Ученые выделяют несколько групп глобальных проблем: Прочитайте приведенный ниже текст, в котором пропущен ряд слов. Выберите из предлагаемого списка слова, которые…

Содержание

Вариант 2 ЕГЭ по обществознанию

Часть 1.

Ответами к заданиям 1–16 является цифра, или последовательность цифр, или слово (словосочетание). Запишите ответы в поля справа от номера задания без пробелов, запятых и других дополнительных символов.

1

1

Ниже приведен перечень терминов. Все они за исключением двух относятся к «демократическому режиму»

1) суверенитет народа; 2) командная экономика; 3) политический плюрализм; 4) референдум; 5) отсутствие оппозиции; 6) разделение властей

Найдите два понятия, выпадающих» из общего ряда, и запишите цифры, под которыми они указаны.

2

2

Выберите верные суждения о истине и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) Истинные знания отражают объективное отношение к миру.

2) Истинные знания всегда соответствуют представлениям большинства людей.

3) Относительная истина, в отличие от абсолютной истины, может быть измена с течением времени.

4) Практика один из главных критериев истины.

5) Существуют явления, недоступные практическому воздействию на них, из -за этого их истинность невозможно установить.

3

3

Установите соответствие между характерными чертами и уровнями научного познания: к каждой позиции, данной в первом столбце, подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Характерные чертыУровни научного познания
А) проведение количественных изменений1) эмпирический
Б) формулирование научных законов2) теоретический
В) выдвижение гипотез
Г) описание наблюдаемых явлений
Д) объяснение сущности изучаемых явлений

4

4

Николаю в школе задали подготовить доклад по теме «Мировоззрение личности». Один из слайдов называется «Типы мировоззрения». Что из перечисленного следует включить в слайд?

Запишите цифры, под которыми указаны соответствующие типы.

1) философское

2) обыденное

3) политическое

4) историческое

5) религиозное

5

5

Выберете верные суждения о ценных бумагах и запишите цифры под которыми они указаны

1) Все ценные бумаги предполагают получение возможности дохода в будущем.

2) Привилегированная акция дает возможность участвовать в управлении фирмой.

3) Ценная бумага может выдаваться на несколько лет или быть бессрочной.

4) Облигация — ценная бумага, удостоверяющая долг эмитента облигации перед держателем облигации.

5) Вексель не может выступить в качестве платежного средства за товар или услугу.

6

6

Установите соответствие между факторами и типами экономического роста: к каждому элементу, данному в первом столбце, подберите элемент второго столбца

ФакторыТипы экономического роста
А) Удлинение рабочего дня на производстве1) интенсивный
Б) Использование новейшей техники на фабрике2) экстенсивный
В) Открытие новых цехов для производства уже имеющегося ассортимента продукции
Г) Использование режима экономии
Д) Прохождение работниками курсов повышения квалификации

7

7

Представьте, что вы делаете презентацию по теме «Налоговая система в РФ». Один из слайдов называется «Региональные налоги». Запишите цифры под которыми они указаны.

1) земельный налог

2) налог на игорный бизнес

3) НДС

4) водный налог

5) торговый сбор

6) Транспортный налог

8

8

Выберете верные суждения о социальных нормах человека. Запишите цифры, под которыми они указаны

1) Социальные нормы регулируют социальные отношение и социализацию индивида.

2) Нормы морали меняются с течением времени и могут различаются у разных групп общества.

3) К видам социальных норм не относят нормы права.

4) Нормы морали, традиции, правила этикета обеспечиваются силой правоохранительных органов.

5) Религиозные нормы устанавливают набор правил обязательных для соблюдения адептами веры

9

9

В социологических исследованиях, проведённых в стране Z в 2005 и 2015 гг., респонденты должны были выбрать из предложенных то высказывание, которое наиболее точно отражает их отношение к современной жизни. Полученные результаты (в % от числа отвечавших) были занесены в таблицу.

Найдите в приведённом списке выводы, которые можно сделать на основе таблицы и запишите цифры, под которыми они указаны.

1. В 2015 г. доля опрошенных, использующих новые возможности для достижения лучшей жизни, увеличилась

2. Доля тех, кто никак не может приспособиться к сложившимся условиям, сократилась за 10 лет.

3. Как в 2005 г., так и в 2015 г. более трети опрошенных свыклись с тем, что им пришлось отказаться от привычного образа жизни.

4. Примерно четверть опрошенных считают, что за последние годы для них ничего не изменилось.

5. Одинаковые доли опрошенных в 2015 г. отметили, что он свыклись с тем, что пришлось отказаться от привычного образа жизни, и никак не могут приспособиться к нынешней жизни.

10

10

Выберите верные суждения о политической элите общества и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) К задачам политической элиты относится принятие политических решений и контроль за их исполнением.

2) В любом обществе могут складываться серьезные противоречия между составом и интересами элитарных и неэлитарных групп.

3) В политическую элиту входят прежде всего наиболее авторитетные представители экономических кругов, творческой интеллигенции.

4) Политическая элита – это группа лиц, профессионально занимающихся деятельностью в сфере власти и управления государством.

5) Пополнение или изменение состава политической элиты зависит только от желания элитарных групп.

11

11

В стране Z регулярно проходят выборы депутатов в парламент. Победившая на выборах партия формирует правительство. Главу исполнительной власти утверждает монарх, власть которого номинальная. Территория страны состоит из субъектов не обладающих самостоятельностью. Граждане обладают всей полнотой прав и свобод, развиты институты гражданского общества. Что из приведённого ниже списка характеризует форму государства Z? Запишите цифры, под которыми они указаны.

1) конституционная монархия

2) федеративное государство

3) демократический режим

4) унитарное государство

5) дуалистическая монархия

12

12

Что из приведенного ниже относится к политическим правам гражданина РФ? Запишите цифры, под которыми они указаны.

1) Право избирать и быть избранным.

2) Право на личную и семейную тайну.

3) Право свободно выбирать место пребывания.

4) Свобода СМИ и отсутствие цензуры.

5) Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

13

13

Установите соответствие между полномочиями и субъектами государственной власти РФ, к ведению которых они относятся

ПОЛНОМОЧИЯСУБЪЕКТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ РФ
А) назначение Генерального прокурора1) Президент РФ
Б) управление федеральной собственностью 2) Совет Федерации РФ
В) изменение границ между субъектами РФ 3) Правительство РФ
Г) формирование Совета Безопасности
Д) назначение Председателя Счетной палаты

14

14

Выберите верные суждения о имущественных правах граждан РФ и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) Владение предполагает нахождение вещи в хозяйстве собственника.

2) Имущественные права возникают по поводу обладания каким-либо имуществом или по поводу его передачи одним лицом другому лицу.

3) Право пользования означает возможность собственника иметь вещь в своем доме или хозяйстве.

4) Закон допускает возможность принудительного изъятия у собственника его имущества.

5) Выделяют следующие виды имущественных отношений: материальные и нематериальные

15

15

Установите соответствие между проступками и их видами: к каждой позиции, данной в первом столбце, подберите соответствующую позицию из второго столбца.

ПРОСТУПКИВИДЫ ПРОСТУПКОВ
А) неисполнение обязательств договора1) гражданский
Б) прогул работы 2) административный
В) безбилетный проезд на общественном транспорте 3) дисциплинарный
Г) невозвращение долга
Д) переход дороги в неположенном месте

16

16

15 -летний Андрей заключил трудовой договор с работодателем. Что ( в соответствии с Трудовым кодексом РФ) отличает его правовой статус от правового статуса совершеннолетнего работника? Запишите цифры под которыми указаны соответствующие отличия.

1) обязанность соблюдать дисциплину труда

2) выполнение работы в соответствии с трудовым договором

3) запрет на замену дней отдыха компенсацией (денежной)

4) разрешение родителя (попечителя), а также органов опеки на трудоустройство

5) запрет на привлечение к работе в ночные смены

6) устройство на работу без испытательного срока

 

Часть 2.

Запишите сначала номер задания (17, 18 и т.д.), а затем развёрнутый ответ на него. Ответы записывайте чётко и разборчиво.

Прочитайте текст и выполните задания 17—20.

Вопрос о причинах глобального потепления в последние годы стал одним из наиболее обсуждаемых в числе актуальных естественнонаучных проблем. Реально ли глобальное потепление? Определение средней температуры Земли сопряжено с большим набором трудностей и существенно зависит от применяемой методики усреднения данных. Какова причина потепления? По-видимому, могут быть указаны следующие основные типы возможных причин потепления: антропогенные изменения в атмосфере и на поверхности Земли, внешние (космогенные) изменения в среде, окружающей Землю, проявления собственных колебаний в климатической системе Земли, совместное действие трех вышеуказанных причин.

Антропогенный фактор. Основной смысл аргументации, приводимой в пользу превалирующей роли антропогенного фактора, сводится к следующему. На основании анализа косвенных данных утверждается, что двадцатый век был самым теплым периодом за последние 500 лет (с вероятностью более 90 %), и даже, возможно, за последние 1300 лет (с вероятностью более 66 %). С другой стороны, известно, что в течение ХХ в. многократно усилились промышленные выбросы так называемых парниковых газов (прежде всего углекислого газа) в атмосферу.

Свой вклад вносит и метан, количество которого в атмосфере возрастает в связи с развитием ряда сельскохозяйственных технологий. В рамках рассматриваемой концепции, именно промышленные выбросы стали причиной усиления парникового эффекта, который привел к развитию беспрецедентного потепления на планете, наблюдаемого в течение ХХ в.

Не отрицая того факта, что промышленные выбросы, несомненно, негативно сказываются на экосистеме Земли, рассмотрим антропогенную концепцию с точки зрения научной методологии.

Модифицированная теория, разработанная О. Г. Сорохтиным, кроме того, показывает, что обычно используемая классическая модель парникового эффекта неверна. В частности, при классическом подходе не учитывается конвективный подъем нагретых элементов газа от земной поверхности, который приводит к эффективной передаче тепла в верхние слои атмосферы. Одним из следствий модифицированной (адиабатической) теории парникового эффекта является неожиданный вывод о том, что увеличение концентрации углекислого газа в атмосфере приводит не к росту температуры, но к ее понижению. Все это означает, с точки зрения О. Г. Сорохтина, что объяснить потепление на Земле в рамках классической теории антропогенного выброса парниковых газов невозможно. Рост температуры должен объясняться иными причинами. Наблюдаемое же увеличение концентрации углекислого газа лишь частично связано с антропогенным фактором, значительная часть эффекта обусловлена обменными процессами между океаном и атмосферой. Космогенные причины потепления. В рамках одной из гипотез, связывающей колебания температуры на Земле с внешними факторами, предполагается, что со временем происходят вариации режима энерговыделения Солнца. В результате общий поток лучистой энергии в виде электромагнитного излучения во всем диапазоне спектра, в совокупности с потоком солнечного ветра (потоком частиц, преимущественно содержащим протоны и ядра атомов гелия), изменяется. Поскольку практически вся тепловая энергия Земли приходит от Солнца (за исключением вклада тепла, поступающего из недр планеты), можно предположить, что изменения температуры на Земле связаны с изменением общего потока солнечного излучения.

Авторы полагают, что на потепление оказывают влияние с разным весом все рассмотренные причины.

По-видимому, мы наблюдаем естественные собственные колебания в климатической системе Земли. Есть основания полагать, что такие колебания происходили всегда, и отличие современной ситуации заключается только в том, что в течение ХХ в. изменения параметров климата впервые подвергались объективной регистрации и систематическому анализу.

Что касается антропогенного фактора, то вся совокупность имеющихся данных позволяет предположить, что он оказывает незначительное воздействие на феномен потепления.

17

Какие существуют основные типы возможных причин потепления (назовите три). Почему по мнению О. Г. Сорохтина, обычно используемая классическая модель парникового эффекта неверна? Какое влияние оказывает антропогенный фактор на феномен потепления?

Показать ответ

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1) Основные типы возможных причин потепления:

— антропогенные изменения в атмосфере и на поверхности Земли

— внешние (космогенные) изменения в среде, окружающей Землю

— проявления собственных колебаний в климатической системе Земли

— совместное действие трех вышеуказанных причин

2) Классическая модель парникового эффекта неверна, так как при классическом подходе не учитывается конвективный подъем нагретых элементов газа от земной поверхности, который приводит к эффективной передаче тепла в верхние слои атмосферы, что приводит к понижению температуры.

3) Влияние, которое оказывает антропогенный фактор на феномен потепления: незначительное воздействие

18

Используя обществоведческие знания, объясните смысл понятия «глобальные проблемы».

(В объяснении смысла / определении понятия должно быть указано не менее двух существенных признаков. Объяснение/определение может быть дано в одном или нескольких распространённых предложениях.)

Показать ответ

Глобальные проблемы — это проблемы затрагивающие жизненные интересы всего человечества и требующие для своего решения согласованных международных действий.

Может быть дано другое объяснение смысла понятия

18

Используя обществоведческие знания, объясните смысл понятия «глобальные проблемы».

(В объяснении смысла / определении понятия должно быть указано не менее двух существенных признаков. Объяснение/определение может быть дано в одном или нескольких распространённых предложениях.)

Показать ответ

Глобальные проблемы — это проблемы затрагивающие жизненные интересы всего человечества и требующие для своего решения согласованных международных действий.

Может быть дано другое объяснение смысла понятия

19

По мнению ряда учёных, глобальное потепление – глобальная проблема. Какие ещё виды глобальных проблем вам известны. Назовите три проблемы разного типа и покажите действия государства и гражданского общества, направленные на борьбу с данными проблемами.

(Каждый пример должен быть сформулирован развёрнуто. В каждом примере укажите конкретный тип и вид проблемы.)

Показать ответ

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1) Социально-экологические (загрязнение окружающей среды). Группа активных школьников создали в Вконтакте сообщество, которое учит сверстников и всех желающих правильно сортировать мусор, а также объясняет какой серьезный вред окружающей среде наносит использование одноразовой посуды. Благодаря действиям ребят на улицах их родного города стало гораздо меньше мусора, а люди стали его чаще сортировать.

2) Социально-политические (международный терроризм). Группа государств подписало соглашение, по которому все кто попадает под классификацию «террорист» будут разыскивать их на равных во всех странах участниках соглашения и предоставлять друг другу всю необходимую информацию и поддержку.

Благодаря данным действиям удалось предотвратить сотни террористических актов и арестовать десятки опаснейших террористов.

3) Социально-экономические (продовольственная проблема) Группа независимых учёных разработали новый вид картофеля, который можно вырастить абсолютно на любых видах почв. Помимо прочего, с помощью генной инженерии в него добавили необходимые витамины и микроэлементы. Подобные действия помогли смягчить проблему голода во многих развивающихся странах.

Допускаются другие формулировки ответа, не искажающие его смысл. Засчитываются только примеры, сформулированные развёрнуто (отдельные слова и словосочетания не засчитываются в качестве примеров)

20

Проблему глобального потепления обозначали Межгосударственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК). Деятельность данной организации осуществлялась под эгидой ООН. Сформулируйте два аргумента. Один подтверждающий важность подобной поддержки науки со стороны международных организаций и один об опасности подобной поддержки.

Показать ответ

Аргументы должны быть сформулированы как распространённое предложение.

В правильном ответе могут быть следующие суждения:

1. Благодаря поддержке со стороны международных организаций научные исследования могут получить необходимые средства и ресурсы для развития. Благодаря поддержке международных организаций будет проще делиться научными наработками с подобными исследованиями по всему миру, что ускорит процесс появления новых научных открытий.

2. Опасность подобной поддержки состоит в том, что если научное исследование окажется по своим результатам, не соответствующим целям международных организаций, его могут исказить или закрыть. Ни то ни другое не будет способствовать познанию мира. Исследования, проводимые с помощью международных организаций, могут проводиться в интересах всего человечества в целом, но при этом наносить серьёзнейший вред отдельно взятым странам.

3. Часто за интересами международных организаций оказываются определённые группы интересов, которые могут использовать результаты в своих узких и корыстных целях. Не в интересах человечества, а возможно даже во вред.

Могут быть приведены другие суждения в соответствии с требованием задания.

21

На рисунке отражена ситуация на рынке расходных материалов для маникюрного салона: линия спроса D переместилась в новое положение – D1. (P – цена товара; Q – количество товара.)

Как изменилась равновесная цена?

Что могло вызвать изменение спроса? Укажите любое одно обстоятельство (фактор) и объясните его влияние на спрос.

(Объяснение должно быть дано применительно к рынку, указанному в тексте задания.)

Как изменятся предложение и равновесная цена на данном рынке, если вырастут цены на химические средства, из которых изготавливают профессиональные гель лаки?

Показать ответ

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1) ответ на первый вопрос: равновесная цена увеличилась;

2) ответ на второй вопрос (одно обстоятельство (фактор) с объяснением влияния), например: Начался летний сезон, когда большинство женщин перед отпуском делает маникюр и педикюр, поэтому и спрос на услуги маникюрного салона вырос.

(Может быть названо и объяснено другое обстоятельство / другой фактор.)

Засчитывается только объяснение, данное применительно к рынку, указанному в тексте задания.

3) ответ на третий вопрос: если вырастут цены на химические средства, это приведет к уменьшению предложения и увеличению равновесной цены.

(Ответ на третий вопрос засчитывается только при правильном однозначном указании изменения спроса и равновесной цены.)

Элементы ответа могут быть представлены в других формулировках.

Указания по оцениванию

1) Ответ на первый вопрос засчитывается только в случае правильного однозначного указания изменения равновесной цены.

2) Ответ на второй вопрос засчитывается только при правильном указании обстоятельства (фактора) с объяснением при отсутствии дополнительных неверных обстоятельств (факторов) и объяснений

22

В экономике государства Z преобладает инновационный сектор с высокопроизводительный промышленностью, индустрией знаний, с высокой долей ВВП высококачественных инновационных услуг, с конкуренцией во всех видах экономической и иной деятельности, а также с высокой долей населения, занятой в сфере услуг. Основой экономики является частная собственность и свобода хозяйственной инициативы. Доля государственного сектора в экономике не значительна.

В государстве Z законодательную власть осуществляет парламент, а всенародно избираемый глава государства формирует правительство и возглавляет исполнительную власть.

В период с 2004-го по 2019 г. ежегодно на 10 % росла доля обучающихся школ, воспользовавшихся правом выбора наиболее удобной формой обучения в соответствии со своими целями и интересами. Школьники их родители отмечают общую ориентированность системы образования на развитие способности учеников, сохранение и укрепление их здоровья.

К какому типу относится общество страны Z? К какому типу относится экономика страны Z? Какова форма правления страны Z? Какая тенденция развития образования описана, но не названа в условии задачи? Приведите название этой тенденции.

Показать ответ

Правильный ответ должен содержать следующие элементы:

1) ответ на первый вопрос: к обществам постиндустриального / информационного типам

2) ответ на второй вопрос: к рыночной/смешанной экономике

3) ответ на третий вопрос: президентская республика (ответ республика не засчитывается)

4) ответ на четвертый вопрос : гуманизация образования

(Могут быть приведены другие характеристики. Ответ на четвёртый вопрос засчитывается только при правильном указании двух или более верных характеристик при отсутствии неверных характеристик.)

Ответы на вопросы могут быть даны в других формулировках, не искажающих смысла соответствующих элементов ответа.

23

Конституция РФ закрепляет условия для удовлетворения потребности человека в социальном обеспечении. На основе положений Конституции РФ сформулируйте три подтверждения этой характеристики

Могут быть приведены другие подтверждения в соответствии с требованием задания.

Засчитываются только подтверждения, сформулированные как распространённые предложения (отдельные слова и словосочетания не засчитываются в качестве подтверждений) с опорой на конкретное положение Конституции Российской Федерации.

Не требуется указания в ответе номеров соответствующих статей Конституции и дословного воспроизведения их содержания!

Показать ответ

В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей.

В РФ устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда

В РФ обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан

В РФ развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

24

Используя обществоведческие знания, составьте сложный план, позволяющий раскрыть по существу тему «Конкуренция как элемент рыночного механизма».

Сложный план должен содержать не менее трёх пунктов, непосредственно раскрывающих тему по существу, из которых два или более детализированы в подпунктах.

Показать ответ

В правильном ответе должны быть следующие элементы:

1. Понятие «рыночного механизма»

2. Основные элементы рыночного механизма:

а) спрос;

б) предложение;

в) конкуренция.

3. Функции конкуренции в экономике:

а) служит для производителей мощнейшим стимулом к повышению эффективности их деятельности;

б) стимулирует поиск инновационных экономических решений с целью повышения прибыли;

в) заставляет людей принимать рациональные решения, которые выгодны обществу в целом и др.

4. Виды конкуренции:

а) совершенная;

б) монополистическая конкуренция;

в) олигополия, монополия и др.

5. Признаки совершенной конкуренции:

а) очень много мелких фирм;

б) продукт однородный;

в) барьеров нет;

г) цена рыночная.

25

Обоснуйте необходимость конкуренции в рыночной экономике. (Обоснование может быть дано в одном или нескольких распространённых предложениях.) Какие виды конкуренции выделяют ученые? (Назовите любые три вида конкуренции.) Для каждой из них приведите по одному примеру, иллюстрирующему их реализацию в жизни современного российского общества. (Каждый пример должен быть сформулирован развёрнуто. В совокупности примеры должны иллюстрировать три различных вида конкуренции.)

Показать ответ

Достоинство конкуренции состоит в том, что она лучше, чем иные варианты организации экономической жизни, заставляет людей принимать рациональные решения, которые выгодны обществу в целом. Победить в конкурентной борьбе за ограниченные денежные средства покупателей фирма может только путем производства либо лучших по свойствам товаров, либо таких же по свойствам товаров, как у конкурентов, но с меньшими затратами, что позволит продавать их дешевле. Ученые выделяют такие виды конкуренции, как совершенная конкуренция, монополия, олигополия.

Совершенная конкуренция. Пример. В Ивановской области на рынке текстиля можно встретить и широко известные фабрики, и совсем небольшие частные фирмы.

Монополия. Пример. В РФ «Почта России» является субъектом естественной монополии на рынке услуг почтовой связи по пересылке простой и заказной письменной корреспонденции.

Олигополия. Пример. В России рынок услуг мобильной связи представлен тремя крупными компаниями, такими как МТС, Мегафон, Билайн.

Делитесь своими результатами решений или спрашивайте, как выполнить отдельное задание. Спасибо, что ведете себя культурно!

Задание №20 ЕГЭ по обществознанию ⋆ СПАДИЛО

выбор пропущенных понятий
Первичный бал: 1 Сложность (от 1 до 3): 1 Среднее время выполнения: 1 мин.

Двадцатое задание ЕГЭ по обществознанию – последнее из тестовой части экзамена. В нем приводится текст с пропущенными понятиями; задача экзаменующегося – найти в списке верное понятие для каждого пропуска. Основная сложность заключается в том, что пропусков в тексте обычно 6, а вариантов для выбора приводится 9 – поэтому действовать методом исключения здесь не получится. К тому же варианты часто довольно близки между собой. Задание может относиться абсолютно к любой теме из курса обществознания, поэтому хорошо выполнить его можно лишь в том случае, если есть уверенные знания теории. Однако в качестве подсказок могут выступить относящиеся к пропущенным слова в предложении – нередко с учетом их рода, числа можно хотя бы примерно определить, какое слово должно быть на месте пропуска: существительное или прилагательное, женского рода или мужского. Уровень сложности 20 задания ЕГЭ по обществознанию оценивается как повышенный, максимально возможный балл – 2; он ставится при полном отсутствии ошибок. Если есть одна ошибка, ставится 1 балл, если допущено две ошибки и больше – 0 баллов.

Алгоритм выполнения задания

  1. Читаем текст и изучаем список приведенных вариантов;
  2. Расставляем пропущенные слова – или по очереди, или, в случае затруднений, начинаем с того, в чем точно уверены, а потом думаем над остальным;
  3. Читаем текст со вставленными словами и проверяем, насколько они подходят по смыслу;
  4. Записываем ответ.

Задание EO2006s

Прочитайте данный ниже текст, в котором пропущены некоторые слова. Выберите из предложенного списка слова, которые нужно вставить на место пропусков. Учтите, что в списке слова даны в именительном падеже, и каждое слово можно использовать только один раз. Также обратите внимание на том, что в списке дано больше слов, чем Вам будет нужно для заполнения пропусков. Занесите в таблицу под каждой буквой номер выбранного вами слова.«Учёные выделяют несколько групп глобальных проблем современного общества. Первая группа проблем связана с отношениями между странами. Устранение _______(А) экономического развития, сохранение мира — это одновременно решение и проблемы здоровья людей, и проблемы качества освоения природных ресурсов. Остановка________(Б) также предотвращает загрязнение природной среды в планетарном масштабе. Вторая группа включает в себя проблемы непосредственного______(В) природы и общества. Это, например, истощение________(Г) недр Земли и Мирового океана. В данном случае проблема природы и общества — это проблема биологических основ жизни опосредованных___________(Д). Третья группа проблем отражает взаимодействие человека и общества. К ним относят, например, проблемы __________(Е), здравоохранения, культурного наследия». Варианты ответов:
  1. Народонаселение
  2. Взаимопомощь
  3. Гонка вооружений
  4. Социум
  5. Взаимодействие
  6. Общественное развитие
  7. Неравномерность
  8. Социальные условия
  9. Природные ресурсы
А Б В Г Д Е

Этот текст будет достаточно легко проработать, если вы знакомы с тематикой глобальных проблем. В первом случае пропущено слово «неравномерность» — именно ее необходимо устранять. Под буквой Б должна быть «гонка вооружений» — больше ничего сюда не подходит, а гонка вооружений действительно вела за собой загрязнение природной среды в больших масштабах. Дальше речь идет о взаимодействии природы и общества – слово «взаимопомощь» в данном контексте не подходит. Буква Г – «природные ресурсы»; их истощение является одной из наиболее актуальных проблем. Под буквой Д нужно поставить сочетание «социальные условия» — возможно, это звучит не очень привычно, но больше по смыслу ничего не подходит. В последнем пропуске должно быть «народонаселение» — если учесть, что одной из глобальных проблем называют перенаселение планеты.

Ответ: 735981

pазбирался: Полина Белинская | обсудить разбор | оценить

Задание EO2005s Прочитайте данный ниже текст, в котором пропущены некоторые слова. Выберите из предложенного списка слова, которые нужно вставить на место пропусков. Учтите, что в списке слова даны в именительном падеже, и каждое слово можно использовать только один раз. Также обратите внимание на том, что в списке дано больше слов, чем Вам будет нужно для заполнения пропусков. Занесите в таблицу под каждой буквой номер выбранного вами слова.«Социальная __________(А) отражает социальное различие, неравенство и в соответствии с этим положение людей в обществе. В первобытном обществе ___________(Б) было незначительным, поэтому стратификация там почти отсутствовала. В сложных обществах социальный статус общественной группы зависит от величины _____________(В), уровня образования, доступа к власти, ___________(Г) занимаемой позиции. Возникли касты, затем — сословия, а позже — классы. В одних обществах переход из одной социальной ___________(Д) в другую запрещён. Есть общества, где такой переход ограничен, и есть общества, где он полностью разрешён. Свобода социальной __________(Е) определяет то, каким является общество — закрытым или открытым». Варианты ответов:
  1. Доход
  2. Расслоение
  3. Престиж
  4. Уровень образования
  5. Страта
  6. Мобильность
  7. Влияние
  8. Обязанности
  9. Стратификация
А Б В Г Д Е

Первое пропущенное слово – «стратификация»; именно она отражает социальное разделение, неравенство, различие. Почти полное отсутствие стратификации означает незначительное расслоение – на месте буквы Б вставляем «расслоение». Далее идет перечисление критериев стратификации, и один из них – величина дохода; под буквой В ставим «доход». Еще один критерий – престиж профессии; следовательно, буква Г – «престиж». Конкретный социальный слой, в котором находится индивид, называется «страта» — это слово заполняет пропуск под буквой Д. Переход из одной страты в другую – социальная мобильность, о свободе которой говорится в последнем предложении, поэтому это слово должно быть под буквой Е.

Ответ: 921356

pазбирался: Полина Белинская | обсудить разбор | оценить

Задание EO2004s Прочитайте данный ниже текст, в котором пропущены некоторые слова. Выберите из предложенного списка слова, которые нужно вставить на место пропусков. Учтите, что в списке слова даны в именительном падеже, и каждое слово можно использовать только один раз. Также обратите внимание на том, что в списке дано больше слов, чем Вам будет нужно для заполнения пропусков. Занесите в таблицу под каждой буквой номер выбранного вами слова.«______(А) приобретается с рождением человека и прекращается с его смертью. Полная ________(Б) возникает с наступления совершеннолетия (с 18 лет) или ранее, в случае вступления в брак до 18 лет. Законные представители несут имущественную ответственность за несовершеннолетних, не достигших 14 лет, по всем сделкам, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их_________(В). Законные представители отвечают за вред, причинённый_________(Г). По заявлению родителей________(Д) может ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией, иными доходами. Гражданин, злоупотребляющий спиртными напитками или наркотическими средствами, если этим он ставит семью в тяжёлое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности, по отношению к нему может быть установлено________(Е)». Варианты ответов:
  1. Суд
  2. Достигший совершеннолетия
  3. Вина
  4. Попечительство
  5. Правоспособность
  6. Деликтоспособность
  7. Малолетний
  8. Возможность заключения трудового договора
  9. Дееспособность
А Б В Г Д Е

Вначале речь идет о правоспособности – любой человек с момента рождения становится гражданином и обладает определенным набором прав. А вот на месте буквы Б ставим «дееспособность» — полностью дееспособным человек становится с наступлением совершеннолетия. Следующее слово «вина» — другие сюда просто не подходят. В пропуск под буквой Г исходя из смысла предложений нужно вставить слово «малолетний», а под буквой Д – «суд». Последний пропуск заполняем слово «попечительство» — оно устанавливается в случае ограничения дееспособности.

Ответ: 593714

pазбирался: Полина Белинская | обсудить разбор | оценить

Задание EO2003s Прочитайте данный ниже текст, в котором пропущены некоторые слова. Выберите из предложенного списка слова, которые нужно вставить на место пропусков. Учтите, что в списке слова даны в именительном падеже, и каждое слово можно использовать только один раз. Также обратите внимание на том, что в списке дано больше слов, чем Вам будет нужно для заполнения пропусков. Занесите в таблицу под каждой буквой номер выбранного вами слова.«Формирование _________(А) труда может сопровождаться конфликтами между работодателями и наёмными работниками. Основным методом защиты интересов _____(Б) является создание профессиональных союзов, которые ведут переговоры от имени всех входящих в их состав людей. Профессиональные союзы обычно стараются добиться улучшения условий и повышения ____(В) своих членов, а также увеличения их заработной платы. Это делает работу для членов профсоюза более приятной и выгодной, но одновременно сужает______(Г) занятости и ведёт к росту цены товаров для покупателей, если величина прибыли в цене товара не снижается. Заработная плата не должна опускаться ниже минимального уровня, основой расчёта которого является ___(Д). Минимальная заработная плата устанавливается и меняется____________(Е) власти». Варианты ответов:
  1. Безработица
  2. Наемные работники
  3. Безопасность труда
  4. Рыночная цена
  5. Прожиточный минимум
  6. Специальность
  7. Трудовой кодекс
  8. Экономические границы
  9. Законодательные органы
А Б В Г Д Е

Под буквой А – «рыночная цена»; возможно, это сочетание звучит несколько непривычно, но другие слова тут не походят. Следующее слово – «наемные работники»; ведь именно они входят в профессиональные союзы для защиты своих интересов. Под буквой В вставляем сочетание «безопасность труда» — больше ничего из оставшихся слов по смыслу не подходит. Далее речь идет об экономических границах занятости. Следующее – «прожиточный минимум»; именно он служит основой для расчета МРОТ. Установкой МРОТ и прожиточного минимума занимаются законодательные органы власти – это сочетание и должно стоять на месте буквы Е.

Ответ: 423859

pазбирался: Полина Белинская | обсудить разбор | оценить

Задание EO2002s Прочитайте данный ниже текст, в котором пропущены некоторые слова. Выберите из предложенного списка слова, которые нужно вставить на место пропусков. Учтите, что в списке слова даны в именительном падеже, и каждое слово можно использовать только один раз. Также обратите внимание на том, что в списке дано больше слов, чем Вам будет нужно для заполнения пропусков. Занесите в таблицу под каждой буквой номер выбранного вами слова.«Президентская республика характеризуется соединением в руках президента полномочий главы______(А) и главы исполнительной власти. Должность премьер-министра в такой республике, как правило, отсутствует. Президента страны избирают внепарламентским путём: или всенародным________(Б) (как, например, в Аргентине), или коллегией выборщиков (как, скажем, в США). Это обеспечивает независимость источника________(В) президента от парламента. Президент получает также право_______(Г) в отношении парламентских решений: он может вернуть на повторное рассмотрение в высший законодательный орган любой______(Д). Но если парламент вторично, квалифицированным большинством голосов в обеих палатах проголосует за него, то проект становится законом, обретает_________(Е), невзирая на мнение президента. Президент также не имеет права роспуска парламента.» Варианты ответов:
  1. Власть
  2. Юридическая сила
  3. Государство
  4. Голосование
  5. Законопроект
  6. Форма государственного устройства
  7. Выборный
  8. Отлагательное вето
  9. Политический режим
А Б В Г Д Е

Под буквой «А» ставим государство – ведь президент является главой государства, другие слова сюда не подходят. Следующее пропущенное слово – «голосование», что нетрудно определить по словам-подсказкам «избирают» и «всенародным». На месте буквы В ставим «власть» — достаточно устойчивое сочетание «источник власти». В следующем предложении описывается право отлагательного вето – это слово и будет находиться под буквой Г. Буква Д – «законопроект»; это следует из контекста как этого, так и следующего предложения, да и другие слова тут не подходят. В последнем пропуске должно быть сочетание «юридическая сила», которую закон приобретает путем обхода парламентом президентского отлагательного вето.

Ответ: 341852

pазбирался: Полина Белинская | обсудить разбор | оценить

Задание EO2001s Прочитайте данный ниже текст, в котором пропущены некоторые слова. Выберите из предложенного списка слова, которые нужно вставить на место пропусков. Учтите, что в списке слова даны в именительном падеже, и каждое слово можно использовать только один раз. Также обратите внимание на том, что в списке дано больше слов, чем Вам будет нужно для заполнения пропусков. Занесите в таблицу под каждой буквой номер выбранного вами слова.«Мотивом _________(А) называется то, ради чего она осуществляется, что ее побуждает. В качестве побудителя обычно выступает конкретная _________(Б), удовлетворяющаяся в ходе и с помощью деятельности. Это определённая форма связи живых организмов с внешним миром, необходимая для существования _________(В), социальной группы, общества в целом. _________(Г) потребности вызваны биологической природой человека. Это потребности людей во всём, что необходимо для их существования, развития и воспроизводства. _________(Д) потребности связаны с тем, что человек принадлежит к обществу, занимает в нём определённое место, участвует в трудовой деятельности и общении с другими людьми. _________(Е) потребности связаны с познанием человеком окружающего мира, своего места в нём и смысла своего существования. Каждая из групп потребностей соответствует определённому виду деятельности». Варианты ответов:
  1. Природа
  2. Потребность
  3. Деятельность
  4. Естественный
  5. Индивид
  6. Индивидуальность
  7. Духовный
  8. Глобальный
  9. Социальный
А Б В Г Д Е

Прочитав текст, легко определить, что его основная тема – деятельность. Именно это слово и нужно вставить в первом пропуске; на это указывает как местоимение «она», так и то, что у нее есть мотивы. В следующий пропуск вставляем слово «потребность» — потребности лежат в основе деятельности и их можно удовлетворять. Под буквой В будет слово «индивид»; «индивидуальность» тут не подходит, так как дальше речь идет о социальной группе и обществе в целом. Биологическая природа человека вызывает естественные потребности – под буквой Г ставим «естественный». Дальше речь идет о социальных потребностях, связанных с общественными отношениями. На месте последнего пропуска должно быть «духовный» — духовные потребности связаны с познанием мира.

Ответ: 325497

pазбирался: Полина Белинская | обсудить разбор | оценить


👀 5.9k |

1. Наиболее остро в настоящее время стоит проблема неравномерного развития регионов

1. Наиболее остро в настоящее время стоит проблема неравномерного развития регионов

Помощь Абитуриенту » 1. Наиболее остро в настоящее время стоит проблема неравномерного развития регионов

1. Наиболее остро в настоящее время стоит проблема неравномерного развития регионов мира («бедный Юг — богатый Север»).
а) Да;  б) нет.
2. Запишите недостающее.
Признаки глобальных проблем
комплексный характер
острота воздействия
3. Запишите недостающее.
Глобальные экологические проблемы возникают вследствие антропогенных воздействий и….
4. Что означает понятие «глобальные проблемы современности»?
1) Проблемы, которые сопутствовали человечеству на протяжении всей его истории.
2) Проблемы, возникшие после торжества индустриальной цивилизации.
3) Проблемы, связанные с трудностями реализации творческого потенциала человека в мире.
4) Проблемы, связанные со столкновением цивилизаций.
5) Проблемы, от решения которых зависит дальнейший социальный прогресс, судьба цивилизации.
5. Соотнесите элементы двух множеств.
Тип проблемы    Характеристика
А) Проблема взаимо-отношений между че-ловеком и обществом, в развитии культуры
Б) Проблемы взаимо-отношений между раз-личными социальными общностями
В) Проблемы взаимо-действия человека с окружающей средой    1) освоение Мирового океана, космоса, зоны «вечной мерзлоты» 2) проблемы разоружения и предотвращения ядерной войны 3) проблемы научно-технического прогресса 4) проблема предотвращения опасных болезней 5) враждебное отношение к иммигрантам 6) проблема преодоления отсталости, кон-фликтов между развитыми и развивающимися странами 7) энерго-сырьевая, продовольственная проблемы 8) стремительное «устаревание» ранее по-лученного образования
6. Соотнесите элементы двух множеств.
Глобальные экологические проблемы    Причины
А) Глобальное изменение климата Б) Изменение состава атмосферы В) Уничтожение природных ресурсов планеты и загрязнение их не-свойственными природе веществами    1) кислотные дожди, рост кислотности водоемов и почв, «парниковый эффект» 2) нарушение природных экосистем, истощение почвенных покровов, уменьшение запасов пресной воды, нарушение природного ландшафта 3) нарушение устоявшегося механизма циркуляции вод Мирового океана и круговорота воды в природе
7. Какой вывод можно сделать из следующих фактов?
Средний уровень потребления материалов и энергоресурсов на душу населения в развитых странах в 40-50 раз больше, чем в самых бедных странах.
В развитых странах ежегодный прирост населения составляет около 0,6 %, в то время как в развивающихся странах он превышает 2 % в год.
Выводы:
А) Для богатых стран характерны высокая производительность труда и ориентация населения на высокий уровень потребления разнообразных благ.
Б) В развивающихся странах обостряются проблемы безработицы, нехватки продовольствия, происходит активизация международного терроризма, наркомафии.
8. Что из приведенного является проявлением глобальных проблем?
1) Истощение плодородного слоя почвы.
2) Истощение запасов пресной воды.
3) Спад производства.
4) Увеличение задолженности развивающихся стран развитым странам.
5) Кризис финансовой системы.
6) Проблемы войны и мира.
9. Прочитайте приведенный текст, в котором пропущен ряд слов. Выберите из предложенного списка необходимые для дополнения слова.
Ученые выделяют несколько групп глобальных проблем современного человечества. Первая группа проблем связана с отношениями между государствами. Устранение___(1) экономического развития, сохранение мира — это одновременно и решение проблемы здоровья людей, и проблемы качества освоения природных ресурсов. Остановка _ _ (2) также предотвращает загрязнение природной среды в планетарном масштабе. Вторая группа включает проблемы непосредственного___(3) природы и общества. Это, например, истощение ___(4) недр земли и Мирового океана. Третья группа проблем
отражает взаимодействие человека и общества. К ним относят, например, проблемы__ __(5), здравоохранения, культурного наследия. В данном случае проблема природы и общества — это проблема
биологических основ жизни, опосредованных___(6).
Слова для дополнения: а) социальные условия; б) общество; в) средство; г) взаимодействие; д) общественный прогресс; е) народонаселение; ж) гонка вооружений; з) неравномерность; и) природные ресурсы.
10. Классифицируйте представленные понятия и термины по предложенным вами критериям:
1) Конвенция о биологическом разнообразии.
2) Рамочная конвенция ООН об изменении климата.
3) Конвенция по борьбе с опустыниванием.
4) Конституция Республики Беларусь.
5) Закон «Об охране окружающей среды».
6) Березинский биосферный заповедник.
7) Припятский и Нарочанский национальные парки.
8) Беловежская пуща.
9) Браславские озера.
Критерий: _ Группа понятий: Критерий: _
Группа понятий: Критерий:_____
Группа понятий: Критерий:_____
Группа понятий:

Ответов: 1 | Категория вопроса: Подготовка к ЕГЭ

Как гуманизм повлиял на социально-политическую и научную мысль?
1

Каковы итоги правления Ивана IV?
1

Установите, на каких материках сокращаются площади лесов
1

Два тела, массами m1 = 3 кг и m2 = 4
1

На что расходуется энергия, подводимая к жидкости при кипении?
1

Какие малые небесные тела вы знаете?
1

Для  спортивного  клуба купили   70  больших и маленьких мячей. Больших мячей
1

Make up and write down sentences with eight phrases from the
1

Что такое опыление?                                    .
1

Какой из перечисленных терминов имеет значение «категория крепостных крестьян в России
1

Определите для объединения общественного питания за отчётный год: среднюю стоимость оборотных
0

Какое значение имеет процесс двойного дыхания у птиц?
1

За день на почте приняли несколько посылок с книгами, по 8
1

При взаимодействии растворов одних веществ образуется бурый осадок (пара веществ X),
1

Какое значение для растения имеет движение цитоплазмы в клетках?
1

Проходной балл ЕГЭ по специальностям Технологический университет г. Королев МГОТУ
1

Наверх

Глобальные проблемы человечества — Студопедия

Поделись  


Понятие «глобальные проблемы», их специфика;

характеристики и проявления конкретных глобальных проблем.

Сущность, особенности, причины возникновения.

Во второй половине ХХ в. человечество столкнулось с группой проблем, от решения которых зависит дальнейший социальный прогресс, судьба земной цивилизации. Эти проблемы получили название глобальных (от лат. globus – Земля, земной шар) проблем человечества.

Особенности глобальных проблем состоят в том, что они, во-первых, носят планетарный характер, во-вторых, угрожают гибелью всему человечеству, в-третьих, требуют коллективных усилий мирового сообщества. В настоящее время человечество переживает кризис, который носит системный характер и проявляется по следующим направлениям:

  1. Кризис отношения к природе – экологическая проблема (исчерпываемость природных ресурсов, необратимые изменения в среде обитания).
  2. Экономический кризис – преодоление отсталости развивающихся стран (необходимо способствовать сокращению разрыва в уровне экономического развития между развитыми странами Запада и развивающимися странами «третьего мира»).
  3. Политический кризис (деструктивное развитие множества конфликтов, этнические и расовые конфликты как выражение неуправляемости социальных процессов; задачей человечества является предотвращение угрозы мировой войны и борьба с международным терроризмом).
  4. Кризис условий выживания человека (истощение продовольственных ресурсов, энергии, питьевой воды, чистого воздуха, запасов минеральных веществ).
  5. Демографический кризис – проблема народонаселения (неравномерный и неуправляемый рост населения в развивающихся странах; требуется стабилизация демографической ситуации на планете).
  6. Угроза термоядерной войны (гонка вооружений, загрязнения, вызванные испытаниями ядерного оружия, генетические последствия этих испытаний, неуправляемое развитие ядерных технологий, возможность термоядерного терроризма на межгосударственном уровне).
  7. Проблема охраны здоровья, предотвращение распространения СПИДа, наркомании.
  8. Кризис духовности человека (идеологическая ломка, утрата нравственных ценностей, зависимость от алкоголя и наркотиков). Все большее значение в последнее десятилетие приобретает возрождение культурных и нравственных ценностей.

Классификация глобальных проблем, проведенная на основе многолетних исследований, помогает лучше понять существо глобальных проблем и наметить пути их решения. Все глобальные проблемы можно разделить на три группы.


1) Интерсоциальные проблемы, связанные с отношениями между группами государств, обладающих сходными политическими, экономическими и иными интересами: «Восток – Запад», богатые и бедные страны и т. д. Длительное время в центре интерсоциальных проблем находилось противостояние двух общественно-экономических систем, двух идеологий: капиталистической и коммунистической. Сегодня это противостояние ушло в прошлое, однако, не снизилась острота интерсоциальных проблем – изменился их характер:

  • на место угрозы мировой войны как следствия столкновения двух противоположных общественно-политических систем пришло множество локальных конфликтов, расползание которых может повлечь всеобщую военную катастрофу. По данным Международного института исследований проблем мира, только за последние 10 лет ХХ в. произошло 120 вооруженных конфликтов, которые затронули 80 стран и унесли жизни почти 6 млн. человек, а около 300 млн. мирных жителей превратились в беженцев. Наибольшее число горячих точек в Азиатско-Тихоокеанском регионе – 20, в Африке – 16, в Европе – 5, на Ближнем Востоке – 3, в Южной Америке -2. Две трети нынешних конфликтов тянутся уже более 5 лет, а остальные – более 20 лет;
  • обострилась проблема установления справедливого экономического порядка, т. к. существует резкое различие между странами по уровню общественно-экономического развития, а, следовательно, и уровня благосостояния населения. С одной стороны, небольшая группа развитых стран, с другой – большое число экономически отсталых государств, в которых качество жизни населения является низким. Экономика отсталых стран основывается на добыче и экспорте сырьевых ресурсов, что порождает большое число экологических проблем. Отсталые и среднеразвитые страны составляют подавляющее большинство населения планеты: около 5 млрд. из 6 млрд. всего населения планеты. Россия относится к числу отсталых стран, и перед ней стоят те же проблемы, что и перед остальными. Решение этих проблем и достижение реального успеха возможно в случае мобилизации внутренних резервов и изменения системы международных экономических отношений.

2) Проблемы, связанные с взаимодействием общества и природы, можно разделить на несколько групп.


1. Под экологическими проблемами понимаются меры против загрязнения окружающей среды.

Они охватывают охрану водного и воздушного бассейна, охрану почв, сохранение растительного и животного мира, сохранение генофонда. В подходе к решению экологических проблем можно выделить три главных направления. Они формируют основные стратегии природоохранительной деятельности:

  • ограничительная стратегия в качестве главного средства предотвращения экологических катастроф предполагает ограничение развития производства и соответственного потребления;
  • стратегия оптимизации предполагает нахождение оптимального уровня взаимодействия общества и природы. Этот уровень не должен превышать критического уровня загрязнения и должен обеспечивать возможность обмена веществ между обществом и природой, не отражающегося отрицательно на состоянии окружающей природной среды;
  • стратегия замкнутых циклов предполагает создание производств, построенных по циклическому принципу, за счет чего достигается изоляция производства от воздействия на окружающую среду. Замкнутые циклы возможны при использовании биотехнологии, позволяющей перерабатывать неорганические отходы производства в органические вещества.

Перечисленные стратегии могут использоваться одновременно, исходя из конкретных жизненных обстоятельств. Стратегии оптимизации и замкнутых циклов зависят от технологического совершенства производственного процесса. Ограничительная стратегия же не всегда возможна там, где уровень производства и потребления и соответственно качество жизни невысоки.

2. Проблемы ресурсов, таких как воздух, вода, без которых жизнь человека невозможна, а также энергетических и сырьевых ресурсов. Например, проблема водных ресурсов считается наиболее острой в мире. Пресная вода составляет небольшую часть водного бассейна Земли – 2,5 – 3%. При этом наибольшая ее часть сосредоточена во льдах Арктики и Гренландии, а на долю рек и озер приходится очень небольшая доля. Энергетические ресурсы представлены запасами ископаемого топлива, такими, как нефть, уголь, газ, горючие сланцы. Сырьевые ресурсы – это, прежде всего минеральное сырье, содержащее необходимые для промышленного производства компоненты. Сегодня нет достаточно точных данных относительно того, на какой срок человечество может считать себя обеспеченным ископаемым топливом и минеральным сырьем. Однако вполне очевидно, что запасы их исчерпаемы и невозобновимы.

3. Проблемы космического пространства и Мирового океана.

3) Проблемы, непосредственно связанные с человеком, его индивидуальным бытием, с системой «индивид – общество». Они непосредственно касаются отдельного человека и зависят от способности общества предоставить реальные возможности для развития личности. Эта группа проблем включает в себя проблемы здравоохранения, образования, контроля за численностью народонаселения, развития нравственных, интеллектуальных и иных задатков человека, обеспечения здорового образа жизни, нормального психического развития личности.

Говоря о причинах появления глобальных проблем, ученые выделяют главную — духовно-нравственную, а она уже порождает проблемы экономические, политические и др. Такой духовно-нравственной основой появления глобальных проблем современности является широкое распространение идеологии потребительства. Современное производство создало предпосылки для удовлетворения потребностей населения и в определенной степени освободило его от полной зависимости от тех или иных вещей. Таким образом, человек попадает в бесконечный круг, становится пленником собственных желаний и навязчивых идей. Глобальные проблемы тесно связаны между собой, и решать их необходимо комплексно.









Глобальное потепление: что могу сделать лично я?

  • Диего Аргедас Ортис
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Мы знаем, что изменения климата происходят, но не осознаем, что именно может сделать каждый из нас. BBC Future предлагает 10 эффективных способов повлиять на ситуацию.

В новом докладе, обнародованном в сентябре 2018 года, ведущие ученые-климатологи бьют тревогу.

Наших нынешних действий недостаточно для того, чтобы остановить потепление планеты. Ученые предупреждают, что температура планеты без существенных последствий может повыситься лишь на 1,5 C — выше этого порога в экологии начнутся необратимые изменения.

То, что климат планеты меняется, не вызывает сомнений, и некоторые последствия глобального потепления уже влияют на нас.

  • Люди, опомнитесь! Как спасти мир от «климатической катастрофы»
  • Три шага, которые помогут человечеству справиться с изменениями климата

Повышение температуры увеличило риск наводнений в Майами и в других местах, поставило под угрозу жизни миллионов людей вдоль реки Брахмапутра на северо-востоке Индии и негативно влияет на размножение растений и животных.

Нам больше не нужно спрашивать себя, происходят ли изменения климата и вызваны ли они деятельностью человека. Вместо этого мы должны спросить себя: «Что могу сделать лично я прямо сейчас?»

Оказывается, немало.

1. Что должно сделать человечество в первую очередь?

Главная цель — сократить использование ископаемого топлива, например нефти, углерода и газа, и заменить их на возобновляемые и экологически чистые источники энергии, увеличивая при этом энергоэффективность.

«К концу следующего десятилетия мы должны сократить выбросы CO2 почти вдвое (на 45%)», — отмечает Кимберли Николас, доцент Центра исследований устойчивого развития при Университете Лунда (LUCSUS) в Швеции.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Цель номер один — заменить ископаемое топливо возобновляемыми источниками энергии

Путь к этой цели предусматривает ежедневные шаги, например частичный отказ от поездок на автомобиле и уменьшение количества авиаперелетов, переход на «зеленого» энергопоставщика и некоторые изменения в рационе и выборе пищевых продуктов.

Кажется, проблема глобального потепления не исчезнет, ​​если несколько сознательных личностей начнут покупать экологические продукты или пересядут на велосипед.

Однако многие эксперты соглашаются, что такие решения важны — они влияют на поведение наших знакомых, заставляя их также рано или поздно менять свой образ жизни.

Другие изменения предусматривают основательные системные трансформации, например модернизацию субсидий для энергетической и пищевой промышленности, которые до сих пор поощряют использование ископаемого топлива.

А также введение новых правил и инициатив для таких отраслей как сельское хозяйство, лесная промышленность и утилизации отходов.

Один из хороших примеров важности этого касается хладагентов.

  • Как ветряные и солнечные электростанции помогут озеленить Сахару
  • Предупреждение Хокинга: что нас ждет в будущем

Инициативная группа исследователей, бизнесменов и НПО под названием Drawdown обнаружила, что отказ от гидрофторуглеродов (химических веществ, используемых в холодильниках и кондиционерах) является эффективным способом сократить вредные выбросы в атмосферу.

Это связано с тем, что гидрофторуглероды в 9000 раз сильнее влияют на потепление, чем выбросы CO2. Два года назад 170 стран мира согласились постепенно отменять использования этого агенту начиная с 2019 года.

2. Разве я могу повлиять на изменение способов производства и субсидирование отраслей?

Да, это возможно. Пользуясь своими правами граждан и потребителей, мы можем оказывать давление на правительство и корпорации и требовать от них необходимых системных изменений.

Другой способ, которым начали активно пользоваться университеты, религиозные группы, а в последнее время и на общегосударственном уровне — это влияние на финансовые учреждения.

Он предусматривает отказ от акций производителей ископаемого топлива или игнорирование банков, которые инвестируют в отрасли с высоким уровнем вредных выбросов.

Избавившись от финансовых инструментов, связанных с производством ископаемого топлива, организации, с одной стороны, принимают меры относительно климатических изменений, а с другой — получают экономическую выгоду.

3. А что можно изменить в своей повседневной жизни?

Исследование 2017 года, проведенное в соавторстве с доцентом Кимберли Николас, оценило эффективность 148 действий, которые может осуществить каждый отдельный человек ежедневно.

На первом месте оказался отказ от поездок на автомобиле.

По сравнению с ходьбой, велосипедом или общественным транспортом автомобиль гораздо сильнее загрязняет окружающую среду.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Согласно одному рейтингу, отказ от поездок на автомобиле — самый эффективный шаг, который может сделать отдельный человек

В промышленно развитых странах, например в ЕС, отказ от поездок на автомобиле сокращает выбросы CO2 в атмосферу на 2,5 тонны — около четверти от среднегодового показателя на человека (9,2 тонны), отмечает Организация экономического сотрудничества и развития.

«Мы должны выбирать более эффективные транспортные средства и, по возможности, переходить на электромобили», — говорит Мария Вирджиния Виларино, соавтор отчета Межправительственной панели по проблемам изменения климата.

4. Но разве возобновляемые источники энергии не слишком дорогие?

На самом деле, возобновляемые источники энергии, например ветер и солнце, становятся все дешевле во всем мире (хотя окончательные расходы зависят от местных условий).

В последнем отчете Международного агентства по возобновляемой энергии (IRENA) было установлено, что некоторые из самых распространенных источников энергии, таких как солнечная, геотермальная, био-, гидроэнергия и береговые ветры, к 2020 сравняются по цене или даже будут дешевле ископаемого топлива.

Некоторые из них уже экономически более выгодны.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Солнечная энергия сейчас является самым дешевым источником электроэнергии для многих домохозяйств в Латинской Америке, Азии и Африке

Стоимость солнечных панелей для коммунальных предприятий с 2010 года уменьшилась на 73%. Так, солнечная энергия стала самым дешевым источником электроэнергии для многих домохозяйств в Латинской Америке, Азии и Африке.

В Великобритании береговой ветер и солнечная энергия успешно конкурируют с газом и к 2025 году станут самым дешевым источником производства электроэнергии.

Некоторые критики утверждают, что эти цены не учитывают средства на интеграцию возобновляемых источников энергии в электроэнергетическую систему — но последние данные свидетельствуют о том, что эти расходы — достаточно умеренные и в целом доступны.

5. Могу ли я повлиять на ситуацию, изменив свой рацион?

Это — важный фактор. Фактически, после ископаемого топлива пищевая промышленность, и в частности мясо-молочная отрасль, является одной из главных причин изменений климата. Если бы крупный рогатый скот был отдельным государством, оно стало бы третьим крупнейшим эмитентом парниковых газов в мире после Китая и США.

Мясная промышленность способствует глобальному потеплению в трех основных направлениях.

Во-первых, срыгивание, которое происходит у коров в процессе переваривания пищи, высвобождает много метана, который является парниковым газом. Во-вторых, кормление их кукурузой и соей делает процесс малоэффективным.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Если бы крупный рогатый скот был отдельным государством, оно стало бы третьим крупнейшим эмитентом парниковых газов в мире

И, наконец, они также нуждаются в большом количестве воды и удобрений, которые выделяют парниковые газы. А также в землях, которые часто получают путем вырубки лесов — еще одной причины увеличения выбросов углерода.

На самом деле, чтобы изменить ситуацию, не нужно сразу становиться вегетарианцем или веганом.

Достаточно лишь снизить количество потребления мяса.

Если животный белок в вашем рационе сократится наполовину, вы сможете уменьшить свой «углеродный след» (деятельность, которая приводит к выбросам вредных газов в атмосферу) более чем на 40%.

Более масштабным шагом может стать что-то вроде отказа от мяса в офисных обедах, как в этом году сделала фирма WeWork.

6. Действительно ли авиаперелеты приносят такой вред?

Самолеты работают на ископаемом топливе, и пока эффективной альтернативы этому нет.

Хотя некоторые попытки использования солнечных батарей для длительных перелетов и увенчались успехом, говорить о коммерческих рейсах на солнечной энергии пока рано.

По данным исследования Кимберли Николас, стандартный трансатлантический перелет в обе стороны выделяет около 1,6 тонны CO2. Это равно ежегодным выбросам на одного человека в Индии.

И подчеркивает неравенство в проблеме климатических изменений: хотя летает относительно небольшое количество населения, а часто это делает еще меньшее число, страдать от экологических последствий будут все.

Уже существует немало групп ученых и представителей общественности, которые отказываются от авиаперелетов или по крайней мере уменьшают их количество. Выход из ситуации — виртуальные конференции и совещания, отдых на местных курортах и ​​путешествия поездом вместо самолета.

Хотите знать, в какой степени ваши перелеты влияют на изменения климата, воспользуйтесь калькулятором (на английском языке), который разработали исследователи из Калифорнийского университета в Беркли.

7. Имеет ли значение, что я покупаю в магазинах?

Да. Потому что почти все, что мы покупаем, вызывает выбросы вредных газов либо на этапе производства, либо во время транспортировки.

К примеру, на производство одежды приходится около 3% мировых выбросов СО2, преимущественно из-за использования энергии в производстве. Мода, которая быстро меняется, и невысокое качество вещей способствуют тому, что мы их быстро выбрасываем и покупаем новые.

Международные перевозки товаров, по морю или воздуху, также приносят вред.

Еда, которую поставляют из Чили и Австралии в Европу (или наоборот), имеет больше «продовольственных миль» (то есть более длинный путь «от поля к столу»), а потому оставляет больший углеродный след, чем местная продукция.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

На производство одежды приходится около 3% мировых выбросов СО2

Но и это не всегда так, поскольку выращивание несезонных овощей и фруктов в энергоемких теплицах также вызывает выбросы в атмосферу.

Самое лучшее — это сезонная еда, выращенная поблизости. Хотя вегетарианское питание по уровню безвредности для экологии все равно выигрывает.

8. Имеет ли значение количество детей в моей семье?

Исследование Кимберли Николас показало, что меньшее количество детей в семье способствует меньшим объемам выбросов, сокращая их почти на 60 тонн ежегодно. Но это — довольно противоречивый вывод.

С одной стороны, остается вопрос, несете ли вы ответственность за климатические изменения, которые повлечет жизнедеятельность ваших детей, с другой — большое значение имеет место их рождения.

Если мы отвечаем за влияние на экологию наших детей, тогда отвечают ли наши родители за наши действия? А как быть с правом каждого человека иметь детей?

Возможно, вопрос надо ставить не о количестве детей, а о воспитании следующего поколения осознанных и ответственных людей, способных решить проблемы экологии.

Это — сложные философские вопросы, и мы не будем пытаться здесь на них ответить.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Рождая детей, мы увеличиваем потенциальную угрозу планете, но именно они могут стать первым поколением, которое будет жить экологической и осознанной жизнью

Хотя в среднем жизнедеятельность каждого человека провоцирует примерно 5 тонн выбросов СО2 в год, в каждой стране это число может заметно отличаться.

В развитых странах, таких как США и Южная Корея, средние показатели будут выше — 16,5 и 11,5 тонн на человека соответственно. Для сравнения, в Пакистане и Филиппинах — около 1 тонны.

Даже в пределах одной страны богатый класс отвечает за большее количество выбросов, чем люди, имеющие меньший доступ к товарам и услугам.

И следовательно, в вопросе с детьми речь идет не о том, сколько их у вас, а скорее — какие доходы имеет семья и и какой образ жизни ведет.

9.

Хорошо, я им меньше мяса и меньше летаю, но другие не собираются этого делать. Как быть?

Социологи обнаружили, что когда один человек выбирает более экологичный образ жизни, другие также последуют его примеру.

Это доказывают выводы четырех исследований:

  • Клиенты в одном американском кафе, которым говорили, что 30% американцев начали есть меньше мяса, вдвое чаще заказывали вегетарианский обед.
  • В одном онлайн-опросе половина респондентов рассказали, что стали меньше летать, после того как кто-то из их знакомых отказался от авиаперелетов из-за изменений климата.
  • Жители Калифорнии чаще устанавливали солнечные батареи, если таковые были у их соседей.
  • Активные члены общества могли легче убедить людей установить солнечные панели, если они стояли в их домах.

Социологи объясняют это тем, что мы постоянно сравниваем свой образ жизни с действиями нашего окружения и, исходя из них, формируем свою систему координат.

10. Что делать, если я не могу уменьшить количество перелетов или отказаться от автомобиля?

Если вам никак не удается изменить свой образ жизни, опцией может стать вклад в надежный экологический проект.

Это не значит, что вы таким образом снимаете с себя ответственность, но дает вам еще один способ компенсировать негативные последствия свой деятельности для планеты.

На сайте Климатической конвенции ООН есть информация о десятках таких проектов во всем мире. А чтобы выяснить, сколько выбросов должны возместить именно вы, воспользуйтесь удобным калькулятором (на английском языке).

Кем бы вы ни были, фермером на кофейной плантации в Колумбии или владельцем дома в Калифорнии, климатические изменения скажутся на вашей жизни.

Но справедливо и другое: ваши действия повлияют на планету в ближайшие десятилетия лучшим или худшим образом. Решать вам!

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Future.

Хотите поделиться с нами своими жизненными историями? Напишите о себе на адрес [email protected], и наши журналисты с вами свяжутся.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Руководитель рабочей группы РНФ Наталия Шок — о биоэтике и принципе 3R

— Что это вообще за область знания «биоэтика»? Даже с людьми этические проблемы не решены, а занимаемся животными…

— Биоэтика — это мультидисциплинарная область исследований, которая изучает этические аспекты или последствия клинической и экспериментальной практики в биомедицине. Она сочетает в себе историю медицины, философию, теологию и право с медициной, сестринским делом, политикой в здравоохранении и медицинской гуманитаристикой (медицинской антропологией, социологией и др.). Представления различных дисциплин используются для изучения сложного взаимодействия в триаде «человек—наука—технологии». Сегодня биоэтика включает множество отдельных направлений: клиническая этика, нейроэтика, исследовательская биоэтика, биоэтика общественного здоровья и др.

По разным оценкам, биоэтика возникла в результате совпадения нескольких факторов. Среди наиболее значимых можно отметить стремительное развитие медицинских технологий и, что интересно, движений за социальные права, в частности права пациентов, оформившихся в 1970-е годы в США. Принято считать, что биоэтика как явление, как понятие связана с ценностями американской интеллектуальной и правовой традиции, которые впоследствии получили распространение в других странах. Однако нельзя отрицать и большое значение Нюрнбергского кодекса (любопытно, что «дело врачей» в Нюрнбергском процессе инициировано американской стороной. Суд проходил на территориях, оккупированных США в

Нюрнберге с декабря 1946 года по август 1947 года. Процесс носил название «США против Карла Брандта и др.». Его целью было осудить 12 врачей, которые организовывали нацистские эксперименты на людях и массовые убийства под прикрытием эвтаназии). А также последовавших за Второй мировой войной глобальных социальных трансформаций. Как часто бывает, такие области исследований успешно распространяются через международные научные коммуникации, а потом интегрируются в политику крупных международных организаций, таких как ЮНЕСКО, ВОЗ и др.

Также создаются профессиональные объединения, как, например, Международная ассоциация биоэтики (IAB), возникают национальные профессиональные ассоциации: Центрально-европейская ассоциация исследователей биоэтики, Американская ассоциация исследователей биоэтики и гуманитарных наук и др. Если в 1970-е число исследователей биоэтики насчитывало не более 30–50 человек, то сегодня в этой теме работает несколько тысяч исследователей.

Этика биомедицинских исследований с участием человека была центральным предметом обсуждений с самого начала развития темы. До сих пор она не теряет актуальности, что напрямую связано с усложнением и стремительным развитием наук о жизни и медицины. Исследовательская биоэтика касается множества этических вопросов, возникающих при проведении исследований на людях или животных, в прикладных или фундаментальных исследованиях. Вы справедливо формулируете вопрос, разделяя исследовательскую биоэтику в отношении людей и лабораторных животных. Оформление последней случилось на наших глазах с ростом фундаментальных и прикладных исследований в сфере биологии и медицины. Если отслеживать это по интенсификации научных публикаций, то можно говорить о стабильном росте научного интереса начиная с середины 2000-х годов. Тогда же началось формирование регуляторной базы.

Хотя впервые знаменитые принципы 3R для исследований с лабораторными животными — replacement (замена лабораторных животных в эксперименте на альтернативные модели), reduction (уменьшение числа животных), refinement (усовершенствование методики эксперимента: обезболивание, обеспечение благополучия животных) — были сформулированы британским зоологом Уильямом Расселом и его соавтором в 1959 году в книге «The Principles of Humane Experimental Technique». Эти принципы легли в основу многих биоэтических руководств. Сегодня в большинстве стран исследовательская биоэтика в отношении лабораторных животных является субдисциплиной исследовательской биоэтики как таковой, основной фокус которой направлен на исследования в области экспериментальной практики, ее научных, правовых основ и поведенческих моделей ученых.

Вы спросите: а что же в России? Был ли похожий опыт? В советское время интеллектуальное пространство таких исследований было представлено этикой науки (академик И. Т. Фролов) и медицинской деонтологией (выдающиеся хирурги Н. Н. Петров, Б. В. Петровский). Во многом постановка проблем и их рассмотрения отличались от практик американских коллег, что также было связано с разницей системы организации здравоохранения, ценностей и идеологий. Однако в конце 1980-х под эгидой академиков Фролова и Баева, а также в результате усилившегося взаимодействия с американскими коллегами (например, взаимные визиты и круглые столы в Институте философии АН СССР, Центре наук о человеке АН СССР) термин «биоэтика» стал звучать чаще.

В 1991 году на президиуме РАН впервые обсуждался вопрос о создании Советского национального комитета по биомедицинской этике. Дискуссии были непростые, не всем нравилась эта идея. В декабре 1991 года Советский Союз прекратил существование. Комитет создавался в новых условиях. Так, 26 февраля 1992 года был создан Российский национальный комитет по биоэтике, имевший статус независимого общественного объединения при Российской академии наук. Постепенно в законодательстве о медицине и здравоохранении стали появляться нормы, связанные с биоэтикой, например информированное согласие и др. Это то, что касается биоэтики исследований с участием человека.

Если же мы посмотрим на биоэтику в отношении лабораторных животных, у нее несколько иные временные рамки, другие акценты и немного другая судьба, в том числе и в нашей стране. В советском прошлом есть очень интересный сюжет. Он связан с практикой Минздрава СССР, а точнее ученого медицинского совета (УМС). В 1975 году в Минздраве СССР была создана комиссия по экспериментальной работе при УМС, а в 1977 году издан приказ Минздрава СССР «О мерах дальнейшего совершенствования организационных форм работы с использованием экспериментальных животных».

История возникновения этого документа практически не исследована. Однако важно отметить, насколько современно он звучит сегодня и насколько он был прогрессивен для своего времени. Его действие распространялось на все научно-исследовательские учреждения системы Минздрава и Академии медицинских наук СССР. Главная идея приказа была в том, что в учреждениях системы здравоохранения необходимо соблюдать принципы гуманного отношения к лабораторным животным. Любопытна резюмирующая часть приказа, где нарушение правил гуманного обращения с животными во время экспериментов, которые ставят под сомнение научную достоверность полученных данных, могут повлечь за собой санкции в отношении исследователей: запрет научных публикаций, защиты диссертационных работ и другие ограничения для этих исследователей в дальнейшем. Этот приказ, с одной стороны, отражает атмосферу 1970-х, а с другой — позволяет увидеть достаточно четкую позицию в отношении лабораторной практики с участием животных.

Дальнейшая судьба этого приказа тоже интересна. Мне удалось обнаружить в архиве, что в 1982 году была инициирована проверка практики применения этого приказа по системе учреждений Минздрава СССР. На одном из заседаний УМС Минздрава СССР обсуждалось, насколько приказ внедрен, работает, ознакомлены ли с ним подведомственные учреждения и исследователи. К сожалению, был сделан вывод, что он недостаточно хорошо работает. По данным отчета, из 48 посещений вивариев только в 25 сообщили, что знают о приказе. Редакции научных журналах констатировали неудовлетворительный характер качества публикаций по экспериментальной работе. В некоторых учреждениях требования все же исполнялись. В результате было принято решение, что необходимо проводить эту работу более интенсивно, а также наладить взаимодействие с учреждениями Академии наук СССР по этому вопросу. Это уникальный опыт, который существовал в советское время.

— Человечество убивает и съедает миллионы голов скота, почему же стоит обращать внимание на лабораторных животных?

Их совсем не так много. И они ведь даже, можно сказать, в некоторых случаях не совсем настоящие животные, а специальные чистые линии, выведенные именно для экспериментов.

— Это не только одна из главных тем в современных дискуссиях по исследовательской биоэтике в экспериментах с участием лабораторных животных, но и часть более широких тем этики животных (animal ethics) и этики окружающей среды (environmental ethics). Во многом тема находится в плоскости коммуникаций науки и общества, но встречается и в профессиональных сообществах ученых. Публикации в авторитетных мировых изданиях по исследовательской этике с участием лабораторных животных не только гуманитарного, но и естественно-научного профиля показывают, что за последние несколько лет усилилось внимание не только к предмету или структуре этих дебатов, но и к тому, как сами исследователи формулируют и решают для себя эту проблему. Например, социологов или антропологов интересует, какие ценности выделяют сами ученые, как эти ценности влияют на их поведение, лабораторную практику, как они формулируют роль и значение этических границ лабораторного эксперимента в повседневной научной работе и т. д.? Одними из основных остаются вопросы ответственности ученого, свободы научного поиска и значения таких исследований для борьбы с заболеваниями, угрожающими жизни человека.

Что любопытно, многие ученые, в том числе биологи из России, с которыми я беседовала, говорят о том, что наличие этических руководств и принципов, проведение этической экспертизы при должном уровне ее организации оказывает положительное влияние на качество экспериментальной практики. В ходе этической экспертизы дизайна лабораторного исследования, например, дополнительно оцениваются его целесообразность, воспроизводимость и оригинальность. С одной стороны, это способ неким образом подтвердить достоверность и качество научного результата, соответствие уровню мировой науки, а с другой, как отмечали более молодые исследователи,— этическая экспертиза позволяет им почувствовать уверенность, так как их дизайн исследования анализировался экспертами разных областей. Иными словами, дополнительное обсуждение помогает уточнить исследовательский инструментарий и провести эксперимент более качественно.

Конечно, это лишь одна сторона медали. Есть и ученые, которые не вполне разделяют идею значимости этических стандартов для исследовательской практики. Часто это связано со сложными и запутанными бюрократическими процессами, сопровождающими этическую экспертизу во многих странах. Например, опыт Великобритании. Избыточно перегруженная практика составления и подачи документов в биоэтический комитет, получение права на допуск к работе с лабораторными животными, по мнению этой группы, отнимает драгоценное время, не помогает решению научных задач, ограничивает исследовательскую свободу.

Безусловно, однозначных ответов или мнений по этому поводу не существует. Многое зависит от страны, национальной регуляторной практики и исследовательской культуры. Например, в Немецком научно-исследовательском фонде (DFG), аналоге Российского научного фонда, действует специальная комиссия по исследованиям с участием животных и их защите. Они разрабатывают аналитические инструменты, этические принципы и стандарты для своих грантополучателей. То, как они формулируют исследовательскую биоэтику с участием лабораторных животных, любопытно. Один из подготовленных ими документов называется «Эксперименты с участием животных: Между благополучием животных и качеством научных исследований». Тема исследовательской биоэтики затрагивает в таком случае фундаментальный вопрос: какой эксперимент может быть признан научным, или, точнее, каковы условия для «научности» эксперимента и его результатов. Это также касается базовой и очень значимой для каждого ученого ценности, как свобода научного поиска.

— Если с другой стороны посмотреть: а может, тогда надо вообще без лабораторных животных обойтись?

— Это не совсем ко мне вопрос, все же я не биолог. Но можно посмотреть со стороны. Есть те, кто радикально трактует использование принципов 3R. Они будут утверждать, что с развитием новых технологий исследовательская практика также будет совершенствоваться, а значит, необходимость в экспериментах с участием животных со временем отпадет. Насколько это реально и какие у этой практики последствия для исследований с участием людей? Не думаю, что все однозначно. Есть также мнение ученых, которые будут говорить о качестве научных результатов и важности верификации данных посредством экспериментов с участием животных, а не на математических моделях или клеточных линиях.

По мере развития науки усложняются и экспериментальные практики, они становятся все более многоуровневыми, требуют участия коллективов с разнообразными компетенциями, часто из разных стран. Иногда исключение животных может быть оправданно, а в каких-то случаях может привести к тому, что метод или технология останется «сырой». Как в таком случае быть с вопросом ее дальнейшей безопасности для человека? Не следует также забывать о научной инфраструктуре и стоимости современных научных исследований в биологии и медицине. Все это важные составные элементы дискуссий по исследовательской биоэтике с участием лабораторных животных.

— Российская практика обращения с лабораторными животными и та же практика в других странах насколько различаются? А понимание проблемы?

— Любопытно наблюдать, насколько быстро трансформируются подходы в Европе. В 2003 году в Брюсселе был представлен отчет о работе технической экспертной рабочей группы по пересмотру положений Директивы 86/609/EEC о защите животных, используемых в экспериментах и других научных целях, а также материалы ее подгруппы по этической экспертизе. В документах сделан особый акцент на важности принимать во внимание национальные различия. Подчеркивалось, что действие директивы должно быть гибким, чтобы быть включенной в различные системы законодательного и правового регулирования научных исследований и способов функционирования науки в конкретной стране. Сегодня в Евросоюзе наблюдается стремление к унификации этических стандартов и отчетности по ним, однако реализация этих стратегий представляется довольно затруднительной в виду множества различий и нюансов в области законодательств, финансирования и социокультурных особенностей науки национальных государств.

В России есть принципы надлежащей лабораторной практики, требования к содержанию лабораторных животных, а также разнообразные регуляторные документы, относящиеся к практике доклинических исследований, утвержденные Министерством здравоохранения. Часть документов в какой-то степени касаются вопросов исследовательской биоэтики в отношении лабораторных животных. В последние годы университеты и научно-исследовательские организации активно создают биоэтические комиссии. Это заимствованная и адаптированная под наши реалии науки модель организации этической экспертизы. Кто-то связывает ее с активным ростом значения публикаций в зарубежных высокорейтинговых журналах для научной отчетности. Среди требований этих изданий, помимо строгого требования к описанию метода и структуры эксперимента, значится «наличие решения биоэтической комиссии».

Необходимость представления результатов научных исследований в пространстве мировой науки во многом повлияла на институализацию биоэтики в России, повысила информированность ученых в отношении этической экспертизы исследования. Некоторые научные институты отмечают, что задумались об исследовательской биоэтике и создании биоэтической комиссии, когда стали открывать свой виварий. Если вы зайдете на сайты биоэтических комиссий биологических факультетов, например МГУ или СПбГУ, то вы обнаружите, насколько они информативны. Они ссылаются на многие европейские документы, приводят ссылки на литературу по теме. Например, на директиву 2010/63/EU Европейского парламента и совета Европейского союза по охране животных, используемых в научных целях. Кстати, ее перевод был подготовлен организацией Rus-LASA в 2012 году. Rus-LASA была основана в 2011 году. Это ассоциация специалистов по лабораторным животным для объединения исследователей, ветеринарных врачей, руководителей вивариев, персонала по уходу за животными и других специалистов, работающих с лабораторными животными, и для распространения современных знаний о лабораторных животных и гуманных методах работы с ними в Российской Федерации. Вместе с тем какие-либо аналогичные российские биоэтические руководства, на которые бы ссылались в своей деятельности биоэтические комиссии, не разработаны.

В части фундаментальных исследований важную роль в этой работе сыграла деятельность Российского научного фонда: высокий порог входа для ученых, претендующих на финансирование, и высокие требования к результатам проектов. Некоторое время назад Российский научный фонд взял на себя обязательства выработки определенной позиции, неких правил, в силу того что РНФ — это место, где сконцентрированы научные проекты ведущих российских ученых, работающих на переднем крае науки. Для ученых, которые осуществляют эти проекты, как и для фонда, очень важно, чтобы качество научных результатов соответствовало мировому уровню, а также общемировым стандартам и этическим принципам экспериментальной практики с участием лабораторных животных. Приверженность этим принципам является важной частью не только ответственности ученого, но и грантополучателя.

Таким образом, сноска «поддержано Российским научным фондом» дополнительно будет информировать о том, что исследователь руководствовался этическими стандартами. Но, что очень важно, о чем мы говорили с Российским научным фондом, речь не идет о слепом заимствовании европейских стандартов и их внедрении в российскую систему организации научных исследований с участием лабораторных животных. Цель — сформировать свой подход с учетом истории отечественной науки, культурных и ценностных особенностей практики российских ученых и организации науки. РНФ в рамках своих компетенций планирует адресовать вопросы этики для грантополучателей.

— Можно ли описать идеальное, гармоничное лабораторное исследование с участием живых существ?

— «Идеальное исследование» — это интересная постановка вопроса. Для науки идеал — это истина. Ведет ли каждое исследование к истине? По своему опыту в науке могу сказать, что нет, научное исследование — это поиск, путь, но каждый новый опыт позволяет многое уточнить, проверить. В сущности, практика этической экспертизы — это попытка поиска компромисса и некоего баланса пользы и вреда.

Биоэтические принципы — это такой вот камертон, с помощью которого мы проводим «настройку» всего дизайна эксперимента.

Бывает, что, отвечая на вопрос, зачем нужна биоэтика, путают этику и право. Биоэтика — это диалог вокруг постоянно возникающих этических дилемм. Он призван артикулировать тонкие моменты и сложные вопросы исследовательской практики, попытаться их взвесить, найти решение с максимальными преимуществами для всех участников этого процесса и с минимальным вредом для них. Это трудно. Довольно глупо полагать, что каждая этическая дилемма должна быть зарегулирована законодательно. Есть общее мнение о том, что качественно организованное исследование включает не только наличие необходимых ресурсов, методов и оборудования, но и грамотно составленный лабораторный эксперимент, частью которого является его этическое измерение.

Сегодня, когда стоимость научных результатов растет, а значит, растет и цена исследовательской небрежности, еще более актуальным становится внедрение биоэтической экспертизы. На каждом этапе исследования важно учесть нюансы, взвесить риски, чтобы лабораторное животное не испытывало излишнего дискомфорта, болевых ощущений, а это, в свою очередь, не сказывалось на результатах, полученных в ходе эксперимента. Но это скорее не про идеальное исследование, а про гармонию и ответственность. Исследовательская биоэтика в данном случае — это часть профессиональной идентичности ученого, часть языка науки и академической культуры.

Интервью взял Владимир Александров, группа «Прямая речь»

Теги

СМИ о Фонде, Интервью

7 самых больших проблем, стоящих перед наукой, по мнению 270 ученых

Наука в большой беде. Или так нам говорят.

За последние несколько лет многих ученых одолели серьезные сомнения — сомнения в самом институте науки.

Как репортеры, освещающие медицину, психологию, изменение климата и другие области исследований, мы хотели разобраться в этой эпидемии сомнений. Поэтому мы отправили ученым опрос, в котором задавали простой вопрос: если бы вы могли изменить одну вещь в том, как сегодня работает наука, что бы это было и почему?

Мы получили ответы от 270 ученых со всего мира, включая аспирантов, старших профессоров, заведующих лабораториями и лауреатов Филдсовской премии. Они рассказали нам, что различными способами их карьера захвачена извращенными стимулами. Результат — плохая наука.

Научный процесс в его идеальной форме элегантен: задайте вопрос, проведите объективный тест и получите ответ. Повторение. Наука редко соответствует этому идеалу. Но Коперник верил в этот идеал. То же самое сделали ученые-ракетчики, стоявшие за посадкой на Луну.

Но в настоящее время, как рассказали нам наши респонденты, процесс пронизан конфликтами. Ученые говорят, что они вынуждены отдавать предпочтение самосохранению, а не поиску лучших вопросов и раскрытию значимых истин.

«Я разрываюсь между вопросами, которые, как я знаю, приведут к статистической значимости, и вопросами, которые имеют значение», — говорит Кэтрин Брэдшоу, 27-летняя аспирантка факультета консультирования Университета Северной Дакоты.

Сегодня успех ученых часто не измеряется качеством их вопросов или строгостью их методов. Вместо этого он измеряется тем, сколько грантов они получают, количеством исследований, которые они публикуют, и тем, как они используют свои результаты, чтобы привлечь внимание общественности.

«Смысл исследований в том, чтобы сделать счастливыми других профессиональных ученых, или в том, чтобы узнать больше о мире?»
— Ноа Гранд, бывший преподаватель социологии, Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе

Ученые часто узнают больше из исследований, которые не увенчались успехом. Но неудачная учеба может означать смерть карьеры. Поэтому вместо этого они заинтересованы в получении положительных результатов, которые они могут опубликовать. И фраза «опубликуй или умри» висит почти над каждым решением. Это ворчащий шепот, как путь джедая на темную сторону.

«Со временем самыми успешными людьми станут те, кто сможет наилучшим образом использовать систему», — говорит Пол Смальдино, профессор когнитивных наук Калифорнийского университета в Мерседе.

Для Смальдино давление отбора в науке благоприятствовало далеко не идеальным исследованиям: «Пока такие вещи, как количество публикаций и публикация ярких результатов в модных журналах, поощряются, а люди, которые могут это делать, вознаграждаются… они будут быть успешными и передавать свои успешные методы другим».

Многим ученым уже надоело. Они хотят разорвать этот порочный круг порочных стимулов и вознаграждений. Они переживают период самоанализа, надеясь, что конечным результатом станут более сильные научные институты. В нашем опросе и интервью они предлагали самые разнообразные идеи по совершенствованию научного процесса и приближению его к идеальному виду.

Прежде чем мы приступим к делу, необходимо помнить о некоторых предостережениях: Наш опрос не был научным. Во-первых, среди респондентов непропорционально много представителей биомедицинских и социальных наук, а также представителей англоязычных сообществ.

Однако многие ответы ярко иллюстрируют проблемы и порочные стимулы, с которыми сталкиваются ученые в разных областях. И они являются ценной отправной точкой для более глубокого изучения дисфункций в современной науке.

Начать следует с того места, где начинают проникать порочные стимулы: с денег.

Аннет Элизабет Аллен

(1)

У академии огромные проблемы с деньгами

Для проведения практически любых исследований ученым нужны деньги: для проведения исследований, субсидирования лабораторного оборудования, оплаты труда ассистентов и даже собственной зарплаты. Наши респонденты сказали нам, что получение — и поддержание — этого финансирования является вечным препятствием.

Их недовольство связано не только с количеством, которое во многих областях сокращается. Именно то, как распределяются деньги, вынуждает лаборатории публиковать множество статей, порождает конфликты интересов и побуждает ученых преувеличивать свою работу.

В Соединенных Штатах академические исследователи в области естественных наук обычно не могут полагаться только на университетское финансирование для оплаты своей зарплаты, ассистентов и лабораторных расходов. Вместо этого им приходится искать внешние гранты. «Во многих случаях ожидалось и часто остается то, что преподаватели должны покрывать не менее 75 процентов заработной платы по грантам», — пишет Джон Чатем, профессор медицины, изучающий сердечно-сосудистые заболевания в Университете Алабамы в Бирмингеме.

Срок действия грантов также обычно истекает через три года или около того, что отталкивает ученых от долгосрочных проектов. Тем не менее, как отмечает Джон Пули, постдоктор по нейробиологии из Бристольского университета, на самые большие открытия обычно уходят десятилетия, и вряд ли они будут сделаны при краткосрочных схемах финансирования.

Внешние гранты также становятся все более дефицитными. В США крупнейшим источником финансирования является федеральное правительство, и этот денежный фонд уже много лет остается на плаву, в то время как молодые ученые приходят на работу быстрее, чем уходят на пенсию пожилые ученые.

Возьмем Национальные институты здравоохранения, основной источник финансирования. Его бюджет рос быстрыми темпами в 1990-х годах, остановился в 2000-х, а затем резко сократился из-за секвестрации бюджета в 2013 году. Все это время рост затрат на проведение научных исследований означал, что на каждый доллар NIH приходилось покупать все меньше и меньше. В прошлом году Конгресс одобрил крупнейшее за десятилетие увеличение расходов NIH. Но это не устранит недостатка.

Последствия поразительны: в 2000 году было одобрено более 30 процентов заявок на получение грантов NIH. Сегодня она приближается к 17 процентам. «Именно из-за того, что произошло за последние 12 лет, молодые ученые, в частности, испытывают такое давление», — сказал директор Национального института здоровья Фрэнсис Коллинз на конференции Milken Global Conference в мае.

Некоторые из наших респондентов сказали, что эта жестокая конкуренция за средства может повлиять на их работу. Финансирование «влияет на то, что мы изучаем, что публикуем, на риски, на которые мы (часто не идем)», — объясняет Гэри Беннетт, нейробиолог из Университета Дьюка. Это «подталкивает нас к тому, чтобы делать упор на безопасную, предсказуемую (читай: финансируемую) науку».

По-настоящему новое исследование занимает больше времени и не всегда окупается. Рабочий документ Национального бюро экономических исследований показал, что в целом действительно нетрадиционные статьи реже цитируются в литературе. Поэтому ученые и спонсоры все больше избегают их, предпочитая короткие и безопасные документы. Но от этого страдают все: в отчете NBER говорится, что новые статьи также иногда приводят к большим успехам, которые вдохновляют на важные последующие исследования.

«Я думаю, что из-за того, что вы должны публиковаться, чтобы сохранить свою работу и удовлетворить финансирующие агентства, существует много (посредственных) научных работ … и не так много новых научных работ», — пишет Кейтлин Саски, химик и Постдоктор наук об атмосфере в Университете штата Колорадо.

Еще одно беспокойство: когда независимые, правительственные или университетские источники финансирования иссякают, ученые могут почувствовать необходимость обратиться к промышленности или заинтересованным группам, стремящимся провести исследования для поддержки своих программ.

«При таком ограниченном финансировании со стороны NIH, USDA и фондов… исследователи чувствуют себя обязанными — или добровольно ищут — поддержку пищевой промышленности. Частый результат? Конфликт интересов».
— Марион Нестле, профессор пищевой политики Нью-Йоркского университета

Уже сейчас большая часть науки о питании, например, финансируется пищевой промышленностью — неотъемлемый конфликт интересов. И подавляющее большинство клинических испытаний лекарств финансируется производителями лекарств. Исследования показали, что исследования, финансируемые частным сектором, как правило, дают более благоприятные для спонсоров выводы.

Наконец, все эти написание грантов отнимают огромное количество времени и отнимают ресурсы у настоящей научной работы. Тайлер Джозефсон, аспирант инженерного факультета Делавэрского университета, пишет, что многие профессора, которых он знает, тратят 50 процентов своего времени на написание заявок на гранты. «Представьте, — спрашивает он, — что они могли бы сделать, посвятив больше времени обучению и исследованиям?»

Легко понять, как эти проблемы с финансированием запускают порочный круг. Чтобы быть более конкурентоспособными на получение грантов, ученые должны публиковать свои работы. Чтобы опубликовать работу, им нужны положительные (т. е. статистически значимые) результаты. Это заставляет ученых выбирать «безопасные» темы, которые приведут к выводам, которые можно опубликовать, или, что еще хуже, могут сместить их исследования в сторону значительных результатов.

«Когда структура финансирования и оплаты труда противопоставляется академическим ученым, — пишет Элисон Бернштейн, постдоктор в области неврологии Университета Эмори, — все эти проблемы усугубляются».

Исправление проблем с финансированием науки

Возможно, сейчас слишком много исследователей гонятся за слишком небольшим количеством грантов. Или, как сказано в статье 2014 года в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences : «Нынешняя система находится в постоянном неравновесии, потому что она неизбежно будет генерировать постоянно растущий поток ученых, борющихся за конечный набор исследовательских ресурсов и возможности трудоустройства».

«Сейчас слишком большая часть финансирования исследований достается слишком небольшому числу исследователей», — пишет Гордон Пенникук, кандидат когнитивной психологии в Университете Ватерлоо. «Это создает культуру, которая вознаграждает быстрые, привлекательные (и, возможно, неправильные) результаты».

Одним из простых способов решения этих проблем для правительств было бы просто увеличить количество денег, выделяемых на науку. (Или, что более спорно, уменьшить количество докторов наук, но мы вернемся к этому позже.) Если бы Конгресс увеличил финансирование NIH и Национального научного фонда, это сняло бы часть конкурентного давления с исследователей.

Но это далеко не все. Финансирование всегда будет ограничено, и исследователи никогда не получат карт-бланш для финансирования рискованных научных проектов своей мечты. Так что другие реформы также окажутся необходимыми.

Одно предложение: сделать процесс финансирования более стабильным и предсказуемым. «Бюджеты NIH и NSF зависят от изменяющихся прихотей Конгресса, из-за чего агентства (и исследователи) не могут строить долгосрочные планы и обязательства», — пишет М. Пол Мерфи, профессор нейробиологии в Университете Кентукки. «Очевидное решение состоит в том, чтобы просто сделать [научное финансирование] стабильной программой с годовым темпом роста, каким-то образом привязанным к инфляции».

«Жёсткая конкуренция приводит к тому, что лидеры групп отчаянно работают, чтобы получить хоть какие-то деньги, лишь бы не закрыть свои лаборатории, подавать больше предложений, ещё больше подавлять систему грантов. Это всевозможные порочные круги, наложенные друг на друга.»
— Максимилиан Пресс, аспирант кафедры генома, Университет Вашингтона

Еще одна идея состоит в том, чтобы изменить порядок предоставления грантов: фонды и агентства могли бы финансировать конкретных людей и лаборатории на определенный период времени, а не отдельные проектные предложения. (Медицинский институт Говарда Хьюза уже делает это.) Подобная система дала бы ученым большую свободу рисковать в своей работе.

В качестве альтернативы, исследователи в журнале mBio недавно призвали к системе в стиле лотереи. Предложения будут оцениваться по их достоинствам, но затем компьютер будет случайным образом выбирать, какие из них получат финансирование.

«Хотя мы признаем, что некоторые ученые будут съеживаться при мысли о распределении средств с помощью лотереи, — пишут авторы статьи mBio , — имеющиеся данные свидетельствуют о том, что система уже по сути является лотереей без преимуществ быть случайный. » Чистая случайность, по крайней мере, уменьшила бы некоторые порочные стимулы, действующие в игре за деньги.

Есть также несколько идей по минимизации конфликта интересов за счет отраслевого финансирования. Недавно в PLOS Medicine стэнфордский эпидемиолог Джон Иоаннидис предложил, чтобы фармацевтические компании объединяли деньги, которые они используют для финансирования исследований лекарств, и распределяли между учеными, у которых не будет обмена с промышленностью во время разработки и проведения исследования. Таким образом, ученые по-прежнему могут получать финансирование для работы, имеющей решающее значение для одобрения лекарств, но без давления, которое может исказить результаты.

Эти решения ни в коем случае не являются полными, и они могут не иметь смысла для каждой научной дисциплины. Ежедневные стимулы, с которыми сталкиваются ученые-биомедики, чтобы вывести на рынок новые лекарства, отличаются от стимулов, с которыми сталкиваются геологи, пытающиеся нанести на карту новые слои горных пород. Но, судя по нашему опросу, финансирование, по-видимому, лежит в основе многих проблем, с которыми сталкиваются ученые, и заслуживает более тщательного обсуждения.

Аннет Элизабет Аллен

Слишком многие исследования плохо спланированы. Во всем виноваты плохие стимулы.

Ученых в конечном итоге оценивают по исследованиям, которые они публикуют. И необходимость публиковаться заставляет ученых придумывать эффектные результаты, такие, которые позволяют им публиковаться в престижных журналах. «Захватывающие, новые результаты более доступны для публикации, чем другие виды», — говорит Брайан Носек, один из основателей Центра открытой науки в Университете Вирджинии.

Проблема здесь в том, что по-настоящему новаторские открытия происходят не очень часто, а это означает, что ученые сталкиваются с давлением, заставляющим их подтасовывать свои исследования, чтобы они оказались немного более «революционными». (Предостережение: многие из респондентов, которые сосредоточились на этом конкретном вопросе, родом из биомедицинских и социальных наук. )

Некоторые из этих предубеждений могут проникать в решения, которые принимаются на раннем этапе: выбор того, следует ли рандомизировать участников, включая контрольную группу для сравнения, или учет определенных смешанных факторов, но не других. (Подробнее об особенностях дизайна исследования читайте здесь.)

Многие из респондентов нашего опроса отметили, что порочные стимулы также могут подтолкнуть ученых к тому, чтобы срезать углы в том, как они анализируют свои данные.

«У меня невероятное количество стресса, и, возможно, когда я закончу анализ данных, они не будут выглядеть достаточно значительными, чтобы я мог их защищать», — пишет Джесс Каутц, аспирант Аризонского университета. «И если я получу посредственные результаты, будет невероятное давление, чтобы представить это как хороший результат, чтобы они могли выпроводить меня за дверь. В этот момент, когда все это в моей голове, это заставляет меня задаться вопросом, смогу ли я дать интеллектуально честную оценку моей собственной работе».

«Новая информация важнее веских доказательств, которые устанавливают параметры для работающих ученых.»
— Джон-Патрик Аллем, социолог с докторской степенью, Медицинская школа им. Кека Университета Южной Калифорнии не всегда делает это осознанно. Среди самых известных примеров — метод под названием «p-hacking», при котором исследователи проверяют свои данные на соответствие множеству гипотез и сообщают только те из них, которые дают статистически значимые результаты.

В недавнем исследовании, которое отслеживало неправильное использование p-значений в биомедицинских журналах, мета-исследователи обнаружили «эпидемию» статистической значимости: 96 процентов статей, которые включали p-значение в свои рефераты, хвастались статистически значимыми результатами.

Это кажется ужасно подозрительным. Это предполагает, что биомедицинское сообщество гонится за статистической значимостью, потенциально придавая сомнительным результатам видимость достоверности с помощью таких методов, как p-hacking, или просто скрывая важные результаты, которые не выглядят достаточно значимыми. В меньшем количестве исследований сообщаются размеры эффекта (что, возможно, дает лучшее представление о том, насколько значимым может быть результат) или обсуждаются меры неопределенности.

«Нынешняя система слишком много сделала для поощрения результатов», — говорит Джозеф Хилгард, научный сотрудник Анненбергского центра общественной политики. «Это вызывает конфликт интересов: ученый отвечает за оценку гипотезы, но ученый также отчаянно хочет, чтобы гипотеза была верной».

Последствия ошеломляют. По оценкам мета-исследователей, которые проанализировали неэффективность исследований, около 200 миллиардов долларов — или эквивалент 85 процентов мировых расходов на исследования — обычно тратятся впустую на плохо спланированные и избыточные исследования. Мы знаем, что целых 30 процентов самых влиятельных оригинальных медицинских исследований позже оказываются неверными или преувеличенными.

Исправления для плохого дизайна исследования

Наши респонденты предположили, что два ключевых способа поощрения более строгого дизайна исследования — и предотвращения погони за положительными результатами — включают переосмысление системы вознаграждений и повышение прозрачности исследовательского процесса.

«Я бы вознаграждала строгость методов исследования, а не результат исследования», — пишет Симин Вазире, редактор журнала и профессор социальной психологии Калифорнийского университета в Дэвисе. «Гранты, публикации, рабочие места, награды и даже освещение в СМИ должны основываться больше на том, насколько хороши были дизайн и методы исследования, а не на том, был ли результат значительным или неожиданным».

Точно так же математик из Кембриджа Тим Гауэрс утверждает, что исследователи должны получать признание за широкое продвижение науки посредством неформального обмена идеями, а не только за то, что они публикуют.

«Мы привыкли работать в частном порядке, а затем создавать своего рода отточенный документ в виде журнальной статьи», — сказал Гауэрс. «Это, как правило, скрывает большую часть мыслительного процесса, который использовался при совершении открытий. Я бы хотел, чтобы отношение изменилось, чтобы люди меньше сосредотачивались на гонке за то, чтобы первыми доказать определенную теорему, или в науке, чтобы сделать определенное открытие, и многое другое о других способах внести свой вклад в развитие темы».

Между тем, когда дело доходит до опубликованных результатов, многие из наших респондентов хотели, чтобы больше журналов уделяло больше внимания строгим методам и процессам, а не показным результатам.

«Наука — это человеческая деятельность и поэтому подвержена тем же предубеждениям, которые заражают почти все сферы человеческого принятия решений.»
— Джей Ван Бавел, профессор психологии, Нью-Йоркский университет

«Я думаю, что наибольшее влияние окажет устранение предвзятости публикации: оценка статей по качеству вопросов, качеству метода и обоснованности анализа, но не на сами результаты», — пишет Майкл Инзлихт, профессор психологии и неврологии Университета Торонто.

Некоторые журналы уже публикуют подобные исследования. PLOS One , например, принимает к публикации негативные исследования (в которых ученый проводит тщательный эксперимент и ничего не находит), как и Journal of Negative Results in Biomedicine с метким названием.

Не помешала бы и большая прозрачность, пишет Дэниел Саймонс, профессор психологии Иллинойского университета. Вот один пример: сайт ClinicalTrials.gov, управляемый NIH, позволяет исследователям заранее регистрировать дизайн и методы своего исследования, а затем публично фиксировать свой прогресс. Из-за этого ученым сложнее скрывать эксперименты, которые не дали желаемых результатов. (В настоящее время на сайте содержится информация о более чем 180 000 исследований в 180 странах.)

Точно так же кампания AllTrials настаивает на том, чтобы каждое клиническое испытание (прошлое, настоящее и будущее) во всем мире было зарегистрировано с полным описанием методов и результатов. Некоторые фармацевтические компании и университеты создали порталы, которые позволяют исследователям получать доступ к необработанным данным своих испытаний.

Главное, чтобы такая прозрачность стала нормой, а не похвальным исключением.


Воспроизведение результатов имеет решающее значение. Но ученые редко делают это.

Репликация — еще одна основополагающая концепция науки. Исследователи берут более раннее исследование, которое хотят проверить, а затем пытаются воспроизвести его, чтобы проверить, верны ли результаты.

Тестирование, подтверждение, повторное тестирование — все это часть медленного и мучительного процесса, направленного на достижение некоторого подобия научной истины. Но это случается не так часто, как хотелось бы, говорят наши респонденты. Ученые сталкиваются с небольшим количеством стимулов, чтобы заниматься утомительным тиражированием. И даже когда они пытаются воспроизвести исследование, они часто обнаруживают, что не могут этого сделать. Все чаще это называют «кризисом невоспроизводимости».

Статистика подтверждает это: в исследовании 2015 года было рассмотрено 83 часто цитируемых исследования, в которых утверждалось, что в них представлены эффективные психиатрические методы лечения. Только 16 когда-либо были успешно воспроизведены. Еще 16 были опровергнуты последующими попытками, и было обнаружено, что 11 имели значительно меньшие эффекты во второй раз. При этом почти половина исследований (40) вообще никогда не подвергалась повторению.

Совсем недавно в журнале Science было опубликовано важное исследование.продемонстрировали, что воспроизвести можно лишь часть недавних результатов, опубликованных в ведущих журналах по психологии. Это происходит и в других областях, говорит Иван Оранский, один из основателей блога Retraction Watch, который отслеживает научные опровержения.

Что касается основных причин, респонденты нашего опроса указали на несколько проблем. Во-первых, у ученых очень мало стимулов даже для попыток репликации . Джон-Патрик Аллем, социолог из Медицинской школы им. Кека Университета Южной Калифорнии, отметил, что финансирующие агентства предпочитают поддерживать проекты, которые находят новую информацию, а не подтверждают старые результаты.

Журналы также неохотно публикуют повторные исследования, если только «они не противоречат более ранним выводам или выводам», пишет Аллем. В результате ученые отбиваются от проверки работы друг друга. «Новая информация превосходит более убедительные доказательства, которые устанавливают параметры для работающих ученых».

Вторая проблема заключается в том, что многие исследования трудно воспроизвести. Иногда их методы слишком непрозрачны. Иногда в исходных исследованиях было слишком мало участников, чтобы получить воспроизводимый ответ. А иногда, как мы видели в предыдущем разделе, исследование просто плохо спланировано или совершенно неверно.

Опять же, это восходит к стимулам: когда исследователям приходится часто публиковаться и добиваться положительных результатов, остается меньше времени для проведения высококачественных исследований с четко сформулированными методами.

Исправления недорепликации

Ученым нужно больше моркови, чтобы побудить их начать размножение. В нынешнем виде исследователям рекомендуется публиковать новые положительные результаты и оставлять отрицательные результаты в своих ноутбуках или папках.

Наука столкнулась с проблемой, называемой «предвзятостью публикации» — не все исследования, которые проводятся, действительно публикуются в журналах, а те, которые действительно имеют положительные и драматические выводы.

Если бы учреждения начали вознаграждать штатные должности или нанимать на работу в зависимости от качества работы исследователя, а не количества, это могло бы стимулировать большее тиражирование и препятствовать погоне за положительными результатами.

«Главное, что необходимо изменить, — это оценка производительности», — пишет Кристофер Уиндер, бывший доцент Университета Макмастера. «Это влияет на воспроизводимость, потому что нет смысла подтверждать результаты другой лаборатории и пытаться опубликовать результаты».

«Репликационные исследования должны каким-то образом стимулироваться, а журналы должны быть стимулированы к публикации «отрицательных» исследований. Важны все результаты, а не только кричащие результаты, меняющие парадигму. »
— Стефани Турмонд, аспирант биологического факультета Калифорнийского университета в Риверсайде

Следующим шагом будет упрощение повторения исследований. Это могло бы включать более активное совместное использование методов в опубликованных научных статьях. «Было бы здорово иметь более строгие нормы в отношении более подробного описания методов», — говорит Брайан Носек из Университета Вирджинии.

Он также предложил более регулярно добавлять дополнения в конце документов, которые касаются процедурных будней, чтобы помочь всем, кто хочет повторить эксперимент. «Если я смогу быстро набрать скорость, у меня будет гораздо больше шансов приблизиться к результатам», — сказал он.

Носек подробно рассказал о других возможных исправлениях, которые могут помочь в воспроизведении — все это часть его работы в Центре открытой науки.

Большая степень прозрачности и совместного использования данных позволила бы тиражировать данные, сказал Джон Иоаннидис из Стэнфорда. Слишком часто любой, кто пытается воспроизвести исследование, должен искать у первоначальных исследователей подробности о том, как проводился эксперимент.

«Лучше делать это организованно с участием всех ведущих исследователей в научной дисциплине, — объяснил он, — чем пытаться найти следователя в каждом конкретном случае и спрашивать его или ее в детективном вопросе». — работать с деталями, данными и методами, которые иначе недоступны».

Исследователи также могут использовать новые инструменты, такие как программное обеспечение с открытым исходным кодом, которое отслеживает каждую версию набора данных, чтобы им было легче делиться своими данными и обеспечить прозрачность рабочего процесса.

Некоторые из наших респондентов предложили ученым заняться воспроизведением до публикации . «Прежде чем опубликовать исследовательскую идею в литературе и дать людям потратить время на ее прочтение, вы должны попытаться воспроизвести свои собственные открытия», — говорит Джон Сакалук, социальный психолог из Университета Виктории. .

Например, утверждал он, психологи могут проводить небольшие эксперименты с горсткой участников, чтобы формировать идеи и генерировать гипотезы. Но затем им нужно будет провести более масштабные эксперименты с большим количеством участников, чтобы воспроизвести и подтвердить эти гипотезы, прежде чем выпустить их в мир. «При этом, — говорит Сакалук, — у остальных из нас может быть больше уверенности в том, что это то, что мы, возможно, захотим [включить] в наши собственные исследования».

Аннет Элизабет Аллен

(4)

Рецензирование не работает

Рецензирование предназначено для того, чтобы отсеять лженауку до того, как она попадет в публикацию. Тем не менее, снова и снова в ходе нашего опроса респонденты говорили нам, что этот процесс терпит неудачу. Это была одна из частей научного механизма, вызывавшая наибольшую ярость среди исследователей, о которых мы слышали.

Обычно рецензирование работает следующим образом: исследователь представляет статью для публикации в журнале. Если журнал принимает статью для рецензирования, она отправляется коллегам в той же области для конструктивной критики и возможной публикации — или отклонения. (Уровень анонимности варьируется: некоторые журналы проводят двойное слепое рецензирование, в то время как другие перешли на тройное слепое рецензирование, когда авторы, редакторы и рецензенты не знают друг друга.)

Звучит как разумная система. Но многочисленные исследования и систематические обзоры показали, что рецензирование не может надежно предотвратить публикацию некачественных научных данных.

«Я думаю, что рецензирование, как и демократия, плохо, но лучше всего.»
— Тимоти Бейтс, профессор психологии, Эдинбургский университет

Процесс часто не позволяет обнаружить мошенничество или другие проблемы с рукописями, что не так уж удивительно, если учесть, что исследователям не платят или иным образом не вознаграждают за время, которое они тратят на рецензирование. рукописи. Они делают это из чувства долга — внести свой вклад в свою область исследований и помочь развитию науки.

Но это означает, что не всегда легко найти лучших людей для рецензирования рукописей в своей области, что измученные исследователи откладывают выполнение работы (что приводит к задержкам публикации до двух лет) и что, когда они, наконец, садятся чтобы рецензировать статью, они могут поторопиться и пропустить ошибки в исследованиях.

«Проблема в том, что большинство рецензентов просто недостаточно внимательно рецензируют статьи, что приводит к публикации неправильных статей, статей с пробелами и просто нечитаемых статей», — говорит Джоэл Фиш, доцент кафедры математики в Университете Нью-Йорка. Массачусетс Бостон. «В конечном итоге это становится большой проблемой для молодых исследователей, поскольку это означает, что им приходится спрашивать, какие статьи надежны, а какие нет».

«Наука изменчива, а публикация — нет. На то, чтобы исследование попало в печать, уходит целая вечность, попытки воспроизвести исследования или публиковать незначительные результаты невелики, а доступ к исследованиям обходится дорого. »
— Аманда Каскенетт, биолог по водным наукам, Fisheries and Oceans Canada

Это не говоря уже о проблеме запугивания рецензентов. Поскольку по умолчанию в этом процессе редакторы и рецензенты знают, кто авторы (но авторы не знают, кто авторы рецензий), могут возникнуть предубеждения против исследователей или учреждений, открывая возможность для грубых, поспешных и других бесполезных действий. Комментарии. (Просто посмотрите популярный хэштег #SixWordPeerReview в Твиттере).

Эти вопросы не остались незамеченными респондентами нашего опроса, которые заявили, что рецензирование представляет собой сломанную систему, которая наказывает ученых и снижает качество публикаций. Они хотят не только пересмотреть процесс рецензирования, но и изменить его концепцию.

Исправления для рецензирования

По вопросу редакционной предвзятости и прозрачности мнения наших респондентов неожиданно разделились. Некоторые предложили, чтобы все журналы перешли к двойному слепому рецензированию, при котором рецензенты не могут видеть имена или принадлежность человека, которого они рецензируют, а авторы публикаций не знают, кто рецензировал их. Главной целью здесь было уменьшить предвзятость.

«Мы знаем, что ученые принимают предвзятые решения, основанные на бессознательных стереотипах, — пишет постдоктор Тихоокеанской северо-западной национальной лаборатории Тимоти Дуиньян. «Поэтому вместо того, чтобы судить о статье по полу, этнической принадлежности, стране или институциональному статусу автора — что, я полагаю, в настоящее время происходит часто — о ней следует судить по ее качеству независимо от этих вещей».

Третьи думали, что больше прозрачности, а не меньше, было ответом: «Хотя мы правильно выступаем за наивысший уровень прозрачности в публикациях, у нас все еще есть большинство слепых обзоров, и я не могу знать, кто рецензирует меня. », — пишет Ламберто Манцоли, профессор эпидемиологии и общественного здравоохранения Университета Кьети в Италии. «Слишком часто мы видим отзывы очень низкого качества и не можем понять, является ли это проблемой недостатка знаний или конфликта интересов».

«Мы должны признать академические журналы тем, чем они являются: витринами для неполных описаний исследований, которые делают полупроизвольные редакционные [суждения] о том, что публиковать, и часто имеют вредную политику, которая ограничивает доступ к важной критической оценке после публикации. опубликованных исследований».
— Бен Голдакр, исследователь эпидемиологии, врач и автор

Возможно, есть золотая середина. Например, eLife , новый журнал с открытым доступом, который быстро растет в импакт-факторе, проводит совместный процесс рецензирования. Редакторы и рецензенты работают вместе над каждой отправкой, чтобы создать сводный список комментариев к статье. Затем автор может ответить на то, что группа считает наиболее важными вопросами, а не сталкиваться с предубеждениями и прихотями отдельных рецензентов. (Как ни странно, этот процесс происходит быстрее — eLife требует меньше времени для приема документов, чем Nature или Cell.)

Тем не менее, это в основном дополнительные исправления. Другие респонденты утверждали, что нам, возможно, придется радикально переосмыслить весь процесс рецензирования с нуля.

«Существующий процесс рецензирования исходит из того, что документ является окончательным», — говорит Носек. «Процесс рецензирования — это [форма] сертификации, и документ готов». Но наука так не работает. Наука — это развивающийся процесс, а истина временна. Итак, сказал Носек, наука должна «отойти от объятий окончательности публикации».

Некоторые респонденты хотели думать о рецензировании как о непрерывном процессе, в котором исследования неоднократно и прозрачно обновляются и переиздаются по мере того, как их изменяют новые отзывы — так же, как статьи в Википедии. Для этого потребуется своего рода экспертный краудсорсинг.

«Сфера научных публикаций — особенно в области биологических наук — ведет себя так, как будто Интернета нет», — говорит Лакшми Джаяшанкар, старший научный обозреватель федерального правительства. «Рецензирование статьи занимает вечность, и это вредит ученым, которые пытаются быстро сделать свои результаты общедоступными».

Одна возможная модель уже существует в математике и физике, где существует давняя традиция «предварительной печати» статей. Исследования публикуются на открытом веб-сайте arXiv. org, часто до того, как они рецензируются и публикуются в журналах. Там статьи сортируются и комментируются сообществом модераторов, что дает еще одну возможность отфильтровать проблемы, прежде чем они попадут на экспертную оценку.

«Публикация препринтов позволит научному краудсорсингу увеличить количество выявляемых ошибок, поскольку нельзя ожидать, что традиционные рецензенты будут экспертами во всех субдисциплинах», — пишет Скотт Хартман, аспирант палеобиологии в Университете Висконсина. .

Исследователи считают, что даже после публикации статьи процесс рецензирования не должен останавливаться. Они хотят видеть в сети больше рецензий «после публикации», чтобы ученые могли критиковать и комментировать статьи после их публикации. Такие сайты, как PubPeer и F1000Research, уже появились для облегчения такой обратной связи после публикации.

«Мы делаем это пару раз в год на конференциях», — пишет Бекки Кларксон, исследователь гериатрической медицины из Университета Питтсбурга. «Мы могли бы делать это каждый день в Интернете».

Суть в том, что традиционная экспертная оценка никогда не работала так хорошо, как мы себе это представляем, и она созрела для серьезного нарушения.

Аннет Элизабет Аллен для Vox

(5)

Слишком много науки скрыто за платным доступом

После того, как исследование было профинансировано, проведено и рецензировано, все еще остается вопрос о его распространении, чтобы другие могли прочитать и понять его результаты.

Снова и снова наши респонденты выражали недовольство тем, как распространяются научные исследования. По их словам, слишком многое скрыто в журналах с платным доступом, доступ к которым затруднен и дорог. Некоторые респонденты также критиковали сам процесс публикации за то, что он слишком медленный, тормозящий темп исследования.

Что касается вопроса о доступе, ряд ученых заявили, что академические исследования должны быть бесплатными для всех. Их раздражала нынешняя модель, согласно которой коммерческие издатели размещают журналы за платным доступом.

Одна статья в Science обойдется вам в 30 долларов; годовая подписка на Cell будет стоить 279 долларов. Elsevier издает 2000 журналов, подписка на которые может стоить от 10 000 до 20 000 долларов в год.

«Моя проблема та же, что и у многих ученых: слишком упрощенно подсчитывать чьи-то статьи как меру их ценности.»
— Лекс Кравиц, исследователь, нейробиология ожирения, Национальные институты здравоохранения

Многие учреждения США платят эти гонорары журналам за своих сотрудников, но не всем ученым (или другим любопытным читателям) так повезло. В недавнем выпуске журнала Science журналист Джон Боханнон описал бедственное положение кандидата наук в одном из лучших университетов Ирана. Он подсчитал, что студенту придется тратить 1000 долларов в неделю только на то, чтобы читать нужные ему работы.

В роли Майкла Эйзена, биолога Калифорнийского университета в Беркли и соучредителя Публичная научная библиотека (или PLOS ) , скажем так, научные журналы пытаются сохранить прибыль печатной эры в эпоху Интернета. Цены на подписку продолжали расти, поскольку горстка крупных издателей (например, Elsevier) скупала все больше и больше журналов, создавая мини-феодальные владения знаний.

«Крупные государственные издательские компании получают огромную прибыль от ученых, публикуя наши научные данные, а затем продавая их обратно в университетские библиотеки с огромной прибылью (что в первую очередь выгодно акционерам)», — Корина Логан, исследователь поведения животных в университете. Кембриджа, отметил. «Это не в интересах общества, ученых, общественности или исследований». (В 2014 году Elsevier сообщила о рентабельности почти в 40 % и выручке около 3 миллиардов долларов.)

«Мне кажется неправильным, что налогоплательщики платят за исследования в государственных лабораториях и университетах, но обычно не имеют доступа к результатам этих исследований, поскольку они находятся за платным доступом к рецензируемым журналам», — добавила Мелинда Саймон, постдокторант по микрофлюидике. исследователь Ливерморской национальной лаборатории Лоуренса.

Исправления для закрытой науки

Многие из наших респондентов призвали своих коллег публиковаться в журналах с открытым доступом (наподобие PeerJ или PLOS Biology ). Но здесь присутствует внутреннее напряжение. Карьерный рост часто может зависеть от публикации в самых престижных журналах, таких как Science или Nature , которые по-прежнему имеют платный доступ.

Также возникает вопрос, как лучше финансировать массовый переход к открытому доступу. В конце концов, журналы никогда не могут быть полностью бесплатными. Кто-то должен платить за редакцию, содержание сайта и так далее. Прямо сейчас журналы с открытым доступом обычно взимают плату с тех, кто представляет статьи, возлагая бремя на ученых, которые уже борются за финансирование.

Одним из радикальных шагов было бы полное упразднение коммерческих издателей и переход к некоммерческой модели. «Что касается журналов, я мог бы представить, что научные ассоциации сами управляют ими», — предположил Йоханнес Брейер, исследователь с докторской степенью в области психологии СМИ в Кельнском университете. «Если они работают только в Интернете, расходы на веб-хостинг, редактирование и рекламу (при необходимости) можно легко оплатить из членских взносов».

В качестве модели Тим Гауэрс из Кембриджа запустил онлайн-журнал по математике под названием Дискретный анализ . Некоммерческое предприятие принадлежит и публикуется группой ученых, у него нет посредников-издателей, и доступ будет полностью бесплатным для всех.

«Лично я трачу много времени на написание научных статей в Википедии, потому что считаю, что это продвигает дело науки гораздо больше, чем мои профессиональные академические статьи».
— Тед Сандерс, аспирант по магнитным материалам, Стэнфордский университет

Однако до тех пор, пока массовая реформа не состоится, многие ученые идут гораздо более простым путем: незаконно пиратствуют документы.

Боханнон сообщил, что миллионы исследователей по всему миру в настоящее время используют Sci-Hub, сайт, созданный российским нейробиологом Александрой Элбакян, на котором незаконно размещено более 50 миллионов научных статей. «Как набожный пират, — сказал нам Элбакян, — я считаю, что авторские права должны быть отменены».

У одного респондента было еще более радикальное предложение: мы должны полностью отменить существующую систему рецензируемых журналов и просто публиковать все в Интернете, как только это будет сделано.

«Исследования должны быть доступны в Интернете немедленно и оцениваться коллегами в Интернете, а не проходить через все форматирование, отправку, проверку, переписывание, переформатирование, повторную отправку и т. д. и т. д., что может занять годы», — пишет Бруно Дагнино, ранее Нидерландского института неврологии. «Один формат, одна платформа. Судите по всему сообществу, без задержек».

Некоторые ученые предпринимают шаги в этом направлении. Рэйчел Хардинг, генетический исследователь из Университета Торонто, создала веб-сайт под названием Lab Scribbles, где она публикует свои лабораторные заметки о структуре белков хантингтина в режиме реального времени, публикуя данные, а также резюме своих достижений и неудач. Идея состоит в том, чтобы помочь обмениваться информацией с другими исследователями, работающими над аналогичными проблемами, чтобы лаборатории могли избежать ненужного дублирования и учиться на ошибках друг друга.

Не все могут согласиться с такими радикальными подходами; критики опасаются, что слишком большой обмен информацией может поощрить научную безбилетность. Тем не менее, общей темой нашего опроса была прозрачность. Наука в настоящее время слишком непрозрачна, исследованиями слишком трудно поделиться. Это нужно изменить.


(6)

Наука плохо доводится до сведения общественности

«Если бы я могла что-то изменить в науке, я бы изменила то, как ученые, журналисты и знаменитости сообщают о ней публике», — пишет Клэр Мэлоун, научный сотрудник лаборатории генетики рака в Brigham and Women’s. Больница.

Она была не одна. Довольно много респондентов в нашем опросе выразили разочарование по поводу того, как наука доводится до общественности. Их огорчал тот факт, что так много неспециалистов придерживаются совершенно ненаучных идей или имеют грубое представление о том, как работает наука.

Они жалуются на то, что дезинформированные знаменитости, такие как Гвинет Пэлтроу, имеют огромное влияние на общественное мнение о здоровье и питании. (Как однажды сказал нам Тимоти Колфилд из Университета Альберты: «Невероятно, как много она ошибается».)

Они правы. Научная журналистика часто полна преувеличенных, противоречивых или откровенно вводящих в заблуждение заявлений. Если вы когда-нибудь захотите увидеть прекрасный пример этого, загляните на сайт «Убей или вылечи», где Пол Бэттли тщательно документирует все сообщения Daily Mail о том, что различные продукты — от антацидов до йогурта — либо вызывают рак, либо предотвращают рак, или иногда и то, и другое.

«Слишком часто на этой планете меньше 10 человек, которые могут полностью понять исследования одного ученого.»
—Майкл Бурел, аспирант, биология стволовых клеток, Медицинский факультет Нью-Йоркского университета

Иногда в университетских издательствах распространяются плохие истории. В 2015 году Университет Мэриленда выпустил пресс-релиз, в котором утверждалось, что одна марка шоколадного молока может улучшить восстановление после сотрясения мозга. Это был абсурдный случай научной шумихи.

Действительно, один обзор в BMJ показал, что одна треть университетских пресс-релизов содержала либо преувеличенные заявления о причинно-следственной связи (когда само исследование только предполагало корреляцию), необоснованные выводы об исследованиях на животных для людей или необоснованные советы по здоровью.

Но не все обвиняли только СМИ и публицистов. Другие респонденты отметили, что сами ученые часто переоценивают свою работу, даже если она предварительная, потому что финансирование является конкурентоспособным, и каждый хочет представить свою работу как большую, важную и изменяющую правила игры.

«У вас есть эта токсичная динамика, когда журналисты и ученые поддерживают друг друга таким образом, что это сильно раздувает определенность и общность того, как сообщаются научные результаты и обещания, которые даются публике», — пишет Дэниел Молден, адъюнкт-профессор психологии в Северо-Западном университете. «Когда эти выводы оказываются менее определенными, а обещания не выполняются, это еще больше подрывает уважение, которое получают ученые, и еще больше подпитывает стремление ученых к признанию».

Исправления для улучшения научной коммуникации

Мнения о том, как улучшить это плачевное положение дел, разделились — одни указывали на средства массовой информации, другие — на пресс-службы, третьи — на самих ученых.

Многие из наших респондентов хотели, чтобы больше научных журналистов перестали рекламировать отдельные исследования. Вместо этого, по их словам, репортеры должны помещать результаты новых исследований в контекст и уделять больше внимания строгости методологии исследования, чем броскости конечных результатов.

«По данному вопросу часто проводятся десятки исследований, посвященных этому вопросу», — пишет Брайан Стейси из Министерства сельского хозяйства США. «Очень редко бывает, чтобы одно исследование окончательно решило важный исследовательский вопрос, но во многих случаях результаты исследования сообщаются так, как будто они это делают».

«Возможность объяснить свою работу ненаучной аудитории так же важна, как и публикация в рецензируемом журнале, на мой взгляд, но в настоящее время система стимулирования не имеет места для привлечения общественности».
—Кристал Стельтенполь, аспирант, социальная психология, Университет ДеПола

Но не только репортерам нужно привести себя в форму. «Ядовитую динамику» журналистов, академических пресс-офисов и ученых, позволяющих друг другу рекламировать исследования, может быть трудно изменить, и многие из наших респондентов указали, что простых решений не существует, хотя признание было важным первым шагом.

Некоторые предлагали создать заслуживающих доверия судей, которые могли бы тщательно определить сильные и слабые стороны исследований. (Начинают появляться некоторые вариации этого: Служба новостей Genetic Expert предлагает сторонним экспертам высказать свое мнение о крупных новых исследованиях в области генетики и биотехнологии.) Другие респонденты предположили, что открытие бесплатного доступа к исследованиям может помочь смягчить искажение информации в СМИ.

Другие респонденты отметили, что сами ученые должны уделять больше времени обучению общению с общественностью — навык, который, как правило, недооценивается в нынешней системе.

«Возможность объяснить свою работу ненаучной аудитории, на мой взгляд, так же важна, как и публикация в рецензируемом журнале, но в настоящее время в системе стимулов нет места для привлечения общественности», — пишет Кристал Стельтенполь, аспирант Университета ДеПола.

Сокращение порочных стимулов, связанных с научными исследованиями, также может помочь уменьшить чрезмерную шумиху. «Если мы вознаграждаем исследования в зависимости от того, насколько заслуживают внимания результаты, это создаст давление для преувеличения результатов (за счет использования гибкости в анализе данных, искажения результатов или откровенного мошенничества)», — пишет Симин Вазире из Калифорнийского университета в Дэвисе. «Мы должны вознаграждать исследования в зависимости от того, насколько строгими являются методы и дизайн».

Или, возможно, нам следует сосредоточиться на повышении научной грамотности. Джереми Джонсон, координатор проектов в Институте Броуда, утверждал, что развитие научного образования может помочь решить многие из этих проблем. «Научная грамотность должна быть главным приоритетом нашей образовательной политики, — сказал он, — а не факультативом».


(7)

Жизнь молодого академика невероятно напряжена.

Когда мы спрашивали исследователей, что бы они исправили в науке, многие говорили о самом научном процессе, о дизайне исследования или экспертной оценке. Эти ответы часто исходили от штатных ученых, которые любили свою работу, но хотели сделать более широкий научный проект еще лучше.

Но, с другой стороны, мы слышали от ряда исследователей, многие из которых были аспирантами или постдоками, которые были искренне увлечены исследованиями, но считали повседневный опыт работы ученым изнурительным и неблагодарным. Их комментарии заслуживают отдельного раздела.

Сегодня многие штатные ученые и исследовательские лаборатории зависят от небольших армий аспирантов и исследователей с докторской степенью для проведения экспериментов и анализа данных.

Эти аспиранты и докторанты часто являются основными авторами многих исследований. В ряде областей, таких как биомедицинские науки, должность постдока является обязательным условием, прежде чем исследователь сможет получить должность на уровне факультета в университете.

Вся эта система лежит в основе современной науки. (Новая карточная игра Lab Wars высмеивает эту динамику.)

Но эти низкоуровневые исследовательские работы могут быть утомительными. Постдоки, как правило, работают много часов и получают относительно низкую заработную плату для своего уровня образования — заработная плата часто привязана к стипендиям, установленным грантами Национальной исследовательской службы Национального института здравоохранения, которые начинаются с 43 692 долларов и увеличиваются до 47 268 долларов на третий год.

Постдоков, как правило, нанимают на срок от одного до трех лет, и во многих учреждениях они считаются подрядчиками, что ограничивает их защиту на рабочем месте. Мы неоднократно слышали о чрезвычайно длинном рабочем дне и ограниченных пособиях по отпуску по семейным обстоятельствам.

«Завершить аспирантуру или резко изменить ее. Среди аспирантов высок уровень депрессии. Этому эмоциональному состоянию способствует долгий рабочий день, ограниченные карьерные перспективы и низкая заработная плата.»
— Дон Гибсон, аспирант в области генетики растений, Калифорнийский университет в Дэвисе,

«Часто это проблематично для людей в возрасте от 20 до 30 лет, которые имеют докторскую степень и могут создавать семьи, одновременно совмещая тяжелую и низкооплачиваемую работу. «, — написал один из постдоков, попросивший об анонимности.

Это отсутствие гибкости, как правило, непропорционально влияет на женщин — особенно женщин, планирующих завести семью, — что способствует гендерному неравенству в исследованиях. (Документ 2012 года показал, что соискателей работы в академических кругах судят более сурово, и им предлагают меньше денег, чем мужчинам.) «Женщины-ученые и ученые, начинающие карьеру, очень мало поддерживаются», — отметил другой постдоктор.

«В сегодняшнем климате очень мало долгосрочной финансовой безопасности, очень мало уверенности в том, откуда будет получена следующая зарплата», — пишет Уильям Кенкель, научный сотрудник в области нейроэндокринологии из Университета Индианы. «После получения докторской степени в 2012 году я уехала из Чикаго и переехала в Бостон, чтобы получить постдокторантуру, а затем в 2015 году я уехала из Бостона, чтобы получить вторую постдокторантуру в Индиане. Через год или два я снова перееду на преподавательскую работу. , и это если мне повезет. Представьте, что вы пытаетесь построить такую ​​жизнь».

Этот штамм также может отрицательно сказаться на исследованиях, которыми занимаются молодые ученые. «Контракты слишком краткосрочны», — отметил другой исследователь. «Это препятствует тщательным исследованиям, поскольку трудно получить достаточно результатов для статьи (и, следовательно, для прогресса) за два-три года. Постоянный стресс также отталкивает талантливых и умных людей из науки».

Из-за того, что университеты выпускают так много докторов наук, но имеют гораздо меньше вакансий преподавателей, многие из этих постдокторских исследователей имеют ограниченные карьерные перспективы. Некоторые из них в конечном итоге остаются на должности постдоков на пять, десять и более лет.

«В биомедицинских науках, — писал первый постдоктор, процитированный выше, — на каждую вакансию факультета поступают заявки от сотен или тысяч претендентов, что оказывает огромное давление на постдоков, заставляя их публиковаться часто и в влиятельных журналах, чтобы быть достаточно конкурентоспособными для достижения этих целей. должности».

Многие молодые исследователи отмечали, что программы докторантуры почти ничего не делают для подготовки людей к карьере вне академических кругов. «Слишком много [докторантов] получают высшее образование на ограниченное количество должностей профессоров с минимальной подготовкой для карьеры вне академических исследований», — отметил Дон Гибсон, кандидат наук, изучающий генетику растений в Калифорнийском университете в Дэвисе.

Лаура Вайнгартнер, дипломированный исследователь в области эволюционной экологии в Университете Индианы, соглашается: «Немногие университеты (особенно консультанты факультетов) знают, как готовить студентов для чего-то другого, кроме академических, что оставляет многих студентов безнадежными, когда неизбежно нет работы. в академии для них».

Сложите это, и неудивительно, что мы услышали множество комментариев о тревоге и депрессии как от аспирантов, так и от докторантов. «Среди аспирантов высок уровень депрессии, — пишет Гибсон. «Долгий рабочий день, ограниченные карьерные перспективы и низкая заработная плата способствуют этой эмоции».

Исследование, проведенное в 2015 году Калифорнийским университетом в Беркли, показало, что 47% опрошенных аспирантов могут страдать депрессией. Причины этого сложны и не могут быть решены за одну ночь. Проведение академических исследований уже является трудной, полной беспокойства задачей, которая обязательно скажется на психическом здоровье.

Но, как Дженнифер Уокер недавно исследовала в Quartz, многие аспиранты также чувствуют себя изолированными и лишенными поддержки, что усугубляет эти проблемы.

Исправления для удержания молодых ученых в науке

Мы услышали много конкретных предложений. Аспирантуры могли бы предложить более щедрую политику отпусков по семейным обстоятельствам и ухода за детьми для аспирантов. Они также могли бы увеличить количество кандидатов-женщин, которых они принимают, чтобы сбалансировать гендерное неравенство.

Но некоторые респонденты также отметили, что проблемы на рабочем месте для аспирантов и докторантов неотделимы от некоторых фундаментальных проблем, стоящих перед наукой, которые мы обсуждали ранее. Тот факт, что профессорско-преподавательский состав университетов и исследовательские лаборатории сталкиваются с огромным давлением, чтобы публиковаться, но имеют ограниченное финансирование, делает очень привлекательным полагаться на низкооплачиваемых постдоков.

«У университетов мало стимулов создавать рабочие места для своих выпускников или ограничивать количество докторов наук», — пишет Вайнгартнер. «Молодые исследователи являются высококвалифицированными, но относительно недорогими источниками рабочей силы для преподавателей».

«Существует значительная предвзятость в отношении женщин и этнических меньшинств, и слепые эксперименты показали, что удаление имен и институциональной принадлежности может радикально изменить важные решения, влияющие на карьеру ученых».
— Терри МакГлинн, профессор биологии Калифорнийского государственного университета Домингес-Хиллз

Некоторые респонденты также указывали на несоответствие между количеством докторов наук, выпускаемых каждый год, и количеством доступных академических рабочих мест.

Недавняя статья Джули Гулд в Nature исследовала ряд идей по обновлению системы PhD. Одна из идей состоит в том, чтобы разделить докторскую степень на две программы: одну для профессиональной карьеры и одну для академической карьеры. Первый будет лучше обучать и вооружать выпускников, чтобы они могли найти работу за пределами академических кругов.

Это далеко не полный список. Однако основной момент, лежащий в основе всех этих предложений, заключался в том, что университеты и исследовательские лаборатории должны лучше поддерживать следующее поколение исследователей. На самом деле, возможно, это так же важно, как и решение проблем самого научного процесса. В конце концов, молодые ученые по определению являются будущим науки.

В заключение Вайнгартнер высказал мнение, которое мы слишком часто встречали: «Многие творческие, трудолюбивые и/или недостаточно представленные ученые вытесняются из науки из-за этих проблем. они довольно распространены. Сейчас есть много молодых, разочарованных ученых, которые надеются оставить исследования».

Наука должна исправить свои самые большие недостатки

Наука не обречена.

Хорошо это или плохо, но он все еще работает. Не смотрите дальше новых вакцин для предотвращения лихорадки Эбола, открытия гравитационных волн или новых методов лечения стойких болезней. И становится лучше во многих отношениях. Посмотрите работы мета-исследователей, которые изучают и оценивают исследования — область, получившая известность за последние 20 лет.

Но наукой занимаются люди, склонные к ошибкам, и она не защищена от всех наших слабостей. Научная революция началась всего 500 лет назад. Только за последние 100 лет наука стала профессиональной. Еще предстоит выяснить, как лучше всего устранить предубеждения и согласовать стимулы.

В связи с этим, вот несколько общих предложений:

Первый: Наука должна признать и решить проблему денег. Наука чрезвычайно ценна и заслуживает достаточного финансирования. Но способ создания стимулов может исказить исследования.

В настоящее время небольшие исследования со смелыми результатами, которые можно быстро изменить и опубликовать в журналах, получают непропорциональное вознаграждение. Напротив, существует меньше стимулов для проведения исследований, направленных на решение важных вопросов, с тщательно спланированными исследованиями в течение длительных периодов времени. Решить эту проблему будет непросто, но она лежит в основе многих проблем, обсуждавшихся выше.

Два: Наука должна праздновать и вознаграждать неудачи. Признание того, что мы можем узнать больше из тупиков в исследованиях и исследований, которые потерпели неудачу, смягчило бы цикл «опубликовать или погибнуть». Это сделало бы ученых более уверенными в разработке надежных тестов, а не только удобных, в обмене своими данными и объяснении своих неудачных тестов коллегам, а также в использовании этих нулевых результатов для формирования основы карьеры (вместо того, чтобы гоняться за слишком редкие прорывы).

Третье: наука должна быть более прозрачной. Ученым необходимо более полно публиковать методы и результаты, а также делиться необработанными данными таким образом, чтобы они были легко доступны и понятны для тех, кто может захотеть повторно проанализировать или воспроизвести свои результаты.

Всегда будут бесполезные и посредственные исследования, но, как объясняет Иоаннидис из Стэнфорда в недавней статье, отсутствие прозрачности приводит к излишним потерям и снижает полезность слишком большого количества исследований.

Снова и снова мы слышали от исследователей, особенно в области социальных наук, которые чувствовали, что их когнитивные предубеждения в их собственной работе, вызванные необходимостью публиковаться и продвигаться по карьерной лестнице, заставляют науку сходить с рельсов. Если бы в процесс была встроена дополнительная защита от людей и устранение предвзятости — за счет более строгой экспертной оценки, более чистого и последовательного финансирования, а также большей прозрачности и обмена данными — некоторые из этих предубеждений можно было бы смягчить.

Эти исправления потребуют времени и будут постепенно оттачиваться — так же, как и сам научный процесс. Но успехи, достигнутые людьми до сих пор с использованием даже несовершенных научных методов, были бы невообразимы 500 лет назад. Выгоды от улучшения процесса могут оказаться такими же ошеломляющими, если не более значительными.


Исправление: В более ранней версии этой истории был искажен титул Ноя Гранда. На момент проведения опроса он был лектором социологии в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, а не профессором.


Редактор: Элиза Барклай

Графика: Хавьер Заррачина (диаграммы), Аннетт Элизабет Аллен (иллюстрации)

Читатели: Стивен Дж. Хоффман, Константин Какаес разработка результатов опроса членов AAAS

Научные инновации глубоко укоренились в национальной жизни — в экономике, в основных политических решениях относительно того, как люди заботятся о себе и используют окружающие их ресурсы, а также в самых высоких сферах жизни американцев. воображение. Опросы граждан New Pew Research Center и репрезентативной выборки ученых, связанных с Американской ассоциацией содействия развитию науки (AAAS), показывают мощные перекрестные потоки, которые одновременно признают достижения ученых и выявляют резкие разногласия между учеными и гражданами в целом ряде научных областей. инженерно-технические вопросы. В этом отчете освещаются следующие основные выводы:

Наука занимает почетное место среди граждан и профессионалов.
Американцы признают достижения ученых в ключевых областях, и, несмотря на серьезные разногласия по поводу роли правительства в других сферах, существует широкая общественная поддержка государственных инвестиций в научные исследования.

Основные данные:

  • 79% взрослых говорят, что наука облегчила жизнь большинству людей, и большинство положительно оценивает влияние науки на качество здравоохранения, продуктов питания и окружающую среду.
  • 54% взрослых считают научные достижения США либо лучшими в мире (15%), либо выше среднего (39%) по сравнению с другими промышленно развитыми странами.
  • 92% ученых AAAS считают научные достижения в США лучшими в мире (45%) или выше среднего (47%).
  • Примерно семь из десяти взрослых говорят, что государственные инвестиции в инженерию и технологии (72%) и в фундаментальные научные исследования (71%) обычно окупаются в долгосрочной перспективе. Около 61% говорят, что государственные инвестиции необходимы для научного прогресса, а 34% говорят, что частных инвестиций достаточно для обеспечения научного прогресса.
В то же время и общественность, и ученые критически относятся к качеству естественных наук, технологий, инженерного дела и математики (предметы STEM) в классах K-12.

Ключевые данные:

  • Только 16 % ученых AAAS и 29 % широкой общественности оценивают американское STEM-образование для классов K-12 как выше среднего или как лучшее в мире. Целых 46% ученых AAAS и 29% общественности оценивают K-12 STEM как «ниже среднего».
  • 75% ученых AAAS говорят, что недостаточное образование в области STEM для классов K-12 является основным фактором ограниченности знаний общественности о науке. Подавляющее большинство ученых видят в ограниченности научных знаний общественности проблему для науки.
Несмотря на в целом схожие взгляды на общее место науки в Америке, граждане и ученые часто смотрят на вопросы, связанные с наукой, с разных точек зрения. Существуют большие различия в их взглядах по целому ряду вопросов.

Ключевые данные:

  • Большинство населения (57%) считает, что генетически модифицированные (ГМ) продукты в целом небезопасны для употребления, а 37% считают такие продукты безопасными; напротив, 88% ученых AAAS считают, что ГМ-продукты обычно вредны для здоровья. 0088 сейф . Разрыв между гражданами и учеными в том, что они считают ГМ-продукты безопасными, составляет 51 процентный пункт. Это самая большая разница во мнениях между общественностью и учеными.
  • Граждане расходятся во мнениях относительно исследований на животных: 47% выступают за использование животных в научных исследованиях и 50% против. 1 Напротив, подавляющее большинство ученых (89%) отдают предпочтение исследованиям на животных. Разница в доле сторонников таких исследований составляет 42 процентных пункта.
  • В некоторых областях, например в энергетике, различия между группами не имеют единого направления — они могут варьироваться в зависимости от конкретного вопроса. Например, 52% граждан выступают за разрешение большего морского бурения, в то время как на меньше ученых AAAS (32%), для сравнения, выступают за увеличение бурения. Разрыв в поддержке морского бурения составляет 20 процентных пунктов. Но когда дело доходит до ядерной энергетики, разрыв идет в противоположном направлении. Сорок пять процентов граждан выступают за строительство большего количества атомных электростанций, а 65% ученых AAAS поддерживают эту идею.
  • Единственная из 13 сравниваемых проблем, где различия между двумя группами особенно скромны, — это космическая станция. Полностью 64% общественности и 68% ученых AAAS говорят, что космическая станция была хорошей инвестицией для страны; разница в четыре процентных пункта.
По сравнению с тем, что было пять лет назад, и граждане, и ученые менее оптимистичны в отношении научной деятельности. Граждане по-прежнему в целом положительно относятся к месту научных достижений США и их влиянию на общество, но несколько чаще относятся к ним отрицательно, чем пять лет назад. И хотя большинство ученых считают, что сейчас хорошее время для науки, они менее оптимистичны, чем пять лет назад. Большинство ученых считают, что политические нормы в отношении землепользования и чистоты воздуха и воды часто не руководствуются передовыми научными достижениями.

Ключевые данные:

  • В то время как большинство населения позитивно оценивает научные достижения США, доля тех, кто считает, что научные достижения США являются лучшими в мире или выше среднего, сегодня снизилась на 11 пунктов до 54% ​​по сравнению с 65% % в 2009 г.
  • 79% граждан говорят, что наука облегчила жизнь большинству людей, и только 15% считают, что она усложнила жизнь. Однако баланс мнений сегодня несколько менее позитивен, чем в 2009 г.когда положительные просмотры превзошли отрицательные с разницей от 83% до 10%. Аналогичная закономерность обнаруживается во взглядах на влияние науки на качество здравоохранения, продуктов питания и окружающей среды. В каждом случае, в то время как большинство взрослых видят положительный эффект от науки, наблюдается небольшой рост доли тех, кто выражает отрицательное мнение.
  • 52% ученых AAAS говорят, что сейчас хорошее время для науки, что на 24 процентных пункта меньше, чем 76% в 2009 году. Точно так же доля ученых, которые говорят, что сейчас хорошее время для их научной специальности, снизилась с 73% в 2009 году. до 62% сегодня. А доля ученых AAAS, считающих, что сейчас хорошее или очень хорошее время для начала карьеры в своей области, сейчас составляет 59% по сравнению с 67% в 2009 году
  • .
  • Только 15% ученых говорят, что они верят, что выбор политики в отношении землепользования в большинстве случаев или всегда определяется передовой наукой; 27% считают, что передовая наука часто определяет правила, касающиеся чистого воздуха и воды; 46% считают, что передовые научные данные часто используются в правилах безопасности пищевых продуктов, и 58% говорят то же самое, когда речь идет о правилах, касающихся новых лекарств и методов лечения.

Вот некоторые результаты новой пары опросов, проведенных исследовательским центром Pew Research Center в сотрудничестве с AAAS. Опрос населения проводился по стационарным и сотовым телефонам 15-25 августа 2014 г. по репрезентативной выборке 2002 взрослых по всей стране. Погрешность выборки для результатов, основанных на всех взрослых, составляет плюс-минус 3,1 процентных пункта. Опрос ученых основан на репрезентативной выборке из 3748 членов AAAS, проживающих в США; опрос проводился онлайн с 11 сентября по 13 октября 2014 г. 2

Существует значительный разрыв во мнениях между широкой общественностью и учеными по целому ряду тем науки и техники

Взгляды граждан и ученых резко расходятся по целому ряду тем науки, техники и технологий. Различия во мнениях возникают по всем 13 вопросам, где доступно прямое сравнение. Разница менее чем в 10 процентных пунктов наблюдается только у двух из 13.

Самые большие различия между общественностью и учеными AAAS обнаруживаются в представлениях о безопасности употребления в пищу генетически модифицированных (ГМ) продуктов. Почти девять из десяти (88%) ученых говорят, что употребление ГМ-продуктов в целом безопасно, по сравнению с 37% населения в целом, разница составляет 51 процентный пункт. Одна из возможных причин разрыва: когда дело доходит до генетически модифицированных культур, две трети населения (67%) говорят, что ученые не имеют четкого представления о воздействии на здоровье.

В Главе 3 более подробно рассматривается отношение общественности и ученых к каждому из этих вопросов, а также несколько тем, затрагиваемых только широкой общественностью, включая доступ к экспериментальным методам лечения, биоинженерии и генетическим модификациям.

И общественность, и ученые положительно оценивают научные достижения США. Но они критически относятся к образованию K-12 STEM.

Несмотря на различия во взглядах на ряд биомедицинских и физических наук, как общественность, так и ученые дают относительно высокие оценки национальным научным достижениям и дают явно более низкие оценки K-12 образованию в области естественных наук, технологий, инженерии и математики (известно как STEM). Всего 16% ученых AAAS и 29% взрослых в целом считают образование K-12 STEM в США лучшим или выше среднего по сравнению с другими промышленно развитыми странами. Для сравнения, обе группы рассматривают научные достижения и лечение в США в более позитивном свете.

Около половины американцев (54%) считают научные достижения США выше среднего или одними из лучших в мире. Единственный аспект американского общества, получивший более высокую оценку, — это военная система США (77%). Около половины (51%) также получают лечение в США как на высшем уровне по сравнению с другими промышленно развитыми странами. Отношение общественности к K-12 STEM заметно более негативное: 29% говорят, что он лучший или выше среднего, 39% говорят, что он средний, а еще 29% говорят, что он ниже среднего. (Более подробную информацию об общественных оценках ключевых институтов и отраслей, включая экономику, здравоохранение и политическую систему, см. в главе 2.)

По сравнению с широкой общественностью ученые еще более позитивно оценивают место научных достижений США. Целых девять из десяти (92%) ученых AAAS считают научные достижения в США лучшими в мире (45%) или выше среднего (47%). Ученые также в значительной степени положительно относятся к глобальному положению медицинского обслуживания в США (64% говорят, что оно является лучшим в мире или выше среднего), а также к другим аспектам науки и техники, включая докторскую подготовку (87%), передовые фундаментальные исследования. (87%) и отраслевые исследования и разработки (81%).
Только 16% ученых говорят то же самое о K-12 STEM.

Среди ученых широко распространено мнение, что знания общества о науке — или их отсутствие — являются серьезной (84%) или незначительной (14%) проблемой в этой области.

На вопрос о четырех возможных причинах ограниченности научных знаний общественности три четверти ученых AAAS в новом опросе ответили, что недостаточное образование K-12 STEM является основным фактором.

Граждане по-прежнему в целом положительно относятся к достижениям американской науки и ее влиянию на общество, но несколько больше относятся к ним негативно, чем пять лет назад. Ученые также все еще в значительной степени позитивны, но менее оптимистичны, чем пять лет назад.

Ряд вопросов, заданных в этих новых опросах, повторяют вопросы, которые Исследовательский центр Пью задавал гражданам и ученым в 2009 году. В ключевых областях как общественность, так и ученые AAAS сегодня менее оптимистичны.

Общественность воспринимает научное предприятие и его вклад в развитие общества, хотя и по-прежнему в основном положительное, но чуть менее радужное, чем пять лет назад. Меньшее количество граждан считают научный вклад США высшим уровнем по сравнению с другими странами. И хотя большинство взрослых видят положительный вклад науки в жизнь в целом и в качество здравоохранения, продуктов питания и окружающей среды, в каждой области наблюдается небольшой рост негативных взглядов. Точно так же большинство граждан говорят, что государственные инвестиции в исследования окупаются в долгосрочной перспективе, но чуть больше скептически относятся к преимуществам государственных расходов сегодня, чем в 2009 году.. Хотя по некоторым из этих показателей изменения незначительны, доля отрицательно настроенных по каждому из них сегодня несколько выше, чем в 2009 году. Хотя сегодня ученые в основном положительно оценивают состояние науки и свою научную специальность, они менее оптимистичны, чем в 2009 году, когда Pew Research провела предыдущий опрос членов AAAS. Спад широко распространен среди ученых AAAS, независимо от дисциплины и сектора занятости.

Восприятие научных достижений США

В целом 54% взрослых считают научные достижения США либо лучшими в мире (15%), либо выше среднего (39%) по сравнению с другими промышленно развитыми странами. Из семи оцененных аспектов американского общества только один был воспринят более благоприятно: вооруженные силы США. Однако по сравнению с 2009 годом доля тех, кто считает научные достижения США лучшими в мире или выше среднего, снизилась на 11 пунктов: с 65% в 2009 году до 54% ​​сегодня. Сейчас многие считают научные достижения США «средними» в глобальном контексте (по сравнению с 26% в 2009 г.).до 34% сегодня) или «ниже среднего» (немного вырос с 5% в 2009 году до 9% сегодня). Восприятие некоторых других ключевых секторов, включая здравоохранение в США, также снизилось за этот период. Подробнее см. в главе 2.

Партизанские группы, как правило, придерживаются схожих взглядов на научные достижения США, и падение рейтингов научных достижений США с 2009 года произошло во всем политическом спектре.

Однако когда дело доходит до политических предписаний, возникает партийный раскол. В отдельном отчете Pew Research Center, опубликованном в этом месяце, говорится, что демократы с большей вероятностью, чем республиканцы, отдадут приоритет «поддержке научных исследований» для президента и Конгресса в следующем году. Молодые люди также чаще, чем их старшие, говорят, что поддержка научных исследований должна быть главным приоритетом для президента и нового Конгресса. 4

Влияние науки на общество

В целом американское общество склонно рассматривать влияние науки на общество в положительном свете. Целых 79% граждан говорят, что наука облегчила жизнь большинству людей, и только 15% говорят, что она усложнила жизнь. Однако баланс мнений сегодня несколько менее положительный, чем в 2009 году, когда положительные мнения преобладали над отрицательными с разницей от 83% до 10%.

Точно так же большинство взрослых говорят, что влияние науки на качество здравоохранения, продуктов питания и окружающей среды в США в основном положительное, как и в 2009 году. . Доля тех, кто говорит, что наука оказала негативное влияние в каждой области, несколько увеличилась. Например, 79% взрослых говорят, что наука оказала положительное влияние на качество здравоохранения, по сравнению с 85% в 2009 году, в то время как число негативных мнений выросло с 10% в 2009 году до 18% сегодня.

Воспринимаемый вклад ученых, инженеров и врачей в общество

В отчете Pew Research за 2013 г. военные находятся в верхней части списка из 10 профессиональных групп, которые считаются вносящими «большой» вклад в развитие общества (78%), за которыми следуют учителя (72%), врачи (66%), ученые (65%) и инженеры (63%). Порядок оценок для каждой из 10 групп в 2013 г. был примерно таким же, как и в 2009 г., хотя общественное признание нескольких профессий несколько снизилось.

Общественная оценка вклада ученых упала на 5 пунктов с 70% в 2009 г. до 65% в 2013 г. с соответствующим ростом до 8% тех, кто говорит, что вклад ученых «не очень большой» или «совсем ничего» по сравнению с 5% в 2009 г. Оценки вклада врачей упали на 3 пункта с 69% в 2009 г. до 66% в 2013 г. Мнения инженеров остались примерно на том же уровне (64% в 2009 г. и 63% в 2013 г.).

Взрослые в возрасте до 50 лет и выпускники колледжей, как правило, были более оптимистичны в своих оценках ученых, инженеров и врачей. Партийные и идеологические различия были обнаружены во взглядах на вклад ученых и инженеров, но не во взглядах на врачей. Подробнее см. «Общественное уважение к военным по-прежнему высоко», 11 июля 2013 г.

Когда дело доходит до еды, 62% американцев говорят, что наука в основном оказала положительное влияние, а 34% говорят, что наука в основном оказала негативное влияние на качество пищи. Баланс мнений по этому вопросу немного менее радужный по сравнению с 2009 годом, когда положительные мнения преобладали над отрицательными с отрывом от 66% до 24%.

Точно так же больше говорят, что наука сегодня оказала положительное (62%), чем отрицательное (31%) влияние на качество окружающей среды. Но баланс мнений по этому вопросу несколько сместился по сравнению с 2009 годом.когда 66% сказали, что наука имеет положительный эффект, а 23% сказали, что она имеет отрицательный эффект.

Эти скромные изменения со временем произошли как среди республиканцев (включая независимых, склоняющихся к республиканцам), так и среди демократов (включая независимых, склоняющихся к демократам). Однако взгляды республиканцев на влияние науки на здравоохранение и питание изменились больше, чем взгляды демократов.

И республиканцы, и демократы примерно на одинаковую величину изменились в оценке влияния науки на качество окружающей среды; нет существенных различий по партийной принадлежности, когда речь идет об общем воздействии науки на окружающую среду. Две трети (66%) республиканцев и независимых, которые склоняются к Республиканской партии, говорят, что влияние науки на качество окружающей среды в США было в основном положительным, как и 61% демократов и независимых, которые склоняются к Демократической партии. . (Подробный обзор отношения политических групп к науке и технологиям будет опубликован позднее в этом году).

Государственная поддержка финансирования исследований с 2009 г.

Большинство населения видит общественную пользу от государственных инвестиций в научные и инженерные исследования. Примерно семь из десяти взрослых говорят, что государственные инвестиции в инженерию и технологии (72%), а также в фундаментальные научные исследования (71%) окупаются в долгосрочной перспективе, в то время как меньшинство считает, что такие расходы того не стоят (22% и 24%). %, соответственно). Положительных мнений о стоимости госинвестиций в каждой сфере примерно столько же, как и в 2009 г., хотя негативные мнения о том, что такие расходы того не стоят, подняли 5 баллов за инженерные и технологические исследования и 6 баллов за фундаментальные научные исследования.

Мнения о роли государственного финансирования по сравнению с частными инвестициями демонстрируют устойчивую поддержку государственных инвестиций (61% в 2014 г. и 60% в 2009 г.), но наблюдается небольшой рост мнения о том, что частные инвестиции без государственных средств будут быть достаточным для обеспечения научного прогресса (с 29% в 2009 г. до 34% сегодня). Небольшая разница во времени связана с тем, что сегодня люди чаще выражают свое мнение, чем пять лет назад.

Смешанные представления о степени научного консенсуса

Широкая общественность склонна придерживаться неоднозначных взглядов на степень, в которой, по их мнению, существует научный консенсус по трем актуальным темам науки — теории «Большого взрыва», изменению климата и эволюции. .

На вопрос, верят ли ученые в целом в то, что Вселенная была создана в результате одного сильного события, часто называемого «Большим взрывом», около четырех из десяти (42%) ответили «да», в то время как около половины (52%) ответили, что мнения ученых в целом расходятся. Эта проблема.

Когда дело доходит до изменения климата и эволюции, большинство взрослых считают, что ученые в целом согласны с тем, что Земля становится теплее из-за деятельности человека (57%) или что люди эволюционировали с течением времени (66%), хотя значительная меньшинство считает, что ученые разделены по каждому из них. Восприятие позиции научного сообщества как в отношении изменения климата, так и в отношении эволюции, как правило, связано с индивидуальными взглядами на проблему.

Ученые по-прежнему в целом позитивны, но менее оптимистичны в отношении состояния науки сегодня, чем пять лет назад.

Общие оценки ученых в этой области, хотя и по-прежнему в основном положительные, менее оптимистичны, чем в 2009 году, когда Pew Research провела предыдущий опрос членов AAAS.

Сегодня около половины ученых AAAS (52%) говорят, что сейчас хорошее время для науки, что на 24 процентных пункта меньше, чем три четверти (76%) в 2009 году. состояние своей научной специальности. Но и здесь ученые менее радужны в своих оценках, чем пять лет назад: 62% ученых AAAS говорят, что сейчас хорошее время для их специальности, что на 11 процентных пунктов меньше, чем в 2009 году..

Эти более мрачные оценки встречаются среди ученых AAAS по всем дисциплинам, среди тех, кто занимается как фундаментальными, так и прикладными исследованиями, 5 и среди всех типов работодателей.

Около 59% ученых AAAS считают, что сейчас хорошее или очень хорошее время для начала карьеры по специальности, по сравнению с 67% в 2009 году. сосредоточены на прикладных исследованиях (71% в 2009 г. и 69% сегодня говорят, что это хорошее или очень хорошее время), но среди тех, кто занимается фундаментальными исследованиями, этот показатель ниже на 15 процентных пунктов по сравнению с 63% в 2009 г.до 48% сегодня говорят, что это хорошее или очень хорошее время, чтобы начать карьеру в своей области специализации.

Существует ряд возможных причин менее оптимистичных оценок ученых за этот период, в том числе различные экономические и политические условия, 6 повышенная озабоченность ученых по поводу условий финансирования исследований и, возможно, то, что ученые считают ограниченным воздействием их работа связана с политикой регулирования.

Полностью 83% ученых AAAS сообщают, что получить федеральное финансирование исследований сегодня труднее, чем пять лет назад. Более четырех из десяти говорят то же самое о финансировании промышленности (45%) и финансировании частных фондов (45%) по сравнению с пятью годами ранее. Кроме того, когда их попросили рассмотреть каждую из семи потенциальных проблем как «серьезную проблему для проведения высококачественных исследований сегодня», 88% ученых AAAS ответили, что отсутствие финансирования фундаментальных исследований является серьезной проблемой, значительно более серьезной, чем любая из рассмотрены другие вопросы. 7

У ученых в лучшем случае неоднозначное мнение о влиянии исследовательского предприятия на четыре области государственного регулирования. Большинство ученых AAAS (58%) говорят, что наилучшая научная информация лежит в основе правительственных постановлений о новых лекарствах и методах лечения, по крайней мере, большую часть времени, в то время как около четырех из десяти (41%) говорят, что такая информация определяет правила лишь в некоторых случаях. время или никогда. Мнения о влиянии научной информации на правила безопасности пищевых продуктов более неоднозначны: 46% говорят, что лучшая информация определяет правила всегда или большую часть времени, а чуть большая доля (52%) говорит, что это происходит лишь иногда или никогда. Ученые в значительной степени пессимистичны в отношении того, что лучшая информация определяет правила, когда речь идет о правилах чистого воздуха и воды или правилах землепользования: 72% и 84% соответственно говорят, что это происходит лишь иногда или никогда.

Мнения ученых о влиянии исследований на государственное регулирование в каждой области, как правило, связаны с их взглядами на состояние научной среды в целом.

Например, те, кто видит более частое влияние научных открытий на правила землепользования, также, как правило, более оптимистичны в отношении сегодняшнего состояния науки; 62% считают, что сейчас хорошее время для науки. Для сравнения, те, кто говорит, что лучшая наука определяет правила землепользования, всего или времени или никогда менее позитивны. Половина (50%) этой группы говорит, что сейчас хорошее время, и такая же доля говорит, что это плохое время для науки в целом. Та же картина наблюдается для каждого из четырех типов регулирования, рассмотренных в обзоре. Ученые, которые видят более частое влияние передовой научной информации на регулирование, также чаще говорят, что сейчас хорошее время для науки, по сравнению с учеными, которые менее часто видят влияние передовой научной информации на политические правила.

Путеводитель по отчету
Что такое AAAS?

Американская ассоциация содействия развитию науки (AAAS) является крупнейшим в мире общим научным обществом и, как таковое, охватывает все дисциплины научного сообщества. Основанная в 1848 году, AAAS издает Science, один из самых распространенных рецензируемых научных журналов в мире. Это международная некоммерческая организация, миссия которой в широком смысле определяется как стремление «продвигать науку, технику и инновации во всем мире на благо всех людей».

В оставшейся части этого отчета подробно изложены выводы о взглядах общественности и ученых на темы науки, техники и технологий. В главе 1 кратко излагаются соответствующие исследования Pew Research Center и рассматриваются некоторые ключевые предостережения и проблемы, возникающие при проведении исследований в этой области. В главе 2 рассматриваются общие взгляды на науку и общество, образ США как мирового лидера, предполагаемый вклад науки в общество и взгляды на государственное финансирование научных исследований. В главе 3 рассматриваются взгляды и убеждения по целому ряду вопросов биомедицины и физических наук. Основное внимание в нем уделяется сравнению между общественностью и учеными AAAS, а также охватывает отношение общественности к доступу к экспериментальным лекарствам, биоинженерии искусственных органов, генетическим модификациям и восприятию научного консенсуса. В главе 4 рассматриваются взгляды ученых AAAS на научное предприятие, проблемы и проблемы, стоящие перед научным сообществом, а также проблемы для тех, кто только начинает свою карьеру в науке. Он также включает опыт и основные характеристики ученых AAAS, участвовавших в опросе. В приложениях представлен подробный отчет о методологии, использованной в каждом опросе, а также полная формулировка вопросов и результаты по частоте ответов для каждого вопроса в этом отчете.

Об этом отчете

Этот отчет основан на двух опросах, проведенных исследовательским центром Pew Research Center в сотрудничестве с Американской ассоциацией содействия развитию науки (AAAS). В нем рассматриваются взгляды широкой общественности и ученых на место науки в американской культуре, их взгляды на основные вопросы, связанные с наукой, и роль науки в государственной политике.

Это первый из нескольких отчетов, анализирующих данные этой пары опросов. В этом отчете основное внимание уделяется сравнению взглядов широкой общественности и ученых AAAS в целом. Последующие отчеты, запланированные на конец этого года, будут более подробно анализировать взгляды широкой общественности, особенно по демографическим, религиозным и политическим подгруппам. И некоторые результаты опроса ученых AAAS будут представлены в последующем отчете в середине февраля.

Полевые работы для обоих исследований были проведены Princeton Survey Research Associates International. Связь с членами AAAS, приглашенными для участия в опросе, осуществлялась персоналом AAAS при содействии Princeton Survey Research Associates International; AAAS также покрыла часть расходов, связанных с рассылкой сообщений участникам. Все остальные расходы на проведение пары опросов были покрыты Pew Research Center. Pew Research несет всю ответственность за содержание, структуру и анализ как опроса членов AAAS, так и опроса широкой общественности.

Благодарности

Особая благодарность Жанне Браха и Тиффани Лоуотер из AAAS, которые способствовали взаимодействию между Pew Research и персоналом AAAS для проведения опроса членов, а также Яну Кингу, директору по маркетингу AAAS, а также Элизабет Саттлер и Джулианне Вилга. , который подготовил случайную выборку членов и разослал все контакты с членами AAAS, выбранными для участия. Мы также благодарны команде Princeton Survey Research International, которая руководила сбором данных для двух обследований.

Политика в отношении изменения климата в Соединенных Штатах

PhotoviewPlus/Getty Images

Политические разногласия по вопросам климата выходят далеко за рамки представлений о том, происходит ли изменение климата и играют ли люди определенную роль, согласно новому углубленному исследованию, проведенному Исследовательский центр Пью. Эти разногласия касаются всех аспектов дебатов о климате, вплоть до базового доверия людей к мотивам, которые побуждают ученых-климатологов проводить свои исследования.

В частности, исследование выявило большие политические разногласия во взглядах на потенциальное разрушение экосистем Земли и на то, что можно сделать для устранения любых климатических воздействий. Существуют также серьезные разногласия в том, как сторонники интерпретируют текущие научные дискуссии о климате: левые и правые политики имеют сильно различающиеся представления о современном научном консенсусе, разные уровни доверия к информации, которую они получают от профессиональных исследователей, и разные взгляды на будь то стремление к знаниям или стремление к профессиональному росту, что движет учеными-климатологами в их работе.

В то же время политические разногласия не являются единственным фактором, определяющим взгляды людей на проблемы климата. Уровень озабоченности людей проблемой также имеет значение. 36% американцев, которые более лично обеспокоены проблемой глобального изменения климата, независимо от того, являются ли они республиканцами или демократами, с гораздо большей вероятностью считают науку о климате устоявшейся, верят, что люди играют роль в том, что Земля нагревается. , и возлагать большие надежды на ученых-климатологов.

Когда дело доходит до партийных разногласий, самый большой разрыв в климатической политике и науке о климате наблюдается между теми, кто находится на концах политического спектра. По всем направлениям, от возможных причин до того, кто должен во всем этом разобраться, либеральные демократы и консервативные республиканцы смотрят на вопросы, связанные с климатом, через совершенно разные призмы. Либерал-демократы больше доверяют работе ученых-климатологов (55% говорят, что исследования климата в большинстве случаев отражают наилучшие имеющиеся данные) и их пониманию этого явления (68% говорят, что климатологи очень хорошо понимают, происходит изменение климата или нет). . Возможно, из этого следует, что либеральные демократы гораздо более склонны верить в то, что к нам потенциально приближаются самые разнообразные экологические катастрофы, и что как политика, так и индивидуальные действия могут быть эффективными в предотвращении некоторых из них. Даже республиканцы, которые считают, что Земля нагревается, с гораздо меньшей вероятностью, чем демократы, ожидают серьезного вреда для экосистемы Земли и верят, что любое из шести предложенных индивидуальных и политических действий может иметь большое значение в решении проблемы изменения климата. И большинство консервативных республиканцев считают, что каждое из шести действий по борьбе с изменением климата может иметь лишь небольшое значение.

В этом опросе подробно исследуется, как разные взгляды людей на проблемы климата связаны с их взглядами на ученых-климатологов и их работу. Демократы особенно склонны видеть ученых и их исследования в положительном свете. Республиканцы значительно более скептически относятся к информации, пониманию и результатам исследований ученых-климатологов по вопросам климата. Вот несколько примеров:

  • Семь из десяти либеральных демократов (70%) доверяют ученым-климатологам полную и точную информацию о причинах изменения климата, по сравнению с 15% консервативных республиканцев.
  • Около 54% ​​либеральных демократов говорят, что климатологи очень хорошо понимают причины изменения климата. Это сопоставимо только с 11% среди консервативных республиканцев и 19% среди умеренных/либеральных республиканцев.
  • Либерал-демократы в большей степени, чем любая другая партия/идеологическая группа, считают, что ученые-климатологи широко распространены в отношении причин потепления. Только 16% консервативных республиканцев говорят, что с этим согласны почти все ученые, по сравнению с 55% либеральных демократов.
  • Достоверность исследований климата также тесно связана с политическими взглядами американцев. Около 55% либеральных демократов говорят, что исследования климата в большинстве случаев отражают наилучшие имеющиеся данные, а 39% говорят, что иногда. Напротив, 9% консервативных республиканцев говорят, что это происходит большую часть времени, а 54% говорят, что это происходит время от времени.
  • С другой стороны, консервативные республиканцы более склонны считать, что на результаты климатических исследований большую часть времени влияет желание ученых продвинуться по карьерной лестнице (57%) или их собственные политические пристрастия (54%). Небольшое меньшинство либеральных демократов говорит, что большую часть времени имеет место любое влияние (16% и 11% соответственно).

В то время как либеральные демократы высоко оценивают понимание учеными-климатологами того, имеет ли место изменение климата, даже среди этой группы меньшее число людей дает однозначно положительные оценки, когда речь идет о понимании учеными способов решения проблемы изменения климата. Меньшинства всех политических групп говорят, что ученые-климатологи «очень хорошо понимают, как бороться с изменением климата».

Несмотря на некоторый скептицизм в отношении ученых-климатологов и их мотивов, большинство американцев среди всех партийных/идеологических групп говорят, что ученые-климатологи должны играть хотя бы незначительную роль в политических решениях по вопросам климата. Более трех четвертей демократов и большинство республиканцев (69% среди умеренных или либеральных республиканцев и 48% консервативных республиканцев) считают, что ученые-климатологи должны играть важную роль в принятии политических решений, связанных с климатом. Мало кто из обеих партий считает, что ученые-климатологи не должны участвовать в принятии политических решений.

В той мере, в какой между американцами существуют политические разногласия по этим вопросам, эти разногласия в основном сконцентрированы, когда речь идет об их взглядах на ученых-климатологов как таковых, а не на ученых в целом. Большинство всех политических групп сообщают о достаточной степени уверенности в том, что ученые в целом действуют в интересах общества. И в той мере, в какой республиканцы лично обеспокоены проблемами климата, они, как правило, более позитивно относятся к исследованиям климата.

Либеральные демократы особенно склонны верить в то, что вред от изменения климата вероятен и что как политика, так и индивидуальные действия могут быть эффективными в борьбе с изменением климата. Среди политических разногласий, какие действия могут повлиять на решение проблемы изменения климата:

  • Ограничения выбросов электростанций – 76% либеральных демократов говорят, что это может иметь большое значение, в то время как 29% консервативных республиканцев говорят то же самое, разница в 47 процентных пунктов.
  • Международное соглашение об ограничении выбросов углерода — 71% либеральных демократов и 27% консервативных республиканцев говорят, что это может иметь большое значение, разрыв составляет 44 процентных пункта.
  • Ужесточение стандартов топливной эффективности для легковых и грузовых автомобилей – 67% либеральных демократов и 27% консервативных республиканцев говорят, что это может иметь большое значение, разница составляет 40 процентных пунктов.
  • Корпоративные налоговые льготы, побуждающие предприятия сокращать «углеродный след» своей деятельности — 67% либеральных демократов говорят, что это может иметь большое значение, в то время как 23% консервативных республиканцев согласны с разницей в 44 процентных пункта.
  • Больше людей ездят на гибридных и электрических транспортных средствах — 56% либеральных демократов говорят, что это может иметь большое значение, в то время как 23% консервативных республиканцев считают, что разница составляет 33 процентных пункта.
  • Индивидуальные усилия людей по сокращению своего «углеродного следа» в повседневной жизни — 52% либеральных демократов говорят, что это может иметь большое значение по сравнению с 21% консервативных республиканцев, разница составляет 31 процентный пункт.

Во всех этих возможных действиях по уменьшению изменения климата умеренные/либеральные республиканцы и умеренные/консервативные демократы занимают промежуточное положение между теми, кто придерживается идеологических позиций той или иной партии.

Ставки в дебатах о климате кажутся либеральным демократам особенно высокими, потому что они особенно склонны полагать, что изменение климата нанесет вред окружающей среде. В этой группе примерно шесть из десяти говорят, что изменение климата, скорее всего, вызовет новые засухи, более сильные штормы, нанесет вред животным и растениям, а также нанесет ущерб береговой линии из-за повышения уровня моря. Напротив, не более двух из десяти консервативных республиканцев считают любой из этих потенциальных вредов «весьма вероятным»; около половины говорят, что каждый из них либо «не слишком», либо «совсем не может» произойти.

Одна вещь, которая не оказывает сильного влияния на мнение о климате, как ни странно, это уровень общей научной грамотности. Согласно опросу, влияние более высоких, средних или более низких баллов по индексу научных знаний из девяти пунктов, как правило, скромно и лишь иногда связано со взглядами людей на изменение климата и ученых-климатологов, особенно по сравнению с партией, идеологией. и забота о проблеме. Но роль научных знаний в представлениях людей о климате различна, а там, где возникает взаимосвязь, она сложна. В той мере, в какой научные знания влияют на суждения людей, связанные с изменением климата, и на доверие к ученым-климатологам, это происходит среди демократов, но не среди республиканцев. Например, демократы с высокими научными знаниями особенно склонны полагать, что Земля нагревается из-за деятельности человека, считают, что ученые имеют четкое представление об изменении климата, и доверяют информации ученых-климатологов о причинах изменения климата. Но республиканцы с более высокими научными знаниями не более и не менее склонны придерживаться этих убеждений. Таким образом, политическая ориентация людей также имеет тенденцию влиять на то, как знания о науке влияют на их суждения и убеждения в вопросах климата и на их доверие к ученым-климатологам.

Вот некоторые из основных результатов нового опроса Pew Research Center. Большинство выводов в этом отчете основаны на общенациональном репрезентативном опросе 1534 взрослых американцев, проведенном с 10 мая по 6 июня 2016 года. Погрешность выборки для полной выборки составляет плюс-минус 4 процентных пункта.

Другие важные выводы:

Общественность, заинтересованная в изменении климата

Около 36% американцев глубоко обеспокоены проблемами климата, заявив, что лично их очень волнует проблема глобального изменения климата. Эта группа состоит в основном из демократов (72%), но примерно четверть (24%) составляют республиканцы. Около 55% составляют женщины, что делает эту группу немного более женской, чем население в целом. Но они происходят из разных возрастных и образовательных групп и из всех регионов страны.

Существуют большие различия во взглядах на проблемы климата и ученых-климатологов между этой более заинтересованной общественностью и другими американцами, как среди демократов, так и среди республиканцев. Действительно, выражение заботы людьми сильно коррелирует с их взглядами, отделенными от их партийной и идеологической принадлежности.

Большинство, но не все, среди тех, кто более лично обеспокоен проблемами климата, говорят, что потепление Земли связано с деятельностью человека. Они в значительной степени пессимистично относятся к изменению климата, говоря, что оно нанесет целый ряд вреда экосистемам Земли. В то же время эта более обеспокоенная общественность с оптимизмом смотрит на усилия по борьбе с изменением климата. Большинство в этой группе говорят, что каждое из шести различных личных и политических действий, о которых спрашивали, может быть эффективным в решении проблемы изменения климата.

Кроме того, те, кто глубоко обеспокоен проблемами климата, гораздо более склонны положительно относиться к ученым-климатологам и их работе. Эта группа с большей вероятностью, чем другие, считает, что ученые разбираются в проблемах климата. Две трети (67%) этой более заинтересованной в климате общественности во многом доверяют ученым-климатологам в предоставлении полной и точной информации о причинах изменения климата; это сопоставимо с 33% тех, кого немного волнует, и 9% тех, кто мало беспокоится о проблеме изменения климата. Около половины тех, кто глубоко обеспокоен этой проблемой (51%), говорят, что на выводы климатологов влияют наилучшие доступные данные «большую часть времени». Точно так же те, кто глубоко обеспокоен проблемами климата, менее склонны думать, что на исследования климата часто влияют другие соображения, помимо фактических данных, такие как карьерные интересы ученых или политические взгляды.

Мнения людей об ученых-климатологах, а также их представления о возможных последствиях изменения климата и эффективных способах борьбы с ними объясняются, в частности, их политической ориентацией и личным беспокойством по поводу проблемы изменения климата. Во взглядах людей на эти вопросы нет устойчивых различий или есть лишь незначительные различия по другим факторам, включая пол, возраст, образование и общие знания людей по научным темам.

Освещение климата в СМИ

Американцы расходятся во мнениях относительно освещения в средствах массовой информации проблемы изменения климата. Около 47% взрослых американцев говорят, что СМИ хорошо освещают глобальное изменение климата, а 51% говорят, что они плохо справляются с этой задачей. Однако 58% людей, очень внимательно следящих за климатическими новостями, говорят, что средства массовой информации делают хорошую работу. Консервативные республиканцы выделяются более негативным отношением к освещению новостей об изменении климата.

Публичные рейтинги СМИ могут быть связаны с мнениями о разнообразии освещения в новостях. В целом 35% американцев говорят, что СМИ преувеличивают угрозу изменения климата, примерно такая же доля (42%) говорит, что СМИ не воспринимают угрозу достаточно серьезно; двое из десяти (20%) говорят, что СМИ правы в своих сообщениях. Взгляды людей на это тесно связаны с политическими разногласиями; 72% консервативных республиканцев говорят, что СМИ преувеличивают угрозу изменения климата, а 64% либеральных демократов говорят, что СМИ недостаточно серьезно относятся к угрозе изменения климата.

Уверенность в том, что ученые и другие группы действуют в интересах общества

Хотя опрос показывает, что относительно большая доля американцев относится к ученым-климатологам со скептицизмом, ученые в целом, и в частности ученые-медики, считаются относительно заслуживающими доверия широкой общественности. На вопрос о широком круге лидеров и учреждений военные, ученые-медики и ученые в целом получили наибольшее количество голосов доверия, когда речь идет о действиях в интересах общества.

С другой стороны, большинство населения не доверяет средствам массовой информации, бизнес-лидерам и избранным должностным лицам. Общественное доверие к руководителям школ K-12 и религиозным лидерам, которые действуют в интересах общества, находится посередине.

Полностью 79% американцев выражают большую (33%) или значительную (46%) уверенность в том, что военные действуют в интересах общества. Относительно высокое уважение к вооруженным силам по сравнению с другими учреждениями согласуется с опросом Pew Research Center 2013 года, который показал, что 78% населения заявили, что военные вносят «большой вклад» в «благополучие общества».

Большинство американцев также в достаточной степени доверяют ученым-медикам и ученым, которые действуют в интересах общества. Около 84% взрослых американцев доверяют ученым-медикам; 24% говорят, что они очень доверяют, а шесть из десяти (60%) достаточно уверены в том, что ученые-медики действуют в интересах общества. Три четверти американцев (76%) либо очень (21%), либо изрядно (55%) доверяют ученым в целом, чтобы они действовали в интересах общества. Уверенность в обеих группах примерно одинакова или лишь незначительно различается между партийными и идеологическими группами.

Доверие к средствам массовой информации, бизнес-лидерам и выборным должностным лицам значительно ниже; общественное мнение о школе и религиозных лидерах находится посередине.

Люди в обеих политических партиях выражают глубокое недоверие к выборным должностным лицам, в соответствии с предыдущими исследованиями Pew Research Center, показавшими почти рекордно низкий уровень доверия к правительству. Всего 3% американцев говорят, что они «очень доверяют» выборным должностным лицам, которые действуют в интересах общества; ниже, чем в любой из семи рейтинговых групп. Около 72% американцев сообщают о том, что они не слишком доверяют избранным должностным лицам или не доверяют им в том, что они будут действовать в интересах общества.

Мощная двухпартийная поддержка расширения производства солнечной и ветровой энергии

Одним из точек единства в разделенном ландшафте экологической политики является то, что подавляющее большинство американцев поддерживают концепцию расширения использования как солнечной, так и ветровой энергии. Общественность разделилась более тесно, когда речь заходит о расширении использования ископаемых видов топлива, таких как добыча угля, морское бурение на нефть и газ и гидроразрыв пласта для добычи нефти и природного газа. Хотя существуют существенные партийные и идеологические разногласия по поводу увеличения использования ископаемого топлива и источников ядерной энергии, подавляющее большинство всех политических групп поддерживают увеличение производства солнечной и ветровой энергии.

Эти модели в целом согласуются с прошлыми выводами Центра о том, что изменение климата и вопросы энергетики на ископаемом топливе тесно связаны с партией и идеологией, но политические разногласия имеют гораздо более скромную связь или вообще не связаны с общественным отношением к множеству других связанных с наукой тем. .

Бум для домашней солнечной энергии впереди?

Около 41% американцев заявили, что серьезно рассматривают возможность установки солнечных батарей дома (включая 4%, которые сообщили, что они уже сделали это). Их причины включают как экономию средств, так и помощь окружающей среде. Аналогичная доля домовладельцев (44%) либо установили солнечные батареи (4%), либо серьезно задумались об этом (40%). Западные жители и молодые люди (в возрасте от 18 до 49 лет)) особенно часто говорят, что рассматривали возможность установки солнечных батарей дома или уже установили их. Две трети домовладельцев на Западе рассматривали или устанавливали солнечные батареи, по сравнению с 35% домовладельцев на Юге, 40% на Среднем Западе и 38% на Северо-Востоке.

Каждый пятый американец стремится к защите окружающей среды каждый день; их взгляды на политику и изменение климата отражают мнение населения США

В то время как большинство американцев проявляют некоторую заботу об окружающей среде, гораздо меньшая часть говорит, что они всегда стараются жить так, чтобы помочь окружающей среде. Три четверти американцев (75%) говорят, что они «особенно озабочены защитой окружающей среды» в своей повседневной жизни. Но только двое из десяти (20%) описывают себя как тех, кто прилагает усилия, чтобы жить таким образом, чтобы защищать окружающую среду «все время». Большинство (63%) говорят, что иногда делают это, и только 17% не делают этого вообще или делают это не слишком часто.

Хотя среди этой группы «повседневных защитников окружающей среды» больше людей, глубоко озабоченных климатическими проблемами, их представления о причинах изменения климата близки к представлениям населения в целом. Кроме того, эта группа экологически сознательных американцев состоит как из республиканцев (41%), так и из демократов (53%), что близко к общему количеству населения.

Насколько реальное поведение американцев, которые постоянно заботятся об окружающей среде, отличается от остального населения? Когда дело доходит до списка потенциальных видов деятельности, охватываемых опросником Pew Research Center, ответ «не очень». Да, те, кто описывает себя как всегда пытающихся защитить окружающую среду, немного чаще делают такие вещи, как приносят свои собственные многоразовые сумки для покупок в продуктовый магазин, чтобы помочь окружающей среде, но большинство делает это лишь иногда, в лучшем случае. Они с большей вероятностью купят чистящее средство, потому что его ингредиенты будут лучше для окружающей среды, но опять же, большинство делает это не чаще, чем иногда. Они с большей вероятностью работали в день уборки в парке (23% против 11% других взрослых), но не чаще ухаживали за насаждениями в общественном месте. И они не чаще, чем другие американцы, сокращают и повторно используют дома путем компостирования, установки дождевой бочки или выращивания собственных овощей. Экологически сознательные американцы также не чаще, чем другие люди, проводили хобби и свободное время в походах, кемпингах, охоте или рыбалке в прошлом году.

Однако есть один способ, которым экологически сознательные американцы выделяются своим отношением. Их гораздо больше беспокоит, когда других людей тратят энергию, оставляя свет включенным или не перерабатывая должным образом.

Большинство американцев, стремящихся защитить окружающую среду, говорят, что их «очень беспокоит», когда они видят, как другие люди оставляют свет и электронные устройства включенными (62%), или выбрасывают вещи, которые можно было бы переработать ( 61%). И значительное меньшинство экологически сознательных американцев очень обеспокоены тем, что люди неправильно кладут мусор в мусорные баки (42%) или люди ездят по местам, которые находятся достаточно близко, чтобы ходить (34%). Наименее утомительное поведение — питье воды из одноразовой бутылки; 23% экологически сознательных американцев говорят, что это их сильно беспокоит, по сравнению с 12% среди тех, кто менее сосредоточен на повседневных заботах об окружающей среде.

002011291cov.indd

%PDF-1.3 % 1 0 объект >]/Pages 3 0 R/QITE_DocInfo 51 0 R/StructTreeRoot 71 0 R/Type/Catalog/ViewerPreferences>>> эндообъект 50 0 объект >/Шрифт>>>/Поля[]>> эндообъект 2 0 объект >поток 2011-04-27T10:55:08+02:002011-04-29T16:42:48+02:002011-04-29T16:42:48+02:00Adobe InDesign CS5 (7.0.3)

  • 1JPEG256256/9j/4AAQSkZJRgIABAgEAB /7QAsUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNA+0AAAAAABAASAAAAAAEA AQBIAAAAAQAB/+4AE0Fkb2JlAGSAAAAAAAQUAAgAg/9SAHAAMCAGICAGMCAgMEAsLCxAUDg0NDhQY EhMTExIYFBIUFBQUEhQUGx4eHhsUJCcnJyckMjU1NTI7Ozs7Ozs7Ozs7AQ0LCxAOECIYGCIyKCEo MjsyMjIyOzs7Ozs7Ozs7Ozs7Ozs7OztAQEBAQDtAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQED/wAARCAC1 AQADAREAAhEBAxEB/8QBQgAAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAwABAgQFBgcICQoLAQABBQEBAQEBAQAA AAAAAAABAAIDBAUGBwgJCgsQAAEEAQMCBAIFBwYIBQMMMwEAAhEDBCESMQVBUWETInGBMgYUkaGx QiMkFVLBYjM0coLRQwclklPw4fFjczUWorKDJkSTVGRFwqN0NhfSVeJl8rOEw9N14/NGJ5SkhbSV xNTk9KW1xdXl9VZmdoaWprbG1ub2N0dXZ3eHl6e3x9fn9xEAAgIBAgQEAwQFBgcHBgI7AQACEQMh MRIEQVFhcSITBTKBkRShsUIjwVLR8DMkYuFygpJDUxVjczTxJQYWorKDByY1wtJEk1SjF2RFVTZ0 ZeLys4TD03Xj80aUpIW0lcTU5PSltcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9ic3R1dnd4eXp7fh2+f3/9oАДАМБ AAIRAxEAPwDLW05CklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKS UpJSklKSUpJSklKSUpJSzvon4FApCf7Dm/8Ace3/ADHf3Icce6eGXZX2HN/7j2/5jv7kuOPdXDLs r7Dm/wDce3/Md/clxx7q4ZdlfYc3/uPb/mO/US4491cMuyvsOb/3Ht/zHf3Jcce6uGXZX2HN/wC4 9v8AmO/US4491cMuyvsOb/3Ht/zHf3Jcce6uGXZX2HN/7j2/5jv7kuOPdXDLsr7Dm/8Ace3/ADHf 3Jcce6uGXZ9J/wCZv1b/AO4f/gtv/pRZv3rL3b/3bh3V/wAzfq3/ANw//Bbf/SiX3rL3V92x9lf8 zfq3/wBw/wDwW3/0ol96y91fdsfZX/M36t/9w/8AwW3/ANKJfesvdX3bh3V/zN+rf/cP/wAFt/8A SiX3rL3V92x9lf8AM36t/wDcP/wW3/0ol96y91fdsfZX/M36t/8AcP8A8Ft/9KJfesvdX3bh3V/z N+rf/cP/AMFt/wDSiX3rL3V92x9lf8zfq3/3D/8ABbf/AEol96y91fdsfZX/ADN+rf8A3D/8Ft/9 KJfesvdX3bh3V/zN+rf/AHD/APBbf/SiX3rL3V92x9lf8zfq3/3D/wDBbf8A0ol96y91fdsfZX/M 36t/9w//AAW3/wBKJfesvdX3bh3RZX1Q+rteLdYzEhzK3OafUt0IBI/widHmcpI1UeXx1s+d/Yc3 /uPb/mO/uWhxx7tDhl2V9hzf+49v+Y7+5Ljj3Vwy7K+w5v8A3Ht/zHf3Jcce6uGXZX2HN/7j2/5j v7kuOPdXDLsr7Dm/9x7f8x39yXHHurhl2V9hzf8AuPb/AJjv7kuOPdXDLsr7Dm/9x7f8x39yXHHu rhl2V9hzf+49v+Y7+5Ljj3Vwy7LPwswMcTRAAAfzHf3JGce6hGXZ9кВтO6qklKSUpJSklKSUpJSkl KSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSHM/ol//Fv/AOpK SkySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKRHKxgSDbWNCC4f3pKV9rxf8ATV/5 w/vSUr7Xi/6av/OH96Slfa8X/TV/5w/vSUr7Xi/6av8Azh/ekpX2vF/01f8And+9JS7L6LDtrsY8 8w1wJ/BJSRJSklKSUpJSklKSUpJSHM/ol/8Axb/+pKSkySnHf9Wcax7nnKywXEmBYIE+HsSUx/5r Yv8A3LzP+3B/5BJSv+a2L/3LzP8Atwf+QSUr/mti/wDcvM/7cH/kElK/5rYv/cvM/wC3B/5BJTrY 9LcaiuhrnPFbQ0OeZcY8TokpIkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpx7fqt0m619z22brHFzof3JkpK Y/8ANLo/7tn+eUlK/wCaXR/3bP8APKSlf80uj/u2f55SUr/ml0f92z/PKSlf80uj/u2f55SU2cDo PT+m3/amUPDy0t9zpEGP7klOikpSSlJKUkpSSlJKUkpDmf0S/wD4t/8A1JSUmSU8PkVW+vZ7OofT d9EGOeySmHpW/udR+4pKV6Vv7nUfuKSlelb+51H7ikpXpW/udR+4pKV6Vv7nUfuKSlelb+51H7ik pXpW/udR+4pKbnTekv6g97HW5unsAM26Az2CSnQ/5qf938j7/wDakp0+mdP/AGbjuo9Z9+55fus5 Ehoj8ElNxJSklKSUpJSklPMW531tFrxXjywOIadg4nTukpj9v+uH/cf/AKA/vSUr7f8AXD/up/0B /ekpX2/64f8Acf8A6A/vSUr7f9cP+4//AEB/ekpX2/64f9x/+gP70lK+3/XD/up/ANAf3pKV9v8A правая/3H/6A/vSUr7f9cP8AuP8A9Af3pKV9v+uH/cf/AKA/vSUr7f8AXD/up/0B/ekpX2/64f8Acf8A 6A/vSUr7f9cP+4//AEB/ekpLiZv1qflUtyKNtLrGiw7AIYSN3fwSU72Z/RL/APi3/wDUlJSZJThW fVPGssdYcm8F5LoBEamfBJTH/mhi/wDcrI+8f+RSUr/mhi/9ysj7x/5FJSv+aGL/ANysj7x/5FJS v+aGL/3KyPvH/kUlK/5oYv8A3KyPvH/kUlk/5oYv/crI+8f+RSUr/mhi/wDcrI+8f+RSUr/mhi/9 ysj7x/5FJSv+aGL/ANysj7x/5FJTsYWK3Cxa8VjnPbWCA53Jkk6/ekpOkpSSlJKUkpSSnhcjG6cc i0u6ttJe6W+jaY14SUj+y9N/8t//AAG1JSvsvTf/AC3/APABUlK+y9N/8t//AAG1JSvsvTf/AC3/ APABulK+y9N/8t//AAG1JSvsvTf/AC3/APABUlK+y9N/8t//AAG1JSvsvTf/AC3/APABUlK+y9N/ 8t//AAG1JSvsvTf/AC3/APABULO/0vrfRen4NWI/N9V1e6X+nYJ3Oc790+KSm1/zn6H/ANyf/A7P /IJKXh2m6G4hoydToP0dn/kElN7M/ol//Fv/AOpKSkySnnbfrS+ux9eyj2uLdbHTof8Ai0lMf+dj /wBzH/7dd/6SSUr/AJ2P/cx/+3Xf+kklK/52P/cx/wDt13/pJJSv+dj/ANzH/wC3Xf8ApJJSv+dj /wBzH/7dd/6SSUr/AJ2P/cx/+3Xf+kklK/52P/cx/wDt13/pJJSv+dj/ANzH/wC3Xf8ApJJSv+dj /wBzH/7dd/6SSUr/AJ2P/cx/+3Xf+kklK/52P/cx/wDt13/pJJTOj61sda1t4orrJ9zmvc4gfD0w kp6AEOAI4OoSUukpSSnCs6d9UnWONj6N5JLpyCDM66eqkpj+zfqf+/j/APsSf/SqSk1PQPq3ksL8 eplzQdpdXc9wnwlth8UlJP8Amx0P/uN/4JZ/5NJSv+bHQ/8AuN/4JZ/5NJSv+bHQ/wDuN/4JZ/5N JSv+bHQ/+43/AIJZ/wCTSUr/AJsdD/7jf+CWf+TSUr/mx0P/ALjf+CWf+TSUr/mx0P8A7jf+CWf+ ТСУр/mx0P/uN/wCCWf8Ak0lK/wCbHQ/+43/gln/k0lK/5sdD/wC43/gln/k0lLj6s9DaQ4Y2o1H6 Sz/yaSm9mf0S/wD4t/8A1JSUmSU8Zfl3C+wDMtEPdoLsgRr5UpKYfbL/APuZd/29k/8ApBJSvtl/ /cy7/t7J/wDSCSlfbL/+5l3/AG9k/wDpBJSvtl//AHMu/wC3sn/0gkpX2y//ALmXf9vZP/pBJSvt л/8А3Му/7эйф/СКСлфбЛ/вДуЗд/29k/+kElK+2X/APcy7/t7J/8ASCSlfbL/APuZd/29k/8ApBJS vtl//cy7/t7J/wDSCSlfbL/+5l3/AG9k/wDpBJSvtl//AHMu/wC3sn/0gkp1OgvZkZH6TLyh3slz a/UtcwtiDu9Stg7pKeiSUpJTnO+r3RnuL3YzS5xJJ3O5P9pJS3/Nzov/AHFb/nO/8kkpt4mFi4FZ pxKxUxztxAJOpAE6k+CSk6SlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKQ5n9Ev/wCLf/1JSUmSU81azoXq v3vzd24zHqxM9vakpjs6B/pM3/wb/wAikpWzoH+kzf8Awb/yKSlbOgf6TN/8G/8AIpKVs6B/pM3/ АМГ/8ikpWzoH+kzf/Bv/ACKSlbOgf6TN/wDBv/IpKVs6B/pM3/wb/wAikpWzoH+kzf8Awb/yKSnR x+s9MxqWUV+uWsEAuqsJ+Z2pKSf84On/APDf9s2f+RSUr/nB0/8A4b/tmz/yKSlf84On/wDDf9с2 f+RSU2sPNozmOso3Q07TvaWGeeHAJKbCSlJKa/2/BBg5FU/12/3pKV9vwf8AuRV/nt/vSUxs6p0y oTbl0MB0l1jB+VySqtdvUunPbvZlUOb+8LGkflSSQQv+0MD/ALk0/wDbjf70kK/aGB/3Jp/7cb/e kpX7QwP+5NP/AG43+9JSv2hgf9yaf+3G/wB6SlftHp//AHJp/wC3G/3pKXbm4b5LL6nRzD2n+KSl /tmIeL6/89v96Sl/tWL/AKav/OH96Slfasb/AE1f+cP70lMTnYQJByKpHI3t/vRo0q0WdmYbcS7d fWJrfEvaJ0PmgpuJKeKvx7DfYfQn3u19PK8fJ8JKR/Zrf+4//geV/wCTSUr7Nb/3H/8AA8r/AMmk pX2a3/up/wCB5X/k0lK+zW/9x/8AwPK/8mkpX2a3/up/AOB5X/k0lK+zW/8Acf8A8Dyv/JpKV9mt /wC4/wD4Hlf+TSUr7Nb/ANx//A8r/wAmkpX2a3/up/4Hlf8Ak0lK+zW/9х//ААПК/wDJpKV9mt/7 j/8AgeV/5NJSvs1v/cf/AMDyv/JpKep6NmW5WOWXsLLKoH82+tpB+jHqanjVJToJKUkp8v8AVabX tcQHBxMHmJSVTNrmkwCJPaUkWHN67iXZTKcehu+y25lbWwTJdLe3xStcHXxvq11fpvS7GX0tJaXO LaniwgGDwIKCjV6NXSAkhefBJSiUlOd1nOdiYpZS8NybiGUjl2phzw3vtGqW2qgLLT6WOq4u5uZk euHe5s6ls/yk0TEtl8oGLuYrrLKzJadS2SCTEeTgnArDs22PyGgWAAAaANrB/K5FQTNdf3vd/mMC SGlf1vAptsovy791TjXYGM0DvD2sKKaKWl2PkenZjvc8XPa57nfSho0DhtbCXESKRSLr+SGVw6SG tkganVIpAt9OQU8PkYjDfYfsjjL3a+jeZ18rklMPsbP+4bv+2b//AEukpX2Nn/cN3/bN/wD6XSUr 7Gz/ALhu/wC2b/8A0ukpX2Nn/cN3/bN//pdJSvsbP+4bv+2b/wD0ukpX2Nn/AHDd/wBs3/8ApdJS vsbP+4bv+2b/AP0ukpX2Nn/cN3/bN/8A6XSUr7Gz/uG7/tm//wBLpKV9jZ/3Dd/2zf8A+l0lK+xs /wC4bv8Atm//ANLpKZVYlasYbsJ5rDhvDabwS2dY/TJKeo6LVgV0WHAxrcZjne5twcCSByN7nJKd FJSklPhObf1GnIuur3w4umHN+iDrOvEpAhR1FMcfMzLK7HeoW7ImdpBMAhHdaIgPZYXUsDplQys zIbRc9oZU9+og/SM6/CUAuZjrlptJLy5sEb2nSexCSmXUMeq3Frz64DiQy4cSY+kB+VBTnARwkpY kJKb9PS8DLxjXbSx117SG2uHvDmglu08iJ7J/CKRZt5/qXTj0zJbQ2xztlLAZ/OLhJcmUAuJJdvD xKMTpDM7MyasanbuLrjtEuLg1s+J2lJVN/A6ZkdSoGVghltR1Dg8a/BG0Ulf0jqdZIdjPMfuw7/q SUkU0X9Noe59luI1zp97zXrP8p0JK1YYVFddjzUwMbvdAHHZoSpTm9UeLsksIloJ0PHtBRKYkh9Y QU8PkUVG+w+g4+92voA9/wDwyElMPs9X+gd/2wP/AHpSUr7PV/oHf9sD/wB6UlK+z1f6B3/bA/8A elJSvs9X+gd/2wP/AHpSUr7PV/oHf9sD/wB6Ulk+z1f6B3/bA/8AelJSvs9X+gd/2wP/AHpSUr7P V/oHf9sD/wB6UlK+z1f6B3/bA/8AelJSvs9X+gd/2wP/AHpSUr7PV/oHf9sD/wB6UlK+z1f6B3/b A/8AelJTv9BzseuuvpzaLa3EuJeWtYwkyf8ASvPCSncSUpJT4Vj49VmU5uW9wqY6wva1+3WSG9il 0UU3UelerhOr6O9/qA7rWvfrYwiI3bWxB1SvVVJumfVTGqrFvU3Oyby2GtDiGVNI4Z5pE2pYVu6N a7Escbqfa5m0HcAfzS3hGMDS2eUW9H0uqjJpdbnPc2R7Kmu+j/efFScApgOU25b8oDqGT0/a4Oxw 2xthgtfW/wCg4QopCi2Iy4gkaS75oJdzHDgMd8QAHCPMRr9ykKHH+tYcOqY5Ovr47DHmJamSSHC+ v+S6zLxOm1OD6MHHDrGN122ABpc/t30RARYes/xQ4+didIy8zJPp4GRYDjMd3c2W2PaOwOnxTSdV wD3772MYHE6lK1U8lm5Ro6k5x99b531lxDXA+MIqR5OaMimt7WittbHFrZmASSBPkiEF5W9xc57w YPu1+KCn2BJTyN3T803WEYriC4kH7JSe/ibUlMP2dm/9xXf+wdP/AKVSUr9nZv8A3Fd/7B0/+lUl K/Z2b/3Fd/7B0/8ApVJSv2dm/wDcV3/sHT/6VSUr9nZv/cV3/sHT/wClUlK/Z2b/ANxXf+wdP/pV JSv2dm/9xXf+wdP/AKVSUr9nZv8A3Fd/7B0/+lUlK/Z2b/3Fd/7B0/8ApVJSv2dm/wDcV3/sHT/6 VSUr9nZv/cV3/sHT/wClUlK/Z2b/ANxXf+wdP/pVJTd6N0+9ucyy+j02sBcC7Grr14EOZY490lPS JKUkp8Q/andbrOnMw/dlOc11pfuMSST9EeCRNoEadf6vVYzMh+N6UOvaGtA11bJ1+SCrdKy1mO6x zhDWO27nQANY4mRW5J8A8XnfWGVkW5RO9odDdIkjyU7WLp4OdUQamVkA/wCEcddEioNHORPdv6iC 4XUuNftdALCZ2uHxUOUWz4T0S4myx9e0TuIjlMjEWyu3XlMrDsfd7pJaDPfQqQn1IrR5v6z3szfr VgPqsLHMd6FlipDave0+W6UBqaVI1G3WxrK2usubVX6tsG15aCXEdjM8Keg0iS9B0rrFTsavF2sZ 6RAFcBrQD3EQIlRTxjds4M1aSdp9t1zNwayHEtbtduI28meFFWrPfZweo45h2pBa/gNOup80CVOf lO+z4Ow/S2hp+PdPGyxwrD7HfAoKfYkkqSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSU/ PV+W6/Msex3pOY5wsc0xpJkjwnukp6DpF3Un4NGRVjm/e94FlcbwxpEbjI8e6MJxBIYssJGktruq dQD6rLaRU4w88ER/VlS8cejH7U+qP7F9hrNTXTW2Xb3kNJHjt8E4LJb6Iv2hVWCahspaAN7tTPYC PxQKQxyq8unEeywjbY5oB/NJJ3SCmzFhkxh2LdN6pTiXY5y2ubW8yx4giDLQ6BrEqOOkmc7Owep9KdW6wZNRe0Fw90HQeDoUhFFY8d1LJnrLep1DcbMlrmPGu4N21kJl6riLD01tV7g6umslpBaDPAPJ +JlWC0g0ndTPR8yug3enaGBzCTJ4hzXf3JhlS8QJFvX9FzMrqcZHS+oMpoEfa67Kt7ge764O4Txq IUU5XuGxDGOHQ6ujm5WQ7HcwuNrTDWFrQ6P5RI4CfLhMfFEIyB1Lz3WHwG1+cqNe5L/oO+BQU+xp JUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkp8qdTgUXvNeFjTuJJczfrPg4kJSjSgXRD bmUttwaWMqoqD7gwQAXy4na3t+RMedfNRKBwzr8az7PRRU3T2iAXk66OA581YjiIYJzBeeuzXSWG ZYZ2NkuYe5H8U6ixjVBYanuZc+9r2AxsYyIJ7mY1RqlIfrBmF+FQwbm+nYBW1wgDbo6PHRMmyYhq 1cOoml2Y5xLKmljA7mBp90qOPzBmOzX9NmZe8WAENYNo8JP+xGZ1RFhSy05tFbnhppJexzho0AzJ 8dUo6oyy4YvXnq9YbtBNZAAAsMbj47gpyQ04kScnqh3S+pzbmMe6x0ue3k/PyTTTLGwdHJoyczpt ofj2vDWn2Okgj+0FEQ2Im3rfqx17I6nkPxrHTtYXvnQ6aA6aJoFL7bHU7PUyD5JFa0X/AED5gpKf ZEkqSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSU+RX5LDc8CBDnD8UjK1U6/RcwHF6nWW vAqrqElpDXepP0Xd+dUoayC2exaDcmyzFqpc7awAF2sEgGBJVsbNeW7nZTsRmxuQ4eoNzgSYeBPt 41lNJAQAS5ruq4jbduOXPeQYLxtb/nu0TDMLxiLm3DO6pkVVlvq3EkVV1ndtaY+keIkalRykzRiA 9I/ONjemsw6LGNsaB6jnglrjy7jiSmA0bSQ5eP8AV3LGS52a0VNGtdtFvcdi2O6Jlagrq2FWyk1b 21utBa1x8BqR80o6LT8waPUC72VB0FrGye8CFJJgwAWT4oa7h6ldDSWtcWhsd5Q4gBbPGBkadbqG Ky5rKW76qmahzYIcfHUKsebMujoR+HRH6Wqf6rYuThdVtBfDH0EhwEB0OEBwPgnwyCY0a+bBLEAL pZYBudvhxB5hPtiQPj0z8Ckh9mSSpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJTgu+pH 1edY+11Dy6xxe4+o/lxk/nJKbTPq30mvGdiNrcKnRI3u/N41lIaG1EW1j9S+gluz0rANOLH9vmn+ 5JZ7cWpZ/i2+qVljrnY1nqOMl4vtDvv3ym2V9MD/AIsPqcfpYth/6/aPyPCVqb+J9S/q7g1+ni4v птPMPcSfi4uJKbSk/wDzY6Px6Tv89396VKYu+qnRHCDS7/Pd/elSmu/6kfV2x291D5iNLH8f5yPR bwi7a9v+Lj6p3P32Yzy7xF1g/wC/IkkqjCMdlV/4uPqjW8WNw3bxw42PJEeHuTZDiGq+EuA6J6/q N9Xa9wbTZ7jJBtedT4e5RnBA9GUc1kF6s2fUv6v12i5lLw4CP518fduToYow2RkzzyD1Mn/U3oDy XOocSf8AhH/+ST2JDlfU3oDMa17aHS1jiP0j+QD/ACklPQpKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkps SlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKQ5n9Ev8A+Lf/ANSUlJklkUp JSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSU8h2H6wdQry3PZmMx6q7vRFIra+Ru5sLju4HYh WcWKMhs18mSUTu7beru9BuUQ11exz3EafzLttpEniDLVTzGcJ0BYZoysW6ieuUkpSSlJKUkpSSlJ KUkpSSlJKUkpSSkOZ/RL/wDi3/8AUlJSZJThWfWqqux1foTtJbPrVjgx+8kpj/ztp/7j/wDg1X/k klK/520/9x//AAar/wAkkpX/ADtp/wC4/wD4NV/5JJSv+dtP/cf/AMGq/wDJJKV/ztp/7j/+DVf+ SSUr/nbT/wBx/wDwar/ySSlf87af+4//AINV/wCSSUr/AJ20/wDcf/war/ySSm5R1XNyam30dPe+ t+rXC2qD2/fSUz+3dS/8rbP+3av/ACaSlfbupf8AlbZ/27V/5NJSvt3Uv/K2z/t2r/yaSm5RZbbU 191RpeZmskOI18WkhJSRJSklPIdR+ptOT1Sy6nLux2Zp9S6oNFm7WTtfPt+YP8FNHOYjZilhBLrs 6b0+uigbHuoqx27GucD+jqcLDPm4lpd4wopEk2yAUKdhBKklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUh zP6Jf/xb/wDqSkpMkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSmHoUzPptkmSYHPj+ KSlvs+OXB/pM3AyDtEzMpKSJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSkOZ/RL/wDi3/8AUlJSt2X/ AKKv/tx3/pJJSt2X/oq/+3Hf+kklK3Zf+ir/AO3Hf+kklK3Zf+ir/wC3Hf8ApJJSt2X/AKKv/tx3 /pJJSt2X/oq/+3Hf+kklK3Zf+ir/AO3Hf+kklK3Zf+ir/wC3Hf8ApJJSt2X/AKKv/tx3/pJJSt2X /oq/+3Hf+kklK3Zf+ir/AO3Hf+kklK3Zf+ir/wC3Hf8ApJJSt2X/AKKv/tx3/pJJSt2X/oq/+3Hf +kklK3Zf+ir/AO3Hf+kklK3Zf+ir/wC3Hf8ApJJSt2X/AKKv/tx3/pJJSt2X/oq/+3Hf+kklK3Zf +ir/AO3Hf+kklK3Zf+ir/wC3Hf8ApJJSt2X/AKKv/tx3/pJJSt2X/oq/+3Hf+kklK3Zf+ir/AO3H f+kklK3Zf+ir/wC3Hf8ApJJSt2X/AKKv/tx3/pJJSt2X/oq/+3Hf+kklK3Zf+ir/AO3Hf+kklK3Z f+ir/wC3Hf8ApJJSt2X/AKKv/tx3/pJJSt2X/oq/+3Hf+kklK3Zf+ir/AO3Hf+kklIcx2X9квмув +bf/AIR37p/4JJT/AP/Z
  • xmp. did:9EB048E01D2AE0119F7D83C42D388B15uuid:d43eb218-f8a3-49b2-b31a-1570e6fb3156adobe:docid:indd:d892bfdc-aa90-11da-88d0-b085f39a082bproof:pdf1xmp.iid:9DB048E01D2AE0119F7D83C42D388B15adobe:docid:indd:d892bfdc-aa90-11da-88d0-b085f39a082badobe: docid:indd:d892bfdc-aa90-11da-88d0-b085f39a082bdefault
  • savexmp.iid:D424E011042AE011A022CA8A144A04BA2011-01-27T11:56:18+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:D524E011042AE011A022CA8A144A04BA2011-01-27T11:56:18+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:9941EA2D0B2AE011A6819E8CA39371D82011-01-27T12:47:12+01:00Adobe InDesign 6.0/
  • savexmp.iid:9DB048E01D2AE0119F7D83C42D388B152011-01-27T15:01:02+01:00Adobe InDesign 6.0/метаданные
  • savexmp.iid:9EB048E01D2AE0119F7D83C42D388B152011-01-27T15:01:02+01:00Adobe InDesign 6. 0/;/метаданные
  • сохраненоxmp.iid:39CA14DBB265E01182ACC185A99B20C62011-04-13T11:46:07+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:10F711BEB465E01192CBB41E416A40772011-04-13T11:59:37+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:10EFBF80C165E011A6EBDD9F6931676E2011-04-13T13:30:58+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:F20A6678C365E011A7D7BD820D5CC3282011-04-13T13:45:03+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:96EA76DD9166E011A79AD209E83F4B002011-04-14T14:22:33+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:105670524567E011B852A5FC723C37842011-04-15T11:47:05+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:68503B93166CE0118657C68B4F5DF2392011-04-21T16:23:42+02:00Adobe InDesign 6. 0/
  • сохраненоxmp.iid:14EBF178E46CE01187BAC83EE43B25832011-04-22T15:28:55+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:2D38F991E96CE011A4A9E6BD623EA
  • 11-04-22T16:05:25+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:4FE61844E96FE011B19AACCAB19096FB2011-04-26T11:40:48+02:00Adobe InDesign 6.0/
  • сохраненоxmp.iid:EFF880EFA970E011A747C86F20C53D9D2011-04-27T10:39:59+02:00Adobe InDesign 7.0/;/метаданные
  • savexmp.iid:F0F880EFA970E011A747C86F20C53D9D2011-04-27T10:39:59+02:00Adobe InDesign 7.0/метаданные
  • 210application/pdf
  • 002011291cov.indd
  • Библиотека Adobe PDF 9.9FalsePDF/X-1:2001PDF/X-1:2001PDF/X-1a:2001 конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 51 0 объект > эндообъект 71 0 объект > эндообъект 76 0 объект > эндообъект 77 0 объект > эндообъект 1027 0 объект >318 0 R]/P 1032 0 R/Pg 1031 0 R/S/Link>> эндообъект 1028 0 объект >320 0 R]/P 1032 0 R/Pg 1031 0 R/S/Link>> эндообъект 10290 объект >338 0 R]/P 1036 0 R/Pg 1035 0 R/S/Link>> эндообъект 1036 0 объект > эндообъект 1035 0 объект >/MediaBox[0 0 595,32 842,04]/Родительский 72 0 R/Ресурсы>/ProcSet[/PDF/Text/ImageB/ImageC/ImageI]>>/StructParents 2/Tabs/S/Type/Page>> эндообъект 1037 0 объект >поток x=r6?QRS fSKԤ

    Проблема «просачивания науки» с глобального севера на глобальный юг

    Текст статьи

    Меню статьи

    • Артикул
      Текст
    • Артикул
      информация
    • Цитата
      Инструменты
    • Поделиться
    • Быстрое реагирование
    • Артикул
      метрика
    • Оповещения

    PDF

    Комментарии

    Проблема «просачивания науки» с глобального севера на глобальный юг

    1. Daniel D Reidpath2,2,
    2. http://orcid. org/0000-0002-6942-5774Pascale Allotey3
    1. 1 Школа медицины и здравоохранения им. Джеффри Чеа, Университет Монаша, Малайзия, Bandar Sunway, Малайзия
    2. 2 Юго-Восточная Азия, Обсерватория сообщества Юго-Восточной Азии Bandar Sunway, Малайзия
    3. 3 Международный институт глобального здравоохранения (UNU-IIGH), Университет Организации Объединенных Наций, Черас, Малайзия
    1. Переписка с профессором Pascale Allotey; pascale.allotey{at}unu.edu

    http://dx.doi.org/10.1136/bmjgh-2019-001719

    Статистика с сайта Altmetric.com

    Запрос разрешений

    приведет вас к службе RightsLink Центра защиты авторских прав. Вы сможете получить быструю цену и мгновенное разрешение на повторное использование контента различными способами.

    • глобализация
    • образовательная политика
    • международные перспективы
    • просачивание вниз
    • деколонизация

    Сводная вставка

    • Страны глобального Юга продолжают бороться за подготовку и удержание хороших исследователей и практикующих врачей для решения местных, региональных и глобальных проблем здравоохранения. В результате существует постоянная зависимость от Глобального Севера для решения местных проблем и неспособность разработать альтернативные подходы к решению проблем, учитывающие местные (не северные) условия.

    • Нынешние парадигмы научного прогресса не предусматривают долгосрочных моделей, способных бросить вызов статус-кво или привилегированным знаниям, которые генерируются главным образом на Глобальном Юге. Это серьезно влияет на доступ к финансированию, что увековечивает проблему.

    • Необходим согласованный и наглядный сдвиг в сторону ценности и содействия развитию исследований и научных традиций, основанных на реалиях местного контекста, которые дополняют знания и фактические данные, полученные на Глобальном Севере.

    Экономика просачивания вниз утверждает, что способ поднять бедных из бедности состоит в том, чтобы поддержать создание богатства теми, кто уже богат.1 Основное предположение состоит в том, что по мере роста богатства богатых они будут покупать больше товаров. и услуги, создавая возможности для получения выгод менее обеспеченными слоями населения. Теория прямо противоположна той, которая активно перераспределяет богатство. Аналогия в науке заключается в том, что способ улучшить науку в менее развитых частях мира (Глобальный Юг) заключается в концентрации интеллектуального авторитета, ресурсов и возможностей на Глобальном Севере. Концентрация создаст лучшую науку, которая будет просачиваться методами, теориями и идеями на Глобальный Юг.

    Десять лет назад Найджел Крисп заметил в отношении кадров здравоохранения, что «глобальная система здравоохранения характеризуется импортно-экспортным бизнесом, в котором богатые страны экспортируют идеологию западной научной медицины и основанную на этой идеологии помощь бедным странам. . Взамен бедные страны экспортируют часть своего весьма ограниченного резерва квалифицированных медицинских работников обратно в богатые страны».2

    Аналогичная ситуация наблюдается и в научных исследованиях. Многие из самых ярких умов Глобального Юга поступают в высшие учебные заведения Глобального Севера3. Они либо поступают в качестве аспирантов, либо становятся полноправными исследователями. Их привлекает более высокая оплата, ресурсы, вовлеченность и престиж. Тогда есть три общих результата. Если перемещение является постоянным (что происходит в 70% случаев)3, многие исследователи переключают свое внимание с проблем Глобального Юга на исследовательские приоритеты Глобального Севера. Вот где финансирование. Другие останутся на Глобальном Севере, но постараются сосредоточиться на проблемах Глобального Юга. Их влияние часто ограничено, но не из-за отсутствия добрых намерений. Проблема для второй группы заключается в том, что карьерный рост на Глобальном Севере зависит от составления резюме, конкурентоспособного в этом контексте. Конкурсное резюме означает:

    • Выполнение исследовательской программы, относящейся к Глобальному Северу.

    • Обеспечение того, чтобы критическая масса и интеллектуальный авторитет науки оставались с ними в их учреждении Глобального Севера.

    • Привлечение финансирования исследований в свое учреждение Глобального Севера, которое может быть частично перераспределено между научными сервисными подразделениями в Глобальном Юге.

    • Привлечение аспирантов из Глобального Юга под рубрикой «наращивание потенциала» и, таким образом, увековечивание цикла.

    Третий результат — возвращение исследователя на Глобальный Юг, часто с серьезным разочарованием из-за отсутствия благоприятных условий, в которых можно было бы применить их вновь приобретенные навыки.

    Глобальный Юг составляет большую часть населения мира и несет большую часть мирового бремени болезней, бедных, социально незащищенных и малообразованных людей в мире. Страны Глобального Юга меньше всего способны справиться с миром таким, какой он есть, или подготовиться к миру, который грядет: изменение климата; нехватка продовольствия и нехватка воды; потребности в энергии; разрушение окружающей среды; урбанизация и демографические сдвиги из-за старения, рождаемости и (вынужденной) миграции; новые инфекционные заболевания и рост распространенности хронических заболеваний. Для большинства стран Глобального Юга проблема усугубляется слабой или плохо распределенной инфраструктурой. Таким образом, «просачивающаяся наука» обречена на провал Глобального Юга, потому что она: (1) часто не соответствует цели; (2) предназначен для получения наибольшей интеллектуальной выгоды для Севера и (3) поддерживает подчиненную науку на Глобальном Юге (см. Chersich 9).0088 и др. 4). Рассмотрим три примера, свидетелями которых мы были.

    Анекдот 1: В Малайзии была проведена встреча для изучения возможности сотрудничества в исследованиях между малазийскими учеными и учеными из центров передового опыта в Европе. Обсуждение перешло к разработке методов определения причины смерти в условиях, где по культурным причинам вскрытие проводится редко. Северный исследователь, патологоанатом, отклонил это направление расследования, потому что в отсутствие трупных образцов не было возможности заниматься интересной наукой. Не было бы никакой науки, которой стоило бы заниматься, если бы она не продвигала траекторию технологического и интеллектуального развития, происходящего на Глобальном Севере. В результате такого взаимодействия исследования, проводимые в странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД), часто плохо согласуются с потребностями Глобального Юга.5

    Анекдот 2: Индонезийский ученый со степенью доктора философии в области молекулярной генетики, полученной в университете Лиги плюща, вернулся в университет в Индонезии в качестве постдокторанта. Не обученная вести науку, подходящую для ее условий, она становится ученым-аванпостом для коллег в США, которым нужны биообразцы из Индонезии. Она может внести свой вклад в научную дискуссию в США, но не может сама инициировать или развивать науку. Проблема дополнительно проиллюстрирована в распределении авторства между исследователями Глобального Севера и исследователями Глобального Юга, проводящими исследования в Глобальном Юге.6

    Анекдот 3. В 2015 году в международном рецензируемом журнале появилась статья о Малайзийском реестре острых инсультов.7 Мы написали письмо с докторантом редактору Global North, указав на серьезные научные проблемы в статье. 8 Отклонение в письме редактора говорилось, в частности,

    . Я не хочу дискуссий [так в оригинале] о качестве регистрации инсульта в вашей стране. Никто из читателей этого журнала, кроме вашей страны, не заинтересован [так в оригинале] в таком обсуждении (Personal Email Communication, 2015).

    Подразумевается, что качество науки Глобального Юга не имеет значения, потому что никто на Глобальном Севере не заботится о науке Глобального Юга — и, не заявлено, вы должны быть благодарны, что мы вообще публикуем «вашу науку». Расширяя эту точку зрения, недавний обзор статей, сообщающих об исследованиях в странах с низким и средним доходом, показал общее увеличение количества статей, опубликованных с 1990 по 2013 год6. Количество статей с первым автором из стран с низким и средним доходом увеличилось за этот период в 2,8 раза. Количество статей с первым автором из стран с высоким уровнем дохода за тот же период увеличилось в 11,8 раза.

    Отметим, что направление научных разработок не всегда однонаправлено. Международному научно-исследовательскому институту риса (IRRI) со штаб-квартирой на Филиппинах приписывают разработку полукарликовых сортов риса, которые спасли Южную Азию от голода в конце 1960-х годов9. Воздействие было настолько значительным, что, по оценкам, в 2005 г. на площади выращивания риса использовались сорта, полученные в результате работы IRRI.10 Работа была частью глобального сотрудничества, расположенного на Глобальном Юге.

    Международный центр исследований диарейных заболеваний, Бангладеш (icddr,b), представляет второй пример. В 1968 году исследователи из icddr,b продемонстрировали эффективность низкотехнологичной пероральной регидратации раствора глюкозы и электролитов при лечении диареи. смертей.12 ICDDR,b также внесла большой вклад в исследования холеры и снова возникла в результате подлинного глобального сотрудничества.

    Просачивание науки как стратегия продвижения знаний для решения сегодняшних проблем и задач будущего является серьезной проблемой для Глобального Юга и не способствует перераспределению опыта. Отсутствие беспокойства по поводу глобального распределения научного потенциала было очевидно в недавней статье Elsevier и Ipsos MORI о будущем исследований, в которой даже не указывается интеллектуальное присутствие на Глобальном Юге в его 10-летнем прогнозе.13 Вместо этого предлагается сценарий. восточного господства науки во главе с Китаем, основанного на клонировании ведущих западных институтов и привлечении ученых из Европы и Северной Америки в Китай.

    Усугубляя неравенство, ВОЗ непропорционально черпает свой опыт из нескольких учреждений на Глобальном Севере. Своими действиями агентство, отвечающее за глобальное лидерство в области здравоохранения, демонстрирует необходимость научной подготовки на Глобальном Севере, чтобы дать ответы на вопросы Глобальному Югу. Это, конечно, грубое обобщение, потому что различные отделы ВОЗ приложили огромные усилия, чтобы взаимодействовать с Глобальным Югом и обеспечить, чтобы страны играли все более важную роль в реализации своей собственной политики и стратегий в области здравоохранения. Wellcome Trust также активно изучает модели более прямого взаимодействия с исследовательскими институтами, расположенными на глобальном юге. Тем не менее, точка зрения верна в своей общности, и общий аргумент может быть направлен против многих многосторонних агентств, спонсоров и правительств на Глобальном Севере, которые (потенциально непреднамеренно) используют международную помощь как средство сохранения своего господства в науке. Ндлову-Гатшени описал ситуацию как «асимметричную глобальную структуру власти, препятствующую возможности значимого развития на Глобальном Юге»14 9.0003

    Глобальный Юг отчаянно нуждается в хорошей, хорошо финансируемой науке; она сталкивается с экзистенциальным кризисом спроса и предложения этой науки. Существует возможность более эффективно взаимодействовать с растущими, хотя и бесправными, талантами на Глобальном Юге, чтобы поддержать создание благоприятных условий для повышения лидерства, качества и объема собственных, контекстуально ориентированных и устойчивых решений. Есть несколько очень предварительных моделей, подтверждающих это,3 и ожидание того, что наука просочится вниз, только усугубит кризис.

    Благодарности

    Авторы благодарят Вивиан Лин, Габриэля Леунга, Эмму Руле, Мишель Ремме, Сабину Рашид, Абдула Гаффара, Лолу Адедокун, Барбару Макпейк и участников Форума LEAP и круглого стола по вопросам глобального здравоохранения и глобального здравоохранения. танков в UNU-IIGH-12 апреля 2019 года. Экономика рецессии. NY Rev. книги. 29, 1982. Доступно: https://www.nybooks.com/articles/19.82/02/04/рецессия-экономика/

  • 2.↵
    1. Crisp N

    . Реформирование глобальной системы здравоохранения: уроки Азии. Азиатская политика 2010; 10: 143–51.doi: 10.1353/asp.2010.0037

  • 3.
    1. Pillai G,
    2. Chibale K,
    3. Constable EC, et al.
    4. 999999699999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999969. Программа ученых следующего поколения: наращивание потенциала будущих научных лидеров в странах с низким и средним уровнем дохода. BMC Med Educ 2018;18:233.doi:10.1186/s12909-018-1331-y

    5. 4.↵
      1. Chersich MF,
      2. Blaauw D,
      3. Dumbaugh M, et al

      . Местные и зарубежные авторы интервенционных исследований материнского здоровья в странах с низким и средним уровнем дохода: систематическое картирование публикаций 2000–2012 гг. Global Health 2016;12.doi:10.1186/s12992-016-0172-x

    6. 5.↵
      1. Keating EM,
      2. Haq H,
      3. Rees CA,
      4. 0569

      . Глобальные различия между педиатрическими публикациями и бременем заболеваний с 2006 по 2015 год. Glob Pediatr Health 2019; 6.doi: 10.1177/2333794X19831298

    7. 6.
      1. Kelaher M.
      2. ,
        1. Kelaher M,
        2. ,
          1. Kelaher M,
          2. . ал

          . Справедливость в глобальных исследованиях в области здравоохранения в новом тысячелетии: тенденции первого авторства рандомизированных контролируемых исследований среди исследователей из стран с низким и средним уровнем дохода, 1990–2013 гг. Int J Эпидемиол 2016;45:2174–83.doi:10.1093/ije/dyw313

        3. 7.↵
          1. Азиз З.А., и др.

          . Реестр острого инсульта Малайзии, 2010–2014 гг.: результаты Национального реестра неврологов. J. Инсульт цереброваскулярный. Дис . Под давлением.

        4. 8.↵
          1. Яп К.Х.,
          2. Рейдпат Д,
          3. Аллотей П

          . Проблемы с реестром острых инсультов Малайзии [Letter2015.

        5. 9.↵
          1. Чендлер РФ

          . Ежегодник сельского хозяйства: наука для лучшей жизни, Министерство сельского хозяйства США. США, Вашингтон, округ Колумбия: Министерство сельского хозяйства, 1968: 252–255.

        6. 10.↵
          1. Хуш ГС

          . Разновидности Ir и их влияние. Int Rice Res Inst 2005.

        7. 11.↵
          1. Hirschhorn N,
          2. Kinzie JL,
          3. Sachar DB, et al

          4. 38 . Снижение чистого выхода стула при холере при перфузии кишечника глюкозосодержащими растворами. N Engl J Med 1968; 279: 176–81.doi: 10.1056/nejm1968072527

          5. 12. Применение
              1. . 50 лет пероральной регидратации: решение по-прежнему простое. The Lancet 2018;392:536–8.doi:10.1016/S0140-6736(18)31488-0

              2. 13.↵

                Elsevier, Ipsos MORI, «Исследования и сценарии будущего: драйверы (Эльзевир и Ипсос МОРИ, 2019 г.. Доступно: https://www.elsevier.com/__data/assets/pdf_file/0011/847955/Research_Futures_full_report_Feb2019.pdf

              3. 14.
                1. Ндлову-Гатшени SJ
                  1. . Колониальная власть в исследованиях развития и влияние глобальных имперских замыслов на Африку, 2012 г. Доступно: http://uir.unisa.ac.za/bitstream/handle/10500/8548/Inugural%20lecture-16%20October%202012. pdf.pdf

                  Сноски

                  • Обрабатывающий редактор Сейе Абимбола

                  • Авторы PA и DDR придумали идею, написали и отредактировали последующие черновики и утвердили окончательный вариант. ГДР написал первый черновик.

                  • Финансирование Авторы не объявили о специальном гранте для этого исследования от какого-либо финансирующего агентства в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах.

                  • Конкурирующие интересы Не заявлено.

                  • Согласие пациента на публикацию Не требуется.

                  • Происхождение и рецензирование Не введен в эксплуатацию; рецензируется внешними экспертами.

                  • Заявление о доступности данных Дополнительные данные отсутствуют.

                  Читать полный текст или скачать PDF:

                  Подписаться

                  Войти под своим именем пользователя и паролем

                  Пароль *

                  Забыли данные для входа? Зарегистрировать новую учетную запись?

                  Забыли имя пользователя или пароль?

                  Предвидение «научной дипломатии 2.0»: данные, глобальные проблемы и многоуровневые сети , продовольственная безопасность, бедность, потребление энергии, ядерное разоружение и, в последнее время, пандемия). В свою очередь, специалисты-практики в Европе и других странах подчеркивают достоинства «научной дипломатии» как средства, которое может приблизить их к решению этих глобальных социальных проблем (Gluckman et al., 2017). В частности, они подчеркивают, что поощрение научных обменов и научного сотрудничества через границы может стимулировать как инновационные исследования, способные решать эти проблемы, так и устанавливать конструктивные отношения между странами (Fedoroff, 2009).; Королевское общество/AAAS, 2010 г.

                  ; Руффини, 2017, с. 11).

                  Однако ученые были менее восторженны. Они подчеркивают, что концепция научной дипломатии все еще находится в «текучем состоянии», а ее практика не предлагает единого и готового подхода. В частности, его происхождение еще предстоит всесторонне изучить (Turchetti et al., 2020), и его нынешнее принятие недостаточно проясняет, как оно конкретно проявляется в действиях научной политики (Flink and Schreiterer, 2010) или как оно привлекает ученых и дипломатов. в конструктивные отношения (Fähnrich, 2015). Дискурс научной дипломатии был назван «сенсационным», поскольку он обещает гораздо больше, чем на самом деле демонстрирует (Flink, 2020).

                  Так может ли научная дипломатия действительно быть эффективной в решении глобальных проблем, и если это так, что сделает ее более успешной? Недавняя научная работа уделяла значительное внимание «реляционному» аспекту научной дипломатии и особенно достоинствам лучшей координации конкретных действий на стратегическом, оперативном и вспомогательном уровнях внутри и за пределами Европы (Van Langenhove, 2016). В циркулирующем в настоящее время документе определены дополнительные межличностные меры (в основном применимые в Европе, но и в других местах), в том числе укрепление диалога между заинтересованными сторонами посредством структур метауправления, позволяющих сводить «актеров вместе» в рефлексивном режиме, т. -конструировать свои позиции, разные истины, нормы и ценности, заботы и интересы» (Aukes et al., 2019). Хотя эти подходы, ориентированные на координацию, имеют свои достоинства, в равной степени уместно рассмотреть вопрос о том, могут ли конкретные действия дополнительно определить научную дипломатию, чтобы направлять лиц, принимающих решения, отвечающих за разработку национальной политики и международных переговоров, сосредоточенных на более эффективных инвестициях в международное научное сотрудничество. В научном сообществе общий ответ часто бывает слишком упрощенным, утверждая, что инвестиции в действительно оригинальную науку всегда выгодны (Haynes, 2018). В отличие от этой точки зрения, конкретные меры политики и стратегии, которые демонстрируют эти социальные и глобальные последствия новых исследований, не всегда легко разработать, особенно с учетом того, что (ответственные) исследования и инновации воспринимаются по-разному в разных национальных контекстах (Doezema et al. , 2019).), и доказательства воздействия на общество часто утверждаются, а не демонстрируются (Kuhlmann and Rip, 2018; Flink and Kaldewey, 2018).

                  В этой статье вместо этого мы набросаем осязаемые меры, которые потенциально могли бы сделать взаимодействие научной дипломатии более эффективным на локальном и глобальном уровнях. В частности, мы рассматриваем глобальную циркуляцию и интеграцию научных данных, чтобы предложить ключевую область для улучшения формирования основанной на данных «научной дипломатии 2.0». Данные, несомненно, находятся в центре многих исследований, но большинство из них сосредоточено на их доступности. Напротив, в этой статье мы сосредоточимся на их интеграции, особенно в качестве данных и «метаданных». Наборы данных о наборах данных (или «метаданные») предоставляют критически важную информацию, которая часто игнорируется в литературе. Одним из важных исключений является недавняя статья (Özdemir et al., 2014), которая связывает «метаданные» и глобальные проблемы, утверждая, что метаданные имеют решающее значение для лучшего согласования производства новых знаний с ответственными инновациями посредством исследований, ориентированных на метаданные. социальных приоритетов. Научная дипломатия, Оздемир и др. следует, таким образом, мобилизовать для создания «инновационных обсерваторий», ответственных за производство метаданных.

                  Этот документ основывается на этом предложении, чтобы более конкретно обрисовать комплексное производство (мета-)данных с помощью научной дипломатии с целью предоставления соответствующим директивным организациям, особенно на европейском уровне, идей для будущих действий. В частности, мы обсуждаем, как «научная дипломатия 2.0» должна не только способствовать созданию ответственных инновационных обсерваторий, но и оснащать их персоналом, поддерживающим многоуровневый подход к интеграции данных. Таким образом, обсерватории могли бы также предоставлять полезную информацию о дальнейших инвестициях в международное научное сотрудничество. Мы пришли к выводу, что научная дипломатия должна привести к увеличению инвестиций в междисциплинарные подходы, сочетающие «жесткие» и социальные науки.

                  Научная дипломатия и ответственные инновации

                  Чтобы ответить на вопрос, может ли научная дипломатия более последовательно привести распространение новых данных в соответствие с глобальными вызовами и социальными требованиями, сначала необходимо рассмотреть, что на самом деле влечет за собой научная дипломатия. Соответствующая литература указывает на синергию, которую может обеспечить взаимодействие между научными и внешнеполитическими сообществами, от предоставления консультаций по международным вопросам с научным компонентом (по окружающей среде, ядерному разоружению и т. д.) до разработки обменов и международных совместных проектов. как способ установления позитивных, конструктивных отношений между странами. Основное предположение в этой литературе состоит в том, что все вовлеченные заинтересованные стороны выиграют от инициатив научной дипломатии; страны будут устанавливать более сердечные отношения, наука будет развиваться, и благодаря этому развитию общество в целом также получит пользу (см. Royal Society/AAAS, 2010). Например, Хорхе-Пастрана и др. (2018) недавно зафиксировали укрепление отношений между США и Кубой после многолетней напряженности благодаря подписанию Меморандума о взаимопонимании между Американской ассоциацией содействия развитию науки и Кубинской академией наук. В частности, он установил важное сотрудничество в научных и медицинских исследованиях, особенно в поиске методов лечения эпидемических заболеваний. Таким образом, результаты подобных учений на первый взгляд могут показаться беспроигрышным вариантом, когда ученые, лица, принимающие решения, и общество в целом получают выгоду от инициативы «научной дипломатии». Gual Soler and McGrath (2017) также сообщают, что крупный международный совместный проект, такой как Square Kilometer Array (SKA) в Южной Африке, предусматривает ряд важных социальных преимуществ для африканских стран, включая «развитие человеческого капитала, внедрение местных и региональных инноваций». и расширить возможности для науки о данных». Однако, хотя нельзя недооценивать преимущества SKA в политическом плане и человеческом капитале, нет конкретного анализа, показывающего, что данные, собранные в ходе совместных мероприятий, оказывают большее влияние на общество, чем другие наборы научных данных.

                  Более того, изучение прошлых учений научной дипломатии дает более полное представление о потомстве этих учений и лежащих в их основе амбициях. Хотя историческое исследование научной дипломатии все еще находится в зачаточном состоянии, представляется, что многие прошлые схемы были направлены вместо этого на укрепление двусторонних и многосторонних отношений, таким образом, отдавая предпочтение инициативам, которые способствовали бы их продвижению, будь то социально ориентированные или нет (Turchetti et al. , 2020). Использование научной дипломатии в ключевые периоды новейшей истории, такие как холодная война, привело к особенно проблематичным схемам, стимулирующим научный обмен с целью обеспечения контроля над зарубежными научными программами и ресурсами, или использования проектов научной дипломатии в качестве средства для тайной разведки. -собирательские и шпионские миссии (см. Smith III, 2014; Adamson, 2016, 2017; Adamson and Turchetti, 2020). Они также стремились укрепить политическую лояльность странам-гегемонам (следовательно, в рамках колониальных и имперских проектов) посредством научно-технического сотрудничества (см. Krige, 2006; Wolfe, 2018). В целом, новые исследования сейчас показывают, что предки нынешних научных дипломатов использовали поощрение научных обменов как способ создания или расширения асимметричных властных отношений через границы и континенты.

                  Это (все еще разворачивающееся) историческое исследование дополняет ряд критических обзоров, подчеркивающих, как энтузиазм практиков в использовании научной дипломатии в качестве риторического приема привел к тому, что они упустили из виду некоторые из ее проблематичных особенностей, в том числе то, что она охватывает широкий спектр различных (а иногда и конкурирующих) инициатив (Flink and Schreiterer, 2010) и считает само собой разумеющимся конструктивный, позитивный характер диалога между учеными и дипломатами (Fähnrich, 2015; Ruffini, 2017; Kaltofen and Acuto, 2018). Литература по научной дипломатии также не дает лицам, принимающим решения, достаточных указаний относительно приближения международных переговоров, особенно в сфере научного сотрудничества.

                  Чтобы сделать научную дипломатию силой перемен на глобальном уровне, важно, чтобы мы сначала признали ее историческое наследие и представили проблематичную концептуализацию. Мы также должны признать, что направление научной дипломатии на социальные и глобальные вызовы будет означать парадигматический сдвиг в международных отношениях, а не что-то еще более расширяющее прошлые и настоящие действия научной дипломатии. В частности, нам необходимо подумать о том, как привить новые устремления схемам и практикам научной дипломатии на уровне отдельных администраций, двустороннего сотрудничества и многосторонних соглашений.

                  Какие модели положительного взаимодействия можно взять в качестве примера? ЕС недавно спонсировал важные проекты, такие как InsSciDE и S4D4C, прокладывая путь к лучшему пониманию феномена научной дипломатии посредством совместных действий за пределами европейских границ и дисциплин. Очевидно, что для их успеха как спонсируемых ЕС коллективных усилий решающее значение имеет то, что критическое осознание в индивидуальном и совместном анализе превалирует над упрощенным или агиографическим описанием сложного явления. Footnote 1

                  Мы также видим многообещающие недавние схемы научной дипломатии ЕС, поскольку, опираясь на опыт многостороннего европейского сотрудничества в области науки и технологий, они стремятся открыть это сотрудничество для неевропейских стран, тем самым разрывая отношения с гегемонистская модель, характерная для периода холодной войны (см., например, Moedas, 2016). Мы также одобряем такие инициативы, как создание Комиссии по изучению истории науки, техники и дипломатии под эгидой Отдела истории науки и техники Международного союза истории и философии науки и техники, стремящейся обеспечить перспективу по научной дипломатии с не-«западных» взглядов и точек зрения. Сноска 2 Мы также приветствуем подходы «снизу вверх», при которых национальные администрации повторяют в своих инициативах предложения, выдвинутые самими учеными, особенно когда новые исследования совпадают с их активностью, таким образом сочетая подлинные исследовательские интересы с политическими проектами на низовом уровне для социальные перемены. Например, некоторые статистики недавно отметили достоинства «статактивистского» («статистического активизма») подхода, в котором «использование [] чисел, измерений и показателей» служит основой для «коллективных действий» (Erickson et al., 2020). Эти формы политической активности применительно к участию ученых на международной арене предлагают эффективные решения, поскольку они не ставят во главу угла согласование национальных и наднациональных интересов; вместо этого они планируют усилия, направленные на то, чтобы выйти за рамки национальной повестки дня в свете социальных и глобальных потребностей.

                  Недавно опубликованная Мадридская декларация о научной дипломатии расширила эту амбицию, чтобы переосмыслить основы научной дипломатии, вновь заявив, что, хотя она «долгое время была инструментом для развития двусторонних и многосторонних отношений, [ее] определение и применение [ …] значительно расширились за последние годы. Это концептуальное расширение совпадает с растущим пониманием того, что наука и технологии лежат в основе многих проблем и возможностей, с которыми сталкиваются современные общества, будь то движущая сила или потенциальное решение». Декларация была столь же явной в согласовании этих амбиций с глобальными вызовами, как это было недавно сформулировано в контексте ООН; а именно «содействовать выявлению общих глобальных проблем», особенно посредством «усилий по достижению «Целей устойчивого развития»» («Мадридская декларация о научной дипломатии», 2019 г.).; см. также Организация Объединенных Наций, 2020 г.).

                  Далее мы определяем обмен данными и интеграцию как ключевые элементы в этой трансформации механизма научной дипломатии. Данные не регулярно фигурируют в исследованиях научной дипломатии и лишь совсем недавно стали занимать место в анализе того, как решать социальные и глобальные проблемы. Важность продвижения возможностей для научных исследований, которые являются социально желательными и проводятся с учетом общественных интересов, традиционно подтверждается в анализе «ответственных инноваций» (обзор см. в Stilgoe et al., 2013). Более того, изучение этих возможностей привело к рассмотрению в основном производство научных данных в лабораториях и полевых исследованиях, а не их распространение и интеграция . Так, например, в научной литературе конца 1960-х годов подчеркивалось, как давление со стороны промышленных предприятий (например, Ravetz, 1971) или военных (например, Forman, 1987) отвлекает научное производство от социальных амбиций, устанавливая приоритеты в изучении новых исследовательских проблем и тем. Дебаты о производстве научных знаний перекликались с дебатами о развитии, и многие ученые в Латинской Америке спорили о том, необходимо ли для того, чтобы наука могла решать социальные проблемы, выйти за рамки западной модели производства знаний или применять одну и ту же модель в разных сферах. способами (Васен, 2016).

                  Начиная с 1980-х годов в научном анализе произошел значительный сдвиг акцента с производства знаний на распространение знаний. Распространение информационных технологий (и Интернета) привлекло внимание многих исследователей к центральной роли циркуляции данных и их интеграции в дискурсы ответственных инноваций. Основным следствием растущей взаимосвязанности удаленных мест стал пересмотр социальных и глобальных потребностей с точки зрения доступа к научным данным, полученным в других местах. Это поворот, который повлиял на многие области исследований, а также проложил путь к развитию «транснациональных» и «глобальных» исследований (см., например, Iriye, 2013).

                  Примечательно, что следующее поколение ученых, пропагандирующих необходимость ответственных инноваций, сосредоточилось на том, как регионы и страны могут получить доступ к наборам научных данных, и может ли этот доступ действительно иметь значение для решения социальных проблем и проблем развития. Одним из ключевых катализаторов этого анализа стал рост открытого доступа (Suber, 2012) и появление движения «Открытая наука» (Vicente-Saez and Martinez-Fuentes, 2018). Как недавно отмечалось в документе ООН, «фундаментальные и прикладные науки, в частности, помимо того, что они занимают центральное место в нашей повседневной жизни, являются главными триггерами технологических инноваций […] В этом контексте важно, чтобы наука и техника придавали большее значение доступны во всем мире как для обучения, так и для практики» (через открытый доступ, открытую науку и инициативы по открытым данным) (ЮНЕСКО, 2015 г. ).

                  В свете этого смещения акцента с производства на распространение представляется желательным, чтобы недавно разработанные схемы научной дипломатии решали вопросы, касающиеся доступа к данным и их интеграции на глобальном и региональном уровнях, в то время как связи между движением за открытую науку и научной дипломатией пока очень слабо. Сноска 3 Далее мы сосредоточимся на том, как научная дипломатия может повлиять на распространение научных данных.

                  От данных к метаданным (и обратно)

                  Мы обычно называем данные информацией или знаниями, организованными в какой-либо подходящей форме, первоначально собранными как «сырые», а затем обработанными для разработки теорий, принципов и продуктов. Данные неизбежно лежат в основе научных исследований, поскольку ученые стараются собирать, обрабатывать и использовать наборы данных в соответствии со своими потребностями. С конца двадцатого века наборы данных стали настолько большими, что мы даже начали использовать термин «большие данные». Большие данные имеют отношение к ряду научных вопросов, касающихся мира природы, таких разных вещей, как структура ДНК и структура океанов и гор (Аронова и др., 2017). Согласно отчету International Data Corporation, что отличает «большие данные» от традиционных наборов данных, так это так называемые четыре V: объем, скорость, разнообразие и достоверность; все элементы новизны, которые иногда заставляют разрабатывать новые методы и методы обработки, которые также становятся полезными знаниями при интерпретации сложных научных явлений (Gantz and Reinsel, 2011). Таким образом, наличие этих больших наборов данных становится критически важным для решения ряда исследовательских задач, особенно (но не только) в области окружающей среды. Например, недавно было показано, что научные оценки воздействия разливов нефти на окружающую среду все больше зависят от доступа к разного рода наборам данных (Reichman et al., 2011).

                  Это поднимает вопрос о доступности (больших) данных, что даже привело к развитию новой дипломатии «данных», связанной с переговорами о доступе. Например, в недавнем отчете, подготовленном в рамках европейского проекта, дипломатия данных определяется с точки зрения использования больших данных в качестве нового инструмента дипломатии, определяющей темы в дипломатической повестке дня и элемента, влияющего на среду, в которой работают дипломаты (Jacobson et al. др., 2018). Бойд и др. (2019) утверждают, что эффективные глобальные действия требуют поиска новых способов содействия более продуктивному распространению научных данных и осуществления более строгого контроля за использованием данных, чтобы предотвратить незаконное распространение информации ограниченного доступа, делая при этом больше данных доступными для сообществ пользователей.

                  В то время как большая доступность (и/или контроль) (больших) данных может оказать положительное влияние на решение проблем развития, несколько проблематичным является то, что литература по дипломатии данных рассматривает данные с точки зрения «модели дефицита» (Wynne, 1991). Он предполагает, что большее количество данных и наборов данных будет «способствовать принятию решений, основанных на фактических данных» (United Nations, 2015, p. 10), и что большее количество данных будет стимулировать рациональный выбор без реального рассмотрения социальных и глобальных проблем вне этой перспективы, основанной на данных. В этой литературе подчеркивается «огромная потребность в сборе и анализе данных», но при этом фактически не признается, что разработка аналитической основы и выбор конкретных данных, позволяющих интерпретировать их, придают им ценность, а без такой основы данные не имеют никакой ценности. вообще если не потенциально (Jacobson et al., 2018, стр. 32).

                  Интеграция между данными и «метаданными» вместо этого предлагает новый взгляд на конкретные проблемы, которые невозможно решить с помощью одних только наборов данных. Достоинства этой интеграции были подчеркнуты относительно недавно, особенно в связи с изучением генома или генетического материала организма, определяемого ДНК (Özdemir et al., 2014). Большая часть текущей работы в области генетики состоит в объединении данных, относящихся к коду и, в частности, тех, которые имеют отношение к последовательностям, решающим в синтезе молекулярных структур (белков и т. д.). Во всем мире существует множество институтов, выполняющих работу по секвенированию, которая обычно приводит к достижениям в области генетики, о которых регулярно сообщается в академической литературе. В то время как генетические данные предоставляют важную информацию о синтезе компонентов жизни, таких как белки, не менее важная информация содержится в метаданных, которые сообщают нам гораздо больше о механизмах экспрессии при создании органических структур. Геномика , дисциплина, которая фокусируется на метагенетических данных, в настоящее время считается столь же важной, как и генетика, при изучении роста и изменчивости живых организмов. Кроме того, анализы геномного типа стали более важными даже за пределами биологии, о чем свидетельствует распространение «-омических» областей исследования (или «омическая» революция), которые подчеркивают достоинства интеграции данных и метаданных в изучении сложные явления. Новый журнал OMICS даже способствовал пониманию того, как такая интеграция может стимулировать плодотворный диалог между дисциплинами.

                  Его более широкая привлекательность частично связана с признанием среди ученых того, что социальные и глобальные проблемы с научно-техническим компонентом не могут решаться исключительно с дисциплинарно-ориентированной точки зрения, основанной на данных, и требуют большего понимания и оценки социальных и человеческих условий, связанных с с предусмотренными для этих проблем научно-техническими решениями. Это, во-первых, потому, что игнорирование конкретных обстоятельств (среды, привычек, ценностей, местных знаний) для предвидения решений часто приводит к спорным или даже явно ошибочным решениям. В 19В 80-х годах оценка радиоактивности почв в Озерном крае (Великобритания), проведенная экспертами Министерства сельского хозяйства, не смогла признать то, что вместо этого было полностью известно местным фермерам, таким образом, ошибочно приписывая уровни радиоактивности выше среднего Чернобыльской катастрофе, а не последствиям на гораздо более близкой атомной станции Селлафилд (Wynne, 1998).

                  Чрезвычайная важность доступности большого разнообразия данных стала особенно серьезной в связи с научной неопределенностью, лежащей в основе различных национальных мер реагирования на недавнее распространение нового коронавируса (SARS-CoV-2), первоначально поразившего китайский город Ухань. Скорость, с которой COVID-19эпидемии спровоцировали медицинский, экономический и социальный кризис во всем мире, что способствовало внедрению новых научных методов для немедленного предоставления в открытом доступе исследовательских продуктов и данных (Apuzzo and Kirkpatrick, 2020; Fox, 2020; Zastrow, 2020). Таким образом, ученые пытаются работать с большим количеством разнообразных данных, чтобы ответить на нерешенные вопросы, связанные с пандемией COVID-19, включая поиск причин высокой изменчивости показателей смертности в разных странах или регионах (например, Bayer and Kuhn, 2020). ), оценивая эффективность немедикаментозных вмешательств для замедления распространения заболевания (Flaxman et al. , 2020; Lai et al., 2020), а также их влияние на социальное и экономическое благополучие. Сноска 4 Это также предполагает изучение роли факторов окружающей среды и социальных норм в эффективном воспроизводстве болезни (Qiu et al., 2020; Xu et al., 2020). В то же время нынешний кризис демонстрирует множество проблем с точки зрения научной дипломатии слишком ограниченного взгляда на то, что считается релевантными научными данными в отношении допущений моделирования эпидемии при информировании национальной и международной санитарной политики (Fuller, 2020; Ioannidis, 2020).

                  Точно так же проблемы изменения климата удачно (но несколько упрощенно) синтезированы с точки зрения усилий по сокращению CO 2 на местном и глобальном уровнях и реализации мер по смягчению последствий, и этот синтез часто влечет за собой проблемное спонсорство геоинженерных решений; то, что вызвало споры, особенно в связи с публикацией 4-го доклада МГЭИК. Отчет подвергся критике за «узаконивание» геоинженерии, а не за помощь в комплексном понимании того, какие решения могут быть жизнеспособными (Stilgoe, 2013). Примечательно, что докладчики отклонили несколько запросов на пересмотр окончательного проекта, основанного на работах, представляющих существенные исторические свидетельства о проблемах, связанных с геоинженерией. В частности, работа Джима Флеминга (2010) по этому вопросу, в которой подчеркивался высокомерный характер геоинженерных вмешательств, не была включена в окончательный отчет, оставляя место только для более туманного утверждения о том, что геоинженерные решения могут ухудшить ситуацию или привести к неравенству (МГЭИК, 2014, стр. 36–38 и 41). В итоге наборы исторических данных были законсервированы и не интегрированы с климатологическими данными.

                  Достоинства геномики и недостатки неинтегрированных исследований проблем изменения климата предполагают введение действенной модели для убедительной интеграции структурированных данных и метаданных. Более того, он поддерживает точку зрения о том, что независимые анализы, проводимые разными группами ученых, специализирующихся в разных областях, должны интегрироваться для получения действительно трансдисциплинарных анализов, объединяющих данные о мире природы и человеческом обществе, как способ решения глобальных социальных проблем. Эта стратегия позволяет извлечь лучшее из обоих этих анализов, а также предоставляет лицам, принимающим решения, ряд вариантов внедрения ответственных инноваций на местном и глобальном уровнях. Далее мы подробно расскажем о конкретном подходе, который может успешно обеспечить эту интеграцию.

                  Взаимодействие данных и метаданных: многоуровневый подход на основе связанных данных?

                  Здесь мы предполагаем, что недавние достижения в двух областях науки, теории сетей и вычислений, создают как формальную основу для осуществимости подхода, так и теоретическую основу, которая позволяет соединять и интерпретировать множество данных различных типов, таким образом, обеспечивая данные. /интеграция метаданных. Эта структура основана на двух методах. Первый — это метод связанных данных, который был разработан в связи с развитием веб-технологий (Berners-Lee, 2009).). Второй — многоуровневый подход в теории сетей, который позволяет анализировать различные виды сущностей ( узлов на сетевом жаргоне) и отношений между ними ( связей ) в одних и тех же формальных рамках, как концептуальные, так и математические (Bianconi, 2018). В целом эти подходы позволяют преодолеть разрыв между данными и метаданными и направляют нас к анализу взаимосвязанных данных.

                  Структура связанных данных основана на постоянно растущей доступности взаимосвязанных данных в Интернете, которые разрушают иерархическую структуру, на которой основывается разделение данных и метаданных. В рамках подхода Linked-Data данные создаются с использованием технологических структур, чтобы их можно было считывать машинами с помощью семантических запросов — структура, которая получила название Semantic Web (European Semantic Web Symposium, 2004). По крайней мере в принципе, с помощью этих запросов исследователи могут получить набор взаимосвязанных данных из разных источников. Глобально стандартизированная структура для создания структурированных наборов данных на основе метода связанных данных создает формальную основу для соединения разнообразных данных, связанных между собой. Таким образом, определение того, что такое данные и какие метаданные, зависит от конкретных запросов аналитиков, что позволяет использовать множество гибких подходов к интересующим вопросам. Иными словами, разделение научных данных (данных) и контекстуальных данных (метаданных) разного характера (культурных, социальных, политических, экономических) может быть гибко установлено аналитиками после того, как все различные виды данных будут структурированы в единое целое. формальный (связанный) способ. Предложение стандартизированного сбора данных на основе структуры связанных данных недавно было предложено, например, в новой области вычислительной истории науки (Damerow and Wintergrün, 2019).; Винтергрюн, 2019). Кроме того, стандартизированные на международном уровне инструменты для описания метаданных библиографических и культурных элементов, такие как концептуальная эталонная модель CIDOC (Doerr, 2003), все больше смещаются в сторону принятия канона связанных данных (Schilling, 2012). Мы видим в этом движении к стандартизации моделирования метаданных с помощью структуры связанных данных возможную стратегию для разработки более сложного анализа взаимодействия данных и метаданных, предложенного здесь.

                  Принятие во внимание большого разнообразия модулей (больших) данных является огромной проблемой, но существуют достижения в области теории графов и анализа сложных систем, призванные справиться с этой задачей. Структура связанных данных неразрывно связана с сетевыми теоретическими подходами как на концептуальном, так и на методологическом уровне (Wintergrün, 2019). Актуальность ссылок в моделировании метаданных естественным образом приводит к интерпретации конкретных данных по отношению к набору связанных с ними данных. Таким образом, это значение извлекается посредством анализа структурного положения определенных элементов в сети отношений с другими объектами. Поскольку мы предлагаем уделять больше внимания, чем это делалось до сих пор, контекстуальным данным, связанным с конкретными научными данными, также необходима надежная модель для быстрого анализа этого сложного набора отношений между различными сущностями и получения статистически достоверных выводов.

                  Теория многоуровневых сетей допускает такой анализ. Разработанный специально в области социологии для количественного анализа взаимосвязей между различными видами социальных отношений и их динамической эволюции (Dickison et al., 2016; Lazega and Snijders, 2016), многоуровневый подход совсем недавно был формализован как особый раздел теории графов. Эта формализация позволила надежно применить теорию многослойных сетей к другим областям, так что теперь у нас есть полный набор математических правил, которые эффективно позволяют выполнить то, что мы предлагаем сделать в этом эссе: проанализировать, по крайней мере, в принципе, как различные элементы взаимодействовали друг с другом в прошлом и создают динамические сетевые модели, которые могут информировать лиц, определяющих политику, о распространении конкретных научных и технологических инноваций в связи с социальной, культурной, политической и экономической сферами в различных местных контекстах. .

                  Тот факт, что многоуровневое моделирование взаимосвязанной динамики самых разных видов сущностей в принципе осуществимо, привел к возникновению проблемы моделирования взаимодействий между подсистемами разной природы, особенно с явным цель оценить глобальные вызовы антропоцена в рамках наук о системе Земли (Subramanian, 2019). Донджес и др. (2018), например, предложили таксономию для моделирования глобальных изменений окружающей среды на основе трех уровней: биофизического уровня, социометаболического уровня и социокультурного уровня. Важнейшим элементом таксономии является предполагаемый набор взаимодействий (ссылок), соединяющих каждый слой с другими, а также циклов обратной связи, которые можно ожидать от этих взаимодействий. Этот подход представляет собой пример расширенного многоуровневого моделирования, учитывающего дисциплинарные подразделения в самом определении аналитических уровней. Таким образом, междисциплинарное сотрудничество явно заложено в самой модели, поскольку данные поступают из разных дисциплинарных областей.

                  Подобные виды схематических таксономий многослойного анализа также использовались в истории науки для оценки отношений между социальными акторами (социальный слой), материальными представлениями знания (семиотический слой) и более абстрактными элементами знания ( семантический слой) в динамике систем знаний (Renn et al. , 2016; приложения к историческим случаям см. Valleriani et al., 2019; Lalli et al., 2020). Такой подход обязательно предполагает развитие альтернативных методов работы в гуманитарных науках, основанных на тесной междисциплинарной среде сотрудничества (Laubichler et al., 2019).).

                  Итак, у нас есть технологическая база, математический аппарат и предлагаемые таксономии для анализа нескольких взаимосвязанных наборов данных с целью выявления тех исследовательских проектов, которые могут эффективно использовать научную дипломатию для более эффективной оценки глобальных проблем. Действительно, упражнения по оценке исследовательских практик и методов интенсивно развивались с целью повышения устойчивости науки к стремительному росту новых дисциплин, каждая из которых имеет разные стандарты и практики. Стремление построить надежную «науку о науке» было одним из двигателей интеллектуальной деятельности Дерека Дж. де Солла Прайса, получившего должное признание благодаря его публичному провозглашению отцом наукометрии (De Solla Price, 19). 63). Тем не менее, в соответствии со «статактивистским» подходом, мы выступаем за критическую оценку чисел, статистики и описаний графиков, которые, хотя и служат для комплексного анализа, не обязательно настраивают новые числовые данные как побуждающие императивы в социальной сфере, а скорее предложить элементы для дальнейшего поиска решений и обсудить потенциал различных решений в обществе в целом.

                  Отчасти это связано с тем, что мы знакомы с тем, как в последние десятилетия количественная оценка результатов научных исследований проблематично информировала национальную академическую и финансовую политику (см., например, Baccini et al., 2019).). Более того, мы знаем, что предоставление количественных правил, основанных на результатах научных исследований, для индивидуализации появления научных инноваций и новых областей было затруднено. Различные попытки ввести такие правила (см., например, Bettencourt et al., 2006, 2008, 2009) мало повлияли на область научной политики. Сосредоточения внимания на данных научных результатов недостаточно для оценки роли исследований в человеческом обществе, и необходим более комплексный подход. Более того, для этого может быть полезен междисциплинарный подход, основанный на соответствующих метаданных (Ioannidis, 2018). Мы пришли к выводу, что научную дипломатию можно было бы сделать более эффективной, продвигая интегративный анализ, описанный до сих пор в этой статье. По сути, «научная дипломатия 2.0» должна иметь амбиции продвигать ответственные инновации во всем мире посредством изучения исследований на основе данных, которые потенциально могут учитывать социальные приоритеты и глобальные потребности. Кто должен обеспечить этот подход, основанный на данных? На наш взгляд, это должно быть задачей специально созданных «обсерваторий», которым инициативы научной дипломатии должны более решительно способствовать.

                  Научная дипломатия 2.0? Продвижение обсерваторий

                  Если научная дипломатия, как утверждают многие практики, может быть средством продвижения научного сотрудничества через границы, то ее стремление решать глобальные проблемы во многом зависит от того, какое сотрудничество она продвигает. Таким образом, мы видим, что научная дипломатия 2.0 уделяет больше внимания социальным и глобальным вызовам, предоставляя инструменты, которые позволяют политикам лучше выбирать между конкурирующими совместными исследованиями. Одним из важнейших инструментов, информирующих об этом выборе, будет ответственная инновационная обсерватория. Такая обсерватория будет объединять данные (и метаданные) из различных дисциплин и интегрировать их с помощью многоуровневого подхода со связанными данными. Таким образом, полученные результаты будут разработаны с целью понять, какие области исследований должны получить приоритет в мировом регионе в зависимости от местных социальных требований или даже на глобальном уровне в зависимости от проблем, стоящих перед человечеством и его окружающей средой.

                  Наиболее цитируемым примером такой обсерватории является Глобальная обсерватория ВОЗ по исследованиям и разработкам в области здравоохранения. С 2013 года обсерватория стремилась определить приоритеты НИОКР в области здравоохранения на основе потребностей общественного здравоохранения путем «консолидации, мониторинга и анализа соответствующей информации о потребностях развивающихся стран в НИОКР в области здравоохранения; опираясь на существующие механизмы сбора данных; и поддержка скоординированных действий в области НИОКР в области здравоохранения» (ВОЗ, 2014 г. ). Основное обоснование такой обсерватории заключается в том, что доступность контекстуальных знаний (или метаданных) о распространенности эпидемий и болезней может фактически направлять правительства и спонсоров при принятии решений о будущих ассигнованиях финансирования. Важно подчеркнуть, что такой подход не обязательно «искажает» возможности финансирования. Если таковые имеются, это позволит любому, кто находится в соответствующем финансовом положении, сделать осознанный выбор при выборе конкретных проектов. Точно так же исследователи не будут мешать свободно исследовать то, что они хотят, но такой подход потребует от обсерватории вынесения рекомендаций по финансированию для определения приоритетности некоторых областей исследований, демонстрирующих социальное воздействие.

                  Обсерватория ВОЗ — не единственный соответствующий пример того, как можно продвигать ответственные инновации посредством накопления метаданных. Еще одним недавним примером является Обсерватория исследований и инноваций (RIO) Horizon 2020 ЕС. Это средство поддержки политики, предназначенное для регулярного представления отчетов о национальных системах НИОКР, а также для проведения межстранового анализа. На национальном и местном уровнях есть не менее важные примеры институтов, стремящихся лучше понять влияние исследований. Например, Институт исследований влияния науки в Осло (OSIRIS) в Норвегии стремится разработать исследовательский анализ на основе метаданных для улучшения исследовательских систем и информирования научной политики.

                  Это не означает, что обсерватории ответственных инноваций существуют только на международном уровне. Такие передовые страны, как Франция и Германия, например, были оборудованы подобными обсерваториями, в том числе за счет европейских средств. Сноска 5 Однако здесь мы предлагаем поместить их продвижение в центр инициатив международной научной дипломатии, а не в контексте национальных усилий, и, как показано в следующем абзаце, мы также приводим аргументы в пользу соединения транснациональных обсерваторий на местных и глобальном уровнях.

                  Научная дипломатия может сыграть положительную роль в нескольких взаимосвязанных направлениях роста обсерваторий ответственных инноваций, основанных на данных. Во-первых, научная дипломатия могла бы открыто принять повестку дня глобальных проблем, спонсируя создание этих обсерваторий в ряде стран мира. Это также могло бы способствовать более структурированному подходу к международному научному сотрудничеству, которое не является результатом индивидуальных инициатив (иногда поддерживаемых государственными спонсорами в свете невысказанных интересов), а скорее является способом охвата междисциплинарной и интегративной исследовательской культуры. Те, кто участвует в схемах научной дипломатии, таким образом, будут работать над содействием созданию и развитию инновационных обсерваторий и их укомплектованию учеными и учеными различных дисциплин, стремящимися определить исследовательские приоритеты для одной страны или одного региона мира. В свою очередь, они также будут продвигать способы продвижения дальнейших дискуссий между теми, кто разрабатывает эти новые знания, и местными заинтересованными сторонами, чтобы проверить, соответствуют ли результаты этих междисциплинарных и комплексных исследований тому, что они видят в качестве приоритетов исследований. Как только это будет установлено, будущие «научные дипломаты» будут работать со своими правительствами и международными организациями, чтобы объединить ресурсы, необходимые для завершения приоритетных международных совместных проектов. Мы рассматриваем эти усилия как более целенаправленные вмешательства, являющиеся результатом анализа социальных приоритетов на местном и глобальном уровнях. Эта работа могла бы продемонстрировать важность комплексного, плюралистического научного анализа, который не выделяет какой-то конкретный набор данных как решающий для определения траекторий НИОКР или даже социальных вмешательств, а скорее способствует установлению действительно интересных отношений между экспертами в различных областях.

                  Мы также предвидим, что обсерватории могут быть разных типов и решать разные задачи в зависимости от их охвата и тематических областей. Глобальные обсерватории по ответственным инновациям могут быть созданы по конкретным темам международного/глобального охвата, чтобы продвигать всемирный комплексный анализ (в области здравоохранения, изменения климата и т. д.) и информировать с помощью своих объединенных сетей анализа данных региональные обсерватории, более заинтересованные в интеграции данных на местном уровне. . Какими бы ни были их тип и спектр деятельности, такие обсерватории должны будут решить ряд проблем, чтобы внедрить предлагаемую методологию для поддержки производства данных. В частности, эта продукция по социальным и гуманитарным наукам все еще скромна по сравнению с другими науками, поэтому необходимо устранить дисбаланс в интеграции данных. Кроме того, обсерваториям придется решать юридические, этические и политические вопросы, связанные с конфиденциальностью данных, и разрабатывать надежные стратегии защиты данных. Наконец, они должны будут поддерживать необходимое обучение в образовательных учреждениях и продвигать некоторую форму стандартизации сбора данных в дополнение к интеграции метаданных.

                  Что касается последнего пункта, то вместо некоторой степени автоматизации за счет использования методов машинного обучения мы предлагаем такую ​​интеграцию достичь за счет тесной международной инфраструктурной координации предлагаемых обсерваторий как на локальном, так и на глобальном уровнях. На самом деле было бы важно, чтобы обсерватории не воспроизводили монолитные модели производства данных с помощью традиционных академических индикаторов (библиометрии, патентных баз данных, клинических испытаний и т. д.) или таким образом, чтобы воспроизвести традиционную динамику экспертов и непрофессионалов, а скорее стремились подходы, основанные на изложенной здесь структуре «совместного производства». Более того, мы считаем, что местные, коренные знания должны быть представлены в обсерваториях на двух важных уровнях. Во-первых, в попытках найти способы интегрировать результаты различных подходов к знаниям в многоуровневый сетевой подход, чтобы подчеркнуть аспекты местных знаний, которые традиционно упускаются из виду в экспертном анализе. Кроме того, также представить результаты многоуровневого анализа обсерваторий местным/региональным заинтересованным сторонам, чтобы лучше понять, соответствуют ли исследовательские приоритеты социального и глобального воздействия, предусмотренные в ходе исследования, тому, что воспринимается местным населением. Хотя местные знания коренных народов не всегда могут быть доступны, подход совместного производства, используемый обсерваториями, приведет к активизации усилий по сбору таких данных, в то же время преодолевая этические и политические проблемы нерегулируемого повторного использования данных коренных народов (Radin, 2017). ).

                  Заключение

                  Чем на самом деле была научная дипломатия в прошлом, является предметом текущих исторических исследований, которые еще предстоит завершить. То, как это рекламируется в настоящее время, кажется, противоречит предварительным результатам этого исследования, предполагающего научную дипломатию как «беспроигрышный» вариант в международных делах, приносящий пользу как ученым, лицам, принимающим решения, так и заинтересованным сторонам. В этой статье мы показали, что в будущем научная дипломатия сможет реализовать обещание стать преобразующим инструментом в международных отношениях, чего хотят ее сторонники, только в том случае, если будут разработаны ключевые положения и направления политики. В частности, мы считаем, что фактическое согласование упражнений научной дипломатии и ответственного инновационного анализа имеет решающее значение для этой трансформации, чтобы можно было в полной мере оценить практические выгоды для местных и глобальных сообществ, получаемые от международного научного сотрудничества. В этой статье мы предложили некоторые общие идеи о том, как будущие инициативы в области научной дипломатии могли бы с большей готовностью продемонстрировать свое социальное воздействие, напомнив о центральной роли анализа и интеграции данных. Таким образом, опираясь на недавние «омики», «связанные данные» и «многослойные» подходы, мы подчеркнули, что «научную дипломатию 2.0» следует рассматривать как продвижение интегративного анализа данных, основанного на междисциплинарной научной работе, помогающей предусмотреть приоритеты исследований на глобальном и местном уровнях. Его также следует обозначить как продвижение необходимых инфраструктур, то есть инновационных обсерваторий, для завершения этих исследований. Наконец, это следует понимать как содействие реализации схем, которые являются приоритетными в этом междисциплинарном и интегративном исследовании. В целом преобразующие качества научной дипломатии действительно проявятся, когда вместо того, чтобы выступать в поддержку одной группы государств или дисциплин, они будут способствовать социальным и глобальным преобразованиям, которые обещает интеграция точных и социальных наук, и что первоначальные схемы сотрудничества, намеченные ответственными инновационными обсерваториями, обеспечат.

                  Ссылки

                  • Адамсон М. (2016) Опасные связи: наблюдение за ресурсами, урановая дипломатия и секретное франко-американское сотрудничество в Марокко 1950-х годов. Br J Hist Sci 49: 79–105. https://doi.org/10.1017/S0007087415000655

                  • Адамсон М. (2017) Секретный поиск урана в Марокко времен холодной войны. Phys Today 70: 54–60. https://doi.org/10.1063/PT.3.3595

                    CAS Статья Google ученый

                  • Адамсон М. , Турчетти С. (2020) Друзья по расщеплению: отношения США и Бразилии и глобальные проблемы атомной энергии, 1945–1955 гг. В: Специальный выпуск Centaurus М. Адамсон и Р. Лалли (редакторы) Глобальные перспективы научной дипломатии (в печати, теперь доступно в Интернете по адресу: https://onlinelibrary.wiley.com/doi/epdf/10.1111/1600-0498.12336)

                  • Апуццо М., Киркпатрик Д.Д. (2020). Covid-19 вместе изменил то, как мир занимается наукой. Нью-Йорк Таймс. https://www.nytimes.com/2020/04/01/world/europe/coronavirus-science-research-cooperation.html

                  • Аронова Э., фон Эрцен С., Сепкоски Д. (2017) Введение: историзация больших данных. Осирис 32: 1–17. https://doi.org/10.1086/693399

                    Статья Google ученый

                  • Аукес Э., Ордонез Матаморос Г., Кульманн С. (2019) Метауправление для научной дипломатии — навстречу европейской структуре. Universiteit Twente — Департамент науки, технологий и политических исследований (STePS). https://doi.org/10.3990/4.2589-2169.2019.01

                  • Баччини А., Николао Г.Д., Петрович Э. (2019) Игра в цитирование, вызванная библиометрической оценкой: сравнительный анализ на уровне страны. PLoS ONE 14:e0221212. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0221212

                    CAS Статья Google ученый

                  • Bayer C, Kuhn M, (2020) Межпоколенческие связи и показатели летальности: межстрановой анализ. ECONtribute: Рынки и государственная политика

                  • Бернерс-Ли Т. (2009) Связанные данные. Вопросы проектирования консорциума World Wide Web. URL https://www.w3.org/DesignIssues/LinkedData.html. По состоянию на 18 декабря 2019 г.

                  • Bettencourt LMA, Cintron-Arias A, Kaiser DI, Castillo-Chávez C (2006) Сила хорошей идеи: количественное моделирование распространения идей на основе эпидемиологических моделей. Phys A: Приложение Stat Mech 364: 513–536. https://doi.org/10.1016/j.physa.2005.08.083

                    Статья Google ученый

                  • Bettencourt LMA, Kaiser DI, Kaur J (2009)Научные открытия и топологические переходы в сетях сотрудничества. J Информет 3: 210–221. https://doi.org/10.1016/j.joi.2009.03.001

                    Статья Google ученый

                  • Bettencourt LMA, Kaiser DI, Kaur J, Castillo-Chávez C, Wojick DE (2008) Популяционное моделирование возникновения и развития научных областей. Наукометрия 75: 495–518. https://doi.org/10.1007/s11192-007-1888-4

                    КАС Статья Google ученый

                  • Бьянкони Г. (2018) Многослойные сети: структура и функции. Oxford University Press, Oxford, New York, NY

                    Книга Google ученый

                  • Бойд А., Гейтвуд Дж., Торсон С., Дай Т. (2019) Дипломатия данных. Sci Dipl 8. http://sciencediplomacy.org/article/2019/data-diplomacy

                  • Damerow J, Wintergrün D (2019) Справочник автостопщика по данным в истории науки. Исида 110: 513–521. https://doi.org/10.1086/705497

                    Статья Google ученый

                  • Де Солла Прайс DJ (1963) Маленькая наука, большая наука. Columbia University Press, Нью-Йорк, NY

                    Книга Google ученый

                  • Дикисон М.Э., Маньяни М., Росси Л. (2016) Многослойные социальные сети. Издательство Кембриджского университета, Кембридж

                    Книга Google ученый

                  • Доерр М. (2003) Концептуальный справочный модуль CIDOC: онтологический подход к семантической совместимости метаданных. Журнал AI 24: 75–75. https://doi.org/10.1609/aimag.v24i3.1720

                    Статья Google ученый

                  • Доэзема Т., Людвиг Д., Макнахтен П., Шелли-Иган С., Форсберг Э. (2019) Перевод, трансдукция и трансформация: трансграничное распространение практики ответственности. J Ответственный инноватор 6:323–331

                    Артикул Google ученый

                  • Donges JF, Lucht W, Heitzig J et al (2018) Таксономии для структурирования моделей системного анализа Мир-Земля в антропоцене: подсистемы, их взаимодействия и социально-экологические петли обратной связи. Earth Syst Dyn Обсудить https://doi.org/10.5194/esd-2018-27

                  • Эриксон М., Ханна П., Уокер С. (2020). Опрос высшего руководства высшего образования Великобритании: реакция статистов на менеджерское управление. Исследования в области высшего образования. https://doi.org/10.1080/03075079.2020.1712693

                  • Европейский симпозиум по семантической сети (2004 г.) Семантическая сеть: исследования и приложения: Первый европейский симпозиум по семантической сети, ESWS 2004, Ираклион, Крит, Греция, 10–12 мая 2004 г.: материалы, Конспекты лекций по информатике 3053. Спрингер, Берлин; Нью-Йорк

                  • Фенрих Б. (2015) Научная дипломатия: исследование взглядов ученых на научно-политическое сотрудничество в международных делах. Public Underst Sci 26: 688–703. https://doi.org/10.1177/0963662515616552

                    Артикул Google ученый

                  • Федоров Н.В. (2009) Научная дипломатия в 21 веке. Сотовый 136:9–11

                    CAS Статья Google ученый

                  • Flaxman S, Mishra S, Gandy A, Unwin HJT, Mellan TA, Coupland H, Whittaker C, Zhu H, Berah T, Eaton JW, Monod M, Ghani AC, Donnelly CA, Riley S, Vollmer MAC, Ferguson Н. М., Окелл Л.С., Бхатт С. (2020) Оценка воздействия немедикаментозных вмешательств на COVID-19в Европе. Природа https://doi.org/10.1038/s41586-020-2405-7

                  • Флеминг Дж. Р. (2010) Исправление неба: пестрая история управления погодой и климатом. Издательство Колумбийского университета, Нью-Йорк, NY

                    Google ученый

                  • Флинк Т. (2020) Сенсационный дискурс научной дипломатии: критическое размышление. Гаага J Dipl 15 (3): 359–370. https://doi.org/10.1163/1871191X-BJA10032

                    Статья Google ученый

                  • Флинк Т., Шрайтерер У. (2010) Научная дипломатия на стыке научно-технической политики и иностранных дел: к типологии национальных подходов. Sci Public Policy 37:665–677

                    Статья Google ученый

                  • Флинк Т., Калдеви Д. (2018) Язык научной политики в двадцать первом веке: что следует за фундаментальными и прикладными исследованиями? В: Kaldewey D, Schauz D (eds) Фундаментальные и прикладные исследования: язык научной политики в двадцатом веке. Berghahn Books, New York, NY, стр. 251–284

                    Глава Google ученый

                  • Форман П. (1987) За квантовой электроникой: национальная безопасность как основа физических исследований в США, 1940-1960 гг. Hist Stud Phys Biol Sci 18:149–229

                    Статья Google ученый

                  • Fox J (2020) Коронавирус изменил способ передачи результатов научных исследований. Принт. URL-адрес https://theprint.in/opinion/coronavirus-has-transformed-how-scientific-research-findings-are-communicated/415328/ (по состоянию на 23 июля 2020 г.)

                  • Фуллер Дж. (2020) Модели против доказательств. Бостонский обзор. URL-адрес https://bostonreview.net/science-nature/jonathan-fuller-models-v-evidence (по состоянию на 23 июля 2020 г.).

                  • Ганц Дж., Рейнсел Д. (2011) Извлечение ценности из хаоса. IDC IView 1142:1–12

                    Google ученый

                  • Глюкман П. Д., Турекян В.К., Граймс Р.В., Киши Т. (2017) Научная дипломатия: прагматическая перспектива изнутри. Sci Dipl 6. http://www.sciencediplomacy.org/article/2018/pragmatic-perspective.

                  • Гуаль Солер М.Г., МакГрат П. (2017) Южная Африка: перспективы научной дипломатии. ТВАС. https://twas.org/article/southern-africa-promise-science-diplomacy. По состоянию на 17 февраля 2020 г.

                  • Хейнс Т. (2018) Научная дипломатия: сотрудничество в быстро меняющемся мире. наука в новостях. http://sitn.hms.harvard.edu/flash/2018/science-diplomacy-collaboration-rapidly-changeing-world/. По состоянию на 18 декабря 2019 г.

                  • Ирие А. (2013) Глобальная и транснациональная история: прошлое, настоящее и будущее. Пэлгрейв, Лондон и Нью-Йорк, Нью-Йорк

                    Книга Google ученый

                  • Ioannidis JPA (2018) Мета-исследования: почему исследования в области исследований имеют значение. PLoS Biol 16:e2005468. https://doi. org/10.1371/journal.pbio.2005468

                    CAS Статья Google ученый

                  • Ioannidis JPA (2020) Коронавирусная болезнь 2019: вред преувеличенной информации и недоказанных мер. Eur J Clin Investig 50:e13222. https://doi.org/10.1111/eci.13222

                    КАС Статья Google ученый

                  • МГЭИК (2014 г.) Эксперты и правительство рассматривают комментарии к проекту второго порядка ДО5 РГ III МГЭИК. https://archive.ipcc.ch/pdf/assessment-report/ar5/wg3/drafts/ipcc_wg3_ar5_sod_comments_chapter3.pdf. По состоянию на 18 декабря 2019 г.

                  • Якобсон Б.Р., Хёне К.Е., Курбалия Дж. (2018 г.) Обновление дипломатии в эпоху больших данных. Диплофонд. URL-адрес https://www.diplomacy.edu/sites/default/files/Data_Diplomacy_Report_2018.pdf. По состоянию на 18 декабря 2019 г.

                  • Хорхе-Пастрана С., Гуал-Солер М., Ван Т.С. (2018 г.) Содействие научному сотрудничеству во времена дипломатических проблем: устойчивое партнерство между кубинской академией наук и Американской ассоциацией развития науки. МЕДИКК Откр. 20:23–26.

                  • Kaltofen C, Acuto M (2018) Научная дипломатия: введение в граничную проблему Glob Policy 9:8–14. https://doi.org/10.1111/1758-5899.12621

                    Статья Google ученый

                  • Krige J (2006) Американская гегемония и послевоенное восстановление науки в Европе. MIT Press, Кембридж, Массачусетс

                    Книга Google ученый

                  • Кульманн С., Рип А. (2018) Инновационная политика следующего поколения и большие задачи. Sci Public Policy 45:448–454

                    Статья Google ученый

                  • Lai S, Ruktanonchai NW, Zhou L, Prosper O, Luo W, Floyd JR, Wesolowski A, Santillana M, Zhang C, Du X, Yu H, Tatem AJ, 2020. Влияние немедикаментозных вмешательств на сдерживание COVID-19в Китае. Природа https://doi.org/10.1038/s41586-020-2293-x

                  • Лалли Р., Хоуи Р., Винтергрюн Д. (2020) Социально-эпистемические сети общей теории относительности, 1925–1970. В: Блюм А., Лалли Р., Ренн Дж. (ред.) Возрождение общей теории относительности в контексте. Исследования Эйнштейна, т. 16. Биркхойзер, Бостон, стр. 15–84.

                  • Лаубихлер М.Д., Майеншайн Дж., Ренн Дж. (2019) Вычислительная история знаний: проблемы и возможности. Исида 110: 502–512. https://doi.org/10.1086/705544

                    MathSciNet Статья Google ученый

                  • Lazega E, Snijders TAB (eds) (2016) Многоуровневый сетевой анализ для социальных наук: теория, методы и приложения. Серия Методос, том 12. Спрингер, Чам

                    Google ученый

                  • Moedas C (2016) Научная дипломатия в Европейском Союзе. Научный диплом 5:9. http://www.sciencediplomacy.org/perspective/2016/science-diplomacy-in-european-union

                  • Оздемир В., Колкер Э., Хотез П.Дж. и др. (2014) Готовы включить метаданные в повестку дня в области развития на период после 2015 года? Связь публикаций данных с ответственными инновациями и научной дипломатией. OMICS: J Integr Biol 18: 1–9. https://doi.org/10.1089/omi.2013.0170

                    CAS Статья Google ученый

                  • Qiu Y, Chen X, Shi W (2020) Влияние социальных и экономических факторов на передачу коронавирусной болезни 2019(COVID-19) в Китае. J Popul Econ 33: 1127–1172. https://doi.org/10.1007/s00148-020-00778-2

                    Статья Google ученый

                  • Радин Дж. (2017) «Цифровые аборигены»: какое значение история медицины и коренных народов имеет для больших данных. Осирис 32:43–64. https://doi.org/10.1086/693853

                    Статья Google ученый

                  • Равец Дж. Р. (1971) Научное знание и его социальные проблемы. Кларендон Пресс, Оксфорд

                    Google ученый

                  • Райхман О.Дж., Джонс М.Б., Шильдхауэр М.П. (2011) Проблемы и возможности открытых данных в экологии. Наука 331: 703–705. https://doi.org/10.1126/science.1197962

                    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья Google ученый

                  • Ренн Дж., Винтергрюн Д., Лалли Р., Лаубихлер М., Валлериани М. (2016) Netzwerke als Wissensspeicher. В: Mittelstraß J, Rüdiger U (eds) Die Zukunft der Wissensspeicher: Forschen, Sammeln und Vermitteln im 21. Jahrhundert, Konstanzer Wissenschaftsforum. UVK Verlagsgesellschaft Konstanz, Мюнхен, стр. 35–79.

                    Google ученый

                  • Королевское общество/AAAS (2010 г.) Новые рубежи научной дипломатии. Королевское общество, Лондон

                    Google ученый

                  • Руффини П. (2017) Наука и дипломатия. новое измерение международных отношений. Палгрейв, Нью-Йорк, NY

                    Google ученый

                  • Schilling V (2012) Преобразование метаданных библиотеки в данные связанной библиотеки. Ассоциация библиотечных коллекций и технических услуг (ALCTS). http://www.ala.org/alcts/resources/org/cat/research/linked-data. По состоянию на 18 декабря 2019 г.

                  • Smith III FL (2014) Продвижение научной дипломатии: Индонезия и Группа медицинских исследований ВМС США. Soc Stud Sci 44 (6): 825–847. https://doi.org/10.1177/0306312714535864

                    Статья Google ученый

                  • Stilgoe J (2013) Почему МГЭИК узаконила геоинженерию? The Guardian, 27 сентября

                  • Stilgoe J, Owen R, Macnaghten P (2013) Разработка основы для ответственных инноваций. Политика рез. 42: 1568–1580. https://doi.org/10.1016/j.respol.2013.05.008

                    Артикул Google ученый

                  • Suber P (2012) Открытый доступ. MIT Press, Кембридж, Массачусетс

                    Книга Google ученый

                  • Subramanian M (2019) Антропоцен сейчас: влиятельная группа голосует за признание новой эпохи Земли. Новости природы. https://doi.org/10.1038/d41586-019-01641-5

                  • Мадридская декларация о научной дипломатии (2019 г.) Научная дипломатия ЕС. URL https://www.s4d4c.eu/s4d4c-1st-global-meeting/the-madrid-declaration-on-science-diplomacy/. По состоянию на 18 декабря 2019 г.

                  • Турчетти С., Адамсон М., Рисполи Г., Олсакова Д., Робинсон С. (2020) Просто от Нидхэма до Никсона? О написании истории научной дипломатии. Введение в спецвыпуск по научной дипломатии. Hist Stud Nat Sci 50(4):323–339

                    Статья Google ученый

                  • ЮНЕСКО (2015 г.) Решение глобальных проблем с помощью научной дипломатии и научного совершенства: модель ЦЕРНа. https://en.unesco.org/news/addressing-global-challenges-though-science-diplomacy-and-scientific-excellence-cern-model. По состоянию на 18 марта 2020 г.

                  • Организация Объединенных Наций (2015 г.) Доклад о достижении целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия. URL https://www.un.org/millenniumgoals/2015_MDG_Report/pdf/MDG%202015%20rev%20(July%201).pdf. По состоянию на 18 декабря 2019 г.

                  • Организация Объединенных Наций (2020 г.) О целях устойчивого развития. URL https://www.un.org/sustainabledevelopment/sustainable-development-goals/. По состоянию на 12 марта 2020 г.

                  • Valleriani M, Kräutli F, Zamani M et al. (2019) Возникновение эпистемических сообществ в корпусе Sphaera. J Hist Netw Res 3: 50–91. https://doi.org/10.25517/jhnr.v3i1.63

                    Статья Google ученый

                  • Ван Лангенхов Л. (2016) Глобальная научная дипломатия как новый инструмент глобального управления. FOCIR Pensament, Барселона

                    Google ученый

                  • Vasen F (2016) Что означает «национальная наука»? Научная политика, политика и философия в Латинской Америке. В: Аронова Э., Турчетти С. (ред.) Научные исследования во время холодной войны и в последующий период. Парадигмы дезертировали, второстепенные исследования в истории науки и техники. Palgrave Macmillan, New York, NY, стр. 241–266

                    Google ученый

                  • Vicente-Saez R, Martinez-Fuentes C (2018) Открытая наука сейчас: систематический обзор литературы для комплексного определения. J Bus Res 88: 428–436. https://doi.org/10.1016/j.jbusres.2017.12.043

                    Статья Google ученый

                  • ВОЗ (2014 г.). О глобальной обсерватории исследований и разработок в области здравоохранения. https://www.who.int/research-observatory/why_what_how/en/. По состоянию на 18 марта 2020 г.

                  • Wintergrün D (2019) Netzwerkanalysen und semantische Datenmodellierung als Heuristische Instrumente für die Historische Forschung. Диссертация, Friedrich-Alexander-Universität Erlangen-Nürnberg

                  • Wolfe AJ (2018) Лаборатория свободы: борьба холодной войны за душу науки. Издательство Университета Джона Хопкинса, Балтимор

                    Google ученый

                  • Винн Б.

  • Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    You may use these HTML tags and attributes:

    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>