженной способностью к вытеснению. Ее ничуть не смущали обвинения в нечестности. Если прямых улик совершения кражи не было, она с невинным взором отрицала факты. Если учесть, что детей в общем легко смутить, то можно полагать, что невинное выражение лица Мануэлы было непритворным, что девочка внутренне не чувствовала себя ни лгуньей, ни воровкой. Четко проявляется у обследуемой и типичная для истериков способность разыгрывать «примерную девочку» и клеветать на других детей. Хотя в поведении Мануэлы социальные нормы резко нарушены, однако нельзя на этом основании прогнозировать, что в дальнейшем она превратится в истерическую психопатку. Прежде всего следует учесть отрицательное влияние воспитания. Взрослые вели себя по отношению к ребенку без нужной твердости, часто непоследовательно. Надо полагать, что неискренностью в словах и поступках она могла добиваться известных «выгод». В дальнейшем Мануэла может развиться в акцентуированную личность с хорошим умением приспосабливаться. Но в принципе она навсегда сохранит характерные черты демонстративного типа, так как они заложены в структуре ее личности.

        Приведем еще один пример, причем заранее укажем, что у описываемой обследуемой отнюдь не обязательно должны были появиться асоциальные поступки. Ее сотрудники и начальство обнаружили, как увидим, незнание человеческой психики, слишком ей доверяли, и это оказало на Б. вредное воздействие. Не исключено и то, что она была «удобна» коллективу: она предлагала услуги, ими охотно и бездумно пользовались.

        Гертруду Б. я впервые увидел, когда ей было 33 года. Благодаря хорошо развитому умению приспосабливаться она пользовалась популярностью в тех учреждениях, где работала. Ее приветливостью и готовностью услужить все готовы были воспользоваться, не замечая самодовольства Б. , ее стремления выдвинуться, постоянно быть в центре внимания, скрывавшихся за обаятельной улыбкой. Она — до момента разоблачения — присваивала, являясь доверенным лицом, деньги всевозможного назначения, например деньги, выделенные на прием гостей предприятия, приехавших знакомиться с его работой; деньги, полученные из касс для выплаты сотрудникам; деньги на устройство небольших персональных празднеств в конторе или цехах и, наконец, даже суммы, сданные на приобретение траурных венков для похорон. Чтобы не отвечать за хищения, она подделывала подписи на документах, подтирала и изменяла суммы на денежных переводах и чеках. Кончилось тем, что она утаила и присвоила 1200 марок, собранных ею для уплаты профсоюзных взносов. Она систематически присваивала деньги мужа, тратя их по своему усмотрению. 1500 марок она «потеряла», 300 марок у нее «украли». Она занимала солидные суммы для ремонта своей квартиры, для приобретения вещей в дом, жалуясь, что «муж денег не дает». Одолженные деньги она тратила на личные расходы.

        Я беседовал с обследуемой несколько раз. Во время первой беседы ее поведение было весьма демонстративным, она недоумевала, что слышит такие упреки, плакала, сваливала вину на других, в особенности на мужа. Позднее умение приспосабливаться одержало верх, она уже не отрицала своей вины, а изображала раскаявшуюся грешницу, заверяя, что такое никогда в жизни не повторится. Характерно следующее: она признавалась только в том, что удавалось установить следователю, за этими пределами для нее все было «покрыто мраком». На глазах у следователя она изображала крайнее удивление, когда розыск обнаруживал новые хищения.

        Можно сказать с уверенностью, что человек, так долго, а главное, безнаказанно совершающий преступления, может быть только демонстративной личностью. Ведь Б. могла ежечасно ожидать, что стеклянный дворец, который она себе соорудила, рухнет; убедилась она и в том, что мужу все яснее становятся ее проделки, и все же держит себя с вызывающей самоуверенностью, невозмутимо продолжая обманывать и присваивать чужое. Б. постоянно жила лишь тем, в чем сама хотела себя убедить, а те моменты, которые могли бы ее изобличить, вытесняла. Так она и продолжала существовать, ничего не боясь, не зная угрызений совести. И все же я не отнес бы данную обследуемую к истерическим психопатам, перед нами явно выраженный случай демонстративной личности. Ее умение приспосабливаться несло в себе положительное начало, несомненно, она была бы способна и на хорошие поступки, если бы условия жизни благоприятствовали этому.

        Моя оценка станет яснее после того, как мы сравним Б. с другим обследуемым. Склонность к асоциальному поведению была у него выражена куда более ярко, а медицинское обследование позволило установить типичную картину тяжелой истерической психопатии.

        Альфред Ц., 1906 г. рожд., в школе учился хорошо. По окончании школы постоянно менял работу. Был санитаром, рабочим-строителем, железнодорожником, разнорабочим, но последнее время жил только на деньги, приобретенные нечестным путем.

        В 1959 г. , только что выйдя на свободу после очередного тюремного заключения, он украл велосипед и тут же его продал, украл одежду, получил пенсию за пожилую женщину, доверявшую ему, и присвоил эту сумму. Выклянчивая деньги «взаймы» у разных людей, он затем исчезал. Знакомой старушке он пообещал оказать помощь при переезде на другую квартиру, получил от нее доверенность и 100 марок, после чего исчез. Несколько раз Ц., разыгрывая экскурсовода, собирал у туристов деньги на «культпоход» в театр, но билетов ни разу не купил. Вероятнее всего, многие его обманы и правонарушения до суда так и не доходили, так как постоянного места жительства у Ц. не было. Большей частью он находил пристанище у одиноких женщин, но брачным аферистом не являлся.

        Во время моих бесед с Ц. я не слышал от него признания в своей виновности. Когда я перечислил все известные мне наказуемые действия, совершенные им, Ц. воскликнул в патетическом тоне: «Устроили бы меня на приличную работу, тогда я до такого ни за что в жизни не дошел бы!» Когда ему возразили, что все началось с его проступков, что после них-то и появились трудности с приисканием работы, он снова патетически выкрикивал, впав в состояние длительного возбуждения: «Дайте мне трудиться, я молю вас об этом, вы увидите результат!». Он жестикулировал, вставал, снова садился, кулаками стучал по бедрам, бил себя по голове. После этой вспышки он продемонстрировал отчаяние, стал всхлипывать. Ц. до такой степени взвинтил себя жалостью к самому себе, что начал рыдать. Весь в слезах, он выкрикивал: «Ну, да, ну, совершал я проступки, все знаю, но надо ведь и спросить человека, как он дошел до жизни такой». Этот взрыв аффекта неожиданно был прерван смирным: «Разрешите закурить». Внезапный спад возбуждения, переход к спокойному «бытовому» разговору произвел поистине комическое впечатление. Впрочем, возбуждение Ц. почти тут же вернулось снова: теперь он требовал дать ему какое-либо поручение в клинике и при этом все всхлипывал. Ему указали, что перед ним, собственно говоря, была вся жизнь, но систематически он почему-то никогда не работал. Тут он вдруг как бы осознал свои проступки и заблуждения: «Все так! А ведь прежде я работал! Если бы мои бедные мать и отец знали, до чего я дошел, они бы в гробу перевернулись!». На это Ц. возразили, что большинство проступков он совершил еще при жизни родителей.

        Своей самоуверенностью и пафосом Ц. убедительно показал, что в его лице мы столкнулись с истерическим психопатом и что, следовательно, он подлежит судебной ответственности. Точно так же, как на приеме у меня он проливал слезы над своей горемычной долей, он мог и красть, и обманывать, и утаивать, и растрачивать, не осознавая полностью порочности своего поведения.

        Пафос истериков вообще типичен как форма поведения. Патетические слова, мимика, жесты кажутся им заслуживающими особого доверия. У неспециалистов они нередко добиваются успеха, но даже и эти «непосвященные» интуитивно чувствуют, что за столь назойливой и даже бесцеремонной формой не могут скрываться искренние чувства, подлинность содержания. На приеме у врача демонстративные личности еще усугубляют аффектированную манеру поведения, чтобы взвинтить себя, лучше войти в роль. Патетически описывая, например, свою боль, они лишний раз убеждаются в тяжести собственных страданий. Если же дать понять истерику, что ему не верят, то аффектация доводится им до крайности. Некоторые больные полагают, видимо, что чем больше они эмоционально возбуждены, тем легче убедить врача в своем тяжелом состоянии. Другие пытаются убедить в своих страданиях себя самих. В жалости к себе они находят удовлетворение, а мысль о том, что врач не верит им, подстегивает их, заставляет чувствовать себя истинными мучениками.

        Если истерик в своих реакциях теряет контроль над тем, приведут ли эти реакции к цели, то это свидетельствует об аномальных психических явлениях. Получается следующая картина: истерик добивается того или иного результата, для чего искусно пускает в ход различные приемы, способствующие его достижению, однако он настолько входит в роль, что приемы превращаются в самоцель, а ведущее намерение, которое стоит за ними, бледнеет и теряет четкие очертания.

        Я склонен усматривать в этом критерий, с помощью которого можно определить, относится ли данная личность к истерическому типу или же у нее отмечается патология психики. Некоторые больные настолько хорошо владеют собой, что их умение приспосабливаться к ситуации сохраняется, а демонстративное поведение не носит грубо гипертрофированного характера в случае, если для их же пользы совершенно очевидно преимущество спокойной манеры поведения. В таком обследуемом следует усматривать демонстративную личность, а не истерического психопата.

        Обследуемую Б., в отличие от Ц., не покидало умение приспосабливаться. Лишь во время первой беседы она проявила некоторую назойливость, в дальнейшем же полностью отказалась от нее: очевидно, осознала нецелесообразность такого поведения в данной ситуации.

        Отсюда можно сделать вывод, что большинство патологических мошенников, в частности авантюристы,— лишь демонстративные личности, а не истерические психопаты. Редко столкнешься у них с грубо-назойливым поведением, напротив, они обычно спокойны и деловиты. Да так оно и должно быть у преуспевающих мошенников, иначе никто не считал бы их людьми, заслуживающими полного доверия. Нужно добавить, что не только поведение, но и прочие элементы структуры личности, в первую очередь ум, играют в таких случаях важную роль. Слабость интеллекта, отсутствие привычки мыслить ухудшают положение. Все же, пока контроль над истерической готовностью сохраняется, обследуемые, как правило, не утрачивают умения приспосабливаться, а отсюда наличие у них социальных контактов. Правда, патологические мошенники — это тип асоциальный. Нередко они идут по скользкой дорожке лишь потому, что слишком хорошо осознают свои возможности и замечают, как легко им ввести в заблуждение людей. При правильном общественном воздействии, разумном направлении их сил большинство патологических мошенников могли бы стать социально полноценными гражданами. Что же касается истерических психопатов, то их возврат к социальной норме может быть обеспечен лишь чрезвычайно интенсивной психотерапией.

        Приведу пример патологического мошенника, который был описан в нашем коллективном труде.

        Хельмут К-, 1920 г. рожд., всю жизнь занимался мошенничеством. Систематически никогда не трудился; учился на автослесаря, но экзамена не сдал.

        В 1962 г. он, наконец, «определился» как брачный аферист. В ответ на помещенное в газете объявление он получил 200 писем от женщин, создав себе большую возможность выбора. Сначала он писал своим корреспонденткам письма, затем встречался с ними, жил у них сутками, охотно позволяя содержать себя, затем исчезал, а вместе с ним исчезали деньги и вещи. Однажды он оставался у одной женщины до самого дня объявленного вступления в брак и лишь в этот день ушел бесследно. Нередко он на некоторое время оставлял женщину, с которой был помолвлен, чтобы временно соединиться с другой, поскольку, как правило, поддерживал отношения с несколькими женщинами одновременно. Случалось, что К. упускал «денежную особу», за которой охотился, так как перебрасывался на другую «операцию» и попросту не находил времени вернуться к первой. Так получилось, что некоторые его жертвы вовсе не пострадали материально. Некоторых женщин он вообще содержал сам, эти особы вспоминают о нем с искренней симпатией. Вообще те приятельницы К., которые не презирали его за обман, отзывались о нем положительно, хвалили его воспитанность, чуткость. Никогда он не забывал, по их словам, прислать цветы, купить сладости. К. умел произвести выгодное впечатление своими изысканными манерами, со вкусом одевался, к дому «подруги» он обычно подъезжал на такси.

        Во время войны К. некоторое время практиковал «бегство в болезнь». В связи с несчастным случаем он на длительное время потерял речь и еще долгое время после этого заикался. В больнице он временами объявлял голодовку и тогда его, по его словам, кормили через зонд. Заикаться он продолжал и в дальнейшем, особенно заметно тогда, когда попадал в неприятные ситуации. Во время обследования у меня в кабинете он тоже говорил отрывисто, запинаясь.

        При обследовании К. был неразговорчив, несколько вял. Правда, он свободно и бегло отвечал на вопросы, но по собственной инициативе ничего не рассказывал. Мимика и жесты его были весьма скупы. Лишь когда я вторично завел разговор о его правонарушениях, о безответственности его поступков, К. начал проявлять черты демонстративности. Плачущим голосом он стал просить прощения, заверять, что не мог найти подходящей работы, что после тюремного заключения никто не шел ему навстречу. И голос его звучал патетически, когда он, наконец, произнес: «Попади только в чуждый тебе круг, и тебя вытолкнут без жалости. Не намерен снимать с себя вину, но это так». На протяжении беседы К. несколько раз начинал заикаться. Мы также отметили в нем склонность напряженно раздумывать над нашими вопросами, изображать неведение и недоумение тогда, когда он несомненно знал, о чем идет речь.

        К. при обследовании оказался менее назойливым, чем вышеописанный Ц. Нам пришлось стыдить его и засыпать упреками, прежде чем в его речи зазвучали патетические нотки. Не зная предыстории К., можно было бы лишь с трудом установить, что он вообще принадлежит к истерикам. Поэтому, несмотря на его наказуемые деяния, я определил его как демонстративную личность, а не как истерического психопата. Способность вытеснения проявилась у него в «бегстве в болезнь». В обманах и в мошеннических сделках демонстративный тип можно безошибочно установить по его уверенной манере. К. избрал себе амплуа честного человека, который больше печется о благе окружающих, чем о своем собственном. Это способствовало тому, что он снискал доверие своих партнеров.

        Выше я упоминал, что истерические черты личности способствуют развитию артистического дарования. В первую очередь это связано, конечно, со сценическим искусством, с профессией актера. Да это и понятно: патологические мошенники — прирожденные актеры, правда, играют они не для того, чтобы давать людям радость, а для того, чтобы их обманывать. Ясно, что человек, играющий роль в жизни настолько хорошо, что окружающие ему безоговорочно верят и доверяют, хорошо сыграет порученную роль и на сцене. Правда, нередко бывает, что, несмотря на природный дар, актер-истерик не справляется с ролью, так как сценическое искусство требует огромного труда, если актер хочет добиться подлинного успеха. Поэтому наиболее удачный результат получается в тех случаях, когда черты демонстративной личности актера сочетаются с другими акцентуированными чертами, им противодействующими. Например, необдуманности и непостоянству истерика противостоят черты параноической личности, благодаря которым повышается упорство и настойчивость устремлений.

        Зайге в нашем коллективном труде описал нескольких актеров, у которых проявлялись демонстративные черты характера. На одном из них я остановлюсь более подробно.

        Эрнст С., 1909 г. рожд., уже с юности выступает в театре. Очень способный, убедительно создает на сцене образы различных персонажей. Играет не столько эмоционально, сколько профессионально, берет техникой игры и опытом. По натуре бодр, весел, но яркими проявлениями темперамента не отличается. С молодых лет одержим страстью к наркотикам. Только артистический талант удержал его от окончательного падения. В молодости употреблял морфий, принимал много снотворных средств и без конца курил. В 1938 г. из-за злоупотребления алкоголем перенес белую горячку. В послевоенные годы пил, принимал барбитураты.

        В 1959 г. вследствие неумеренного образа жизни и злоупотребления алкоголем попал в больницу. Попытки провести курс лечения воздержанием ни к чему не привели: С. два раза покидал больницу и возвращался туда в состоянии тяжелого опьянения. В 1960 г. он снова изъявил готовность лечиться воздержанием, так как «в театре на него стали косо смотреть». Жена С. рассказала, что удержать его от употребления спиртных напитков невозможно. В состоянии опьянения он пышет злобой, избивает жену; будучи трезв, говорит с нею рассудительно, но бесчувственно. Жена не раз приходила в ужас от его дрожащих рук. С. заявлял, что алкоголь тут не при чем, и как доказательство приводил тот факт, что и в трезвом состоянии дрожь не проходит.

        В отделении он сразу вступил в контакт с больными, шутил, рассказывал анекдоты из театральной жизни, был приветлив со всеми, очень общителен. Больные жаловались: слишком много циничных анекдотов, неприятно слушать. С. был неумеренно хвастлив, расхваливал свой талант, отрицал, что являлся на спектакли в пьяном виде, и вообще отрицал, что страдает запоями. Вскоре было установлено, что в больнице он принимает снотворные средства. В моче его были обнаружены следы алкоголя. Во время очередного контроля он подменил свою мочу мочой другого больного. Больничный контроль все усиливали, и С. все больше впадал в раздражение. Он требовал выписки из больницы, спокойно заявляя, что в больнице не пил и снотворных средств не принимал, хотя был пойман с поличным. Через четыре недели он ушел из клиники самовольно.

        В 1962 г. С. попадает в терапевтическую больницу по поводу нарушения кровообращения. Врач-психиатр объясняет его головокружения злоупотреблением алкоголем. В 1963 г. мы встречаемся с ним вновь уже в психиатрической больнице. Здесь С. искажает факты истории своей болезни, уклончиво отвечает на неприятные вопросы; в том, что он злоупотребляет алкоголем, обвиняет жену, которая, по его словам, горькая пьяница. Сам же он ни в чем не признает своей вины. Через несколько дней С. заявил, что вообще к алкоголизму не имеет никакого отношения и что он совершенно здоров, а попал сюда по ошибке. Несколько раз С. уходил из больницы и возвращался в нее пьяным. Он был переведен в строго изолированное отделение, но и отсюда ему удалось два раза уйти. В конечном итоге курс лечения все же удалось довести до конца.

        В 1964 г. С. снова в нашей клинике: из-за алкогольных эксцессов он не может работать в театре. Сам он вновь не чувствует за собой вины, на 9-й день пребывания в клинике заявляет, что здесь «морально погибает». С. выписывается, так и не признав себя алкоголиком. По слухам, он еще некоторое время выступал в театре, но всерьез рассчитывать на него театральный коллектив не мог, поскольку не всегда можно было предугадать его поведение. Многое дирекция ему прощала, так как играл он превосходно. Однако в конце концов положение стало нестерпимым: С. был постоянно пьян, а выходя на сцену, забывал и слова роли, и мизансцены. Еще несколько раз его безуспешно подвергали лечению воздержанием, но здоровье его было уже окончательно разрушено, и в 1968 г., в возрасте 59 лет, он умер в состоянии полного функционального истощения.

        Возмущенные возражения С. и его упорное отрицание своих систематических запоев переходят границы, наблюдаемые обычно у хронических алкоголиков. Несмотря на тяжелейшие эксцессы, он все же считал, что пьет умеренно или даже что вообще не пьет, и приступал к лечению лишь тогда, когда этого категорически требовало начальство или когда он уже буквально не стоял на ногах. Во время лечения больной постоянно жульничал, приносил в палату спиртные напитки и таблетки снотворного, подменял мочу для анализов, а в ответ на справедливые упреки лгал. Можно сказать, что не только на сцене, но и в жизни он был выдающимся актером. Когда С. с открытым взглядом и приветливой улыбкой плел свой лживый вздор, то искушение поверить ему было очень велико. Судя по манере поведения, он действительно не осознавал своего падения, усугубляемого обманом. И если С., несмотря на всю неустойчивость, в основе которой лежала истерическая способность вытеснения, мог десятилетиями успешно выступать на сцене, то это можно объяснить только все той же способностью, поддерживающей и его профессиональную форму.

        Не менее эффективно принадлежность к истерическому типу сказывается и на представителях других областей искусства. Во-первых, для любого художника очень важна способность отдаться творческому порыву без остатка, т. е. умение полностью перевоплощаться в своего героя, жить его жизнью. Во-вторых, демонстративная личность обладает повышенной фантазией, чему способствует специфическая раскованность мысли, присущая истерику. Психологически активное поведение вырабатывает строго логическое и при этом отвлеченное мышление; раскованность, легкость поведения, напротив, ведет к свободе, к возникновению конкретных картин, образов, из которых создается воображаемый мир. Свободная игра представлений, «сны наяву» характерны для людей с раскованной психикой. В таких «снах» счастливые, радостные представления преобладают над печальными и неприятными. «Он строит воздушные замки» — так говорят о мечтателях. В этом определении отражен и конкретный характер мечты, и ее мажорная тональность. Демонстративные и истерические личности склонны вытеснять неприятные мысли, которые могли бы побудить их к активным раздумьям, так как они не желают ничем отягощать себя. Свободная игра светлых, приятных представлений дается именно такой раскованностью мысли. Истерик обладает богатейшей фантазией, которая становится одним из доминирующих компонентов в структуре демонстративной личности. Фантазия проявляется даже при самом примитивном надувательстве. В таких случаях истерик действует не по заранее намеченной схеме, а опирается на конкретные слова и ситуации, возникающие в ходе мошеннической операции. Четкие контуры эта операция приобретает лишь в момент «исполнения». Именно конкретность, материальность фактов, которыми обманщик оперирует, придают убедительность действиям истерических аферистов.

        Точно так же и у писателя, обладающего чертами демонстративного типа, фантазия работает с особой живостью: конкретные образы, порождаемые раскованностью мысли и необходимые ему в процессе творчества, могут нахлынуть потоком. Художникам и композиторам фантазия приносит новые идеи, без которых и они не могут плодотворно творить.

        Можно привести яркий пример сочетания богатой фантазии и истерической структуры личности. Быть может, многие не признают Карла Мея настоящим писателем, но нельзя отрицать, что этот автор обладал огромной фантазией.

        До начала писательской деятельности Карл Мей более семи лет отсидел в тюрьме, отбывая наказания за кражи, грабежи со взломом и различные жульнические махинации. В 38 лет он в последний раз был в тюремном заключении. Все, что можно сказать отрицательного о Карле Мее, изложено в некрологе Альфреда Кляйнберга, напечатанном в журнале «Kunstwart». Друзья Карла Мея считают этот некролог злостным пасквилем, хотя и они не могут отрицать объективных фактов. Гурлитт пытается объяснить и смягчить отрицательные моменты некролога, но достоверность фактов вынужден признать и он.

        Мей, став уже писателем, продолжал свои авантюристические выходки, правда, теперь в них не было уголовного элемента. Например, к своему литературному псевдониму он присоединял громко звучащие имена с дворянскими титулами. Эти псевдонимы он увенчал званием доктора наук, которое впоследствии даже, так сказать, материализовал, приобретя за деньги диплом доктора в одном из американских университетов. Он выдавал себя за Old Chatterhand (Старого Болтуна), т. е. идентифицировал себя с одним из персонажей своих романов. О Виннету он говорил как о своем реально существующем друге. Все описанные в его книгах путешествия Мей квалифицировал как истинные события, между тем большинство из них получили литературное воплощение еще до его первых поездок за границу. В одном из писем он упоминает о персонажах своих произведений: «Хоббль еще жив, Хаукенс, Файрхенд и Хаверфилд уже умерли». На его визитных карточках было напечатано: «Карл Мей, по прозвищу Old Chatterhand». В письма он вкладывал свои фотографии, где был снят на фоне разных экзотических пейзажей. Гурлитт не оспаривает этих фактов, но пишет: «Вопрос о том, совершал ли он в действительности те или иные путешествия, где он приобрел свой знаменитый карабин — в Америке или у старьевщика в Дрездене, каким путем он попал на фотографию в самую гущу индейцев,— все это не затрагивает его порядочности… Тяга к самоутверждению — вот что заставило его купить докторское звание и увиливать, когда потребовались объяснения».

        Особенное возмущение у противников Мея вызывает одновременное опубликование им благочестивых рассказов («Рассказы о богоматери») и бульварных романов с непристойным содержанием. Ему предъявили обвинение в том, что он пишет безнравственные произведения. Мей объявил на суде во всеуслышание, что неприличные места написаны не им, а вставлены позднее издателем. Но можно ли верить такому оправданию? Ведь книги такого содержания Мей писал на протяжении почти пяти лет, а между тем уверенно заявлял, что этих «вставок никогда не замечал». К тому же в благочестивых рассказах заметно отсутствие искренности, напротив, в них чувствуется поза, они отдают ханжеством. Это, однако, замечают не все. Многих людей Карл Мей сумел покорить своим ложным благочестием. Так, Штольте, который, как и Гурлитт, поддерживал эту артистическую личность (оба они издавали его книги), пишет о «Географических проповедях» Мея: «Они являются попыткой охватить всю космическую и культурную жизнь в едином молитвенном порыве для восхваления высшей божественной воли». Вот несколько заглавий из «Проповедей»: «Молись и трудись», «Кто честно живет, тот долго проживет» и т. д. Несмотря на лицемерие, заметное в «Проповедях», Карл Мей имел успех, многие годы он пользовался огромным уважением в кругах католического духовенства.

        Вершиной наглого обмана Мея можно считать цитируемое Бемом письмо. В нем после сообщения о смерти на 32-м году жизни его друга Виннету сказано: «Я говорю и пишу: по-французски, английски, итальянски, испански, гречески, латински, еврейски, румынски, по-арабски — на 6 диалектах, по-персидски, по-курдски — на 2 диалектах, по-китайски — на 6 диалектах, по-малайски, на языке нанакуа, на нескольких наречиях сиу, апашей, команчей, суаки, ута, киова, а также кечумани, затем на трех южноамериканских диалектах. О лапландском упоминать не стану. Сколько рабочих ночей мне это стоило? Я и сейчас не сплю по 3 ночи в неделю: с 6 часов вечера в понедельник до 12 во вторник, точно так же со среды на четверг и с пятницы на субботу. Кому бог дал один фунт разума, тот должен приумножать его, ибо «с него спросится». Здесь с полной уверенностью можно говорить о pseudologia phantastica в психиатрическом смысле слова.

        Бем описывает также следующий эпизод: «Графиня И. из Кабуны в Славонии, читавшая романы Мея запоем, не могла перенести мысли, что Виннету умер язычником, и обратилась к автору с укоризненным вопросом: почему он не описал обряда крещения, совершенного хотя бы перед смертью Виннету. Мей совершенно серьезно написал в ответ, что упрек ее несправедлив: обряд крещения был совершен самим же Меем, т. е. Old Chatter-hand, но в романе об этом умалчивается, ибо Мей опасался, что последуют нападки иноверцев». Мей парировал упрек читательницы заведомым обманом, чтобы выставить себя в благоприятном свете. Он вообще охотно переписывался с читателями, но, кроме того, создавал себе рекламу, публикуя читательские письма, которые сам же сочинял. Письма эти издавались в виде брошюр под названием «От благодарных читателей». Карл Мей в них представал воспитателем, пастырем, а его противники ниспровергались.

        Из всего сказанного видно, что Мей, пользуясь поэтической свободой, сочинял и лгал беззастенчиво, не брезгуя никакими средствами, пускал пыль в глаза, а дешевые выдумки выдавал за истину. Таким образом, творческая деятельно

        Черты идеального врача

        Найдите следующую работу врача уже сегодня!

        Посещение кабинета врача может быть для многих нервным испытанием. Таким образом, у пациентов есть возможность обратиться за помощью к другому врачу, если они чувствуют, что их нынешний врач не отвечает их потребностям. Хотя каждый врач может быть уникальным, есть общие черты, которые большинство пациентов ищут в своем враче.

        1. Общение

        Общение является важной частью любой клинической практики. Работа врача требует больших коммуникативных навыков, особенно когда речь идет о разговоре и слушании. То, как врач передает информацию пациенту, так же важно, как и передаваемая информация. Пациенты, которые понимают своих врачей, с большей вероятностью признают свои проблемы со здоровьем, понимают варианты лечения, корректируют свои нездоровые привычки и послушно следуют графику приема лекарств.

        2. Сочувствие

        Важно понимать чувства пациента и относиться к ним. Согласно исследованию, опубликованному в Academic Medicine , пациенты врачей, которые были более эмпатичными, с большей вероятностью хорошо контролировали уровень сахара в крови, в то время как обратное было верно для пациентов, чей врач практически не проявлял эмпатии. Это исследование показывает, что, когда врачи проявляют сочувствие в нужное время, их пациенты, как правило, счастливее и более мотивированы продолжать лечение.

        3. Страстный

        Ни один пациент не захочет идти в кабинет врача и обращаться к врачу, который больше не заботится о своей практике. Пациент хочет видеть искреннее желание врача заниматься врачебной практикой и искреннее желание помогать другим. Страсть — это черта, которая отделит вас от обычного врача до «любимого врача» пациента.

        4. Прямолинейность

        Пациенты хотят, чтобы врач откровенно делился всей информацией об их здоровье с точки зрения непрофессионала. Когда пациент чувствует, что его врач прямолинеен во всех фактах, это позволяет ему принимать обоснованные решения о своем медицинском обслуживании, которые могут повлиять на его жизнь и благополучие.

        5. Профессионал

        Профессионализм не имеет четкого определения в словаре, но в медицинской сфере это общепринято как действие с надлежащим поведением, уважением и умением выполнять работу. Врач-профессионал вынужден всегда ставить благополучие пациента выше собственных интересов. У пациента будет больше доверия и уверенности в способностях врача, когда его визиты проводятся с хорошими манерами и уважением.

        6. Уважительный

        Пациенты хотят, чтобы врач относился к ним как к личности, а не как к очередной медицинской проблеме или лабораторному эксперименту в их кабинете. Пациенты хотят, чтобы их медицинские показания объяснялись простым языком, чтобы они не чувствовали себя неполноценными и не увязали в медицинском жаргоне.

        7. Знающий

        Многие врачи считают, что их профессиональные качества имеют первостепенное значение для их пациентов. На самом деле репутация врача важнее для коллег, чем для пациентов. Что пациент ценит больше, чем полномочия, так это знания. Если пациент собирается обратиться к хирургу в первый раз, последнее, о чем он беспокоится, это то, в какой медицинской школе Лиги плюща учился врач. Пациент больше обеспокоен тем, сколько успешных операций провел врач, и хочет подтвердить, что хирург может безопасно удовлетворить их потребности. Пациентам также нужен врач, который не боится признать, что они чего-то не знают, и либо исследует это, либо направляет пациента к более квалифицированному врачу.

        8. Тщательно

        Одна ошибка в области медицины может иметь разрушительные последствия. Пациент хочет знать, что его врач не упустил из виду аспект их медицинского обслуживания. Тщательность и внимание к деталям вселяют в пациента уверенность в том, что диагноз врача точен. Эта черта также помогает врачу планировать соответствующие последующие наблюдения или необходимый расширенный уход. Тщательность в первый раз может уберечь пациента от недомоганий в будущем или дискомфорта, связанного с необходимостью повторных посещений.

        Врач, обладающий этими качествами, обязательно построит долгие и успешные отношения между врачом и пациентом. В конце концов, пациент будет намного здоровее и счастливее, а врач будет вознагражден знанием того, что он заботится о потребностях своих пациентов.

        Идеальный врач заслуживает идеальной работы! Найдите тысячи вакансий врачей по всей стране уже сегодня.

        Статьи по теме: 

        • 7 Факторы для оценки возможности трудоустройства врача
        • Поведение у постели больного и отношение к пациенту
        • 3 ключа к развитию успешных отношений между врачом и пациентом

         

        7 основных качеств врача

        Когда приемная комиссия Медицинского колледжа Американского университета Антигуа (AUA) рассматривает кандидата, первое, что они оценивают, это его или ее способность стать успешным врачом. Хотя эти качества не поддаются количественной оценке, они оцениваются по способности кандидата демонстрировать черты, которые разделяют некоторые из лучших врачей, работающих сегодня. Вот некоторые из них:

        Сострадание

        Врачи не роботы. Они существуют не только для того, чтобы бесчувственно ставить прогнозы или механически выполнять сложные операции. Им нужно сердце. Пациенты лучше реагируют на врача, который с пониманием относится к их потребностям, поэтому сосредоточьтесь на проявлении вежливости и сострадания к своим пациентам. В AUA мы прививаем сострадание нашим студентам с помощью раннего практического обучения, которое дает им опыт взаимодействия с пациентами. Развивая эти навыки на раннем этапе, наши студенты лучше подготовлены к тому, чтобы соответствовать требованиям медицинской практики и овладевать основами ухода за пациентами.

        Связанный:  Почему некоторые пациенты такие нетерпеливые?

        Сильная рабочая этика          

        Сильная рабочая этика означает, что вы посвящаете себя работе на 100 % каждый день, независимо от того, насколько вы устали или что происходит в вашей личной жизни. Хотя это качество поможет вам добиться успеха в любой области, оно особенно важно для медицинской практики. Каждый день приносит новый вызов. Даже если вы не знаете, какими будут эти проблемы, вы должны быть готовы к ним. Подготовка требует времени, но вы должны приложить усилия, если хотите добиться успеха.

        Но не забирай у нас. Выпускник AUA Майкл Таларико подал заявку на участие в более чем 100 программах резидентуры, прошел собеседование с 19 из них и закончил резидентуру по радиологии в Дартмуте. Узнайте, как он это сделал.

        Связанный:  Взгляд студента на трудовую этику врача

        Профессионализм

        Простое надевание белого халата не вызовет уважения у ваших пациентов; это надо заслужить. Как и во всех встречах, первое впечатление имеет первостепенное значение. Если вы невнимательны, нетерпеливы или неопрятны, ваш пациент будет чувствовать себя неудовлетворенным и заброшенным и, скорее всего, обратится за помощью к другому врачу. В отличие от других карибских медицинских школ, в AUA есть Департамент повышения квалификации (ED), который способствует развитию ваших профессиональных навыков и приличий.

        Связанный: Отдел поддержки студентов и повышения квалификации AUA

        Знания

        Врачи должны обладать энциклопедическими медицинскими знаниями, которые можно вспомнить в любой момент. Они также должны быть в курсе последних медицинских новостей и тенденций, которые могут противоречить тому, что было изучено еще в медицинской школе. Другими словами, по мере продвижения в этой области вам придется узнавать новую информацию, которая дополняет или опровергает то, что вы уже запомнили. Хотя мы можем предложить вам несколько отличных советов о том, как запоминать больше и читать быстрее, EED доступен для студентов AUA, чтобы помочь им разработать методы сохранения этих знаний и быстрого применения соответствующей информации.

        Связанный:  3 способа читать быстрее и запоминать больше

        Уверенность

        Поскольку успешный врач очень хорошо осведомлен, он или она должны подкреплять это уверенностью. Пациенты хотят доверять своим врачам как лицам, осуществляющим уход, но отсутствие уверенности в себе говорит о неуверенности. Врача с сильной, здоровой уверенностью будут слушать и уважать как пациенты, так и коллеги. Даже если вы в чем-то не уверены, не позволяйте пациенту увидеть это. Вместо этого проконсультируйтесь с другими источниками, специалистами, примерами из практики и т. д., чтобы предоставить вашему пациенту наиболее информированное лечение.

        Связанный:  6 способов хорошо выглядеть для собеседования в медицинском институте

        Скромность

        Скромность и уверенность дополняют друг друга. С вашими пациентами и коллегами вы должны быть доступными и доступными. Это означает, что, несмотря на ограничения по времени и чрезмерное планирование, ваш пациент никогда не чувствует спешки. Выслушайте все, что он или она хочет сказать, не озвучивая заранее свой диагноз. Вы также должны быть готовы признать, что вы в чем-то не уверены, и особенно готовы задавать вопросы. Врач учится всю жизнь, и эти ситуации должны укрепить вашу решимость.

        Связанный:  Взгляд студента на то, как маленькая личность проходит долгий путь

        Страсть

        Многообещающие абитуриенты медицинского вуза не хотят становиться врачами из-за зарплаты. Они подают заявку, потому что у них есть страсть к изучению и практике медицины. Их страсть делает их дисциплинированными и готовыми пожертвовать другими возможностями, чтобы улучшить свою карьеру. Если вы посвятили себя улучшению жизни других и можете проводить долгие ночи, зависая над картами пациентов, значит, вы выбрали правильную профессию.

        Другие рекомендуемые статьи
        • 3 способа читать быстрее и запоминать больше
        • Взгляд студента на трудовую этику врача
        • Как подать заявление в AUA
        • 6 способов хорошо выглядеть на собеседовании в медицинский институт

        11 основных качеств хорошего врача

        11 основных качеств хорошего врача

        Что это такое и зачем они нужны

        Есть много качеств, которыми вы должны обладать, если хотите продолжить карьеру в медицине, но какие из них самые важные и почему они так необходимы?

        В этой статье мы рассмотрим 11 основных характеристик, необходимых врачам, что они требуют от вас и почему они так важны.

        1. Отличные коммуникативные навыки

        Умеете ли вы делиться информацией?

        От контакта с пациентом до совместной работы персонала и разговоров с родственниками — хорошие коммуникативные навыки необходимы врачу. Вы должны быть в состоянии четко и кратко объяснить, что происходит с вашими пациентами, гарантируя, что они понимают, что происходит, оставаясь при этом профессиональным и представительным. Вы также будете работать в междисциплинарной команде, и очень важно, чтобы вы точно передавали информацию другим членам этой команды.

        Часто вы также сталкиваетесь с пациентами, которые испытывают трудности с общением, будь то нейродегенеративные проблемы, языковой барьер или просто нежелание разглашать информацию. Крайне важно, чтобы вы научились извлекать и передавать информацию этим пациентам, адаптируясь к вашей ситуации и находя альтернативные способы успешного общения.

        2. Способность работать в команде

        Умеете ли вы хорошо работать с другими людьми?

        Ни один врач не работает в одиночку. Медицинские учреждения заполнены междисциплинарными командами, и вам придется работать вместе с другими врачами, медсестрами, фельдшерами, физиотерапевтами, социальными работниками, а также многими другими категориями персонала. Вы будете работать с этими сотрудниками изо дня в день, поэтому очень важно, чтобы вы могли хорошо сотрудничать с другими людьми, чтобы добиться наилучшего для ваших пациентов. Это требует, чтобы вы давали идеи и помогали, где это возможно, а также делегировали любую работу, которую вам необходимо выполнить, и следовали любым данным инструкциям.

        Иногда вы можете обнаружить, что не согласны с другими людьми в вашей команде. Важно, чтобы подобные проблемы не обострялись, и вы можете сделать это, вежливо и профессионально высказав любые опасения.

        3. Сильная рабочая этика

        Насколько вы заботитесь о своих пациентах?

        Быть врачом означает много тяжелой работы, начиная с выпускных экзаменов, заканчивая A-Levels, на протяжении всей медицинской школы, и это, безусловно, не прекращается после окончания учебы. Вы должны быть в состоянии приложить необходимые усилия. Работать долгие часы, по вечерам, в выходные и праздничные дни тяжело, а это значит, что вам действительно нужен этот драйв, чтобы выполнить работу. Крайне важно, чтобы вы могли посвятить себя работе на 100%, несмотря на любые личные проблемы, вашу усталость и любые планы с друзьями и семьей, которые вы, возможно, захотите посетить.

        4.Сострадание

        Вы предпочитаете работу игре?

        Выдающиеся научные достижения могут помочь вам в лечении пациентов, но без сострадания вы не станете лучшим врачом, каким только можете быть. Вы должны заботиться о своих пациентах. По сути, врач — это тот, кто помогает другим людям, и вы не сможете выполнять эту работу изо дня в день, если не заботитесь о благополучии своих пациентов. Вы увидите людей в самые уязвимые моменты их жизни, и они должны будут знать, что вы действительно заботитесь о том, что с ними происходит, и вы находитесь в этом путешествии вместе с ними.

        Сильная трудовая этика жизненно важна, но сострадание — это качество, которое поднимет вас из постели в 2 часа ночи, когда вы будете на связи, чтобы помочь тому, кто в вас нуждается.

        5. Отличные навыки работы с людьми

        Можете ли вы работать с широкой публикой?

        Может показаться, что это то же самое, что умение работать в команде и общение, но они немного отличаются. Навыки общения — это передача информации и понимание того, что вам сообщают, в то время как хорошие навыки общения показывают, насколько хорошо вы ладите с тем, с кем имеете дело. Наличие хороших навыков общения с людьми позволит вам адаптироваться к различным типам людей, которых вы встретите, работая врачом. Не бывает двух одинаковых пациентов, и очень важно, чтобы у вас были навыки, чтобы ладить с людьми разных возрастов, культур и из любой сферы жизни.

        Кроме того, вы обязательно встретите пациентов и родственников, которые расстроены, злы и, возможно, даже агрессивны. Имея отличные навыки общения с людьми, вы сможете рассеять любые потенциальные проблемы, удерживая этих пациентов в стороне и улучшая отношения между врачом и пациентом.

        6. Материалы для руководства

        Насколько хорошо вы можете руководить командой?

        Быть врачом означает, что ответственность часто останавливается на вас. Будут времена, когда вам нужно будет принять окончательное решение и придерживаться его, инструктируя членов вашей команды, что и когда делать. Эта роль сопряжена с большой ответственностью, и вы должны быть уверены, что сможете подняться и взять на себя ответственность, когда это необходимо.

        Имейте в виду, что это может быть, когда вы уже устали и перегружены работой.

        Иногда бывает трудно принять эти решения, и члены вашей команды могут с ними не согласиться. Очень важно, чтобы вы могли быстро оценить ситуацию, принимая во внимание различные мнения, но в конечном итоге придя к выводу и убедившись, что ваша команда следует за вами. Между авторитарным и диктаторским есть тонкая грань.

        7. Фантастические организаторские способности

        Умеете ли вы расставлять приоритеты и успевать за задачами?

        Как врач вы будете манипулировать многими пациентами, возможно, даже в нескольких отделениях и, возможно, даже в разных концах больницы. С контактами с пациентами, бумажной работой и встречами очень легко перегрузиться. Здесь очень пригодятся организаторские способности. Возможность расставить приоритеты, какие задачи являются срочными, а какие можно отложить, значительно облегчит вашу работу, гарантируя, что пациенты получат помощь самого высокого качества, а ваши собственные сроки будут соблюдены.

        Часто люди забывают, сколько бумажной работы связано с работой врачом, поэтому очень важно, чтобы вы понимали, что вам нужно будет справиться с этим аспектом медицинской жизни, не теряя при этом из виду, чей файл чей!

        8. Отличная академическая успеваемость

        Способны ли вы изучать и понимать необходимую информацию?

        Сострадание гарантирует, что вам небезразлично, что происходит с вашими пациентами, а сильная трудовая этика помогает вам работать изо дня в день, но наличие медицинских знаний для лечения людей — это то, что спасет жизни. Врачи должны усвоить и понять энциклопедический объем знаний, умея вызывать их в любой момент и в любой момент.

        Вы должны быть в состоянии получить высокие оценки на уровне A и продолжать эту тенденцию на протяжении всего обучения в медицинской школе.

        И обучение не заканчивается с выпуском. Медицина — это постоянно развивающаяся область, и вам нужно быть в курсе на протяжении всей вашей карьеры врача, посещения семинаров, дополнительного чтения, а также самостоятельного завершения собственных исследований и написания статей.

        9. Управление стрессом

        Можете ли вы справиться с давлением работы врачом?

        Стресс — неотъемлемая часть работы врачом. Долгие часы работы со смертью, трудными пациентами, больничными проблемами (такими как финансирование и нехватка персонала), малое время простоя, а также множество других факторов в совокупности оказывают огромное давление на врачей. Вы можете быстро оказаться подавленным всем этим, если у вас нет хороших навыков управления стрессом. Они будут отличаться от человека к человеку, но важно, чтобы вы нашли то, что лучше всего подходит для вас, чтобы держать голову над водой в таких ситуациях.

        Возможно, вы устанете после пробежки или, может быть, вечерние занятия декоративно-прикладным искусством вернут вам гармонию с миром. Что бы это ни было, убедитесь, что вы можете снять стресс, чтобы работа не занимала вашу личную жизнь.

        10. Профессионализм

        Вы вежливы, пунктуальны и компетентны?

        Несмотря на то, что это очень благородная профессия, врач по-прежнему остается в первую очередь работой, и поэтому жизненно необходимо быть профессионалом. Это означает оставаться вежливым, учтивым, внимательным и хорошо представленным. Как и на любой работе, вы можете получать жалобы и получать выговор за непрофессионализм как по отношению к другим сотрудникам, так и к пациентам, поэтому важно, чтобы вы могли поддерживать высокий стандарт поведения на работе.

        Это не то, о чем думают многие поступающие в медицинские учреждения, но вы должны быть пунктуальны и успевать за бумажной работой, поскольку невыполнение этого требования может иметь серьезные последствия.

        Будучи врачами, вы также можете обнаружить, что люди придерживаются этого высокого стандарта даже вне работы. Это не означает, что вы должны быть прямолинейными 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, но это может означать поддержание вашего профессионализма на публике и, безусловно, поддержание относительной чистоты ваших социальных сетей.

        11. Страсть

        Вы
        хотите, чтобы стал врачом?

        Быть врачом тяжело, и высокая зарплата не будет тем, что заставит вас работать по 13 часов 12-часовой смены. Вы должны  захотеть, чтобы  был врачом.

        Жизненно важно, чтобы у вас была страсть, которая заставляет вас учиться в медицинской школе и побуждает вас жертвовать частями своей личной жизни, чтобы работать по выходным и праздникам.

        Если у вас есть энтузиазм и сильное желание, то профессия врача будет для вас самой прибыльной. Но без этого вы скоро окажетесь на работе, которую возмущаете.

        Ни одно из этих качеств само по себе не сделает вас идеальным доктором, но в сочетании они представляют собой отличный шаблон. Крайне важно, чтобы вы каким-то образом проявляли все эти характеристики, если хотите стать врачом, поэтому, если вам не хватает чего-то, попробуйте улучшить их, где это возможно! Если вам сложно работать в команде, вступите в спортивный клуб для тренировок. Если вы чувствуете, что недостаточно сострадательны, станьте волонтером в хосписе и действительно проводите время с пациентами, чтобы развить это чувство.

        Ни одного из этих качеств у вас нет или нет, вы можете работать над каждым из них и стать лучшим врачом, каким только возможно!

        Если эта статья оказалась для вас полезной, поделитесь ею, чтобы другие будущие врачи тоже могли извлечь из нее пользу!

        черт характера и слабостей доктора

        черт личности и слабостей доктора | Врач Познай себя

        «Расскажите о своих сильных и слабых сторонах».

        Хотя это может быть частым вопросом на собеседовании, важно также регулярно размышлять о себе. Как врачи, наша личность оказывает прямое влияние на нашу способность заботиться о пациентах, работать в команде и справляться со стрессом. Признание своих слабостей и принятие сознательных мер, направленных на минимизацию их влияния на других, может улучшить как нашу способность работать как врач, так и помочь предотвратить эмоциональное выгорание.

        Самокритичность — палка о двух концах. С одной стороны, способность честно критиковать себя бесценна для самосовершенствования. С другой стороны, если зайти слишком далеко, это может привести к потере уверенности, поэтому важно соблюдать баланс.

        Изучение себя

        Насколько хорошо мы действительно знаем себя? Большинство из нас может определить некоторые из своих сильных и слабых сторон, однако часто у нас есть черты личности, о которых мы не до конца осознаем. Эти особенности могут проявляться, особенно когда мы находимся под давлением, и могут быть более очевидными для других, чем для нас самих.

        Вот несколько стратегий распознавания черт вашей личности, которые могут влиять на вашу работу:

        • Подумайте о себе с другой точки зрения . Один из подходов к самоанализу состоит в том, чтобы понять, что наши сильные стороны также могут быть нашими слабостями, и переосмыслить их как таковые с целью размышления. Если вы перфекционист, то вы делаете потрясающую работу, но она может быть медленной и неэффективной. Если вы отлично сотрудничаете, вы можете плохо справляться с конфликтами. Подумайте, как вы можете использовать свои сильные стороны и понять свои слабые стороны, чтобы улучшить свою практику и уверенность в себе.
        • Запросить отзыв . Спросите свою команду – как у вас дела на работе и что вы можете сделать лучше? Ваш регистратор идеально подходит для того, чтобы прокомментировать ваши повседневные дела. Подумайте о том, чтобы узнать у друзей и семьи их честное мнение о ваших сильных и слабых сторонах. Будьте готовы к некоторым резким ответам — часто именно из них вы узнаете больше всего.
        • Анализ ключевых событий . Подумайте о моменте в течение недели, который был особенно напряженным, и попытайтесь понять, почему вы восприняли его таким образом. Возможно, у вас был особенно напряженный день, и это повлияло на ваше настроение. Почему это было? Было ли это количество работы или характер задач? В ситуации, когда вы, возможно, не в состоянии контролировать внешние факторы, распознавание своих личностных тенденций и модулирование своей реакции на эти внешние стрессоры может помочь вам. Если вам очень трудно или неприятно исследовать стрессовые события самостоятельно, сделайте это с другом, коллегой или воспользуйтесь бесплатной конфиденциальной консультационной службой, такой как программа помощи сотрудникам в вашей больнице.
        • Проверь себя . Обычно используются опросники, такие как опросник Myer Briggs Type Indicator, который может оценить такие черты личности, как интроверсия, экстраверсия, восприятие и суждение. Обратите внимание, что они не основаны на фактических данных, так что просто получайте удовольствие и относитесь к этому с недоверием.

        Общие черты личности врачей

        В ряде исследований оценивались черты личности врачей. Исследование голландских анестезиологов показало, что нейротизм является наиболее важным фактором, увеличивающим риск психологического дистресса и эмоционального выгорания, в то время как экстраверсия является защитной (1). Исследование жителей Японии показало, что люди с высокой склонностью к сотрудничеству значительно чаще подвергались выгоранию, а люди с высоким уровнем избегания вреда и низкой самонаправленностью были значительно более склонны к депрессивным состояниям (2). Опрос 1178 канадских врачей показал, что 53% идентифицируют себя с термином «трудоголик», 62% — с «личностью типа А» и 35% — с «помешанным на контроле» (3).

        Три общие слабости

        Хотя есть много уникальных областей, в которых каждый из нас может улучшиться, есть несколько общих черт характера врачей, которые могут указывать на слабости. Давайте поговорим о трех распространенных недостатках, а также о некоторых советах моих друзей, коллег и меня самого о том, как на них ориентироваться.

        Черты характера врача: невротизм

        • Невротизм — одна из наиболее распространенных черт личности врачей. Это может мотивировать нас работать усерднее, поддерживать высокие стандарты и достигать целей. Обратной стороной является то, что невротизм может сделать жизнь более напряженной, чем нужно, как для вас, так и для окружающих. Чрезмерно невротический врач может вызвать напряженность и стресс в коллективе, неэффективное использование имеющихся ресурсов, выгорание и плохие результаты лечения пациентов. В статье BMJ о перфекционизме предлагаются некоторые ранние предупредительные признаки (4): мышление «все или ничего», микроуправление членами команды, неумение делегировать полномочия, неспособность прощать мелкие ошибки, неудовлетворенность успехом, прокрастинация, чтобы избежать возможности совершить ошибку. ошибкой и неустанным стремлением к успеху без похвалы других.
        • Что вы можете с этим сделать? Один из подходов состоит в том, чтобы сделать сознательное усилие, чтобы уменьшить влияние вашего невротизма на других. Если вы резидент, которому трудно делегировать полномочия своему стажеру, обсудите с ним, какие задачи вы хотели бы делегировать, и найдите время, чтобы обсудить, как их следует выполнять. Примите тот факт, что пока конечная цель безопасности пациентов достигнута, им не нужно выполнять задачу точно так же, как вы. Поговорите со старшим коллегой в вашей команде — узнайте взгляд со стороны на вашу работу и то, над чем вы можете работать. Не забывайте также думать о своих сильных сторонах и хвалить себя за то, что вы сделали хорошо. Чтобы узнать больше о том, как справиться с перфекционизмом, прочитайте эту статью «Давление совершенства в медицине» (6).

        Черты характера доктора: Гнев

        • Гнев может проявляться в спектре от полной потери самообладания на рабочем месте до более мягких форм, таких как нетерпение и нетерпимость. Новак и др. предложить врачам задать себе следующие вопросы (5): «Какие пациенты вызывают у меня гневную реакцию? Какие рабочие ситуации меня злят и почему?»
        • Гнев на рабочем месте может привести к нарушению межличностных отношений, эмоциональному стрессу для коллег и пациентов, плохому общению и эмоциональному выгоранию врача. Постарайтесь распознать типичные ситуации на работе, которые вызывают у вас гнев или нетерпение. Подумайте, что вы можете сделать, чтобы смягчить, разрешить или избежать этой ситуации в будущем. Например, если вы были резки со стажером, который позвонил вам с консультацией в неудачное время, в следующий раз попросите его или ее перезвонить через час. Если консультация была представлена ​​плохо, найдите минутку, чтобы снова поставить себя на место стажера. Это может быть легче сказать, чем сделать, и может потребоваться, чтобы вы уделили время и сосредоточились на том, как вы исправите ситуацию: научите ее или его, как лучше консультировать, или, если вам нужна дополнительная информация, специально попросите стажера получить это, и перезвонить вам, когда он будет доступен. Если вы знаете, что есть факторы, которые ухудшают ваше настроение, такие как плохой сон или недостаток кофеина, примите дополнительные меры предосторожности, чтобы избежать этих факторов и убедиться, что вы находитесь в наилучшем настроении для работы. Дополнительные полезные советы можно найти в статье Кена Лю «Как не выйти из себя на работе» (7).

        Черты характера доктора: Гордость

        • Гордость является здоровой чертой всех людей. У всех нас должны быть достижения, навыки и качества, которыми можно гордиться. Однако излишняя гордость может сделать человека неспособным признать или признать свои ошибки, менее сосредоточенным на интересах своих пациентов или поставить под угрозу свою честность в попытке сохранить представление о себе. На рабочем месте примеры включают в себя не задавать важный вопрос своей команде, потому что вы не хотите показаться неосведомленным, скрывать или не признавать ошибку или быть слишком гордым, чтобы просить эмоциональной поддержки от своих коллег, когда жизненные и рабочие стрессы сбить тебя.
        • Хотя вы никогда не должны пытаться выбрасывать гордость в окно, вы можете предпринять шаги, чтобы ваша гордость не мешала заботе о вашем пациенте. Методы борьбы с гордыней аналогичны методам развития самосознания: ищите честную обратную связь и размышляйте о своих сильных и слабых сторонах. Поговорите со своими сверстниками об их опыте и поймите, что ни вы, ни кто-либо другой не совершенны. Не бойтесь показывать то, чего не знаете — учитесь на этом. Ставьте в приоритет свою честность и безопасность пациента, а не самооценку. Многие из самых уважаемых старших врачей также являются самыми скромными.

        Как избежать выгорания

        Хотя этот блог посвящен распознаванию и изменению негативного поведения для уменьшения стресса и выгорания (8), помните, что существует множество других способов уменьшить выгорание. Позитивное самоподкрепление и похвала, физические упражнения, здоровое питание и здоровый сон, уделение времени общению с друзьями и семьей и участие в любимых хобби — все это важные способы, с помощью которых вы также можете улучшить свое настроение. Эта замечательная статья дает больше идей о том, как снять стресс (9).

        Зачем познавать себя?

        Так почему же врачам так важно знать себя?

        Будучи младшими врачами, мы работаем в системе здравоохранения, где многие факторы находятся вне нашего контроля, например, объем работы, финансирование больниц и наличие рабочих мест. Распознавание изменяемых факторов в нашей жизни, в том числе самих себя, и воздействие на них может помочь нам уменьшить стресс и повысить удовлетворение от работы, улучшить нашу командную работу и избежать эмоционального выгорания.

        Помните, что значительные изменения никогда не бывают мгновенными и что есть много мест, где можно получить помощь; ваши друзья, семья, коллеги, наставник или профессиональные консультации. Первый шаг — распознать ситуации, в которых определенные черты становятся контрпродуктивными, прежде чем обдумывать, как мы можем обойти это. Это медленный, сознательный процесс, и могут быть дни, когда у вас это получается лучше, чем в другие. Никто не идеален, поэтому и врачи не должны быть идеальными.

        Ссылки

        1. Van der Wal RA, Bucx MJ, Hendriks JC, Scheffer GJ, Prins JB. Психологический дистресс, выгорание и личностные черты голландских анестезиологов: опрос. Европейский журнал анестезиологии . 2016;33(3):179-86. DOI: 10.1097/EJA. 0000000000000375. Резюме доступно по ссылке: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26575009
        2. Миёси Р., Мацуо Х., Такеда Р., Комацу Х., Абэ Х., Исида Ю. Выгорание у жителей Японии и его связи с темпераментом и характером. Азиатский журнал психиатрии . 2016; 24:5-9. DOI: 1016/j.ajp.2016.08.009. Резюме доступно по адресу: http://europepmc.org/abstract/med/27931906
        3. .
        4. Лемер Дж. Б., Уоллес Дж. Э. Как врачи идентифицируют себя с предопределенными личностями и связаны с воспринимаемой производительностью и результатами в отношении здоровья: перекрестное исследование. BMC Health Services Research .2014; 14: 616. DOI:1186/s12913-014-0616-z. Доступно по адресу: https://bmchealthservres.biomedcentral.com/articles/10.1186/s12913-014-0616-z
        5. Питерс М., Кинг Дж. Перфекционизм у врачей. Британский медицинский журнал. 2012; 344:e1674. DOI: 10.1136/bmj.e1674. Резюме доступно по адресу: http://www.bmj.com/content/344/bmj.e1674.long
        6. Новак Д. Х., Сучман А.Л., Кларк В., Эпштейн Р.М., Найберг Э., Каплан С. Калибровка врача: личная осведомленность и эффективный уход за пациентом. Журнал Американской медицинской ассоциации . 1997;278(6):502-9. DOI: doi:10.1001/jama.1997.03550060078040. Резюме доступно по адресу: http://jamanetwork.com/journals/jama/article-abstract/4179.47

        Полезные ресурсы

        • Спасательный круг 13 11 14
        • Профессиональная ассоциация помощи сотрудникам Австралазии

        Скачать премиум темы для WordPress бесплатно

        Скачать темы для WordPress

        Скачать лучшие темы для WordPress бесплатно

        Скачать лучшие темы для WordPress бесплатно

        Курс udemy скачать бесплатно

        скачать прошивку lenevo

        Скачать премиум темы для WordPress

        бесплатный онлайн-курс

        Медицинский регистратор в больнице Royal North Shore. Линда увлечена медицинским образованием и верит в создание открытой культуры поддержки для молодых врачей. Она также проявляет особый интерес к эндокринологии и связанным с ней исследованиям. По иронии судьбы, в свободное время она увлекается выпечкой весьма калорийных изделий.

        onthewards является зарегистрированным товарным знаком (1784140), одобренным ACNC как зарегистрированная благотворительная организация | АБН 51 198 764 539

        Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution 2.0 Generic License

        Мы используем файлы cookie, чтобы понять, как используется сайт, а также улучшить содержание и предложения на нашем сайте. Если вы продолжите использовать наш веб-сайт, мы будем считать, что вы согласны получать все файлы cookie на этом веб-сайте. ОКЕЙ, СПАСИБО

        Политика конфиденциальности и использования файлов cookie

        6 основных качеств для врачей

        Если вы планируете изучать медицину, вам наверняка захочется узнать разницу между тем, как быть врачом, и тем, как быть хорошим врачом. Стать врачом — это не то, что происходит за одну ночь — это серьезное обязательство, на получение которого уходят годы, и которое ведет к профессии на всю жизнь. Прежде чем подать заявку на изучение медицины, мы считаем, что вам нужно знать, какие черты личности необходимы для того, чтобы быть заботливым и успешным врачом, поэтому мы составили этот список из шести основных черт, которые помогут вам стать отличным врачом и помогут вам чтобы увидеть, если вы вырезали, чтобы изучать медицину! Это далеко не все, что вам нужно, чтобы стать хорошим врачом, но это шаг в правильном направлении, если вы чувствуете, что уже обладаете большинством из этих качеств. Если нет, то вы знаете, что вам следует развивать, прежде чем вы начнете изучать медицину.

        Профессиональный

        Чрезвычайно важно, чтобы вы вели себя профессионально во всех своих действиях. Ваше медицинское образование, вероятно, будет включать в себя обсуждение того, что означает профессионализм и что вам нужно делать на практике, но есть несколько ключевых понятий, которые являются универсальными.

        Конфиденциальность между врачом и пациентом чрезвычайно важна. Это фундаментальное направление медицинской этики. Это также включает в себя поддержание профессиональной дистанции от ваших пациентов. Они должны чувствовать себя в вашей компании в безопасности, чтобы раскрывать информацию по своему усмотрению, и они должны быть уверены, что все, что они скажут, не покинет ваш офис.

        В. Вы плохо храните секреты и немного сплетничаете?

        Если да, то возможно эта профессия не для вас.

        Не менее важны уважение и справедливость. Хороший врач должен уметь одинаково лечить всех пациентов, независимо от их этнической принадлежности, образа жизни или поведения. Ваша работа заключается в том, чтобы лечить своих пациентов, а не судить их. Вы никогда не знаете, кто может быть следующим человеком, который войдет в вашу приемную — будь то член королевской семьи или несчастный бездомный, важно уделять каждому пациенту ту же заботу и внимание, что и вы. ожидали бы от своего врача, если бы вы были на их месте.

        Врачи должны постоянно поддерживать свой профессионализм на работе

        Сочувствие

        Исследования показали, что пациенты, которые чувствуют, что их врач установил подлинную эмпатическую связь – попытку понять, как они себя чувствуют и как их состояние влияет на их повседневная жизнь – на самом деле уменьшится боль. Если пациент чувствует, что о нем заботится правильный врач, который проявляет интерес к его благополучию, его тело подавляет осознание боли, и он быстрее выздоравливает.

        И наоборот, стресс от плохого врача, который не проявляет интереса, может фактически продлить страдания пациента. Эмпатия — очень мощная вещь, и она является неотъемлемой частью поведения любого врача у постели больного.

        В. Легко ли вам понять проблемы ваших друзей, даже если вы ничем не можете им помочь?

        Если да, то это хороший признак того, что у вас уровень эмпатии выше среднего, необходимый для того, чтобы быть хорошим врачом.

        Внимательный

        Некоторые врачи стараются принять к себе как можно больше пациентов. Они будут торопить встречи и принимать быстрые решения. Часто это происходит потому, что они пытаются достичь целей или избежать длинных очередей в своей комнате ожидания, но это не всегда лучше для пациентов.

        Хороший врач задаст на несколько вопросов больше, чем нужно, проведет больше времени со своими пациентами и наладит отношения. Это поможет пациенту быть честным с врачом, что значительно облегчит ему диагностику любой болезни или недомогания.

        Вы можете обнаружить, что у вас есть приблизительное представление о том, что не так с вашим пациентом в течение первой минуты его визита, но пока вы не копнете глубже и не получите реального понимания его ситуации, вы не сможете лечить его. в меру своих возможностей. Делать все возможное и относиться к каждому пациенту как к личности, а не как к статистике, — это ключевая часть работы врача, и это то, что поможет вам избежать любых осложнений, вызванных сокращением пути.

        В. Выполняете ли вы домашнюю работу в меру своих способностей или достаточно, чтобы выполнить ее и получить хорошую оценку?

        Делать больше, чем может потребоваться, — часть работы врача. Это определенно не офисная работа с 9 до 17, и вы не должны так думать об этом.

        Прогрессивный (дальновидный)

        Медицинская отрасль постоянно меняется, и важно, чтобы вы всегда были готовы быть в курсе новых открытий, инновационных исследований и появляющихся теорий. Даже после того, как вы закончите обучение, вы не должны прекращать обучение. Вы также должны анализировать все, что читаете. Есть несколько известных примеров медицинских открытий, изменивших методы работы многих профессионалов, которые впоследствии были дискредитированы. Последствия этих ошибок огромны и в некоторых случаях ощущаются спустя целое поколение.

        Никто не ожидает, что вы всегда будете совершенны или правы, но очень важно, чтобы вы могли понимать последствия ошибок или неверных суждений и поддерживать свои знания в актуальном состоянии.

        В. Можете ли вы быть в таком же восторге от последних медицинских документов, как и от нового альбома вашей любимой группы?

        Крайне важно, чтобы вы были в курсе таких вещей, как Британский медицинский журнал (BMJ) — вы можете узнать о новой процедуре, которая может спасти жизнь вашим пациентам, прочитать о случае, который вдохновит вас на ваш диагноз, или найти конференцию, на которой вы можете развиваться в своей области специализации.

        Спокойствие

        Медицинские работники ежедневно работают с человеческим телом, и это не всегда приятно. Часто могут быть незнакомые ситуации, а иногда они могут быть довольно ужасными: это особенно верно для медиков, работающих в отделении неотложной помощи или хирургов, работающих в операционной.

        Важно, чтобы вы были в состоянии справиться с этими ситуациями, чтобы решать ситуации спокойно и вдумчиво. У вас должна быть ясная голова, чтобы вы могли принимать правильные и быстрые решения, когда это необходимо. Делая это и сохраняя спокойствие, пациент и его семья увидят, что вы контролируете ситуацию, и им будет легче доверять вам.

        В. Считаете ли вы себя нерешительным или, наоборот, быстро принимаете необдуманные решения?   Вас легко вывести из себя?

        Если да, то вам следует поработать над этим, прежде чем задуматься о карьере врача.

         Наиболее тяжелыми случаями занимаются отделения неотложной помощи, работающие с бригадами скорой помощи парамедиков

        Трудолюбивые

        Люди всегда нуждаются в медицинской помощи; независимо от времени суток или дня года кому-то понадобится медицинская помощь. Работа в медицинской профессии часто означает долгий рабочий день, выходные и праздничные дни. Вы можете часто сталкиваться с проблемами нехватки персонала, и есть вероятность, что большую часть дней вам придется очень много работать.

        В. Вы из тех людей, которые остаются до тех пор, пока что-то не будет закончено, или вы бы оставили что-то незавершенным, чтобы уйти вовремя?

        К сожалению, люди не могут постоянно болеть, когда вы на работе. Иногда вам придется задержаться допоздна, чтобы закончить обход, проверить пациента или завершить экстренную операцию. Это, возможно, самая сухая черта — если вы не хотите быть трудолюбивым, вы не станете хорошим врачом и не должны тратить свое время и деньги на обучение, чтобы им стать.

        В дополнение к хорошим перспективам трудоустройства после университета и разумной начальной заработной плате и пакету для молодых врачей, изучение медицины в университете — это очень интересный, увлекательный и полезный способ провести время, где вы узнаете много нового о себе и о том, как вы работать, даже если вы не решите делать карьеру в области медицины. Пятилетний курс — это серьезное обязательство, но оно может подготовить вас к жизни с навыками, необходимыми для того, чтобы присоединиться к почетной профессии врача.

        Нравится:

        Нравится Загрузка…

        Черты личности и выбор профессии среди врачей в Финляндии: сектор занятости, контакт с клиническим пациентом, специальность и смена специальности | BMC Medical Education

        • Исследовательская статья
        • Открытый доступ
        • Опубликовано:
        • Сари Муллола ORCID: orcid.org/0000-0001-7566-714X 1,2 ,
        • Кристиан Хакулинен 3 ,
        • Джастин Пресс 5,6 ,
        • Дэвид Гимено Руис де Порт. &
        • Марко Эловайнио 3,4  

        Медицинское образование BMC том 18 , номер статьи: 52 (2018) Процитировать эту статью

        • 20 тыс. обращений

        • 29 цитирований

        • 4 Альтметрика

        • Сведения о показателях

        Abstract

        Background

        Личность влияет на адаптацию человека к конкретной работе или организации. Мало что известно о различиях в личностных чертах между медицинской карьерой и выбором специальности после окончания медицинского вуза, когда он фактически практикует разные медицинские специальности. Более того, остается в значительной степени неизученным, влияют ли личностные черты на важный выбор карьеры, такой как выбор работы в частном или государственном секторе или при контакте с клиническими пациентами, а также на смену специальности. В национально репрезентативной выборке финских врачей ( N  = 2837) мы исследовали, как черты личности связаны с выбором медицинской карьеры после окончания медицинского вуза, с точки зрения сферы занятости, контакта с пациентом, медицинской специальности и смены специальности.

        Методы

        Оценка личности проводилась с использованием сокращенной версии опросника Большой пятерки (S-BFI). Был проведен анализ ковариации с помощью апостериорных тестов для попарных сравнений, скорректированных по полу и возрасту с учетом вмешивающихся факторов (сфера занятости, контакт с клиническим пациентом и медицинская специальность).

        Результаты

        Высшее Открытость была связана с работой в частном секторе, специализацией в психиатрии, сменой специальности и отсутствием практики с пациентами. Более низкая открытость была связана с большим количеством контактов с пациентами и специализацией в области общей практики, а также офтальмологии и оториноларингологии. Более высокая добросовестность была связана с большим количеством контактов с пациентами и специализацией в области хирургии и других внутренних болезней. Более низкая добросовестность была связана со специализацией по специальностям психиатрии и госпитальной службы. Высшее покладистость была связана с работой в частном секторе и специализировалась на общей практике и гигиене труда. Меньшая покладистость и нейротизм были связаны со специализацией в хирургии. Высшая экстраверсия была связана со специализацией в педиатрии и сменой специальности. Более низкая экстраверсия была связана с отсутствием практики с пациентами.

        Выводы

        Результаты показали, что отличительные черты личности связаны с карьерой врача и выбором специальности после медицинской школы независимо от известных смешанных факторов. Открытость была наиболее последовательной чертой личности, связанной с выбором профессии врача с точки зрения сферы занятости, количества контактов с клиническими пациентами, выбора специальности и смены специальности. Консультирование по вопросам медицинской карьеры и профессиональная ориентация, ориентированные на личность, во время и после медицинского образования могут улучшить соответствие человека работе среди врачей.

        Отчеты экспертной оценки

        История вопроса

        Подготовка врача в медицинском институте и по специализации требует значительных вложений ресурсов, что в конечном итоге приносит пользу здоровью пациентов и населения. Однако, поскольку во всем мире по-прежнему отмечается нехватка медицинского персонала [1, 2], о чем свидетельствуют невыходы на работу, стресс и текучесть кадров среди врачей [3, 4], крайне важно обеспечить правильное соответствие между врачами и выбранными ими карьерами и специальностями. .

        Хотя на карьеру врача и выбор специальности влияет множество факторов [5,6,7], предполагается, что личностные качества являются одними из наиболее важных определяющих факторов на индивидуальном уровне [5, 8,9,10,11,12,13,14,15]. Теория соответствия человека работе [16] постулирует, что черты личности являются важным фактором, определяющим, как человек будет адаптироваться к конкретной работе или организации. Личность относится к аффективным, эмпирическим и мотивационным характеристикам людей, которые отражают их ценности, отношения и стратегии выживания [17]. Большой объем эмпирических исследований дает убедительные доказательства важности личности в прогнозировании соответствия личности и работы врачей-стажеров [18]. Предыдущие исследования, посвященные изучению связи между чертами личности и медицинской карьерой, были сосредоточены на студентах-медиках [5, 14, 19].,20,21,22,23,24,25,26] и некоторых специальностей, в основном хирургии [19, 20, 23, 27] и психиатрии [20, 21, 22, 23, 27], с частично противоречивыми результатами [ 5, 19, 21,22,23, 27]. Студенты-медики, предпочитающие хирургию другим специальностям, показали более высокую экстраверсию [19] и более низкую покладистость [20], но непостоянные различия в невротизме [19, 27], а также отсутствие различий в каких-либо отличительных характеристиках [23] по сравнению с другими специальностями. Студенты психиатрии проявляют более низкую добросовестность по сравнению с хирургами [20], более высокую открытость [21,22,23], невротизм [23] и покладистость [21] по сравнению с другими специальностями.

        Однако предполагается, что вклад личностных качеств в производительность и успех в медицине больше в медицинской практике, чем в медицинском образовании [18, 28]. Решение стать врачом является образовательным выбором, в то время как выбор специальности рассматривается как выбор профессии, который отражает то, как типы личности будут взаимодействовать с рабочей средой медицинской специальности и как специалисты изменят свою медицинскую практику в рамках специальности, чтобы лучше соответствовать своей личности [21]. , 28]. Однако мало что известно о том, как личностные черты влияют и изменяют медицинскую специализацию и выбор профессии практикующими врачами после окончания медицинского вуза при фактической практике и опыте работы по различным медицинским специальностям, которые различаются по требованиям, условиям работы, распорядку дня, наградам и профессиональным интересам [21, 29].

        Кроме того, нынешние исследования и будущие направления в связи между личностными чертами и выбором медицинской карьеры предполагают, что выражение личностно-значимого поведения, а также прогностическая достоверность личностных черт для соответствия человека работе в медицине зависит от контекста, имея как затраты, так и преимущества, которые становятся очевидными в дальнейшей карьере и особенно в клинической практике [28, 30, 31]. Это означает, что черты личности, традиционно воспринимаемые как «хорошие», такие как добросовестность, также имеют «темную сторону», а «плохие» черты, такие как невротизм, имеют «светлую сторону» с точки зрения клинической практики врачей. и самочувствие на работе [28, 31]. Например, добросовестность, которая оказалась наиболее значимым предиктором пригодности человека к работе в медицинском образовании [18], может быть достоверным предиктором в клинических контекстах, где проявляется более высокая добросовестность (например, хирургическая операция), но менее достоверной в клинических условиях. контекстах, где это не так выразительно (например, взаимодействие с пациентом или клиническая практика, требующая гибкости) [28]. Точно так же слишком низкий уровень невротизма вместе с тревогой может препятствовать приобретению медицинских знаний и навыков и, следовательно, замедлять профессиональное развитие [30]. Это может иметь последствия для восприятия врачом того, что человек-работа соответствует текущей специальности, и дополнительно влиять на его / ее процесс принятия решений о карьере и выбор с точки зрения сектора занятости, объема и типа клинической работы с пациентом и потенциальной смены специальности, для пример [21].

        Тем не менее, исследователи и специалисты в области медицинского образования подчеркивают важность изучения дифференциального прогнозирования личностных черт на протяжении всей медицинской карьеры и того, как личностные черты влияют на выбор и изменение карьеры специалистов в долгосрочной перспективе при работе по определенной специальности [28, 30, 31]. В исследованиях, изучающих ординаторов в клинической практике, использовались небольшие нерепрезентативные выборки [27, 32, 33, 34] или были сосредоточены только на определенных специальностях, таких как хирургия [9]., 33, 35]. Более того, вопрос о том, способствуют ли личностные черты важному выбору карьеры, например, работа в частном или государственном секторе, с контактом с клиническим пациентом или без него, а также со сменой специальности, остается в значительной степени неизученным [18]. Что известно на общем уровне, так это то, что факторы, связанные с работой, и практические сценарии, связанные с государственным и частным секторами, связаны с типом и объемом клинической работы пациента, которая, в свою очередь, может быть сочтена привлекательной для разных типов личности. [18, 36, 37]. Насколько нам известно, изменение выбора специальности изучалось только в одном исследовании, да и то среди недавно окончивших вузы [5]. Выявлено, что младшие врачи, выбравшие психиатрию, чаще меняют свою специальность, чем те, кто выбрал общую практику [5]. Однако стабильность их выбора была связана не с личностью и уверенностью или удовлетворенностью медициной в целом, а с удовольствием и факторами образа жизни, связанными со специальностью. Подводя итог, можно сказать, что в нашем понимании роли личности в выборе карьеры медицинскими специалистами в долгосрочной перспективе существует значительный пробел для развития медицинского консультирования по вопросам карьеры и вмешательств, а точнее, для помощи студентам и медицинским работникам в выборе медицинской карьеры, которая им подходит. наилучшим образом соответствуют их характеру и индивидуальным предпочтениям.

        В общенациональной репрезентативной выборке финских врачей ( N  = 2837) мы исследовали, как личностные качества связаны с выбором медицинской карьеры после окончания медицинского вуза, с точки зрения сектора занятости, контактов с пациентами, медицинской специальности и смены медицинского учреждения. специальность.

        Методы

        Дизайн исследования

        Ретроспективное поперечное когортное исследование.

        Население и сбор данных

        Данные взяты из продолжающегося продольного исследования медицинских работников Финляндии (HPS) [38, 39]. HPS состоит из исходных данных, собранных в 2006 г., и двух контрольных точек измерения в 2010 и 2015 гг. В 2006, 2010 и 2015 гг. из базы данных, поддерживаемой Финская медицинская ассоциация (FMA) [40], включая всех действующих лицензированных врачей в Финляндии. Каждый участник выборки получил по электронной почте приглашение принять участие в веб-опросе, за которым последовали два электронных письма с напоминаниями. Тем, кто не ответил, один раз была отправлена ​​почтовая анкета. Частота ответов составила 57%, 55% и 50% соответственно. Мы включили данные из каждой точки измерения (2006, 2010, 2015) только от врачей, которые участвовали по крайней мере в 2015 году и у которых были данные по всем переменным исследования. HPS является репрезентативным для подходящего населения с точки зрения пола, возраста и сферы занятости [38].

        Процедуры и гипотезы исследования

        Мы изучили связи между личностными чертами и различными вариантами медицинской карьеры с точки зрения сектора занятости (частный против государственный), количества контактов с клиническими пациентами, выбора специальности и смены специальности, используя большая национально репрезентативная выборка работающих в настоящее время и лицензированных финских врачей, представляющих 12 различных категорий специальностей. Мы также рассмотрели потенциальные гендерные различия в чертах личности, предложенные предыдущими исследованиями [13, 18, 23]. Мы ожидали обнаружить отличительные личностные черты, связанные с карьерой врача и выбором специальности 9.0308 после медицинской школы, независимо от известных мешающих факторов в рамках специальности. Поскольку наше исследование содержит больше популяционных данных с более частой и конкретной категоризацией специальностей по сравнению с предыдущими недавно проведенными исследованиями по этой теме [19, 20, 22, 23, 27], а также из-за противоречивости результатов исследований, проведенных среди медицинских резиденты специальности после окончания медицинского вуза [9, 27, 32, 33, 35], более конкретные гипотезы не оценивались.

        База данных и определения

        Медицинская специальность

        Медицинская специальность была указана самостоятельно в 2006, 2010 и 2015 годах. Сначала респонденты указали, являются ли они специалистами или неспециалистами. В Финляндии для получения степени специалиста-медика требуется от пяти до шести лет медицинской практики, включая не менее девяти месяцев работы в центрах общественного здравоохранения, прохождение теоретических и административных курсов и получение проходного балла на национальном письменном экзамене. Во-вторых, специалистов просили указать свою специальность. Если у них было более одной специальности, им рекомендовалось указать самую последнюю из них. В-третьих, 12 различных специальностей были классифицированы в соответствии с официальной классификацией FMA [40]: (1) анестезиология и реаниматология, (2) хирургия (включая все хирургические специальности), (3) педиатрия (включая детскую неврологию и детские болезни). ), (4) Акушерство и гинекология, (5) Психиатрия (включая детскую психиатрию, подростковую психиатрию и судебную психиатрию), (6) Радиология, (7) Терапия и онкология, (8) Офтальмология и оториноларингология, (9)) Другие специальности внутренней медицины (например, эндокринология, гастроэнтерология, дерматология и аллергология), (10) гигиена труда и (11) общая практика, (12) специальности больничного обслуживания (например, клиническая микробиология, судебная медицина, клиническая генетика). В анализе использовалась самая последняя специальность.

        Личность

        Черты личности оценивались в 2015 году с использованием Пятифакторной модели личности (ПФМ) [41, 42], наиболее устоявшейся в разных странах и культурах системы, которая исследует нормальные черты личности взрослого человека [43]. FFM состоит из пяти параметров личности: экстраверсия (относится к склонности к общению, активности и положительным эмоциям), добросовестность (относится к склонности к настойчивости, организованности и ориентированности на достижения), открытость опыту (относится к склонности к быть любопытным, чувствительным и открытым для разнообразия), покладистостью (имеется в виду склонность к доверчивости, сотрудничеству и сочувствию) и невротизм (имеется в виду склонность к беспокойству и отрицательным эмоциям, таким как страх и/или гнев). Мы использовали сокращенную версию опросника Большой пятерки (S-BFI) из 15 пунктов [41], который состоит из трех пунктов на каждую черту личности, оцениваемую по 5-балльной шкале Лайкерта от 1 (полностью не согласен) до 5 (полностью согласен). ). Надежность измерений (альфа Кронбаха; α) варьировала от удовлетворительной до хорошей; экстраверсия (α = ,83), добросовестность (α = ,60), открытость (α = ,70), покладистость (α = ,52) и нейротизм (α = ,79).).

        Пол, возраст, сфера занятости и контакт с клиническим пациентом

        Пол, возраст, сфера занятости и профессия пациента сообщались в 2006, 2010 и 2015 годах. Было выбрано самое последнее значение в течение интервалов измерений. Сектор занятости подразделялся на государственный (больница, первичная медико-санитарная помощь, другое муниципальное учреждение практики, государственное учреждение или учреждение) или частный (университет, частная практика, включая частные медицинские центры или клиники; фонд, ассоциация или организация; и другие, такие как фармацевтическая промышленность). Когда работа пациента рассматривалась как ковариата, она рассматривалась как непрерывная переменная, относящаяся к еженедельным рабочим часам, о которых врач сообщал самостоятельно, при контакте с клиническим пациентом. При рассмотрении в качестве переменной результата работа пациента была обозначена четырьмя уровнями, относящимися к количеству часов работы врача в неделю с клиническим контактом с пациентом, и закодирована как (0) отсутствие контакта с клиническим пациентом (0 часов в неделю), (1) некоторое количество часов. контакт с клиническим пациентом (1–12 часов в неделю), (2) контакт с клиническим пациентом примерно половину рабочего времени в неделю (13–26 часов в неделю) и (3) контакт с клиническим пациентом большую часть рабочего времени в неделю (27 часов в неделю). неделя и более).

        Анализ данных

        Все анализы проводились с использованием ковариационного анализа (ANCOVA с апостериорными тестами для попарных сравнений) с поправкой на демографические данные (пол и возраст) и различные комбинации вмешивающихся факторов, влияющих на повседневную работу врачей (сфера занятости, контакт с клиническими пациентами и медицинская специальность). Черты личности (экстраверсия, добросовестность, открытость опыту, покладистость и невротизм) были стандартизированы (среднее значение = 0; стандартное отклонение, SD = 1) и проанализированы отдельно со значением вероятности p  < 0,05 устанавливается как уровень значимости. Все анализы проводились с помощью программного пакета StataMP 14.2.

        Сначала мы изучили гендерные различия в личностных чертах с поправкой на возраст, сектор занятости (государственный или частный), специальность и контакт с клиническим пациентом (количество часов в неделю рассматривается как непрерывная переменная). Во-вторых, мы исследовали, может ли пол врачей смягчить связь между личностными чертами и выбором медицинской специальности после поправки на возраст, сферу занятости и контакт с клиническими пациентами. Черты личности по гендерным взаимодействиям для выбора специальности рассматривались в каждой черте личности отдельно. Поскольку связи между личностными чертами и выбором специальности не различались в зависимости от пола врача, все последующие анализы проводились для женщин и мужчин одновременно.

        В-третьих, мы исследовали ассоциации личностных качеств с сектором занятости с поправкой на пол, возраст, контакт с клиническим пациентом (рассматриваемый как непрерывная переменная) и специальность. В-четвертых, мы исследовали ассоциации личностных черт с контактом с клиническим пациентом (рассматриваемым как четырехуровневая категориальная переменная) с поправкой на пол, возраст, сферу занятости и специальность. В-пятых, мы исследовали ассоциации личностных качеств с медицинской специальностью с поправкой на пол, возраст, сферу занятости и контакт с клиническим пациентом (рассматриваемый как непрерывная переменная).

        Наконец, мы рассмотрели ассоциации личностных черт со сменой специальности в интервалах измерений с поправкой на пол, возраст, сферу занятости и контакт с клиническим пациентом. Для этого из анализа были исключены специалисты, впервые ответившие на опрос только в 2015 г. ( n  = 1650), так как к тому времени у них не было возможности сменить специальность. Также те, у кого отсутствовали данные по некоторым контрольным переменным ( n = 201) были исключены из анализа по смене специальности.

        Этика

        Комитет по этике Финского национального научно-исследовательского центра здравоохранения и социального обеспечения одобрил протокол исследования. Информированное согласие было получено от всех участников исследования. Поскольку данные исследования были получены из репрезентативной выборки профессиональной когорты с выявленными рисками, данные не были доступны в открытом доступе. Однако данные можно получить по запросу, связавшись с профессором Марко Эловайнио ([email protected]) и подписав официальное соглашение о пользовании данными.

        Результаты

        Из 4145 врачей, принявших участие в опросе в 2015 г., 4005 предоставили информацию обо всех личностных качествах. Из них мы исключили 440 респондентов, не являющихся специалистами, и 728 специалистов, у которых отсутствовали данные по некоторым исследуемым переменным. Всего 2837 медицинских специалистов составили окончательную выборку, что составляет 68,4% от первоначальной выборки.

        Выборку исследования составили 2837 медицинских специалистов (65% женщины) со средним возрастом 49,4 года (стандартное отклонение (СО) = 11,19).; от 25 до 72 лет). Характеристики исследуемой выборки представлены в Таблице 1. Большинство медицинских специалистов работали в государственном секторе (73%) и имели контакт с клиническими пациентами не менее половины или более (72%) своего рабочего времени в неделю. Общая врачебная практика (19,8%) и другие специальности внутренней медицины (15,3%) (например, эндокринология, гастроэнтерология, дерматология и аллергология) составляли самые большие группы специалистов. Женщины составляли большинство респондентов по всем остальным специальностям, кроме хирургии, где преобладали мужчины (65,1%). Женщины-специалисты также были моложе и чаще работали в государственном секторе, чем в частном, по сравнению с мужчинами-специалистами.

        Таблица 1 Основные характеристики 2837 финских врачей по полу и специальностям

        Полная таблица

        Гендерные различия в личностных чертах по специальностям (с поправкой на возраст, сферу занятости и количество контактов с клиническими пациентами) показаны на рис. 1. Женщины-специалисты показали более высокие баллы по экстраверсии, добросовестности и невротизму, но более низкие по открытости по сравнению со специалистами-мужчинами в среднем. Гендерных различий в уступчивости не наблюдалось.

        Рис. 1

        личные качества финских врачей ( N  = 2837) по специальности и полу. Единицами являются стандартизированные коэффициенты регрессии (β) и 95% доверительные интервалы. Анализы скорректированы с учетом возраста, сектора занятости (90 308 частных лиц по сравнению с 90 309 государственных) и количества контактов с клиническими пациентами (часов в неделю). Категории специальностей: 1. Анестезиология и реаниматология; 2. Хирургия; 3. Педиатрия; 4. Акушерство и гинекология; 5. Психиатрия; 6. Радиология; 7. Терапия и онкология; 8. Офтальмология и оториноларингология; 9. Другие специальности внутренней медицины; 10. Гигиена труда; 11. Общая практика; и 12. Специальности больничной службы

        Увеличенное изображение

        Связь личностных качеств с сферой занятости, количеством контактов с клиническими пациентами, медицинской специализацией и сменой специальности показаны в Таблице 2. Специалисты, работавшие в частном секторе, получили более высокие баллы в открытость и доброжелательность по сравнению со специалистами, работающими в государственном секторе. Специалисты, контактирующие с клиническими пациентами большую часть своего рабочего времени в неделю, показали более высокую степень добросовестности, но более низкую открытость по сравнению с другими специалистами в среднем. Специалисты, контактирующие с клиническими пациентами примерно половину своего рабочего времени, также имели более низкую открытость, но более высокий невротизм, чем другие специалисты. Кроме того, специалисты, которые не сообщали о клинических контактах с пациентами в рабочее время, имели более низкий уровень экстраверсии, но более высокий уровень открытости по сравнению с другими специалистами. Различий по каким-либо личностным характеристикам среди специалистов, имеющих некоторый клинический контакт с пациентами, т. е. от 1 до 12 часов в неделю, обнаружено не было.

        Таблица 2 Ассоциации личностных качеств с сферой занятости a , клинической работой с пациентами b и медицинской специальностью c среди 2837 финских врачей и со сменой специальности d среди 986 финских врачей

        0 7 Полная таблица 7

        Педиатры показали более высокую экстраверсию, тогда как психиатры показали более низкую экстраверсию и добросовестность, но более высокую открытость по сравнению с другими специалистами в среднем. Хирурги проявляли более высокую добросовестность, но более низкую покладистость и невротизм, чем другие специалисты. Кроме того, специалисты других подспециальностей внутренней медицины (например, эндокринологии, гастроэнтерологии, дерматологии и аллергологии) показали более высокие баллы по добросовестности, тогда как специалисты из специальностей больничных служб (например, клиническая микробиология, судебная медицина, клиническая генетика) показали более низкие баллы по добросовестности. по сравнению с другими специалистами. Офтальмологи и оториноларингологи, а также врачи общей практики показали меньшую открытость по сравнению с другими специалистами. Специалисты по гигиене труда и врачи общей практики показали более высокую доброжелательность, чем другие специалисты.

        Специалисты, сообщившие о смене специальности, показали более высокую экстраверсию и открытость по сравнению со специалистами, не менявшими специальность в течение интервалов измерения текущего исследования.

        Обсуждение

        Настоящее исследование с использованием репрезентативной в национальном масштабе выборки финских врачей показало, что из пяти основных черт личности открытость была наиболее последовательной чертой, связанной с выбором профессии врача. Более высокая открытость была связана с работой в частном секторе, отсутствием контакта с клиническими пациентами, специализацией в области психиатрии и склонностью к смене специальности. Более низкая открытость, в свою очередь, была связана с большим или средним количеством контактов с клиническими пациентами и специалистами общей практики, а также офтальмологии и оториноларингологии.

        Из других черт личности более высокая добросовестность была связана с большим количеством контактов с клиническими пациентами и специализацией в области хирургии и других внутренних болезней, тогда как более низкая добросовестность была связана со специализацией в области психиатрии и больничного обслуживания. Более высокая уступчивость была связана с работой в частном секторе и специализацией в области общей практики, а также службы гигиены труда, тогда как более низкая уступчивость была связана со специализацией в хирургии. Более высокий невротизм был связан со средним количеством клинических контактов с пациентами, тогда как более низкий невротизм был связан со специализацией в хирургии. Женщины набрали больше баллов по экстраверсии, добросовестности и невротизму, но ниже по открытости по сравнению с мужчинами. Специалисты, не контактировавшие с клиническими пациентами, показали более низкую экстраверсию, тогда как более высокая экстраверсия была связана со специализацией в педиатрии и психиатрии и сменой специальности.

        Связь большей открытости с работой в частном секторе и сменой специальностей понятна, так как открытость способствует принятию, гибкости и адекватной адаптации к ситуационным изменениям [41]. Открытость была связана с академическими способностями и дивергентным мышлением [44, 45] и считается более полезной, особенно в клиническом образовании и в прикладной медицине [18, 46], чем в академических достижениях во время медицинского образования [47, 48]. . Исследователи используют выражение «ладить» как отражение черты личности «Открытость опыту», которая, по-видимому, способствует оптимальному межличностному взаимодействию между врачом и пациентом [18, 49]. , 50]. Очевидно, что такие качества также могут быть полезными при работе в частном секторе в тесном, интенсивном и постоянном контакте с пациентами и/или при необходимости смены сектора занятости или специальности во время медицинской карьеры. Большая открытость психиатров в настоящем исследовании также согласуется с предыдущими исследованиями [21,22,23]. Психиатрам может быть полезно в своей работе быть более открытыми, так как эта характеристика также отражает общую внимательность к внутренним переживаниям, интеллектуальную любознательность и независимость суждений [41]. Специалисты, не контактировавшие с клиническими пациентами, продемонстрировали более высокую открытость, что может относиться к специалистам в больницах или специалистам, ориентированным на процедуры, и/или базовым прикладным лабораторным исследователям с минимальным контактом с пациентами. По сравнению с другими специальностями должностная инструкция медицинских исследователей, например, также может позволять и в целом облегчать проявление интеллектуальной любознательности и дивергентного мышления, тем самым отражая более высокую открытость опыту [41, 42].

        Более низкая открытость была связана с высоким или средним количеством контактов с клиническими пациентами и специализацией в общей практике, а также в офтальмологии и оториноларингологии. Результаты могут указывать на то, что врачи несут большую ответственность за пациентов в целом. Врачи общей и семейной медицины характеризуются как строгие последователи клинических руководств и принципов по сравнению, например, с хирургами [33]. Было обнаружено, что семейные врачи имеют смешанную открытость по сравнению с другими специалистами и, в любом случае, имеют более низкие баллы по открытости по сравнению с психиатрами и хирургами [18, 21]. Также офтальмологов и оториноларингологов отнесли к специалистам, ведущим более контролируемый образ жизни [9].] отражает более низкую открытость. Должностная инструкция в общей врачебной практике, а также в офтальмологии и оториноларингологии основывается на относительно традиционных правилах и регулярных операциях [9]. Поэтому врачи, представляющие эти специальности, могут выиграть от их меньшей открытости. Также установлено, что стабильность выбора специальности у врачей общей практики значительно выше, чем, например, у психиатров [5].

        Более высокая добросовестность была связана с большим количеством контактов с клиническими пациентами и специализацией в области хирургии и других внутренних болезней, тогда как более низкая добросовестность была связана со специализацией в области психиатрии и больничного обслуживания. Было обнаружено, что добросовестность является лучшим предиктором академического успеха как на доклиническом, так и на клиническом этапах медицинского образования [14, 18, 32, 46]. В недавнем исследовании среди шведских врачей психиатры показали более низкие показатели добросовестности, особенно по сравнению с хирургами [20]. Более высокая склонность хирургов к организованности, осторожности и настойчивости воспринимается как наиболее благосклонная характеристика с учетом необходимых навыков хирургической специальности [21, 33, 46]. В свою очередь, терапевтам (в том числе многим узким специальностям внутренней медицины) было предложено получить более высокие баллы по добросовестности из-за их высокой уверенности в себе [21]. Кроме того, врачи госпитальной службы показали более низкую добросовестность по сравнению с хирургами в вышеупомянутом шведском исследовании [20].

        Более высокий невротизм был связан со средним количеством клинических контактов с пациентами, тогда как более низкий невротизм был связан со специализацией в хирургии. Результаты совершенно новые, ранее не демонстрировавшиеся. Было обнаружено, что невротизм предсказывает работу и рабочую среду, где сотрудники работают в группах [41]. Было показано, что люди с более высоким невротизмом переживают жизненные события более негативно, чем другие люди [51], отчасти потому, что они предпочитают помещать себя в ситуации, которые способствуют негативным последствиям [52]. Принимая во внимание, что медицина является эмоционально требовательной областью [53], эта черта может иметь последствия для показателей благополучия врачей, таких как воспринимаемый стресс и удовлетворенность работой [54]. Однако было показано, что невротизм редко проявляется среди медицинских специалистов в целом [21]. Отчетливые различия в невротизме были обнаружены только в небольшом перекрестном исследовании, в котором хирурги получили самый высокий уровень невротизма по сравнению с другими специалистами [19].]. В исследовании, проведенном Хоффманом и его коллегами, хирурги показали более низкий уровень невротизма по сравнению с населением в целом, но не по сравнению со студентами-медиками или другими медицинскими специалистами [27]. Наши результаты, однако, показывают, что сложный, рискованный и дотошный характер хирургической специализации может привлекать и благоприятствовать врачам, которые не имеют общей тенденции испытывать негативные эмоции в ответ на стрессовые обязанности и ситуации [41].

        Более высокая уступчивость была связана с работой в частном секторе и специализацией в общей практике, а также в области гигиены труда, тогда как более низкая уступчивость была связана со специализацией в хирургии. Было обнаружено, что доброжелательность предсказывает клиническую компетентность студентов-медиков [55, 56], предполагая, что она может способствовать отношениям между врачом и пациентом [18]. Ранее общая врачебная практика (включая семейную медицину) и гигиена труда классифицировались как личностно-ориентированные специальности, врачи которых проявляют сочувствие, доверие и сотрудничество, что отражает более высокую доброжелательность [21, 33]. Более высокая склонность хирургов к требовательности, доминированию и жесткости, ссылаясь на их более низкую покладистость, согласуется с предыдущими исследованиями [20, 21, 33, 46].

        Специалисты, у которых не было контактов с клиническими пациентами, показали более низкую экстраверсию, тогда как более высокая экстраверсия была связана со специализацией в педиатрии и сменой специальности. Должностная инструкция медицинских исследователей, не контактирующих с клиническими пациентами, например, может позволять и облегчать демонстрацию замкнутости и преднамеренного поведения в целом. Более высокая экстраверсия, в свою очередь, отражает приближающее поведение и общую общительность с веселым нравом [41], что можно рассматривать как благоприятные характеристики врачей, работающих с детьми и сталкивающихся с новой рабочей средой. Хотя психиатры также набрали несколько более высокие баллы по экстраверсии по сравнению с другими специалистами, они могут различаться в рамках специальности, касающейся этой черты, в отношении отдельных аспектов, связанных с чертой, таких как общительность и общительность [21]. Установлено, что врачи, выбирающие психиатрию, чаще меняют свою специализацию, чем врачи общей практики [5]. Однако стабильность выбора ранее не была связана с личностью и уверенностью или удовлетворенностью медициной в целом, а скорее с удовлетворенностью работой и факторами образа жизни, связанными со специальностью [5].

        Женщины-специалисты показали значительно более высокие показатели экстраверсии, добросовестности и невротизма, но более низкие показатели открытости по сравнению с врачами-мужчинами. Гендерных различий в уступчивости или гендерных особенностях взаимодействия, в какой-либо черте личности не наблюдалось. Ранее было обнаружено, что женщины-врачи также имеют более высокие баллы в отношении приятности, тогда как гендерные различия в отношении невротизма не были показаны [23]. Связанные с полом факторы индивидуального уровня, такие как личность, могут быть значительной переменной, которую следует учитывать при консультировании по вопросам карьеры и профориентации во время медицинского образования [18, 57], чтобы улучшить соответствие человека работе [16] среди врачей.

        Сильные стороны и ограничения

        Самая сильная сторона этого исследования — относительно большая и репрезентативная популяционная выборка активно работающих лицензированных финских врачей [38, 39], что является важным преимуществом по сравнению с предыдущими исследованиями по этой теме. Во-вторых, насколько нам известно, настоящее исследование впервые продемонстрировало значимую роль личностных качеств врача в отношении медицинской карьеры, включая выбранную специальность, сферу занятости, вовлеченность в клиническую работу с пациентами и смену специальности после медицинского образования при фактической работе по разным специальностям, отличающимся необходимой квалификацией, должностными обязанностями, условиями труда и профессиональными интересами. В-третьих, связь личностных качеств врачей с количеством контактов с клиническими пациентами и сменой специальности является новым открытием. Точно так же новые данные о более низком невротизме хирургов и более высокой доброжелательности специалистов по гигиене труда. Выводы, касающиеся открытости и покладистости, в частности, могут иметь практическое значение в межличностных отношениях между врачом и пациентом. Эти новые результаты текущего исследования могут быть полезны при разработке медицинского консультирования по вопросам карьеры и вмешательств во время и после медицинского образования, чтобы помочь студентам выбрать медицинскую карьеру, которая наилучшим образом соответствует их индивидуальности.

        Настоящее исследование также имеет ограничения. Не исключена возможность обратной причинно-следственной связи. Хотя личностные черты умеренно наследуются [58] и относительно стабильны в течение жизни [17, 59], было обнаружено, что основные жизненные события влияют на развитие личности [60, 61, 62, 63]. Таким образом, также возможно, что на личность врача повлияло бы медицинское образование и/или выбранная карьера [28]. Кроме того, отсутствующие данные более чем у 10% участников могли внести потенциальную погрешность в оценку параметров, что ослабило обобщаемость результатов. Черты личности врачей были измерены только в 2015 году в одной контрольной точке исследования. Для получения более широкой и достоверной картины того, как личность врача влияет на выбор карьеры, и пролить свет на вопросы причинно-следственной связи, необходимы более длительные наблюдения.

        Кроме того, мы не можем исключить возможность остаточного смешения. Другие факторы (например, удовлетворенность работой и опыт во время и/или после медицинского образования) могут объяснить связь между личностью врача и выбором карьеры. Хотя исследование проводилось с разрешения FMA [40], оно основывалось на добровольном участии. Таким образом, самоотбор врачей, участвующих в исследовании, может объяснить некоторые результаты.

        Для оценки личности мы использовали известную сокращенную версию S-BFI [41], которая показала достаточную надежность и конвергентную валидность [42, 64] также среди студентов-медиков [46]. Несмотря на очевидные преимущества коротких личностных показателей, обнаруженных для исследовательских целей [64], укороченные шкалы могут не полностью охватывать все деликатные аспекты FFM. Несмотря на удовлетворительную приемлемость, коэффициенты надежности шкал соответствовали предыдущим исследованиям, проведенным с помощью S-BFI [42, 64].

        Выводы

        Результаты показали, что отличительные черты личности связаны с карьерой врача и выбором специальности после окончания медицинского вуза независимо от известных искажающих факторов, связанных с работой. Открытость была наиболее последовательной чертой личности, связанной с выбором профессии врача с точки зрения сферы занятости, количества контактов с клиническими пациентами, выбора специальности и смены специальности. Выводы, касающиеся открытости и доброжелательности, в частности, могут иметь практическое значение в межличностных отношениях между врачом и пациентом. Наши результаты также свидетельствуют о том, что личностные особенности, связанные с полом, могут быть значительным фактором индивидуального уровня, который следует учитывать при профориентации и профориентации во время и после медицинского образования, чтобы повысить соответствие врачей работе. Связана ли и каким образом личность врача с удовлетворенностью работой и общим самочувствием в рамках выбранной специальности, включая сферу занятости, клиническую работу с пациентами и смену специальности, является неизученной и важной темой для будущих исследований.

        Сокращения

        ANCOVA:

        Ковариационный анализ

        ЖЖМ:

        Пятифакторная модель личности

        FMA:

        Финская медицинская ассоциация

        HPS:

        Медицинские работники Исследование

        S-BFI:

        Укороченная версия инвентаря Большой пятерки

        СЭС:

        Социально-экономический статус родителей

        Ссылки

        1. Cooper RA, Getzen TE, McKee HJ, Laud P. Экономические и демографические тенденции сигнализируют о надвигающейся нехватке врачей. Здоровье Афф. 2002;21(1):140–54.

          Артикул Google ученый

        2. Блэквелдер Р., Уотсон К.Х., Фриди Дж.Р. Врач оздоровительный через профессиональный спектр. Прим Уход. 2016;43(2):355–61.

          Артикул Google ученый

        3. Уоллес Дж. Э., Лемэр Дж. Б., Гали, Вашингтон. Врачебное благополучие: недостающий показатель качества. Ланцет. 2009;374(9702):1714–21.

          Артикул Google ученый

        4. Horst KVD, Siegrist M, Orlow P, Giger M. Причины выбора специальности резидентами: влияние пола, времени, пациента и карьеры. мед. образования. 2010;44(6):595–602.

          Артикул Google ученый

        5. Вассерструм Ю., Магнези Р., Тамир О., Корен С., Лотан Д., Афек А. Роль прямых разовых денежных пособий в выборе резидентами области проживания. Преподаватель медицины. 2017;39(5):548–54.

        6. Kassebaum DG, Szenas PL. Факторы, влияющие на выбор специальности 1993 выпускника медицинских вузов [опубликованные опечатки появляются в Acad med 1994 Apr;69(4):290]. акад. мед. 1994;69(2):163–70.

          Артикул Google ученый

        7. Рив ЧП. Личностные характеристики выборки анестезиологов. Анестезия. 1980;35(6):559–68.

          Артикул Google ученый

        8. McGreevy J, Wiebe D. Предварительное измерение личности хирурга. Am J Surg. 2002;184(2):121–5.

          Артикул Google ученый

        9. Лефевр Дж. Х., Рупре М., Кернейс С., Карила Л. Выбор профессии студентами-медиками: национальный опрос 1780 студентов. мед. образования. 2010;44(6):603–12.

          Артикул Google ученый

        10. Буддеберг-Фишер Б., Клагхофер Р., Абель Т., Будддеберг С. Влияние пола и личностных качеств на планирование карьеры швейцарских студентов-медиков. Swiss Med Wkly. 2003;133(39–40):535–40.

          Google ученый

        11. Доэрти Э.М., Ньюджент Э. Факторы личности и медицинская подготовка: обзор литературы. мед. образования. 2011;45(2):132–40.

          Артикул Google ученый

        12. Элей Д.С., Леунг Дж.К., Кэмпбелл Н., Клонингер К.Р. Толерантность к неоднозначности, перфекционизм и жизнестойкость связаны с личностными профилями студентов-медиков, ориентированных на сельскую практику. Преподаватель медицины. 2017;39(5):512–19.

        13. Эдвардс младший. Соответствие человека и работы: концептуальная интеграция, обзор литературы и методологическая критика. В: CLCIT R, редактор. Международный обзор промышленной и организационной психологии, том. 6. Оксфорд: Джон Вили и сыновья; 1991. с. 283–357.

          Google ученый

        14. МакАдамс Д.П., Олсон Б. Развитие личности: преемственность и изменение на протяжении жизни. Анну Рев Психол. 2010;61:517–42.

          Артикул Google ученый

        15. Ходжат М., Эрдманн Дж. Б., Гоннелла Дж. С. Оценки личности и результаты медицинского образования и медицинской практики: руководство AMEE №. 79. Учитель медицины. 2013;35(7):e1267–301.

          Артикул Google ученый

        16. Мехмуд С.И., Хан М.А., Уолш К.М., Borleffs JCC. Типы личности и выбор специалистов у студентов-медиков. Преподаватель медицины. 2013;35(1):63–8.

          Артикул Google ученый

        17. Бекселиус Т.С., Олссон С., Ярнберт-Петтерссон Х., Пармског М., Понцер С., Далин М. Связь между личностными чертами и будущим выбором специализации среди шведских врачей: перекрестное исследование. Postgrad Med J. 2016;92 (1090): 441–46.

          Артикул Google ученый

        18. Borges NJ, Savickas ML. Выбор личности и медицинской специальности: обзор литературы и интеграция. Журнал оценки карьеры. 2002;10(3):362–80.

          Артикул Google ученый

        19. Маркерт Р.Дж., Роденхаузер П., Эль-Багдади М.М., Юскайте К., Гилель А.Т., Марон Б.А. Личность как прогностический фактор выбора специальности: проспективное исследование 4-х классов медицинского вуза. Медицинский журнал Medscape. 2008;10(2):49.

          Google ученый

        20. Марон Б.А., Фейн С., Марон Б.Дж., Гилель А.Т., Эль-Багдади М.М., Роденхаузер П. Способность проспективной оценки личностных профилей прогнозировать практическую специальность студентов-медиков. Proc (Медицинский центр Бейлорского университета). 2007;20(1):22–6.

          Артикул Google ученый

        21. Уилсон И., Гриффин Б., Лампе Л., Элей Д., Корриган Г., Келли Б., Стэгг П. Различия в личностных чертах студентов-медиков между медицинскими школами. Преподаватель медицины. 2013;35(11):944–8.

          Артикул Google ученый

        22. Фукуи Ю., Нода С., Окада М., Михара Н., Каваками Ю., Боре М., Мунро Д., Повис Д. Пробное использование оценки личных качеств (PQA) на вступительных экзаменах в японский медицинский университет: сходство с Результаты в западных странах. Преподавание и обучение в медицине. 2014;26(4):357–63.

          Артикул Google ученый

        23. Woods SA, Patterson FC, Wille B, Koczwara A. Личность и профессиональная специальность: исследование медицинских специальностей с использованием модели RIASEC Холланда. Международная организация по развитию карьеры. 2016;21(3):262–78.

          Артикул Google ученый

        24. Хоффман Б.М., Кунс М.Дж., Куо П.С. Индивидуальные различия между резидентами хирургии, резидентами, не являющимися хирургами, и студентами-медиками. Операция. 2010;148(2):187–93.

          Артикул Google ученый

        25. Фергюсон Э., Ливенс Ф. Будущие направления в личном, профессиональном и медицинском отборе: мифы, недоразумения, измерения и предложения. Adv Health Sci Educ. 2017;22(2):387–99.

          Артикул Google ученый

        26. Фергюсон Э., Джеймс Д., Мадли Л. Факторы, связанные с успехом в медицинской школе и в медицинской карьере: систематический обзор литературы. БМЖ. 2002; 324: 952–7.

          Артикул Google ученый

        27. Фергюсон Э., Семпер Х. , Йейтс Дж., Фитцджеральд Дж. Э., Скатова А., Джеймс Д. «Темная сторона» и «светлая сторона» личности: когда слишком много добросовестности и слишком мало беспокойства наносят ущерб Приобретению медицинских знаний и навыков. ПЛОС Один. 2014;9(2):e88606.

          Артикул Google ученый

        28. Boyce CJ, Wood AM, Brown GDA. Темная сторона добросовестности: у добросовестных людей после безработицы значительно снижается удовлетворенность жизнью. J Res Перс. 2010;44(4):535–9.

          Артикул Google ученый

        29. Фергюсон Э., Джеймс Д., О’Хехир Ф., Сондерс А. Пилотное исследование ролей личности, отзывов и личных заявлений в связи с работой в течение пяти лет получения медицинской степени. БМЖ. 2003; 326: 429–32.

          Артикул Google ученый

        30. Borges NJ, Osmon WR. Выбор личности и медицинской специальности: ориентация на технику и ориентация на людей. Джей Вокат Поведение. 2001;58(1):22–35.

          Артикул Google ученый

        31. Borges NJ, Gibson DD. Личностные паттерны врачей личностно-ориентированных и технико-ориентированных специальностей. Джей Вокат Поведение. 2005;67(1 СПЕЦ.ИСС):4–20.

          Артикул Google ученый

        32. Кумбс Р. Х., Фози Ф., Дэниэлс М. Личности хирургов: влияние медицинской школы. мед. образования. 1993;27(4):337–43.

          Артикул Google ученый

        33. Tyssen R, Vaglum P, Grønvold NT, Ekeberg Ø. Факторы в медицинской школе, которые предсказывают последипломные проблемы с психическим здоровьем, нуждающиеся в лечении. Общенациональное и лонгитюдное исследование. мед. образования. 2001;35(2):110–20.

          Артикул Google ученый

        34. Elovainio M, Heponiemi T, Vänskä J, Sinervo T, Kujala S, Laakso E, Jalonen P, Hakanen J, Husman K, Töyry S. [Насколько хороши финские врачи в 21 веке?] Miten suomalainen lääkäri voi 2000-лувула? Suomen Lääkärilehti [Финский медицинский журнал]. 2007; 62:20–1.

          Google ученый

        35. Heponiemi T, Kouvonen A, Vänskä J, et al. Влияние активных часов дежурства на намерения текучести врачей и их самочувствие. Scand J Work Environment Health. 2008;34(5):356–63.

        36. Финская медицинская ассоциация [http://www.laakariliitto.fi]. 7 августа 2017 г. , получено онлайн с http://www.laakariliitto.fi.

        37. Джон О.П., Шривастава С. Таксономия признаков большой пятерки: история, измерение и теоретические перспективы. Справочник личности: Теория и исследования. 1999; 2 (1999): 102–38.

          Google ученый

        38. Сото CJ, Джон OP. Инвентаризация следующей большой пятерки (BFI-2): разработка и оценка иерархической модели с 15 аспектами для повышения пропускной способности, точности и прогнозирующей способности. J Pers Soc Psychol. 2017;113(1):117–43.

        39. Джон О.П., Науманн Л.П., Сото С.Дж. Сдвиг парадигмы к интегративной таксономии признаков большой пятерки. Справочник личности: Теория и исследования. 2008;3:114–58.

          Google ученый

        40. Гофф М., Аккерман П.Л. Отношения личности и интеллекта: оценка типичного интеллектуального взаимодействия. J Educ Psychol. 1992;84(4):537–52.

          Артикул Google ученый

        41. Маккрей РР. Социальные последствия эмпирической открытости., 120(3), 323-337. Психологический бык. 1996;120(3):323–37.

          Артикул Google ученый

        42. Lievens F, Ones DS, Dilchert S. Достоверность личностных шкал увеличивается на протяжении всей медицинской школы. J Appl Psychol. 2009;94(6):1514–35.

          Артикул Google ученый

        43. Хаф Л.М. Переменные личности «Большой пятерки» — путаница конструкции: описание против предсказания. Хум Перформанс. 1992;5(1/2):139.

          Google ученый

        44. Баррик М.Р., Маунт М.К., судья Т.А. Личность и перформанс в начале нового тысячелетия: что мы знаем и куда двигаться дальше? Int J Sel Assess. 2001;9(1–2):9–30.

          Артикул Google ученый

        45. Пьемонт Р.Л., МакКрей Р.Р., Коста П. Шкалы контрольного списка прилагательных и пятифакторная модель. J Pers Soc Psychol. 1991;60(4):630–7.

          Артикул Google ученый

        46. Lievens F, Coetsier P, De Fruyt F, De Maeseneer J. Личностные характеристики студентов-медиков и академическая успеваемость: перспектива пятифакторной модели. мед. образования. 2002;36(11):1050–1056.

          Артикул Google ученый

        47. Магнус К., Динер Э., Фуджита Ф., Павот В. Экстраверсия и невротизм как предикторы объективных жизненных событий: лонгитюдный анализ. J Pers Soc Psychol. 1993;65(5):1046–53.

          Артикул Google ученый

        48. Эммонс Р.А., Динер Э. , Ларсен Р.Дж. Выбор ситуаций и модели конгруэнтности интеракционизма. Индивидуальные отличия. 1985;6(6):693–702.

          Артикул Google ученый

        49. Марли Дж., Карман И. Отбор студентов-медиков: отчет о необходимости изменений. Медицинское образование-Оксфорд. 1999;33(6):455–9.

          Артикул Google ученый

        50. Судья Т.А., Хеллер Д., Маунт М.К. Пятифакторная модель личности и удовлетворенности работой: метаанализ. J Appl Psychol. 2002;87(3):530–41.

          Артикул Google ученый

        51. Гоф Х.Г., Брэдли П., Дж.С. Успеваемость резидентов в анестезиологии по показателям личности и интересов. Psychol Rep. 1991; 68 (3): 979–94.

          Артикул Google ученый

        52. Шэнь Х., Комри А.Л. Прогнозирование успеваемости студентов-медиков по их когнитивным способностям и личностным характеристикам. акад. мед. 1997;72(9):781–6.

          Артикул Google ученый

        53. Паттерсон Ф., Найт А., Доуэлл Дж., Николсон С., Казанс Ф., Клеланд Дж. Насколько эффективны методы отбора в медицинском образовании? Систематический обзор. мед. образования. 2016;50(1):36–60.

          Артикул Google ученый

        54. Вукасович Т., Братко Д. Наследуемость личности: метаанализ генетических исследований поведения. Психологический бык. 2015;141(4):769–85.

          Артикул Google ученый

        55. Робертс Б.В., ДельВеккио В.Ф. Постоянство личностных черт в порядке ранжирования от детства до старости: количественный обзор лонгитюдных исследований. Психологический бык. 2000;126(1):3–25.

          Артикул Google ученый

        56. Jokela M, Hakulinen C, Singh-Manoux A, Kivimäki M. Изменение личности, связанное с хроническими заболеваниями: объединенный анализ четырех проспективных когортных исследований. Психомед. 2014;44(12):2629–40.

          Артикул Google ученый

        57. Boyce CJ, Wood AM, Daly M, Sedikides C. Изменение личности после безработицы. J Appl Psychol. 2015;100(4):991–1011.

          Артикул Google ученый

        58. Луманн М., Орт У., Шпехт Дж., Кандлер С., Лукас Р.Е. Изучение изменений в жизненных обстоятельствах и личности: Самое время. Евр Джей Личный. 2014;28(3):256–66.

          Артикул Google ученый

        59. Робертс Б.В., Луо Дж., Брайли Д.А., Чоу П.И., Су Р., Хилл П.Л. Систематический обзор изменения черт личности посредством вмешательства. Психологический бык. 2017;143(2):117–41.

          Артикул Google ученый

        60. Благодарности

          Мы благодарим участников за их открытое участие и вклад в эту работу.

          Финансирование

          Настоящее исследование, включая план исследования; сбор, анализ и интерпретация данных; а написание рукописи — поддержано Академией Финляндии в рамках грантов № 1297520 для SM и № 265977 для ME, а также гранта Фонда KONE для SM.

          Доступность данных и материалов

          Наборы данных, созданные и проанализированные в ходе исследования, не являются общедоступными, поскольку они были получены из репрезентативной выборки профессиональной когорты, имеющей конфиденциальные персональные данные с рисками идентификации, но доступны по обоснованному запросу от Профессор Марко Эловайнио (marko. [email protected]).

          Информация об авторе

          Авторы и организации

          1. Педагогический факультет Хельсинкского университета (Siltavuorenpenger 5 A), P.O. Box 9, 00014, Хельсинки, Финляндия

            Сари Муллола

          2. Национальный центр для детей и семей, Педагогический колледж Колумбийского университета, Торндайк Холл 525 West 120th Street, Box 39, New York, NY, 10027, США

            Сари Муллола

          3. Кафедра психологии и логопедии, медицинский факультет, Хельсинкский университет, Хельсинки, Финляндия

            Кристиан Хакулинен, Маркус Йокела, Тайна Хинца и Марко Эловайнио

          4. Институт здоровья и социального обеспечения, P.O. Box 30, 00370, Хельсинки, Финляндия

            Marko Elovainio

          5. Программа клинической эпидемиологии, Исследовательский институт больницы Оттавы, 501 Smyth Road, Ottawa, K1H 8L6, Канада

            Школа общественного здравоохранения и эпидемиологии Justin Presseau

            7

          6. 0
          7. 0 Оттавский университет, 600 Peter Morand Crescent, Оттава, K1G 5Z3, Канада

            Джастин Пресс

          8. Школа общественного здравоохранения, Центр здравоохранения Техасского университета в Хьюстоне, Сан -Антонио, Техас, 78229, США

            Дэвид Гимено Руиз де Поррас

          Авторажи. публикации автора

          Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

        61. Christian Hakulinen

          Посмотреть публикации автора

          Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Академия

        62. Джастин Прессо

          Посмотреть публикации автора

          Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

        63. David Gimeno Ruiz de Porras

          Посмотреть публикации автора

          Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

        64. Markus Jokela

          Посмотреть публикации автора

          Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Академия

        65. Тайна Хинца

          Посмотреть публикации автора

          Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

        66. Marko Elovainio

          Просмотр публикаций автора

          Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

        Вклады

        Компания ME разработала исследование, провела сбор данных, интерпретировала результаты, а также подготовила и отредактировала рукопись. С.М. участвовал в разработке исследования, выполнял статистический анализ, а также составлял и писал рукопись. CH участвовал в разработке исследования, анализе данных и интерпретации результатов, а также помогал в написании и редактировании рукописи. JP, DG, MJ и TH внесли свой вклад в интерпретацию результатов и помогли составить и критически пересмотреть рукопись. Все авторы прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи.

        Автор, ответственный за переписку

        Переписка с Сари Муллола.

        Декларация этики

        Информация об авторах

        Сари Муллола ([email protected]; [email protected]) является научным сотрудником с докторской степенью (Академия Финляндии) на факультете педагогических наук Университета Хельсинки, Финляндия, и в настоящее время работает приглашенным научным сотрудником в Педагогическом колледже Колумбийского университета, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США.

        Кристиан Хакулинен ([email protected] fi) — исследователь с докторской степенью (Академия Финляндии) на кафедре психологии и логопедии медицинского факультета Хельсинкского университета, Финляндия.

        Джастин Прессо ([email protected]) — доцент Школы эпидемиологии, общественного здравоохранения и профилактической медицины Университета Оттавы, Канада.

        Дэвид Гимено Руис де Поррас ([email protected]) — адъюнкт-профессор отдела эпидемиологии, генетики человека и наук об окружающей среде в кампусе Сан-Антонио Центра медицинских наук Техасского университета в Хьюстонской школе Общественного здравоохранения (UTSPH), Техас, США.

        Маркус Йокела ([email protected]) — доцент кафедры психологии и логопедии медицинского факультета Хельсинкского университета, Финляндия.

        Тайна Хинца ([email protected]) — преподаватель психологии кафедры психологии и логопедии медицинского факультета Хельсинкского университета, Финляндия.

        Марко Эловайнио ([email protected]) — профессор психологии кафедры психологии и логопедии медицинского факультета Хельсинкского университета, Финляндия.

        Одобрение этики и согласие на участие

        Комитет по этике Национального научно-исследовательского центра здравоохранения и социального обеспечения утвердил протокол исследования. Письменное информированное согласие на участие в исследовании медицинских работников было получено от участников до того, как они ответили на вопросы анкеты. Анализ и результаты их оценок использовались анонимно.

        Согласие на публикацию

        Не применимо.

        Конкурирующие интересы

        Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

        Примечание издателя

        Springer Nature остается нейтральной в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

        Права и разрешения

        Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение, и воспроизведение на любом носителе, при условии, что вы укажете автора(ов) оригинала и источник, предоставите ссылку на лицензию Creative Commons и укажете, были ли внесены изменения.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>