Социализация общества: Социализация в обществе

Содержание

Социализация в обществе

Социализация человека в современном обществе

Общество является достаточно сложным организмом, в котором все элементы очень тесно связаны друг с другом. От каждого элемента напрямую зависит эффективность жизнедеятельности как всего общества в целом, так и по отдельности каждого человека, который является неотъемлемой частью общества.

Замечание 1

Человек, становясь частью общества, нуждается в том, чтобы получить всевозможные знания о нормах и ценностях, а также об образцах поведения. Процесс усвоения индивидом норм и ценностей общества, к которому он принадлежит, называется его социализацией в обществе.

Социализация включает в себя передачу знаний, умений и навыков, формирование ценностей и общественных, а также личностных идеалов, правил социального поведения. Сегодня в социологической науке принято выделять два ключевых типа социализации:

  • Первичная социализация в обществе – это непосредственное усвоение норм и ценностей в детском возрасте. Здесь важную роль играет семья, поскольку от родителей напрямую зависит, какие нормы и как будут восприняты ребенком, и как они повлияют на его дальнейшую жизнь;
  • Вторичная социализация в обществе – это процесс усвоения норм и ценностей уже во взрослом возрасте. Здесь на человека оказывает влияние его положение в обществе, роль, которую он играет в том или ином трудовом коллективе, а также то, как к нему относятся другие члены общества.

Социализация – это взаимодействие агентов социализации и институтов, которые отвечают за формирование, направление и стимуляцию личности человека. Также агенты могут ограничивать становление личности человека, затормаживать эти процессы, что приведет к тому, что человек перестанет воспринимать нормы и ценности, будет проявлять признаки асоциального (девиантного) поведения.

Агенты первичной социализации и агенты вторичной социализации могут отличаться друг от друга. Агенты первичной социализации – это родители, братья и сестры человека, его бабушки и дедушки, а также другие родственники, которые играют не последнюю роль в становлении личности. Сюда же следует отнести друзей и педагогов, лидеров молодежных группировок, если человек состоит в них и социализируется за их счет. Что касается термина «первичная», то в этом случае он относится к тому, что составляет ближайшее окружение человека и влияет на него с самых первых дней жизни.

Вторичная социализация предполагает, что к этой группе будут относиться представители администрации школьного учебного заведения, высшего учебного заведения, предприятия, на котором осуществляет свою трудовую деятельность человек. Важно отметить, что не самую последнюю роль в социализации индивида играют средства массовой информации. Они выступают главным источником, из которого люди узнают последние события, и благодаря которым могут формировать свое мнение о происходящем.

Этапы социализации в обществе

Социализация – это процесс очень многогранный и многоаспектный. Он предполагает, что человек проходит несколько основных этапов, в соответствии с которыми развивается, переходит на совершенно новые уровни своего развития. Все этапы должны быть последовательными, так как, при нарушении привычного порядка человек может столкнуться с проблемами и в детском возрасте во время первичной социализации, и в зрелом возрасте, находясь на стадии вторичной социализации.

Первый этап социализации – стадия адаптации. Она охватывает период с рождения до достижения человеком подросткового возраста. На этой стадии по сути происходит максимально некритическое освоение уже имеющегося в обществе социального опыта. Главный механизм – это подражание, когда человек не воспроизводит свои формы поведения, но перенимает чужие в качестве особого примера. За первым этапом следует второй этап социализации, при котором человек проявляет желание выделяться среди остальных. Эту стадию принято называть стадией идентификации. Если в начале он стремился подражать окружающим, считая их формы поведения единственно правильными, то теперь, на основе имеющегося опыта он может самостоятельно создавать новые ценности и нормы, чтобы в дальнейшем воспроизводить их и передавать другим.

Следующая стадия социализации – это интеграция. Она предполагает внедрение в жизнь общества, которая может происходить с достаточно разрозненным характером. Она может пройти и благополучно, и неблагополучно, все зависит напрямую от характера человека, а также от того, насколько он сам готов быть привлеченным к социальным нормам, и сможет ли он в дальнейшем быть в ответе за свое поведение и изменения, которые были предложены им. стадия интеграции плавно перетекает в трудовую стадию. Здесь перед человеком открываются возможности трудоустройства, а также происходит воспроизведение социального опыта. Он постепенно воздействует на окружающую среду, адаптируется к ее изменениям, но при этом привносит в нее новые элементы. Среда также воздействует на человека, и поэтому следует говорить о взаимном влиянии.

Последняя, очень важная стадия социализации – послетрудовая стадия. Она охватывает пожилой возраст человека. Характеризуется данная стадия передачей социального опыта новым поколениям, трансляция накопленных знаний, возможность оставить после себя память в своих детях и потомках. Для пожилых людей эта стадия очень важна, поскольку некоторые отмечают, что в старшем возрасте человек не может постигать новые социальные ценности, так как он уже очень стар. Но исследования доказывают, что даже в таком возрасте человек может успешно социализироваться и узнавать что-либо новое, что ранее было не известным.

Замечание 2

Таким образом, социализация в обществе – это сложный и многоэтапный процесс, который происходит с человеком на протяжении всей его жизни. Социализируясь, личность развивается, постигает новый опыт, а также может транслировать уже имеющийся опыт своим потомкам.

Здесь необходимо также учитывать особенности установок человека, поскольку воздействие и опыт могут быть как положительными, так и отрицательными.

индивидуализм и коллективизм как ориентиры трансформируемого общества


  • Андреева Г. М. Социальное познание: проблемы и перспективы / Г. М. Андреева. М.: МОДЭК, 2012. 416 с.


  • Андреева Г. М. Социальная психология / Г. М. Андреева. Изд. 5-е. М.: Аспект-Пресс, 2007. 364 с.


  • Безденежных Б. Н. Различия мозгового обеспечения индивидуального, кооперативного и конкурентного поведения у субъектов с аналитическим и холистическим когнитивными стилями / Б. Н. Безденежных, В. В. Знаков, М. Самс, И. Яаскелайнен, Ю. И. Александров // Экспериментальная психология. 2016. Tом 9. № 2. С. 5-22.


  • Брунер Дж. Психология познания: за пределами непосредственной информации / Дж. Брунер; пер. с англ. М.: Прогресс, 1977. 413 с.


  • Выготский Л. С. Избранные психологические исследования / Л. С. Выготский. М.: Изд-во Акад. пед. наук РСФСР, 1956. 519 с.


  • Гиддингс Ф. Основание социологии / Ф. Гиддингс // Американская социологическая мысль. М.: Наука, 1994. С. 293-316.


  • Дюркгейм Э. Социология образования / Э. Дюркгейм. М.: Интор, 1996. 80 с.


  • Дюркгейм Э. Социология образования. Воспитание, его природа и poль / Э. Дюркгейм. М.: Директ-Медиа, 2007. 115 с.


  • Забродин Ю. М. Психология управления человеческими ресурсами (очерки теории психической регуляции поведения): монография / Ю. М. Забродин. М.: ФГБОУ ВО МГППУ, 2017. 224 с.


  • Забродин Ю. М. Психология личности и управление человеческими ресурсами / Ю. М. Забродин. М.: Финстатинформ, 2002. 284 с.


  • Кон И. С. Ребенок и общество / И. С. Кон. М.: Академия, 2003. 336 с.


  • Кон И. С. Социология личности / И. С. Кон. М.: Политиздат, 1976. 383 с.


  • Кон И. С. Психология ранней юности / И. С. Кон. М.: Просвещение, 1989. 256 с.


  • Кули Ч.  Х. Человеческая природа и социальный порядок / Ч. Х. Кули; пер. с англ. под ред. А. Б. Толстова. М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуал. кн., 2000. 320 с.


  • Кули Ч. Социальная самость. Первичные группы / Ч. Кули // Американская социологическая мысль / Р. Мертон, Дж. Мид [и др.]; сост. Е. И. Кравченко; под ред. В. И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 316-335.


  • Мудрик А. В. Социализация человека / А. В. Мудрик. М.: Академия, 2014. 304 с.


  • Немировский В. Г. Социология человека. От классических к постнеклассическим подходам / В. Г. Немировский, Д. Д. Невирко. М.: Изд-во ЛКИ, 2008. 304 с.


  • Пиаже Ж. Теория Пиаже / Ж. Пиаже // История зарубежной психологии 30-60-е годы XX века. М.: Изд-во МГУ, 1986. 384 с.


  • Сухомлинский В. А. Избранные педагогические сочинения в 3 томах / В.  А. Сухомлинский; сост. О. С. Богданова, В. З. Смаль, А. И. Сухомлинская. М.: Педагогика, 1981. 3 тома.


  • Тард Г. Законы подражания (Les lois de l’imitation) / Г. Тард; по изд. Ф. Павленкова. М.: Академический Проект, 2011. 304 с.


  • Фрейд 3. «Я» и «Оно». Труды разных лет / 3. Фрейд. М.: Эксмо-Пресс, 2017. Кн.  1, 2. 160 с.


  • Фрейд З. О психоанализе. Пять лекций / 3. Фрейд // Хрестоматия по истории психологии / под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. М.: МГУ, 1980. 148 с.


  • Фрейд З. Психология бессознательного: сб. произведений / 3. Фрейд. М.: Просвещение, 1990. 448 с.


  • Харчев А. Г. Становление личности / А. Г. Харчев. М.: Знание, 1972. 48 с.


  • Харчев А. Г. Социология воспитания (о некоторых актуал. социал. пробл. воспитания личности) / А. Г. Харчев. М.: Политиздат, 1990. 220 с.


  • Шиянов Е. Н. Педагогика: общая теория образования / Е. Н. Шиянов. Ставрополь: СКСИ, 2007. 634 с.


  • Giddings F. H. The Principles of Sociology: An Analysis of the Phenomena of Association and of Social Organization / F. H. Giddings. 3rd ed. N. Y.; L.: MacMillan & Co., Ltd., 1896. 476 p.


  • Giddings F. H. The Theory of Socialization: A Syllabus of Sociological Principles for the Use of College and University Classes / F. H. Giddings. N. Y.; L.: MacMillan & Co., Ltd., 1897. 47 p.


  • Hofstede G. Culture’s Consequences: International Differences in Work-Related Values / G. Hofstede. Beverly Hills (Cal.), 1980. 327 р.


  • Parsons T. The Social System / T.  Parsons. Glencoe, 1951. 502 р.

  • СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

    Ноздрина Тамара Михайловна
    воспитатель
    ГУО «Санаторный ясли-сад №17 «Солнышко»»

    Молодечно, Республика Беларусь

    Научный руководитель:
    Самаль Елена Викторовна
    кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии
    Российский государственный социальный университет (филиал в г.Минске)
    Минск, Республика Беларусь

    Социальное развитие личности осуществляется как процесс, направленный на одновременное развитие личностных качеств и освоение социальных ролей в различных сферах жизнедеятельности. Поэтому социализация личности является частью целостного процесса ее становления как социального субъекта. Общество, заботясь о самосохранении и стремясь обеспечить бесконфликтность жизнедеятельности, старается наделить молодое поколение навыками группового выживания, выработанными и устоявшимися именно в данном сообществе.

    Молодежь – социально-демографическая группа с характерными для нее возрастными, социально-психологическими свойствами и социальными ценностями, которые обуславливаются уровнем социально-экономического, культурного развития, особенностями социализации в обществе [1]. Молодежь – это не только будущее, она «живое настоящее», и важно понять, насколько уже сегодня молодое поколение определяет содержание и характер будущего, насколько несет в себе «дух нового времени».

    В этом аспекте, целью и назначением социализации является формирование молодого человека, живущего и действующего как элемент именно этого сообщества, несущего его признаки и обладающего его опытом.

    Термин «социализация» обозначает совокупность всех социальных процессов, благодаря которым индивид усваивает и воспроизводит определенную систему знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества. Социализация – процесс, играющий значительную роль в жизнедеятельности, как общества, так и личности, обеспечивающий самовоспроизводство общественной жизни. Социализация охватывает все процессы приобщения к культуре, обучения и воспитания, с помощью которых человек приобретает социальную природу и способность участвовать в социальной жизни [2].

    С точки зрения А.М. Караева, под социализацией можно понимать процесс усвоения личностью образцов поведения, ценностей и норм, принятых в обществе, в конкретных социальных общностях. Ученый выделяет в социализации несколько аспектов. Социализация может быть представлена как процесс освоения социальных норм, становящихся неотъемлемой стороной жизни личности не в результате внешней регуляции, а вследствие внутренней необходимости следовать им. Это – один аспект социализации. Второй аспект касается характеристики ее как существенного элемента социального взаимодействия, предполагающего, что люди хотят изменить свой собственный имидж, улучшить представление о себе в глазах других, осуществляя свою деятельность в соответствии с их ожиданиями. Следовательно, социализация связана с выполнением социальных ролей личности [3].

    Следовательно, можно сделать вывод, что социализация представляет собой двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоение индивидом социального опыта путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей; с другой стороны, процесс активного воспроизводства индивидом системы социальных связей за счет его активной деятельности, активного включения в социальную среду.

    Существует несколько подходов к выделению этапов социализации. Самый распространенный – выделение трех основных этапов социализации – дотрудовой, трудовой, послетрудовой (связанный с выходом человека на пенсию). Согласно второму – выделяется семь основных этапов: младенчество, детство, подростковый период, этап юности и выбора профессии, этап функционирования социально зрелой личности (от 20–25 до 35–40 лет), период от 35–40 до 55–65 лет, этап пенсионного возраста и отказа личности от активной профессионально-трудовой деятельности. Анализируя описание каждого из вышеперечисленных этапов, предложенного В. В. Касьяновым, В.Н. Нечипуренко, С.И. Самыгиным, мы можем видеть, что активно социализации молодежи наблюдается на четвертом и пятом этапе.

    Четвертый этап имеет нижней границей подростковый возраст (13–14 лет) и характеризуется известной временной неопределенностью верхнего рубежа. В содержательном отношении это завершение учения и переход к профессионально-трудовой деятельности. У одних он происходит в 18 лет, у других – в 23–25 и даже позже. Основной формой деятельности продолжает оставаться образовательная, однако серьезную конкуренцию ей составляют досуговая деятельность и общение. Завершается половое созревание личности, и чаще всего начинается половая жизнь. В рамках именно этого этапа происходит выбор профессии, способа достижения карьеры, путей построения дальнейшей жизни, что имеет подчас решающее значение в процессе социализации. Создаются все условия для мировоззренческой рефлексии, адекватного осознания себя, своих способностей и предназначения. Рассматривая роль институтов социализации на этом этапе, необходимо отметить снижающееся значение семьи, сохраняющееся – учреждений образования и резко возрастающее – социальной микросреды, товарищеского окружения.

    Пятый этап характеризуется высокой активностью личности в профессиональной сфере, созданием собственной семьи, превращением личности из «объекта» в «субъект» социализации. На этом этапе происходит полное раскрытие личностного потенциала, чему могут способствовать основные институты социализации: производственный (трудовой) коллектив, семья, средства массовой информации, образование и др. Ведущими формами деятельности, наряду с профессионально-трудовой, могут быть семейно-бытовая, образовательная, общественно-политическая, досуговая, деятельность общения [4].

    Эти вышеописанные этапы соответствуют либо фазе начала трудовой деятельности, либо профессиональной подготовке к ней. Именно здесь у молодого человека формируется самосознание, социальное сознание и ценностные установки, которые будут определять траекторию личностного развития на протяжении последующей жизни.

    В.Т. Лисовский обращает внимание на тот факт, что для этих этапов характерна большая роль воспитательного воздействия. Социализация молодежи – это объективный процесс ее вхождения в социальную сферу. В обществе существует институциональное, целенаправленное воздействие на молодежь в форме воспитания подрастающего поколения. Этот процесс осуществляется через систему различных социальных институтов, таких как государство, семья, школа, армия и ряда других. Отказ общества от целенаправленного проведения воспитательной функции через официальные институты приводит к деформации социализации, доминированию в ней адаптационного, т.е. приспособительного, аспекта [5]. Значение социальных институтов для процесса социализации молодых людей состоит, прежде всего, в том, что под их влиянием, в результате предлагаемых образцов поведения происходит усвоение тех или иных социальных ролей, норм, ценностей. В первую очередь, здесь наибольшее влияние на личность оказывают институты семьи, образования и воспитания.

    Роль семьи в настоящее время особенно значительна, поскольку другие институты социализации не всегда выполняют свои функции. Вместе с тем, в реализации данной задачи семья сталкивается с трудностями, одной из которых является возросшая занятость родителей в сфере экономического и материального обеспечения потребностей членов семьи. Старшее поколение (дедушки и бабушки) не всегда способно в полной мере выполнять функции социализации, передавать свой накопленный жизненный опыт, культурные традиции и образцы поведения молодежи, поскольку резко изменившаяся социальная среда уже не обеспечивает жизнеспособности молодых поколений на основе социокультурного опыта прошлой эпохи. Молодежи самой приходится накапливать свой жизненный опыт в новых условиях, и нередко она является более приспособленной, чем старшие поколения.

    По своему содержанию, процесс социализации молодого человека в семье направлен на освоение социальных ролей в семейно-бытовой сфере, включая национальные особенности выполнения этих ролей – детей, родителей и т.п. В семье закладываются основы знания национальной культуры: национального языка, фольклора и других проявлений народного художественного творчества. Поэтому, как указывает Б.А. Ручкин, при воспитании в семье следует уделять больше внимания участию молодежи в проведении народных праздников и национальных обрядов. Народные традиции, как правило, передаются от одного поколения другому в семье, при участии младших членов семьи в исполнении различных праздников и обрядов, в ходе чего младшие осваивают ритуально-знаковые действия, старшие передают им содержание и смысл осуществляемых действий. Так происходит укрепление внутрисемейных связей [6].

    Система образования в социализации личности занимает особое место, поскольку она выступает как социальный институт, обеспечивающий становление целостной личности. Практически весь период взросления молодого человека, вплоть до его самостоятельного вступления в самостоятельную трудовую жизнь, проходит в образовательных учреждениях различного типа. Поэтому можно считать, что на определенном этапе основным социальным институтом, осуществляющим социализацию молодежи в сфере систематического освоения регионального компонента культуры, становятся общеобразовательные учреждения. Если в семье происходит освоение личностью социокультурных стандартов и общечеловеческих норм и ценностей, то в рамках институтов образования происходит освоение знания, аккумулированного в нем социального опыта, реализация способностей и дарований личности. В процессе социализации личности, на этапе подготовки к трудовой деятельности, осуществляемой, прежде всего в процессе образования и воспитания, формируются профессионально-значимые качества и социально-нравственные установки и ценности молодого человека, социально-психологические качества его личности [3].

    Если рассматривать процесс становления молодежи по сферам ее включенности в жизнь общества, то одной из наиболее значимых сфер социализации молодежи является формирование гражданственности и патриотизма у молодого поколения. Взаимоотношения личности и социальной общности проявляются на разных уровнях и в различных аспектах. Каждый человек живет, будучи одновременно включенным в разные уровни социальных общностей: семьи, социально-профессиональной группы, города, республики и т. п. При этом он может в большей или меньшей степени ощущать себя членом той или иной общности. Поэтому степень проявления гражданственности и патриотизма у молодежи во многом определяется тем, в какой степени она чувствует свою причастность к данному государству [5]. Во многом это определяется и влиянием на социализацию СМИ.

    Среди новых каналов социализации молодежи наибольшее значение приобретают СМИ и Интернет. В роли мощных каналов социализации выступают аудиовизуальный мир: телевидение, реклама, игровые технологии современных СМИ, а также деятельность радикально изменившихся социальных организаций. В противовес глобальным развиваются и усиливаются региональные и локальные традиции в современной духовной культуре подрастающих поколений, что необходимо учитывать в процессе работы с молодежью.

    Таким образом, если мы хотим способствовать успешной социализации современной молодежи, соответствующей целям общественного развития, имеющей позитивно направленный вектор, необходимо, чтобы условия, создаваемые обществом для становления молодого человека, обеспечивали его социализацию во всех сферах общественного бытия, способствовали развитию творческого потенциала, формированию способностей и ориентировали на соответствующее физическое, психическое и нравственное развитие. Кроме того, социализация подрастающего поколения должна быть опережающей, учитывающей возможные в будущем изменения.

    Литература:

    1. Андреева, Г.М. Социальная психология: Учебник для высших учебных заведений / Г.М. Андреева. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 267с.

    2. Борисова, Л.Г. Социология личности / Л.Г. Борисова, Г.С. Солодова. – Новосибирск, 1997. – 427с.

    3. Караев, А.М. Социализация молодежи: Методологические аспекты исследования/ А.М. Караев // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2005. – №3. – С.124-128.

    4. Касьянов, В.В. Социология / В.В. Касьянов, В.Н. Нечипуренко, С.И. Самыгин. –Ростов-н/Д, 2000. – 306 .

    5. Лисовский, В.Т. Социология молодежи: Учебное пособие / В.Т. Лисовский. – СПб., 1996. – 141с.

    6. Ручкин, Б.А. Молодежь и становление новой России / Б.А. Ручкин // Социс.–
    1998. – №5. – С.90-98.

    Проблемы правовой социализации в условиях аномии российского общества

    Заячковский О. А.

    Проблемы правовой социализации в условиях аномии российского общества

    Страницы / Pages
    15-27
    Аннотация

    Анализируются проблемы воздействия семьи, СМИ, школы на процесс правовой социализации индивидов. Обращается внимание на противоречивое, деффектное влияние их на правосознание в условиях рассогласованности, низкой эффективности действия социальных норм.

    Список литературы

    1. Арутюнян М., Здравомыслова О., Курильски-Ожвэн Ш. Образ и опыт права: правовая социализация в изменяющейся России. М., 2008.


    2. Бабосов Е. М. Катастрофа как объект социологического анализа // Социо­логичские исследования. 1998. № 4. С. 19—25.


    3. Бондаренко Т. А. Имидж органов МВД в «милицейских» телесериалах // Социологические исследования. 2006. № 9.


    4. Буллах С. И. Проблема негативного воздействия средств массовой инфор­мации на нравственное сознание курсантов вузов МВД России // Вестник БЮИ МВД России. 2000. № 2.


    5. Гидденс Э. Социология. М., 1999.


    6. Дементьева И. Ф. Социализация детей в семье: теории, факторы, модели. М., 2004.


    7. Жевакин С. Н. Правовая социализация личности в контексте проблем пре­образования российского общества. Воронеж, 1995.


    8. Зубок Ю. А., Чупров В. И. О формировании правовой культуры молодежи в России и Беларуси // Социологические исследования. 2006. № 10. С. 71—77.


    9. Иванчак А. И. Правовая социализация личности // Герценовские чтения 1998. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 1998.


    10. Лукашева Е. А. Правосознание, правовое воспитание и правовая культура // Советское государство и право. 1976. № 1. С. 129—137.


    11. Певцова Е. А. Формирование правового сознания школьной молодежи: со­стояние, проблемы и перспективы //Государство и право. 2005. № 4. С. 28—39.


    12. Попов М. Ю. Правовая социализация личности как ресурс становления социального порядка в российском обществе. М., 2006.


    13. Самыгин П. С., Федоров В. В. Правовая социализация российской учащейся молодежи: социологический анализ (на примере крупного города). М., 2005.


    14. Смелзер Н. Д. Социология. М., 1994.


    15. Татидинова Т.  Г. Организованная преступность и молодежь // Социоло­гические исследования. 2000. № 6. С. 55—61.


    16. Цапф В. Теории модернизации и различие путей общественного разви­тия // Социологические  исследования. 1998. № 8. С. 14—26.


    17. Manson P., Yagudina Z., Shmulyar O. Modernity, Identity, Rationality (MIR): The Transformations of Everyday Life in Post Soviet Russia. Goetheborg, 1998.


    18. http://rumetrika. rambler.ru/review/0/3800?article=3800

    Социализация личности

    Понятие «социализация» употребляется главным образом в социологии, социальной психологии и социальной философии. Теория и исследования социализации имеют довольно значительную историю. Появление понятия «социализация» было связано с возникновением социологии как науки и признанием человека как существа социального. Основоположник социологии О. Конт утверждал, что общество есть социальный организм. Ему присущи развитие и совершенствование, согласованность, гармония, консенсус. Консенсус в социальной статике существует как принцип равновесия, в социальной динамике он воплощается в естественной установке на сотрудничество, в солидаризме. Конт подчеркивает стихийный, спонтанный характер социального. Однако когда речь идет о развитии общества, то доминируют разумные и моральные установки, и общество выступает как органическое целое, все части которого взаимосвязаны и могут быть поняты только в единстве. Это не заранее согласованное действие частей, а именно бесчисленные воздействия друг на друга, из которых складывается устойчивая взаимозависимость людей – «консенсус» и солидарность. Исследование принципов, определяющих структуру общества, обеспечивающих гармонию и порядок, неразрывно связано у О. Конта с социальной политикой, которая реализовывает эти принципы. Он рассматривал прежде всего общественные институты (семья, государство, религия) с точки зрения их общественных функций, их роли в социальной интеграции. Наиболее тесной взаимосвязью элементов, обеспечивающей превращение и консенсуса в гармонию, т. е. согласованное действие, характеризуется, по О. Конту, семья. Она представляет собой «начало общества», действительный элемент социального устройства, «истинную социальную единицу», «клеточку социальности». Именно в семье социализируется человек, приобретает качества, необходимые для успешного служения человечеству, изживает природный индивидуализм, научается «жить для других». Семейная жизнь – это «вечная школа» общественности и ее образец.

    Одним из первых инициаторов антиметафизической трактовки социально-антропологической проблематики и социологического подхода к интерпретации социализации был К. Маркс. Для философии XIX и XX вв. имела важное значение марксова концепция предметной самореализации человека, в которой бытие индивида трактуется как деятельность, т. е. как процесс реализации его человеческих качеств, а также теория движущих сил общества, общественного субъекта; его основу составляет тезис о необходимости изменений и изменяемости мира. И в той мере, в какой развивается и изменяется общество, развивается и изменяется индивид. Он изменяется в ходе активного взаимодействия с общественными и естественными условиями. Сущность, смысл человеческой жизни и истории складываются в условиях культурного и социального творчества людей. Мысль о том, что человек есть носитель всех общественных отношений, показывает, что марксизм решающее значение придавал социализации человека – как важнейшему условию для дальнейшего свободного, культурного творчества человека. «Та сумма производительных сил, капиталов и социальных форм общения, – писали Маркс и Энгельс, – которую каждый индивид и каждое поколение застают как нечто данное, есть реальная основа того, что философы представляли себе в виде «субстанции» и в виде «сущности человека», что они обожествляли и с чем боролись…»[1]

    Анализ человека, социальных явлений в системе марксизма осуществлялся на основе материалистического понимания истории. Сама социальная жизнь рассматривалась как обоснованная материальными условиями жизнь общества. Отсюда становится понятной важнейшая характеристика человека, сформулированная К. Марксом еще в 1845 году: «… сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений»[2].

    Психологизм принес новый взгляд на сущность человека, его отношение к обществу, на понимание законов развития и функционирования общества. В ряду ученых, относящихся к этому направлению, Л. Уорд, Ф. Гиддингс, Г. Тард, Джеймс и З. Фрейд.

    В центре психоанализа З. Фрейда – проблема формирования и развития человека, его социализация, которая ограничивается лишь периодом детства. Модель личности у З. Фрейда предстает как комбинация трех элементов, находящихся в определенном соподчинении друг с другом: «Оно» – глубинный слой бессознательных влечений, психологическая «самость»; «Я» – сфера сознательного; «сверх-Я» – внутриличностная совесть, инстанция, олицетворяющая собой установки общества. Вместе с прочими «психическими силами» в совокупности они составляют «психическую систему». Основой мотивационного поведения человека выступают бессознательные влечения, и в качестве основы «первичных влечений», движущей силой бессознательного З. Фрейд принял сексуальное влечение. З. Фрейд исходил из предположения о том, что человек – существо универсальное, способное проявлять себя в различных культурах, и структура человека такова, что можно высказать такие суждения о нем, которые годятся на все случаи жизни и которые можно проверить эмпирически. На основании «модели природы человека», созданной З. Фрейдом, можно понять и объяснить не только неврозы, потребности, возможности человека. Человеком движут иррациональные силы – либидо, эго – его разум и воля также не бессильны. Сила разума прежде всего в том, чтобы осознать свою иррациональность. Какова же «модель природы человека»? Для З. Фрейда человек – замкнутая система, в которой действуют две силы: инстинкт самосохранения и половой инстинкт, где половой инстинкт основывается на химико-физиологических процессах, которым соответствуют две фазы. На первой фазе возникает ощущение неудовлетворенности и напряжения, на второй напряжение разрешается и возникает субъективное ощущение удовольствия.

    Человек – существо прежде всего обособленное, но и общественное, и основные интересы человека – это оптимальное удовлетворение потребности своего Эго и своего Либидо, но удовлетворить влечения своего либидо и инстинкта самосохранения человек может только взаимодействуя с людьми. Он нуждается в людях. Ребенок нуждается в матери, взрослые нуждаются друг в друге как в средстве удовлетворения своих физиологически обусловленных влечений, а в принципе одному человеку нет дела до другого.

    Теория влечений З. Фрейда является фундаментальным вкладом в построение модели человека, хотя сама теория либидо и неверна, но была выявлена очень важная закономерность – человеческое поведение всегда является результатом сил, которые, как правило, не будучи осознаны, становятся мотивом человеческой деятельности.

    Представителем направления, признающего безусловное значение социологической ориентации и полагающего, что социализация формирует все качества человека, является Э. Дюркгейм – один из основоположников социологизма. Общество он понимает как часть природы – вне и надиндивидуальную реальность, а природа человека для него двойственна. Отсюда противоречивость человека, противоречие биологической природы – страстей, способностей – и социальной природы, которая создается обществом. В процессе воспитания, образования, усвоения норм, ценностей общества создается социальная природа человека.

    Один из современных подходов к проблеме социализации – интеракционистский. Он ведет свое начало от символического интеракционизма американского социолога Дж. Мида. Дж. Мид сущность, происхождение и развитие межличностных отношений объяснял через взаимодействие – социальное взаимодействие. Для него отправным в понимании социализации является не отдельный индивид, а процесс социального взаимодействия, в ходе которого только и могут сформироваться индивидуальные качества. «Индивид является индивидуальностью постольку, поскольку принадлежит к какому-то сообществу, поскольку перенимает в своем собственном поведении установления этого другого»[3], – отмечал Дж. Мид. Главное у человека – это владение языком, и Дж. Мид пытается решить проблему происхождения и развития человеческого сознания и делает это, рассматривая и объективное, и субъективное в человеческой жизни как проявление человеческой социальности. Каковы черты человека по мере его социализации? Интеракционизм считает, что это – социальная отзывчивость, благодаря которой человек вырабатывает «свое Я» – т. е. способность воспринимать себя как действующее лицо, и человек – это управляемое намерениями «Я». Способность осознавать свое «Я» развивается в социальной жизни посредством того, что Дж. Мид называл «взятием на себя роли». Человек становится действующим лицом благодаря реакции других на себя, т. е. в «Я» есть два аспекта – «Я»-субъект и «Я»-объект. Человек, для того чтобы обладать самостью, считал Дж. Мид, т. е. понять происхождение «Я», которое целиком социально, должен пройти две стадии. На первой стадии самость «Я» индивида формируется под действием установок других индивидов, направленных на него в рамках социального взаимодействия. На второй же стадии развития самости она контролируется еще и организацией «социальных установок обобщенного другого или социальной группы, к которой он принадлежит»[4].

    Для Дж. Мида индивид, чтобы стать членом какого-либо сообщества, должен существовать как определенная общая структура, в основе которой лежат общие отклики, установки. Они пробуждаются в человеке при взаимодействии с другими и являются принципами для человека, а принципы понимаются как установки для всех членов общества по отношению к ценностям данного общества.

    В рамках интеракционистского подхода человек активно конструирует свою реальность. Его поведение не просто отражение социальных сил, действующих на него, не просто реакция на действие субкультур или давление социальных структур общества, а оно определяется значениями и смыслами, где последние скорее создаются людьми в процессе взаимодействия, нежели навязываются социальной системой.

    На основе работ Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, П. Я. Гальперина и др., начиная с 30-х годов, формировалась культурно-историческая школа советской психологии. Она исходит из принципа общественной обусловленности характера человеческой психики и анализирует жизнедеятельность конкретного индивида, усвоение им культурного опыта, приемов и форм культурного поведения, культурные способы мышления.

    В полемике с Ж. Пиаже Л. С. Выготский четко проводил мысль, что Пиаже ошибочно выводит мышление и развитие ребенка «из чистого общения сознания… без всякого учета общественной практики ребенка, направленной на овладение действительностью»[5]. Пиаже делает акцент на развитие когнитивных структур индивида и их последующую перестройку в зависимости от опыта и социального взаимодействия, которые играют решающую роль в переходе от одной стадии развития к другой. Л. С. Выготский же утверждал, чтобы понять внутренние психические процессы, надо выйти за пределы организма и искать объяснение в общественных отношениях. Общественный опыт изменяет содержание психических процессов и создает новые формы психических процессов, которые присущи только человеку, их нет у животных. Главный механизм развития психики и социализации человека – это механизм усвоения социально-исторических форм деятельности. В монографии «Орудие и знак в развитии ребенка» Л. С. Выготский пишет: «Ребенок вступает на путь сотрудничества, социализируя практическое мышление путем разделения своей деятельности с другим лицом… социализация практического интеллекта приводит к необходимости социализации не только объектов, но также их действий»[6]. Понимание деятельности у Л. С. Выготского органически связано с идеей знаковости и определенной трактовкой психологической роли языка. Именно он первым построил психологическую концепцию, где знак (слово), социум (общение) и деятельность выступили в теоретическом единстве. Для Л. С. Выготского роль социальной, коллективной деятельности в психическом развитии ребенка важнейшая. Каждая психическая функция появляется на сцене дважды. Сперва как коллективная – социальная деятельность, а затем как внутренний способ мышления ребенка. Между этими двумя «выходами» лежит процесс интериоризации, или, как говорил Л. С. Выготский, «вращивание» функции вовнутрь, и личность для него «первичная, что созидается вместе с высшими функциями», а сами эти функции, «перенесенные в личность, – интериоризованные отношения социального порядка, основа социальной структуры личности»[7]. Идеи Л. С. Выготского, его культурно-историческая концепция развития психики вызывают живейший интерес во всем мире и крайне популярны. Они легли в основу социальной психологии и дали возможность полнее разобраться в сущности социализации.

    Общепризнанным теоретиком социализации в современной западной социологии является Т. Парсонс. Для него основная проблема отношения социальной системы – общества – к системе личности касается «усвоения, развития и утверждения в процессе жизненного цикла адекватной мотивации для участия в социально значимых и контролируемых образцах действия»[8]. Но общество также должно адекватно удовлетворять своих членов, если оно желает постоянно воспроизводиться как система на основе этих действий. По Парсонсу, это отношение и есть социализация – «единый процесс, посредством которого личности становятся членами социального сообщества и поддерживают этот статус»[9]. Т. Парсонс определяет общественную систему как взаимосвязь институтов, интегрирующих традиции и роли, необходимые для существования социума. Он личность называет «усвоенной в процессе обучения организацией индивида», и процесс «социализации имеет решающее значение для ее формирования и функционирования. Успех социализации требует, чтобы социальное и культурное обучение были строго мотивированы через вовлечение механизма удовольствия организма»[10].

    Первичной потребностью общества в отношении его личностей является мотивация их участия и, конечно, согласие с нормами и требованиями общества. Т. Парсонс выделяет три уровня этих потребностей, это то, что составляет суть социализации индивида: 1) приверженность ценностным образцам, которые непосредственно связаны с религиозными ориентациями; 2) «субстрат» личности, который формируется в период ранней социализации, связан с эротическим комплексом, мотивационным значением родства и другими интимными отношениями; 3) уровень, связанный с услугами инструментальной деятельности. Как считает Т. Парсонс, эти уровни соответствуют суперЭго, Ид и Эго по фрейдовской классификации. Социализация личности происходит в семье, и семья для Парсонса является основным органом социализации вместе с институтами образования.

    Т. Парсонс, как и Э. Дюркгейм, отмечал, что школа выступает фокальным социализирующим институтом. Внутри семьи статус ребенка предписан, он установлен уже его рождением, в то время как статуса в обществе ребенок достигает сам, и, в первую очередь, это происходит в школе. Именно школа готовит переход от предписанного семейного статуса к универсальному стандарту и к тому стандарту, который достигнут взрослыми. Школа, согласно Т. Парсонсу, есть общество в миниатюре. Здесь поведение каждого регулируется правилами, а достижения измеряются оценками на экзаменах. Школьные стандарты применяются ко всем ученикам, и школы действуют на основе мерито- кратического принципа, с помощью оценки достигается статус.

    Нам представляется интересным и ценным для осмысления проблемы социализации на современном этапе развития социальной философии анализ этого понятия у представителей фрейдо-марксизма. Фрейдо-марксизм представлен такими именами, как М. Хоркхеймер, Г. Маркузе, О. Негт, А. Шмидт, В. Рейх, А. Лоренцер, З. Бернфельд и т. д. Фрейдо-марксизм – одно из направлений психологической теории, некритически принимающее теорию З. Фрейда и претендующее на «сближение» с марксизмом в решении некоторых проблем, в том числе и социализации.

    Альфред Лоренцер – представитель фрейдо-марк- сизма – впервые сформулировал свое понимание психоанализа как герменевтической науки в 1970 году («Разрушение языка и его восстановление»). В своей работе «К обоснованию материалистической теории социализации» (1972) Лоренцер обстоятельно анализирует понятие «социализация», раскрывает его сущность и содержание. Для него основной вопрос социализации: «как связать «внутреннюю природу» ребенка с человеческой практикой, чтобы развитие ребенка в полном объеме могло быть прочитано одновременно и как естественная история, и как социальная история формирования на основе объективных политико-экономи- ческих процессов, не подставляя на их место заранее заданных, не зависящих от истории субъективных склонностей и структур»[11]. Лоренцер считает, что социализация в полном объеме представляет собой процесс производства субъективной структуры, и отмечает, что материализм основывается на теории социализации. При этом, говоря о процессе социализации, Лоренцер упоминает и труд, и классовый антагонизм. Для него «практическое обхождение» матери с ребенком в сущности не отличается от телесных движений на работе, а «классовый антагонизм» в особой области производства – семье, т. е. в условиях «семейной социализации», это отношения между мужем и женой. При этом мать принадлежит к классу производителей, зависимых производителей в области производства «семейной социализации». Как же выглядит процесс «социализации как процесс производства» у Лоренцера? Во-первых, существует особый труд и особый продукт труда – это труд по созданию детей. Во-вторых, имеются в этом производстве антагонистические отношения классов «первая противоположность классов… антагонизм мужчин и женщин… классовое угнетение». В-третьих, мать при этом рассматривается как зависимая работница этого процесса производства. И, наконец, в-четвертых, сама мать, работница, есть и орудие.

    Лоренцер, в отличие от традиционного психоаналитического деления процесса развития влечений, различает три фазы в процессе социализации, которые отличаются друг от друга специфическим пониманием языка и взаимодействия. Первая фаза определяется первоначальным возникновением определенного взаимодействия с родившимся ребенком и матерью. Здесь впервые начинается переработка «внутренней природы» ребенка, при этом в качестве субъекта процесса рассматривается одна лишь мать, а затем диада «мать –дитя». Вторая фаза – это акт «введения языка», когда осуществляется превращение детского организма в детский субъект; с помощью языка формы взаимодействия ребенка превращаются в сознание. Третья фаза – это собственно первичная социализация, в процессе которой ребенок, формирующийся как субъект, вырабатывает с помощью языка свое первичное отношение к объективному внешнему миру и развивает структуру своих влечений.

    Подводя итог вышеизложенному, можно утверждать, что XX век характеризуется дальнейшей эволюцией взглядов на проблему социализации человека. Накоплен значительный материал разными философскими направлениями по этой проблеме, и есть основания предполагать, что сейчас, к началу XXI века преобладает плюралистический подход к толкованию социализации, как в западной социологии, социальной психологии, так и в социальной философии. Социализация понимается как процесс становления личности, усвоения социального опыта, в ходе которого формируются наиболее общие, устойчивые черты личности[12]. Осмысление проблемы социализации на современном этапе возможно лишь с учетом отечественного и зарубежного опытов. Поскольку социальные требования к человеку возрастают с каждым десятилетием, налицо и усложнение самой социальной структуры, и появление конкурирующих и конфликтующих социальных воздействий на человека.

    В социальной философии социализация характеризует жизнь человека в обществе с его рождения. Это – проблема взаимодействия общества и человека, и это взаимодействие позволяет выделить ряд этапов социализации личности, которые обладают своей спецификой. Социализация – это развитие личности, и это воспитание человека, понимаемое широко как усвоение общественного опыта, достижений культуры, языка, традиций и обычаев, ценностей, стандартов деятельности и т. д. Каковы же этапы социализации личности и критерии ее периодизации? В качестве одного из распространенных критериев периодизации социализации выступает возраст социализирующегося. Поэтому вполне правомерно представить стадии социализации: детство, юность, зрелость, старость. Наукой доказано, что именно детство – важнейший этап жизни человека, когда в процессе социализации индивида он усваивает язык, основные нормы поведения, приобретает определенные навыки.

    Разные этапы жизни человека характеризуются определенными особенностями социализации. Это связано с тем, что преобладают те или иные виды деятельности на различных стадиях социализации. В детстве это связано с влиянием семьи, а позже – с влиянием других общественных институтов. Уровень социальной активности также иной у детей и взрослых. Социализация есть процесс вхождения индивида в общество, в его структуры, микросреду, общности, и в его общественные сферы – экономическую, политическую, социальную, духовную. Это вхождение осуществляется поэтапно и представляет собой довольно длительный процесс. Социализация – единый процесс адаптации и интериоризации; индивид приспосабливается к среде своей жизнедеятельности, социальным нормам и, одновременно усвоив их, должен перевести в свой внутренний мир.

    Детство – первая и важнейшая стадия социализации. Человек не рождается социальным, но он неизбежно становится таковым. Без социализации индивид будет иметь мало сходства с любым человеком. Социализация ребенка представляет собой постепенное включение его в группу взрослых, приобщение к культуре с самого раннего детства. Потребности ребенка удовлетворяются в соответствии с теми правилами, которые существуют в самом обществе, и интериоризация норм и установок ребенком осуществляется с помощью различных механизмов, начиная от условного рефлекса, подражания, внушения и кончая идентификацией. Опыт первых лет жизни ребенка в большей степени, чем наследственность, как доказано психологами, накладывает отпечаток на последующую социализацию и на самоформирование личности. Новорожденный полностью зависит от окружения в отношении удовлетворения своих потребностей. Если окружающие к нему относятся с пониманием, любовью, благожелательностью, то у ребенка развиваются потребности социального характера. Он будет приветливым, открытым, и у него не будет повода для агрессивности, ему не придется подавлять враждебные импульсы в отношении своего окружения. В противном случае, когда к ребенку относятся без любви и ласки, строго, у него возникают агрессивные действия и развиваются потребности асоциального характера, он станет замкнутым, забитым, в нем проявляется дух независимости и авантюризма[13].

    Бельгийские психологи Робер и Тильман вычленяют четыре фазы социализации ребенка. Первая от 0 до 18 месяцев: оральная фаза. Здесь ребенок полностью подчинен сосательному рефлексу, и рот – центр питания, восприятия и удовольствия. Зависимость ребенка от окружения – абсолютная, но это первый период внеутробного опыта, и он, как считают ученые, влияет на будущую личность. Некоторые установки взрослого человека объясняются теми фрустрациями, которые связаны с оральным периодом его жизни. Многие алкоголики – это люди, которым пришлось испытать фрустрацию именно в оральный период. Вторая фаза от 18 месяцев до 2,5 лет: анальная фаза. На этой фазе уже начинается некоторый контроль ребенка над собой. Анальная фаза совпадает с периодом, когда ребенок начинает себя осознавать и осваивается с местоимением «Я». Третья фаза от 2,5 до 6 лет: фаллическая фаза. В этот период ребенок особенно чувствителен к отношениям в семье, и разлад в семье оказывает на ребенка большое влияние. Он задает вопросы, относящиеся к различию полов, интересуется, откуда появляются дети. И, наконец, четвертая фаза – от детства к взрослости. Личность, считают ученые, еще не сформирована к шести годам, главное сделано – врожденное и приобретенное в раннем детстве составляет основу, глубинный слой характера. Позже периферический слой может меняться под воздействием социальной среды и опыта, глубинный слой менее подвержен изменениям. Периферический слой – это школьный возраст, ребенок становится социальным, вырабатывает чувство коллективизма. Юношеский возраст – когда встает вопрос о необходимости стать полноправным человеком мира взрослых. Это очень беспокойный период. И взрослый возраст – начало трудовой деятельности, возможное вступление в брак и очень важное для этого периода – психологическая зрелость. А она означает определенную автономию личности, проявляющуюся как возможность пользоваться определенной свободой и считаться с ограничениями и запретами; чувство ответственности и умение сотрудничать с другими. Изложенные представления бельгийских авторов об этапах формирования личности, периодизация психического развития, механизм их поведения и особенно потребностно-мотивационной сферы ближе всего подходят к неофрейдизму, но результаты их исследований очень ценны для понимания особенностей ранней социализации.

    По возрастному критерию выделяют и другую периодизацию социализации. Первый период – «первичная социализация», ее границы от рождения до формирования зрелой личности. Это период, когда общество создает человека как сознательно-социальное существо, когда им ассимилируется общественный опыт, культура, ценностные нормы. Человек, находясь постоянно под воздействием общества, непрерывно впитывает и интериоризирует эти воздействия, но он и самостоятелен, и активен. Он переделывает общественное воздействие так, что в соответствии со своей субъективностью наделяет их собственным личностным смыслом, индивидуальностью и уже в таком виде интериоризует. Второй этап – «вторичная социализация», который касается людей уже в зрелом возрасте. Люди в этом возрасте вносят существенный вклад в воспроизводство социального опыта. В 80-е годы XX столетия в нашей стране велась дискуссия о правомерности выделения «вторичной социализации». Противники такого подхода пытались доказать, что бессмысленно говорить о социализации личности в возрасте, когда социальные функции человека сокращаются. Сейчас сторонников такого подхода немного, поскольку «вторичная социализация» – важнейший этап социализации личности в современном индустриальном, информационном обществе, когда в уже зрелом возрасте люди должны переучиваться или заново овладевать навыками, чтобы быть востребованными в обществе, т. е. происходит ресоциализация.

    Критерием стадии социализации может быть и отношение человека к трудовой деятельности. В соответствии с этим Г. М. Андреева выделяет три основные стадии: дотрудовая, трудовая, и послетрудовая. Правомерность вычленения этих стадий очевидна и важна для социальной философии, ибо каждая из них указывает, через какие социальные группы, социальные общности осуществляется вхождение человека в общество, в общественные отношения и различные сферы жизни общества, какие общественные институты оказывают влияние на личность или должны оказывать, чтобы сформировать тип личности данного общества.

    Содержание социализации личности определяется всей совокупностью социальной среды и тем, что она адаптирована и интериоризирована и проявляется в определенных шаблонах поведения, выполнении определенных норм и ролей, задаваемых обществом или отдельными социальными институтами. Особенно ярко содержание социализации проявляется в особенностях национальной психологии – эмоциональных оценках, этнических стереотипах.

    Основным фактором социализации личности является государство, состояние экономики, социальной сферы, духовности в обществе, наличие или отсутствие социальных и военных конфликтов. Церковь – один из факторов социализации человека. Именно она пытается дать ответы на вопросы для социализирующегося, а это следующие вопросы: что такое человек, каково его место в мире и в чем смысл жизни? Но церковь лишь навязывает готовые решения, пытаясь контролировать мысли и поступки людей, задает свои жесткие мировоззренческие ориентиры, ставит барьеры на пути интеллектуальных и нравственных поисков человека, препятствует социальному творчеству, выбору. Влияние церкви на детей должно быть нейтрализовано обществом, взрослый человек должен сам выбирать свои конфессиональные приоритеты.

    Успех социализации, особенно когда речь идет о взаимодействии человека и различных институтов и организаций общества, его структурных элементов, зависит от целенаправленности, методичности этого влияния. Это влия- ние может быть постоянным и сильным, но может быть и ослабленным в силу кризисных состояний общества, и тогда стихийные каналы социализации могут выйти на первый план и привести к формированию личности, не усвоившей норм поведения общества, не усвоившей его социокультурных ценностей. Мы отмечали, что социализация – одно из важнейших средств адаптации личности, но при определенных условиях может иметь место трансформация этого процесса в социальный конформизм, как некритическое принятие и следование господствующим в обществе стандартам, мнениям, идеологии. Как итог такой социализации – формирование безликой личности, утратившей свою индивидуальность, неповторимость, автономность, а характерные черты такой личности – «винтика», элемента социальной машины являются: некритическое мышление, манипулируемость, фанатичная вера в непогрешимость единственной веры, стандартное поведение и многое другое.

    Есть ли критерии социализированной личности и каковы они? Нам кажется вполне правомерным выделение следующих критериев: 1) установки, стереотипы, ценности, представления о мире, сформированные у человека; 2) адаптированность личности, «образ жизни»; 3) социальная идентичность[14] и 4) как решающий критерий социализированной личности – это социальная активность личности, ее независимость в суждениях и поведении, уверенность, инициативность, незакомплексованность.

    Социализация человека может рассматриваться как типичный, так и как единичный процесс. Для социальной философии, изучающей законы структуры, функционирования, развития общества, изучающей личность в обществе, важно решение проблемы типа социализации личности, и он всегда определяется характером, типом общества, где происходит социализация и напрямую зависит от культуры общества, господствующей религии. Утверждая это, нельзя забывать и другое, для понимания социализации необходим учет не только того, к какой социальной общности относится личность, элементом какой социальной структуры является, какую религию исповедует и т. д., но и каковы основные моменты индивидуальности самой личности, ибо в «любых ситуациях действия индивидов являются личностными, как бы они ни отражали детерминирующего влияния социального окружения»[15]. Можно утверждать, что тип социализации определяется обществом, социальными условиями, зависит от классовых, расовых, этнических и культурных различий. Современный мир огромен и разнообразен, и общество обрушивается на человека потоком воздействий зачастую неупорядоченных, хаотических, человек вырабатывает в процессе социализации определенный защитный механизм. Этим защитным механизмом является индивидуальным мир личности, его индивидуальное отношение, субъективные предпочтения, оценки. Поэтому одни воздействия общества человек воспринимает и интериоризует полностью, другие частично, а третьи отталкивает от себя. Социализация как «единичный» процесс зависит от индивидуальных особенностей, способностей, коммуникабельности личности, индивидуального уровня идентичности – стремления к развитию своих способностей. Социальная идентичность – субъективный показатель социали- зации личности. Э. Эриксон, который был одним из первых, кто обстоятельно разработал проблему идентичности, определял ее «как субъективное чувство, а также объективно наблюдаемое качество личной самотождественности и непрерывности (постоянство), соединенное с определенной верой в тождественность и непрерывность (постоянство) некоторой картины мира, разделяемой с другими людьми»[16].

    Идентичность рассматривается Э. Эриксоном в двух аспектах. Первый аспект – осознание собственной неповторимости, самобытности и стремление к развитию этих способностей: Я – идентичность как единство органического и индивидуального (физические особенности облика, способности, задатки, индивидуальное бытие человека). Второй аспект идентичности – социальный. Это единство группового и психосоциального, где групповая идентичность есть включенность личности в различные общности (половую, возрастную, географическую, классовую, национальную, религиозную), и наличие внутреннего единства и неразрывности с этой общностью. Психосоциальная идентичность – это осознание, чувство значимости своего бытия уже с точки зрения общества, в котором живет личность.

    Социальная идентификация характеризует процесс активного человеческого устремления к той или иной общности, обретению определенного статуса. «Идентификация – психологический процесс отождествления индивидом себя с другим человеком, группой, коллективом, помогающим ему успешно овладевать различными видами социальной деятельности, усваивать и преобразовывать социальные нормы и ценности, принимать социальные роли»[17]. Если реально в человеке воплощаются главные требования общества, а конкретнее его социального окружения, то социальная идентичность развивается нормально и закрепляются положительные стороны.

    История культуры показывает, что индивидуальность не есть нечто данное, изначально присущее человеку. Действительно, если даже понимать индивидуальность как некое «сверхсистемное» качество, то индивидуальность как поле общения, взаимодействия и согласования различных интересов, ценностей и правил и предполагает развитие социальных структур. Правомерно утверждать, что индивидуальность формируется как одна из сторон развития общественности или социального. Внутренняя связь человека и общества как раз состоит в том, что благодаря ей образуется как сама индивидуальность, так и интерсубъективные правила и нормы общения и коммуникации. Индивидуализация личности происходит в процессе ее социализации в обществе.

    Обусловленность социализации типами общества, в котором существует человек и в котором она происходит, очевидна. Общество определяет общее направление жизнедеятельности людей в различных сферах жизни, ориентирует их на приоритетные ценности данного общества, на социальные нормы и, в целом, на социокультурные традиции. В разных типах обществ преобладает тот тип социализации, который соответствует типу общества, т. е. имеет место определенное единообразие, так как социализация детей – усвоение правил, моделей поведения, приобщение к культуре данного общества, языку – приводит к этому единообразию. Поэтому японец ведет себя так же, как другой японец, а русский реагирует так же, как другой русский. Их объединяют одни корни, одни источники.

    Однако помимо этого в каждом обществе возможны и иные типы социализации общества, зависящие от индивидуальных особенностей среды, в которой социализируется человек. Верно утверждение, что процесс социализации индивидуален и осуществляется на протяжении всей жизни человека и состоит из адаптации – внешней стороны социализации и интериоризации – внутренней стороны. Итак, социализация личности происходит в обществе, и это, в определенном смысле, сложный противоречивый процесс. С одной стороны, человек постоянно находится под воздействием общества, интериоризирует эти воздействия, а с другой стороны, он сам активен и вносит определенные изменения в них, придает им личностный смысл. Общество или непосредственно, или сначала через первичные группы, а затем через различные социальные группы и общности, которые выступают передатчиками социального опыта и их называют институтами социализации, осуществляет воздействие на личность. С рождения и до самой смерти каждый человек является частью многочисленных групп, которые формируют его личность. Именно в группах усваиваются людьми установки, требования их, происходит социализация человека в том или ином направлении.

    Институты социализации известны. В период детства – это семья – первичная группа, дошкольные учреждения, школа, далее вуз, трудовой коллектив, политические партии и союзы, церковь и др. На последнем месте у нас стоит церковь, хотя во многих странах она, как институт социализации, стоит часто на первом месте вместе с семьей. Выше не раз отмечалась решающая роль в социализации ребенка семьи — первичной группы. Ч. Кули в своем определении первичной группы выразил всю ее важность: «под первичными группами я подразумеваю группы, характеризующиеся тесными, непосредственными связями и сотрудничеством. Они… являются фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивидов»[18]. Именно семья дает индивиду самый ранний и самый полный опыт социального единства, и она, конечно, не независима от общества и передает его дух, хотя определенная автономия у семьи есть. Значение семьи в ранней первичной социализации ребенка трудно переоценить, однако хочется еще раз подчеркнуть, что социализация особенно эффективна при условии, если есть преемственность между настоящим, прошлым и будущим, и эту связь должна обеспечить семья. Только в семье создается атмосфера, «где каждый есть цель для всех, есть нечто незаменимое»[19]. «Семья – это психологический посредник общества», – отмечал Э. Фромм. Можно утверждать, что практика воспитания детей разнообразна и это разнообразие связано с условиями жизни родителей, их образованием, религией и видами давлений, которым они подвергаются в обществе. И, очевидно, нельзя пренебрегать этими факторами (способами воспитания родителями своих детей), когда мы анализируем, как социальное напряжение в одном поколении ведет к изменениям в следующем. Трансформация семьи и семейных отношений в современных западных странах и в нашей стране очень тревожное явление. Много неполных семей и таких, в которых родители должны зарабатывать на существование, а воспитание возлагается на нянь или дошкольные учреждения. Есть мнение, что в следующем поколении этот процесс повторится и станет еще более сложным. Уже сегодня обществу, государству необходимо вмешаться в этот процесс, чтобы не потерять следующее поколение.

    Очень важным в плане социализации представляется воспитательный процесс в школе. Мы отмечали, что воспитание в широком его понимании есть социализация. Важнейшей функцией воспитания в школе выступает приспособление индивида к существующим в обществе отноше- ниям. Это и делает процесс воспитания – особенно социализацию ребенка в школе – консервативным, направленным на поддержание порядка системы данного общества. Изменения в процессе воспитания в школе могут произойти исключительно вследствие социальных изменений. Наглядный пример – неразбериха и в детсадовской, и в школьной социализации – воспитание в современной России. Так наши исследователи (социологи) утверждают, что в нашем обществе формируются противоположные тенденции социализации молодежи. В обществе с рыночной экономикой у части молодежи формируются позитивные жизненные ориентации – стремление честно трудиться, сформировать социальные качества, необходимые для освоения норм, правил поведения нашего общества, осмысление ценностей и бескорыстного отношения к людям. И другая тенденция в социализации связана с наживой, потребительством, обманом, когда для достижения цели хороши любые средства, использование «грязных технологий» и т. д. Эти явления нашего общества должны быть им осмыслены и предприняты определенные шаги, исключающие или хотя бы уменьшающие это влияние рыночных отношений на подростков, школьников, участвующих в трудовой деятельности. Социальные функции государства слабы, а они-то должны быть как раз направлены на сглаживание несправедливости, порождаемой рыночными отношениями.

    Совершенно очевидно, что отклоняющееся поведение человека зависит от характера ранней социализации (или положительного, или отрицательного), определяющей направленность формирующейся личности. Важное значение для социализации личности представляют такие институты социализации, как трудовой коллектив и социальные общности, которые выполняют различные функции, и важнейшая из них – передача социального опыта. Мы отмечали, что социальные связи и отношения человека разнообразны и многозначны. Он может являться представителем этноса, нации, членом класса, политической партии и т. д. Воздействие этих общностей на человека может быть положительным, но может быть и отрицательным. Социализация личности в общностях проявляется в усвоении ею культурно-ценностных ориентаций общности, традиций, предписаний и т. д. Став членом общности, человек связывается с большой группой людей, ощущает поддержку и социальную защищенность, устойчивость. Но все зависит от типа общности, ее требований и предписаний, некоторые из них могут негативно влиять на личность, если это «закрытые» общности или общности с жесткой регламентацией жизнедеятельности.

    В настоящее время получили распространение понятия «социализация политическая» и «социализация правовая». Впервые политическая социализация стала предметом специального теоретического исследования в 1959 году[20]. В отечественной науке под политической социализацией понимается политическое развитие личности как процесс активного усвоения индивидом идеологических и политических ценностей и норм общества и превращение их в осознанную систему социально-политических установок, определяющую позиции и поведение в политической системе общества.

    Политизация – осознание уже в раннем детстве того факта, что помимо родительской власти есть и другая, которая находится вне семьи. Первые носители такой власти – милиция, полиция и т. д. В западной социологии для одних авторов политическая социализация – это усвоение курса «гражданственности», для других, это – «все политические научения», получаемые в школе, или это – отношение к власти.

    И, наконец, правовая социализация. Этот термин возник в 60-е годы XX столетия в рамках исследований американской школы правовой психологии. На Западе выработана методология исследования правовой социализации с учетом новейших данных психологии, политологии, философии и др. Правовая социализация – это приобретение личностью правовых знаний и опыта правового общения, это правовое воспитание, которое отражает социально-экономические условия в обществе, характер политической системы, государственную идеологию, нравственную атмосферу и многое другое. Правовая социализация личности очень важна в демократическом обществе, она дает возможность чувствовать себя уверенно, так как закон, если он не нарушается, всегда защищает гражданина.

    Современное состояние человека показывает, какое огромное значение сегодня имеет проблема взаимоотношения человека с природой и обществом, и социализация при этом выступает как всеобщая и необходимая форма развития и становления личности, как форма его организации. Только целенаправленное взаимодействие всех социальных институтов общества способно сформировать личность, обеспечивающую стабильность общества, его успешное функционирование и развитие, но для этого человек должен быть высшей ценностью общества.

    [1] Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч.: В 9 т. Т. 2. М. С. 37–38.

    [2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 265.

    [3] Mead G. The Yand Me // Mead G. Mind Self and Society. Chicago. 1934. P. 163.

    [4] Американская социологическая мысль: Сб. М., 1996. С. 230.

    [5] Выготский Л. С. Собр. соч. Т. 2. С. 75.

    [6] Выготский Л. С. Собр. соч. Т. 6. С. 3.

    [7] Выготский Л. С. Конкретная психология человека. Вестник МГУ. (Сер. Психология). 1986, № 1. С. 54–59.

    [8] Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношение // Американская социологическая мысль: Сб. М., 1996. С. 503.

    [9] Там же. С. 503.

    [10] Там же.

    [11] Цит. по: Браун К.-Х. Критика фрейдо-марксизма. М., 1982. С. 85.

    [12] Кули Ч. Первичные группы // Американская социологическая мысль: Сб. М., 1996. С. 334.

    [13] См.: Робер М.-А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. М, 1988.

    [14] См.: Основы социально-психологической теории. М., 1995. С. 71.

    [15] Инкельс А. Личность и социальная структура. Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. М., 1972. С. 53.

    [16] Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996. С. 28.

    [17] Краткий словарь по социологии. М., 1989. С. 80.

    [18] Кули Ч. Первичные группы // Американская социологическая мысль: Сб. М., 1996. С. 328.

    [19] Соловьев B. C. Соч.: В 2 т. Т. 1. С. 355.

    [20] Hyman H. H. Political Socialization. NY. 1959.

    Социализация Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

    Социализация — двусторонний процесс (1) постоянной передачи обществом и (2) освоения индивидом в течение всей его жизни социальных норм, культурных ценностей и образцов поведения, позволяющий индивиду функционировать в данном обществе. Термин «социализация» используется в обозначении процесса становления и развития личности с конца XIX века (Ф. Гиддингс, Э. Дюркгейм, Г. Тард и др.). Теории социализации строились на различных подходах к рассмотрению роли объективного и субъективного факторов, к трактовке индивидуального или общественного как первичной реальности. Огромное влияние на развитие социологических теорий социализации оказала концепция К. Маркса о сущности человека как совокупности всех общественных отношений, согласно которой формирующая человека социальная среда одновременно выступает и условием, и результатом его деятельности (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23). Формирование человека не тождественно пассивному приспособлению людей к социальной среде, а охватывает и их собственную практическую деятельность, в которой они, воздействуя на окружающий мир, изменяют социальную среду и вместе с тем, по выражению Маркса, «свою собственную природу», развивают дремлющие в ней силы. Разработанная на основе объективистского подхода теория социализации Э. Дюркгейма (Дюркгейм Э., 1996) строится на положении о двойственной природе человека. Биологическая природа человека (способности, биологические функции, импульсы, страсти) находятся в противоречии с его социальной природой, создаваемой путем воспитания (нормы, ценности, идеалы). Это обусловливает никогда не прекращаю-

    щееся внутреннее беспокойство, чувство напряженности и тревоги, которое снимается только действием общества. Оно контролирует биологическую природу человека, сдерживает страсти, вводит их в определенные рамки. Если общество ослабляет свой контроль над индивидами, возникает состояние аномии. С каждым новым поколением общество оказывается почти перед tabula rasa (чистой доской), на которой ему предстоит писать заново. Дюркгейм считал необходимым для общества как можно быстрее добавить к только что родившемуся эгоистичному и асоциальному существу другое, способное вести нравственную и социальную жизнь. Основная функция социализации, по Дюрк-гейму, — приобщение индивидов к идее «коллективного сознания» — заключается в установлении однородности и целостности общества. Социализированной признается личность, наделенная умением подавлять индивидуальные интересы во имя общественных. Ядром дюркгеймовской концепции социализации стала теория морали как системы объективных правил поведения. Общественные функции морали Дюркгейм связывал с воспитанием, цель которого — формирование социального существа, развитие в ребенке тех качеств и свойств личности, которые нужны обществу. Он рассматривал воспитание как общественный феномен, заключающийся в методической социализации молодого поколения. Генеральным положением теории С. Г. Тарда является принцип подражания, а отношение «учитель — ученик» провозглашается типовым во всем многообразии социальных отношений (Тард Г., 1899). Тард первым попытался описать процесс интернализации норм через социальное взаимодействие. Наряду с трактовкой соци-

    Социализация

    альности как подражательности, являющейся, по его утверждению, проявлением основного закона всего сущего — всемирного повторения, Тард связывал возможность социальной эволюции с инновациями как отклонениями от строгого повторения. Идеи Ф. Гиддингса об определяющей роли социального принуждения легли в основу его теории социализации как «сплавления различных элементов самого разнообразного населения в однородный тип» (Giddings Г. Р., 1897). С его точки зрения, в обществе действуют два основных типа сил, именуемые «волевым процессом» и силами «искусственного отбора для сознательного выбора». Гид-дингс считал, что личность не может жить в себе самой, чтобы погибнуть вместе с индивидуальной жизнью. Из века в век общество, создавшее человека, преобразовывается человеком. У. Джемс придавал большое значение достижениями баланса между притязаниями индивида и его достижениями, так как от этого зависит самооценка личности, ведущая либо к ее успешному развитию, либо к дисгармоническому раздвоению, соперничеству между отдельными ее сторонами (Джемс У., 1991). Согласно психоаналитической концепции З. Фрейда, личность являет собой противоречивое единство трех взаимодействующих сфер: «Оно», «Я» и «Сверх-Я» (Фрейд З., 1989). Фрейд разработал концепцию «защитных механизмов», призванных обеспечить целостность и стабильность личности в процессе социализации. Развернутая социологическая теория социализации представлена в работах Т. Парсонса. Согласно Парсонсу, социализация является первым средством поддержания социального равновесия. Второе средство — социальный контроль как способ поддержания порядка среди людей. Процесс интеграции индивида в социальную систему осуществляется посредством интериоризации общепринятых норм, когда индивид «вбирает» в себя общие ценности в процессе общения со «значимыми другими». Важнейшим условием социализации Парсонс рассматривает адаптацию индивидов к социальной среде,

    что влечет за собой кристаллизацию самых важных дифференцированных ролей в одном и том же индивиде. В социализации он отводит важную роль школе, смягчающей противоречия между семьей и производством. Система образования может произвести отбор воспитанников для выполнения в будущем определенных социальных ролей и подготовить их к этому (Parsons T., 1951). Ю. Хабермас является основателем «критической теории социализации» (Habermas J., 1973). В рамках этой теории процесс социализации охватывает не всего человека, а только «часть» его личности, которая представляет общественную сущность индивида, его социальный характер, обеспечивающий ему функционирование в обществе. Другая же его «часть» дает ему возможность «держать некоторую дистанцию» по отношению к господствующей в обществе системе ролей, норм, ценностей, т. е. позволяет критически относиться к элементам социальной среды, мешающим человеку самоутверждаться. По Н. Смелзеру, социализация имеет две цели: способствовать интеракции людей на основе социальных ролей и обеспечить сохранение общества благодаря усвоению его новыми членами сложившихся в нем убеждений и образцов поведения. Успешная социализация, по Смелзеру, обусловлена тремя факторами: ожиданиями, изменением поведения и стремлением к конформизму (Смелзер Н., 1994). Э. Эриксон для описания развития личности выделяет восемь последовательных стадий психосоциального становления индивида. Каждая стадия жизненного цикла личности характеризуется специфической задачей. Подростковый или ранний юношеский возраст (5-я стадия) определяется Эриксоном как ключевая стадия для приобретения чувства идентичности, когда происходит первое цельное осознание себя и своего места в мире, которым заканчивается долгое опробование себя в различных ролях и экспериментирование в отношениях с окружающими. Конец юности и начало зрелости (6-я стадия) является переходом к решению собственно взрослых задач, по-

    иском спутника жизни и близких дружеских связей, преодолевающим чувство одиночества (Эриксон Э., 1996).

    Разработка проблем становления и развития личности в российской социологии ведется с конца XIX века. Эта проблема была одной из самых актуальных для этико-субъективной школы (П. Л. Лавров, Н. К. Михайловский, Н. И. Кареев). В отечественной науке были выдвинуты плодотворные идеи и положения, относящиеся к процессу социализации (концепция общественного воспитания К. Д. Ушинского, идея М. М. Бахтина о диалоге как форме сосуществования личности, концепция Л. С. Выготского о соотношении индивидуального и общественного в индивиде, идеи советских психологов о возможности коррекции отклоняющегося развития детей, теория детского коллектива А. С. Макаренко и др.). В советский период длительное время господствовало критическое отношение к анализу становления и развития личности в ракурсе социализации. В научной литературе широко применялись термины «формирование личности», «коммунистическое воспитание», «всестороннее и гармоническое развитие личности». С 1960-х годов тематика социализации входит в проблемное поле отечественных исследователей. Значительный вклад в разработку концептуальных подходов к исследованию социализации вносят Г. М. Андреева, И. С. Кон и другие российские специалисты в области социальной психологии. Г. М. Андреевой выделены три основные сферы, в которых осуществляется социализация: деятельность, общение и самосознание; подчеркнуто, что в процессе социализации происходит не только освоение и воспроизводство социального опыта, но и преобразование, продвижение его на новую ступень. Определяются следующие этапы социализации: дотрудовой (ранняя стадия и период обучения), трудовой и после-трудовой (Андреева Г. М., 1996). В последнее время отечественными социологами используются другие основания периодизации этого процесса, позволяющие учесть своеоб-

    разие социализации детей и взрослых. Как и в западной социологии, выделяются два основных, но качественно различных периода. Первый — это «первичная социализация» от рождения человека вплоть до формирования зрелой личности. Второй этап — период «вторичной социализации», или ресоциализации, под которыми понимается своеобразная перестройка (не столь, правда, существенная) личности уже в период ее социальной зрелости. По И. С. Кону, социализация включает в себя не только осознанные, контролируемые, целенаправленные воздействия (воспитание в широком смысле слова), но и стихийные, спонтанные процессы, так или иначе влияющие на формирование личности (Кон И. С., 1989). Исследователи выделяют две фазы социализации: социальная адаптация и интериоризация (интернализация). Социальная адаптация означает приспособление индивида к социально-экономическим условиям, ролевым функциям, социальным нормам, среде его жизнедеятельности. Интериоризация — это процесс включения социальных норм и ценностей во внутренний мир человека.

    Особенность социологического изучения социализации связана и с двойственностью объекта исследования «личность — общество». Одно из компромиссных решений заключается в избежании полюсных (только объективистских или только субъективистских) подходов. Специфика социологического анализа социализации состоит в выделении социально-типического как совокупности доминирующих параметров и характеристик процессов интеграции индивидов в общество. Общество обусловливает социально-типическое в личностях, что необходимо для обеспечения предсказуемости поведения индивидов, достижения упорядоченности социального взаимодействия, сохранения социального целого, его само-воспроизводства, самоуправляемости. Общество выставляет эталоны социализации и задает индивидам типические социальные черты (язык, ценности, информация, картины мира, способы поведения и т. д.), ориен-

    тируя на обретение одобряемых качеств личности и моделей поведения. Эти эталоны, как правило, примерны, привлекательны и понятны. Их достижение не бывает слишком сложным. Оно посильно для большинства членов общества. Общество не только типизирует, но и индивидуализирует осваиваемые в процессе социализации одобряемые модели поведения и социальные качества. Общество обустраивает процесс передачи социального опыта новым поколениям в институциональных формах (см. Институты социализации). Чем шире пласт социальности с ее типическими и нетипическими свойствами осваивается индивидом, тем богаче его личность и ярче его индивидуальность. Мера социально-типического и нетипического обусловлена сходством и различиями социальных норм, культурных ценностей, способов поведения и социализационных практик на уровне различных общностей и групп. Чем больше таких различий, тем сильнее люди отличаются друг от друга. Баланс социально-типического и индивидуально-личностного в процессе социализации варьируется как объективными, так и субъективными факторами, среди которых объективным факторам принадлежит определяющая роль. Причем на определенном этапе объективные процессы опережают личностные изменения. Но субъективные процессы могут оказаться более динамичными в случае, когда в ходе социализации активизируется неадаптивность личности, связанная с отрицанием определенных социальных норм и ценностей, созданием новых образцов. Это может привести к новому качеству личностного потенциала общества, к другой совокупности типических личностных черт. В таком случае субъективные процессы, опережая объективные, становятся первостепенным фактором общественных изменений. Социализация, являясь сложным многосторонним процессом, может быть классифицирована по различным критериям. Прежде всего критериален характер самой социальности общества по ее основным параметрам. По этому критерию, отражающему условия

    осуществления процесса социализации, выделяются следующие ее типы: естественный, примитивный, сословный, стратификационный, единообразный, регламентированный, патерналистский, конформистский, гуманистический, моносоциокультурный, полисо-циокультурный (Ковалева А. И., 1996). В каждом обществе обнаруживается широкий спектр типов социализации с преобладанием того или иного типа. В качестве другого классификационного критерия рассматривается содержание социализационного процесса, позволяющее различать такие типы социализации, как познавательная, профессиональная, правовая, политическая, трудовая, экономическая и др. Третий критерий, связанный с результативностью социализации, позволяет выделить успешную, нормативную, кризисную, отклоняющуюся, принудительную, реабилитационную, преждевременную, ускоренную, запаздывающую социализацию.

    Социология изучает также проблемы нормы и отклонения социализации. В общем виде социализационная норма выступает результатом действия общественного механизма воспроизводства социальной сущности человека (Ковалева А. И., Луков В. А., 1999). Отклоняющаяся социализация проявляется в различных формах отклоняющегося поведения, а также обнаруживается как несоответствие личностного развития индивида эталонам, установленным в обществе (Ковалева А. И., Реут М. Н., 2001). Специфика социализации связана с социальным возрастом. Так, для молодежи она обусловлена этапом ее социализации, включающим завершение первичной и начало вторичной социализации. Особенностью первичной социализации является преимущественно первичное освоение индивидом окружающего мира через «понимание другого» (в веберовской трактовке). Индивид «вбирает» в себя общие ценности в процессе общения со значимыми для него другими людьми, будучи направляемым ими. На этой стадии отсутствует выбор значимых других; родителям, семье принадлежит главенствующая роль как

    агентам социализации; объективная реальность воспринимается как неизбежность, конституируемая в языковых, интерпретационных и мотивационных схемах. Вторичная социализация имеет принципиальное отличие, состоящее в том, что для индивида ближайшее его окружение, а также общество да и сам индивид в его же представлениях оказываются другими с учетом освоенной им ранее объективной реальности. Начальный этап вторичной социализации предполагает присвоение молодым человеком социальной субъектности в формах, принятых в обществе. Социальные роли де-индивидуализируются, они воспринимаются как заменяемые. В сознании индивида постепенно происходит абстрагирование от ролей и установок конкретных других до ролей и установок вообще. Это связано с идентификацией индивида не только с конкретными значимыми другими, ориентацией на обобщенного другого (в понимании Дж. Г. Мида), но и отождествлением себя со всеобщностью других, т. е. с обществом. Начало вторичной социализации, как правило, совпадает со снижением роли родительской семьи как агента социализации, социальность уже не воспринимается как само собой разумеющееся. С присвоением субъектности индивид пытается созидать и изменять ее. Формирование в сознании обобщенного другого — решающая фаза социализации. Сложность, кризисность социализации молодежи состоит в том, что новые адаптационные и интернализационные процессы накладываются на прежние, пройденные в первичной социализации. Поэтому возникает проблема согласованности между первоначальными социальными адаптациями и интернализациями. Постигнутые индивидом приспособления к осваиваемому им миру значимых других, а также его изобретения (в понимании Г. Тарда) оказываются недостаточными на новом жизненном этапе.

    Определенные возможности в социологическом изучении социализации содержатся в применении к этой проблематике тезау-русного подхода.

    Этот подход развивает Вал. А. Луков. Суть тезаурусного подхода состоит в выдвижении в качестве существенного для социализации обстоятельства, каковым признается формирование ориентационных комплексов по модели «свои-чужие». Такие комплексы конструируются в индивидуальном сознании под воздействием обстоятельств жизнедеятельности, основных социальных практик, во взаимодействии со «значимыми другими». В молодежной среде могут сосуществовать несколько тезаурусов, что обеспечивает мобильную смену установок и защиту «своего мира».

    Лит.: Тард Г. Законы подражания. СПб., 1899; Маркс К. Процесс труда и процесс увеличения стоимости // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23; Кон И. С. Психология ранней юности. М., 1989; Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений. М., 1989; Джемс У. Психология. М., 1991; Смелзер Н. Социология. М., 1994; Андреева Г. М. Социальная психология. М., 1996; Дюркгейм Э. Социология образования. М., 1996; Ковалева А. И. Социализация личности: норма и отклонение. М., 1996; Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996; Ковалева А. И., Луков В. А. Социология молодежи: Теоретические вопросы. М., 1999; Ковалева А. И., Реут М. Н. Социализация неслышашей молодежи. М., 2001; Жулковска Т., Ковалева А. И., Луков В. А. «Ненормальные» в обществе: Социализация людей с ограниченными интеллектуальными возможностями. М.-Ще-цин, 2003; Giddings F. P. The theory of socialisation. N. Y., 1897; Parsons T. The Social System. Glencoe, 1951; Habermas J. Stichworte zur Theorie der Sozialisation // Der s. Kultur und Kritik. Frankfurt/M., 1973.

    А. И. Ковалева

    Социализация и профориентация. Как в Губкине работают с особенными детьми

     

    Именно поэтому в отдалённых планах у коллектива Губкинского центра открыть в своём городе инклюзивное кафе, где могли бы работать люди с особенностями, в том числе их бывшие воспитанники. Как отмечает Татьяна Сергеевна, это не только рабочие места, но и возможность использовать созданные при мастерских вещи: чашки, тарелки, стулья, столы и т. д.

    Нужно пробовать

    Пока результаты работы воспитанников центра можно увидеть на местных благотворительных ярмарках и выставках в краеведческом музее. Но в перспективе, когда решат сложные организационно-финансовые вопросы, у мастерских появится свой интернет-магазин.

    «Работы у наших детей очень оригинальные, живые, яркие, потому что у них особый взгляд на жизнь, – говорит Татьяна Коваленко. – И самое главное, все они практичные, то есть могут использоваться, а не просто пылиться на полке. Это и сумки-шоперы, и новогодние игрушки на ёлку, и подставки под яйца, и кашпо. Искусство – это, конечно, красиво, но для наших детей это понятие расплывчато, им важно делать конкретные вещи».

    Детям довольно трудно расставаться с собственными поделками, но после того как они видят свои работы на прилавке или полках музея, быстро меняют своё отношение. А после ярмарок на заработанные от продажи деньги устраивают вместе с педагогами чаепития со сладостями.

    «Когда мы начинали всё это делать, – завершает свой рассказ Татьяна Коваленко, – нам было очень страшно. Но я считаю, что, когда ты пробуешь, у тебя всегда два варианта: получится или нет. Но если ты не попробуешь, путь только один. И вот мы стараемся, пробуем. Да, это риск, потому что ты окунаешься во что‑то неведомое. Но тема эта очень серьёзная и нужная. Ведь речь о детях, которым нужна помощь взрослых. Кто, если не мы?»

    Анастасия Состина

    4.1A: роль социализации

    1. Последнее обновление
    2. Сохранить как PDF
    1. Ключевые моменты
    2. Ключевые термины
    3. Три цели социализации

    Социализация подготавливает людей к социальной жизни, обучая их общим нормам, ценностям, убеждениям и поведению группы.

    Цели обучения

    • Опишите три цели социализации и почему каждая важна

    Ключевые моменты

    • Социализация подготавливает людей к участию в социальной группе, обучая их нормам и ожиданиям.
    • Социализация преследует три основные цели: обучение управлению импульсами и развитие совести, подготовка людей к выполнению определенных социальных ролей и культивирование общих источников смысла и ценностей.
    • Социализация культурно специфична, но это не означает, что одни культуры лучше или хуже других.

    Ключевые термины

    • социализация : процесс познания своей культуры и того, как жить в ней.
    • Джеффри Дж. Арнетт : В своей статье 1995 года «Широкая и узкая социализация: семья в контексте культурной теории» социолог Джеффри Дж. Арнетт изложил свою интерпретацию трех основных целей социализации.
    • norm : Правило, которое соблюдается членами сообщества.

    Роль социализации — познакомить людей с нормами данной социальной группы или общества. Он подготавливает людей к участию в группе, иллюстрируя ожидания этой группы.

    Социализация очень важна для детей, которые начинают процесс дома с семьей и продолжают его в школе. Их учат тому, чего от них ожидать по мере их взросления и становления полноправными членами общества.Социализация также важна для взрослых, которые присоединяются к новым социальным группам. В широком смысле это процесс передачи норм, ценностей, убеждений и поведения будущим членам группы.

    Социализация в школе: школы, такие как детский сад в Афганистане, служат основными площадками для социализации.

    Три цели социализации

    В своей статье 1995 года «Широкая и узкая социализация: семья в контексте культурной теории» социолог Джеффри Дж. Арнетт изложил свою интерпретацию трех основных целей социализации.Во-первых, социализация учит управлять импульсами и помогает людям развить совесть. Эта первая цель достигается естественным путем: по мере того, как люди растут в определенном обществе, они улавливают ожидания окружающих и усваивают эти ожидания, чтобы умерить свои импульсы и развить совесть. Во-вторых, социализация учит людей, как подготовиться к определенным социальным ролям и выполнять их — профессиональные роли, гендерные роли и роли институтов, таких как брак и отцовство.В-третьих, социализация культивирует общие источники смысла и ценностей. Через социализацию люди учатся определять, что важно и ценится в определенной культуре.

    Термин «социализация» относится к общему процессу, но социализация всегда происходит в определенных контекстах. Социализация культурно специфична: люди в разных культурах по-разному социализируются, придерживаются разных убеждений и ценностей и ведут себя по-разному. Социологи пытаются понять социализацию, но они не считают разные схемы социализации хорошими или плохими; они изучают практики социализации, чтобы определить, почему люди ведут себя именно так.

    границ | Переосмысление исследований социализации через призму нового материализма

    Введение

    Теории социализации объясняют процесс индивидуального развития человеческой личности в социальной среде с конкретными условиями жизни (Hurrelmann and Bauer, 2015: p. 156). Они показывают, что люди приобретают язык, знания, социальные навыки, нормы, ценности и обычаи, которые необходимы для участия и интеграции в группу или сообщество.Социализация — это сочетание волевого подчинения и навязанных извне правил, опосредованных ожиданиями других людей. Таким образом, социализация влияет на социально-структурную организацию общего существования и одновременно достигает культурной и социальной преемственности (White, 1977; Grundmann, 2006; Hurrelmann, 2009). Однако в последние десятилетия исследования социализации, по-видимому, утратили былую способность объяснять процессы становления социализированным субъектом в социальной среде.Такое развитие событий примечательно, поскольку процессы социализации по-прежнему имеют большое значение в областях исследований в социальных науках, например, в исследованиях правительственности (например, Bröckling, 2007), исследованиях социальной работы (например, Böhnisch et al. 2009), исследованиях возраст (например, Schroeter, 2012) и пол (например, Gildemeister, 2008). Исследователи социализации объясняют это развитие тем, что выявляют устаревшие подходы, отсутствие теоретических и методологических дискуссий, а также отсутствие единых терминов и моделей (Geulen, 2004; Ricken and Wittpoth, 2017).Хотя эта критика не применима ко всем соционаучным теориям социализации, очевидно, что существует двойственность между попытками расширить методологию исследования социализации и откликом на подтверждение новых идей с помощью традиционных терминов и моделей социализации. Многие исследователи социализации, кажется, блокируют текущие перформативные и материальные представления, которые помогли бы переосмыслить процессы социализации с точки зрения продолжающихся материально-дискурсивных ко-формаций и агентств.Рассмотрение этих аналитических перспектив может помочь раскрыть сложность социализации в мире постоянных социальных изменений.

    В этой статье я сосредотачиваюсь на связке теорий, называемых новым материализмом, которые часто обсуждаются в гендерных исследованиях, но еще не привлекли внимание теории социализации. Новый материализм — это недавний термин (Dolphijn and van der Tuin, 2012), который включает в себя несколько перформативных и материалистических теорий, таких как агенциальный реализм Барада (2003, 2007), делезианский материализм Брайдотти (2011, 2013) и постгуманизм Харауэя (2007).Новый материализм позволяет сместить парадигму от детерминизма и конструктивизма к перформативности и материализму (Barad, 1996; van der Tuin, 2008; Dolphijn and van der Tuin, 2012; Coole, 2013) и критикует постструктуралистские теории за рассмотрение языка и, следовательно, дискурсивной природы исследования, но редко его материальных процессов (Барад, 2003). Когда я использую термин Дольфийна и ван дер Туина (Dolphijn and van der Tuin, 2012), «новый материализм», я хочу подчеркнуть необходимость вернуть к дискурсам о теле — и, таким образом, к теории социализации — материальность людей. и их материальная среда в определенных условиях.Эти условия относятся к определенному пониманию материальности. Материальность не является ни существенным элементом, ни дискурсивным эффектом, а продолжающейся материальной формацией и дискурсивной конструкции, совместно составляющей по отношению к ее материальной среде. То есть социализация происходит не только через посредство людей, их способностей и опыта, ни только через их окружающую среду. Новые материалистические теории скорее предполагают, что люди, знания, среда и являются неотъемлемыми частями процессов социализации.Это понимание определяет традиционные способы мышления о дуализмах, онтологиях и агентствах в теории социализации (см. Hinton and van der Tuin, 2014).

    Мое намерение, используя термин «новый материализм», состоит в том, чтобы отобразить материально-дискурсивную сложность процессов социализации, чтобы предложить более тонкое понимание многих аспектов социализации с микросоциологической точки зрения. Таким образом, мое намерение отличается от целей теоретической основы, называемой материалистическим феминизмом, которая использует исторический материализм Маркса в качестве средства для анализа специфически материального социального неравенства, такого как патриархат (т. Е.г., Дельфи, 1980; Хеннесси и Ингрэхэм, 1997). Более того, я не намерен проследить генеалогию термина «новый материализм» и оценить, находится ли феминистское содержание нового материализма в процессе демонтажа или позиционирование как нового материалистического ученого вызывает определенную феминистскую идентичность как политическую. и этично. Эти важные вопросы в настоящее время обсуждаются в другом месте с использованием термина «феминистский новый материализм» (Hinton and van der Tuin, 2014). В этой статье я вместо этого покажу, что новый материализм вносит плодотворный вклад в обсуждение процессов социализации, потому что он помогает прояснить, как материальные аспекты социализации производятся совместно, как они взаимодействуют друг с другом, какие процессы повседневной жизни на самом деле считаются процессами социализации. социализация, и как процессы социализации являются гендерными процессами.Хотя работа над актуальностью материальных аспектов социализации и сложностью процессов социализации не нова (например, Blumer, 1969; Bronfenbrenner, 1979), я покажу, что новый материализм открывает новые вопросы для ученых, занимающихся социализацией, и, следовательно, новые способы теоретизировать и исследовать (гендерно) социализацию (см. Fox and Alldred, 2016). Поэтому я предлагаю поставить под сомнение не только дуализм природы и культуры, но и дуализм человека и нечеловеческого, чтобы вытеснить человека как центральный объект исследования и больше подумать о взаимодействиях между людьми и неодушевленными существами. .Я покажу, что переосмысление дуализма человеческого и нечеловеческого обогащает наше понимание социализации как постчеловеческого процесса.

    В следующих разделах я рассматриваю теории социализации с точки зрения общепринятых предположений о людях и их окружении и сравниваю их с новыми материалистическими предположениями о дуализмах, онто-эпистемологиях и агентах. Цель состоит в том, чтобы разработать методологические идеи для новых исследований социализации, вдохновленных материалистами. В заключение я оцениваю вклад нового материализма в теорию и методологию социализации.

    Переосмысление человеческого субъекта и социальной среды теории социализации

    В теориях социализации субъект является центральным: субъект — существенная человеческая сущность, которая осуществляет и выражает процессы социализации в рамках социальной среды. В этой работе я довольно подробно сравниваю эти допущения с допущениями нового материализма (например, Barad, 2003, 2007; Braidotti, 2011; Dolphijn and van der Tuin, 2012). Во-первых, новое материалистическое предположение о переосмыслении дуализмов вкратце показывает, что несколько дуализмов существенно структурируют теории социализации и что классифицирующее мышление в дуализмах делает невозможным отображение сложности процессов социализации.Я продолжаю придерживаться нового материалистического предположения о переосмыслении человеческих существ, чтобы лучше понять как процесс социализации, так и влияние материальной среды на это развитие. Наконец, новое материалистическое допущение о том, что агентность сопутствует материально-дискурсивным процессам, помогает показать, что человеческий субъект — лишь один из многих участников, которые производят процессы социализации.

    Дуализм

    Дуалистическое мышление предполагает существование бинарных противопоставлений между двумя отдельными областями, таких как противопоставление активности и пассивности — известный дуализм в исследованиях социализации.Традиционные теории описывают социализацию как процесс, в котором люди принимают нормы, ценности и обычаи и, таким образом, приобретают навыки и привычки, необходимые для участия в жизни общества (например, Hurrelmann and Ulich, 1980). Субъект в процессе социализации фактически был объектом — пассивным принятием социально запрошенных действий и ориентаций как части принятия данной судьбы. В последние десятилетия это понимание изменилось на определение социализации, в котором центральное место занимает индивидуальное развитие.С этой новой точки зрения социализация — это активный процесс обучения, воспитания и изменения, то есть предполагается, что каждый человек активно влияет на свое собственное развитие (например, Hurrelmann et al., 2008). Таким образом, индивид в исследовании социализации стал активным, автономным действующим субъектом (Geulen, 2004). Немногие исследователи социализации в настоящее время обсуждают, до какой степени индивиды на самом деле активны и автономны. Они утверждают, что ограниченное внимание к активности и автономии блокирует улучшения в исследованиях социализации (Ricken and Wittpoth, 2017: p.229). Обсуждается термин самосоциализация и присущий ему редукционизм, который не учитывает гетерономию и, следовательно, властные отношения и процессы репрессий, которые пронизывают западные общества (Bauer, 2002: p. 125f).

    И исследователи социализации, и исследователи-новые материалисты обсуждают «пространство» между телесностью и социальностью, однако с разными акцентами. Теории социализации обсуждают дуализм субъекта и структуры. Основываясь на идее Пьера Бурдье о габитусе, Норберт Рикен и Юрген Виттпот критикуют взаимосвязанное допущение о взаимоотношениях, которые, по-видимому, являются посредниками между двумя отдельными сферами «внутреннего» и «внешнего».Вместо того чтобы думать таким дуалистическим образом, они предлагают спросить: «В какой среде происходит социализация?» (Рикен и Виттпот, 2017: с. 231, перевод автора). Таким образом, они расширяют аналитическую перспективу с точки зрения перформативного вопроса социализации — идея, которая также актуальна для новых материалистических подходов.

    Ученые-новые материалисты неоднократно указывали на тот факт, что дуализмы уменьшают сложность природно-культурного мира и усиливают социальное неравенство (например,г., Брайдотти, 2011; Шмитц, 2012; Шилдрик, 2013; Хеппнер, 2015b). Таким образом, они пытаются переосмыслить, в частности, дуализм природы против культуры и человека против нечеловеческого (Haraway, 1991; Barad, 2003; Coole, 2013; Schadler, 2016), — оба из которых служат основой для теорий социализации, поскольку теории социализации не имеют все же полностью обсуждались функции и последствия этих дуализмов. Следующий пример поясняет этот аргумент. Schadler (2013, 2016) убедительно продемонстрировал, что в исследованиях социализации проводится различие между «досоциальным биологическим телом и нематериальной социальной личностью» и, таким образом, «между биологическим и социальным рождением» (Schadler, 2016: p.506). В своем исследовании формирования нуклеарной семьи во время перехода к отцовству она демонстрирует, что процессы социализации в семьях вместо этого являются как культурными процедурами, которые начинаются еще до физической беременности, так и материальными процессами, которые включают человеческие тела и включают вещи и технологии в течение всего периода. переходный процесс (Schadler, 2013). Таким образом, социализация — это не «эпигенез» (Ricken and Wittpoth, 2017: p. 228), утверждает Шадлер, а скорее природно-культурное «становление с» (ср.Шадлер, 2016: с. 507). Шадлер выделяет в этой работе два аспекта. Во-первых, она показывает, что процессы социализации не требуют исключительно людей; скорее, они требуют многочисленных (нечеловеческих) участников, которые совместно производят процессы социализации. Во-вторых, исследования социализации предполагают различие между природой и культурой — дуализм, который феминистские социологи обсуждают с тех пор, как Энн Окли (1972) предложила различие между естественным «полом» и социальным «гендером» и в отношении атрибуции женской телесности и мужской социальность.Ученые-новые материалисты переосмыслили дуализм пола против гендера и природы против культуры, представив идею воплощения (Schmitz and Degele, 2010; см. Также Witz, 2000: стр. 10, где указывается на необходимость учитывать «плотское тело»). вопросы воплощенной социальности »): пол и гендер не могут быть разделены, потому что они воспроизводят друг друга. Например, Schadler (2013) (стр. 201–213) показывает, что определение пола плода в животе одновременно запускает гендерные процессы (например, поиск имени ребенка, покупка одежды и обстановка детской в ​​« правильный цвет), и эти процессы сами определяют гендерную принадлежность плода.Гендерная социализация продолжается на протяжении всей нашей жизни через предположения и ожидания, которые мы переживаем и воплощаем, как мы жестикулируем и двигаемся, объекты, которые мы используем и которые мы не используем, и так далее. В эмпирическом исследовании ученые-новые материалисты не сосредотачиваются на результатах процессов гендерной социализации. Скорее, они принимают во внимание все те материальные процессы, которые связаны с полом и гендером, и выявляют и систематизируют все те факторы и их взаимозависимости, которые совместно производят гендерные процессы социализации.Таким образом, этих ученых интересовало бы не наблюдение того, что у кого-то есть образование мышц мужского пола, а точные материально-дискурсивные практики (например, физическая подготовка, использование медицины, индивидуальное развитие, кормление и разговоры с другими о мышцах). ), это условие, которое формирует мышцы и посредством которых мышцы связаны с мужественностью, а не с женственностью в нашем обществе. Детальное картирование этих процессов помогает нам понять, почему общества и культуры поддерживают определенную степень стабильности в социальных формациях, таких как представления о гендере, и как эти образования, в свою очередь, помогают сохранить гендерное неравенство и поддерживают тех, кто обладает властью (см.Фокс и Аллдред, 2016: с. 9). Таким образом, с новой материалистической точки зрения определение пола и гендерное определение можно переосмыслить как материально-дискурсивный процесс, который совместно производит определенный вид социализации. Такой вид социализации не только усиливает связь секса с полом, но и предоставляет информацию о поле тела и гендерной принадлежности окружающей среде, которая, в свою очередь, реагирует на информацию особым — гендерным — образом.

    Следовательно, одним из центральных принципов новых исследований социализации, вдохновленных материалистами, является деконструкция дуализмов.Эта идея не означает, что дуализмы могут быть растворены, поскольку реконфигурация природного и культурного мира приводит к постоянным дифференциациям (Barad, 2007). Скорее, чтобы лучше понять процессы социализации, дуализмы должны быть отражены в терминах (1) границ и связанных приписываний, которые появляются вместе с дуализмами во время исследования, (2) конкретных контекстов, в которых возникают границы и приписывания, (3) причины их использования и (4) вытекающие из них последствия.Размышления различаются на методологическом и аналитическом уровне. Методологическое размышление о дуализмах могло бы принять во внимание техно-научные практики, которые могли повлиять на генерацию данных (например, степень, в которой способ поведения и речи во время генерации данных вызвала воспроизводство усвоенных норм поведения и разговоров как женщина или мужчина). Аналитическое размышление о дуализмах может относиться к способам «социализации» на практике путем словесной ссылки на дуализмы или путем телесного производства, например, дуалистических представлений о теле, таких как женственность или мужественность (см.Ирни, 2010; Хинтон, 2013; Höppner, 2015a, 2015b).

    Онто-эпистемологии

    Я хочу начать этот раздел с общего определения социализации, которое я упомянул в разделе «Введение». Социализация — это «процесс возникновения и развития человеческой личности во взаимной зависимости и во взаимообмене с исторически опосредованными социальными и материальными условиями жизни в целом» (Hurrelmann, Bauer, 2015: с. 156, перевод автора). Это определение определяет взаимосвязь (и, следовательно, «пространство») между индивидом и обществом как центральный объект исследования социализации.Развитие человеческой личности и превращение в социализированного субъекта имеют отношение к исследованиям социализации, равно как и процессы коллективизации и социальности (Beer and Bittlingmayer, 2008). Это определение, однако, требует уточнения в отношении термина «человеческая личность» и его отношения к материальной среде, а также в отношении временности «человеческой личности».

    Ученые определяют термин «человеческая личность» как стимулятор и как результат социализации и, таким образом, сосредоточивают социализацию исключительно в человеческом теле.Личность человека включает в себя все индивидуальные психические особенности, которые отличаются от психических характеристик других людей и относительно стабильны во времени, например, темперамент, отношения, ценности, мотивы, эмоции, поведение и познания (например, Engler, 2008: p. 82 ). Термин «человеческая личность» предполагает как социализированного человека, так и замкнутое тело, состоящее из социальной личности и физического просоциального биологического тела. В процессе социализации человек действительно меняется в течение своей жизни, но безошибочно остается тем, кем он является — человеческим телом с четкими ограничениями, отличным от других.

    С новой материалистической точки зрения критическому обсуждению подлежит не только нормативное кодирование тела как социализированного или несоциализированного, но и вопрос о том, что на самом деле представляет собой тело процессов социализации . Ученые-новые материалисты предполагают, что человеческие тела не являются исключительно материальными или исключительно дискурсивными, а скорее материально-дискурсивными соформациями, как и значения, нормы, ценности, обычаи и структуры (Barad, 2003, 2007). Становится ясно, что граница между природой (напр.g., человеческое тело и материальная среда) и культура (например, значения, нормы и ценности) на самом деле не так ясны, как традиционно предполагалось. Ученые-новые материалисты указывают на тот факт, что природа не существует до социокультур, а социокультура не существует до природы. Скорее природа и социокультура составляют друг друга в агентских практиках, в которых совместно производятся несколько материальностей; поскольку и социокультурные, и материальные факторы влияют на социальное развитие, они подчеркивают неразделимость природы и культуры (van der Tuin, 2008; Schmitz and Degele, 2010).Два примера могут помочь прояснить этот аргумент. Например, тела не заканчиваются на коже, потому что кожа действует только как видимая граница тела. Тела неотделимы от культурных и социальных процессов; они уже материально связаны с этими процессами создания смысла, поскольку возникают в рамках одних и тех же практик (Höppner, 2015b). Работы Донны Харауэй о научных исследованиях, например, показывают, что природа не открыта. Скорее природа построена культурно и материально организована в научно-технические практики, в которых задействованы и взаимодействуют люди, инструменты и компьютеры.Она иллюстрирует этот аргумент, указывая на производство видов в лаборатории; их, казалось бы, естественные различия проявляются в исследовательской практике проведения границ. Она приходит к выводу, что природа является одновременно полностью природно-культурной материей и «ситуативным знанием», потому что она создается конкретными действующими лицами в определенное время и в определенных местах (Haraway, 1988). Барад (2003, 2007) (раздел «Агентства») рассуждает аналогичным образом, когда подчеркивает, что очень важно учитывать исследовательский аппарат проекта, т.е.ж., все те материально-дискурсивные практики, которые проводят границы и, таким образом, приводят к определенным выводам.

    Тесно связано с переосмыслением природы и культуры переосмысление человеческого и нечеловеческого, чтобы поставить под сомнение различие между людьми и нечеловеческими, а также иерархическую концептуализацию людей над нечеловеческими. Например, Харауэй (1989) деконструирует это различие, указывая на научно-технические практики, которые помогают «создавать» людей, отделяя их от других видов в лаборатории.Поскольку исследования не представляют процесс разделения, а представляют только окончательно произведенные сущности, представленные результаты кажутся «естественными», например, биологически детерминированными. По словам Харауэя, разделение на людей и нечеловеческих является искусственной конструкцией.

    Переосмысление дуализмов природы и культуры и человека и нечеловеческого помогает понять, что не только люди «производят» социализацию, но и что социализация — это совместное производство нескольких материально-дискурсивных формаций и, следовательно, постчеловеческий процесс.Социализация происходит не на человеческих условиях, а через контакт с материально-дискурсивной средой в форме «сближения» с людьми, вещами, технологиями, пространствами, знаниями и прочим (см. Schadler, 2016: p. 507). . В свою очередь, сети человек – вещь – технология – пространство – знания порождают определенные виды процессов социализации.

    Ученые-новые материалисты используют термин «онто-эпистемологии» (Барад, 2003: стр. 829), чтобы подчеркнуть идею о том, что бытие и знание не изолированы, но что они взаимно переплетены и, таким образом, составляют друг друга.Мы получаем знания — например, о сексе и гендере — потому что мы являемся частью гендерно-структурированного мира. В то же время мы являемся «своим» полом (или пытаемся его подорвать), воспроизводя гендерный порядок мира. Гендерная социализация обычно включает нечеловеческие элементы, например одежду и аксессуары (см. Барад, 2003: с. 829). По этой причине новые ученые-материалисты полагают, что человеческие и нечеловеческие тела — это временные материи с изменяющимися границами (Barad, 2003, 2007), запутанные в «множество меньших и больших скоплений» (Coole, 2013: p.455). Они переосмысливают человеческие тела с их, казалось бы, четкими и фиксированными границами по отношению к нечеловеческим телам. В этом понимании тела гибкие. Однако гибкие тела не растягиваются объектами, например тростью, и не изменяются в результате технологических изменений, например, путем введения кардиостимулятора. Скорее, тела становятся гибкими, когда новые процессы социализации производятся совместно с использованием объектов или внедрением технологий в сети человек – объекты – технологии (см.Харауэй, 1989, 1991).

    Поскольку новое исследование социализации, вдохновленное материалистами, ставит под вопрос, что на самом деле состоит из человеческого тела, становится ясно, что темперамент, отношения, ценности, мотивы, эмоции, поведение и познание — это не ранее существовавшие виды репрезентации, а скорее динамические сочетания значений и видов материальности, возникающие в материально-дискурсивных практиках. «Философия жизни», которая направляет людей, ноги, которые ходят индивидуально, или очки, которые отчетливо выделяют человека, являются важными он-эпистемологиями сетей социализации.С постчеловеческой точки зрения невозможно анализировать «человеческую личность» независимо от ее социально-материального контекста. Ценность расширения концепции «человеческая личность» для временного устранения статических ограничений и изменения границ между людьми и нечеловеческими существами заключается в том, что можно рассматривать всех участников, влияющих на процессы социализации.

    Чтобы рассмотреть онто-эпистемологии, которые участвуют в процессах социализации и, таким образом, совместно производят их, исследователи должны сосредоточить внимание на людях, окружающей среде, структурах и допущениях, связанных с процессами микросоциализации.Какие онто-эпистемологии сетей социализации принимают во внимание и поэтому считают влияющими на социализацию — вопрос эмпирический. И участники, и исследователи в исследовании служат «переводчиками» процессов, происходящих в сетях социализации, потому что они вербально и одновременно невербально артикулируют (гендерно) переживания, варианты, движения и чувства. Посредством ссылок на других они формируют и поддерживают границы и, таким образом, маркируют сети социализации (см.Хеппнер, 2015b).

    Новый материализм оценивает процесс повседневной жизни не как процесс социализации, сосредотачиваясь на успехе выполнения норм, а сосредотачиваясь на развитии «человеческой личности» с точки зрения темпоральности. Общепринято, что социализация — это процесс, продолжающийся всю жизнь (например, Geulen, 2004: p. 7; Ricken, Wittpoth, 2017: p. 228). Тем не менее, исследователи социализации особенно анализируют так называемую первичную социализацию (в этот период дети изучают ценности, отношения и действия, подходящие для членов общества) и вторичную социализацию (в этот период дети и подростки узнают, что такое подходящее поведение. как член меньшей группы внутри общества).Таким образом, основное внимание уделяется детству (Piaget, 1971; Strand, 2000; Hopf, 2005; Tietze, 2008; Park et al., 2014), подростковому возрасту (Albert et al., 2010; Eckstein and Noack, 2016) и семья (Bronfenbrenner, 1986; Arnett, 1995; Lüscher, Fischer, 2014; Grundmann, Wernberger, 2015). Так называемый третий период социализации, в течение которого взрослые учатся справляться с изменениями и переходами, рассматривается редко. Анализ процессов трансформации в связи с выходом на пенсию и переездом в дом престарелых остается темой социологии старения и социологии гендера (Depner, 2015; Höppner, 2017).Важные выводы о процессах социального обучения и развитии способностей у стареющего населения в значительной степени остаются без внимания.

    В то время как традиционные теории социализации рассматривают взрослого как продукт прошлого ребенка, недавние теории разработали микросоциологический взгляд на социализацию, поскольку они рассматривают социализацию как социальную практику, которая со временем меняется (Grundmann, 2006). Матиас Грундманн учитывает как взаимодействие между людьми, так и формирование личных планов действий и предрасположенностей (например,g., личные проявления) и то, как культурные идеи и социальные ресурсы образа жизни перетекают во взаимодействия (социальные проявления). Эта связанная с процессом концептуализация социализации учитывает изменчивость и, следовательно, временное измерение социализации.

    Новые ученые-материалисты конкретизируют временное измерение. Они указывают на необходимость учитывать как исторические, так и генеалогические процессы становления. «Кочевой субъект» Брайдотти (Braidotti, 2011) находится в мире перманентных социальных изменений, включая совместное производство властных отношений и запросов на изменение и адаптацию.С точки зрения этой концепции, социализация — это всегда в рамках истории и генеалогии. С одной стороны, социализация не начинается с нулевой точки, поскольку она относится к прошлым социальным событиям, политическим решениям и уже согласованным значениям и приписываниям — например, прошлое является определяющим для настоящего и будущего. Таким образом, новый материалистический подход может вдохновить на исследования социализации, подвергая сомнению предположения, предрассудки и надежды, которые конституируются процессами социализации и социальной иерархией, которые процессы социализации поддерживают или изменяют.С другой стороны, социализация — это биографический процесс, который, помимо прочего, порождает опыт, мнения и настроения. Для анализа процессов социализации недостаточно «увеличить» снимок социализации. Скорее, следует серьезно относиться к динамическому процессу социализации (см. Schmitz and Degele, 2010).

    Новое исследование социализации, вдохновленное материалистами, считает, что нынешняя форма социализации не является результатом ни просто прошлого, ни просто социальных структур.Скорее, он понимает социализацию как непрерывный материально-дискурсивный процесс, который меняет и преобразуется через переживания, воспоминания и понимание самих себя, и, следовательно, через истории, которые мы рассказываем и воплощаем. Эти истории, однако, специфичны, поскольку они расположены в историческом, социальном, культурном и биографическом контекстах (см. Jackson, 2001: стр. 288). Становление социализированным означает постоянный материально-дискурсивный переход, в результате которого образуются довольно стабильные «единицы» (например,g., отношения и ценности) и трансформации (например, телесные изменения). У исследователей есть несколько вариантов создания и анализа таких продолжающихся переходов. На первом этапе исследователи должны определить свое понимание социализации: связывают ли они социализацию с так называемыми примерами социализации (например, родители, школа и группа сверстников), с развитием гендерной идентичности, с возрастом? Или они понимают социализацию в более широком смысле, который подразумевает, что любая ситуация в повседневной жизни может иметь эффекты социализации, независимо от того, случается ли ситуация социализации однажды (например,g., в случае травматической ситуации) или несколько раз (например, по распорядку и обычаям). На втором этапе исследователи, работающие эмпирически, должны сосредоточиться на процессе сбора данных. В качественных исследованиях они могли бы использовать интервью или наблюдения для описания вербальных и одновременно невербальных артикулированных непрерывностей и разрывов, а также социальных иерархий, которые устанавливаются посредством этих практик (Höppner, 2015b). В качестве альтернативы описанию таких ситуационных процессов, включая практики и онто-эпистемологии, которые формируют, поддерживают или модифицируют сети социализации, исследовательский проект может повторять интервью и наблюдения для получения выводов о социализации как части жизненного цикла участников исследования.

    Агентства

    Агентство — центральный термин в теории социализации, описывающий способность человека действовать в рамках социальных структур. Теории, как правило, имеют дело с вариантами, которые люди имеют в связи с их собственными ресурсами (например, способностями и биографическим опытом), и тем, как они используют эти ресурсы в ответ на социальные ожидания (Raithelhuber, 2012) и социокультурные условия (Sewell, 1992). Ученые исследуют, как люди справляются с социальными изменениями и личными переходами.Böhnisch et al. (2009) проводят различие между регрессивной формой деятельности (например, для управления повседневными жизненными потребностями) и расширенной формой деятельности, которая включает в себя способность отражать собственные действия, например, с точки зрения социальной и экологической устойчивости. В то время как подход, основанный на возможностях, исследует такие условия, как образование и благосостояние, на предмет их способности дать людям возможность жить независимой жизнью и участвовать в жизни общества (Sen, 1993), подход, основанный на возможностях, основанный на теории социализации, рассматривает повседневный жизненный опыт людей в контекст социальных отношений и варианты действий и преобразования условий жизни (Grundmann, 2010).Теории социализации не игнорируют взаимосвязь между структурой и содержанием действий (Emirbayer and Mische, 1998; Helfferich, 2012), а также не определяют свободу действий как человеческий потенциал. Скорее, агентность является результатом и особенностью процессов социализации, которая осуществляется благодаря биографическому опыту, распознается в вариантах действий и предсказуема для будущих действий, касающихся реализации целей (Grundmann, 2006, 2017). Таким образом, деятельность неотделима от человеческого тела (Noland, 2009).

    Новые исследователи-материалисты также утверждают, что деятельность не является атрибутом людей или объектов (например, Barad, 2007: p. 194). Однако, поскольку деятельность является частью «продолжающихся реконфигураций мира» (Барад, 2003: стр. 818), новые материалистические исследователи концептуализируют деятельность как происходящую в материально-дискурсивных процессах, происходящих из процессов дифференциации. Люди и другие участники социализации дифференцируются в этих постчеловеческих процессах, таким образом, они рассматриваются как один агент-участник, который совместно создает границы социализации (см.Барад, 2003; ван дер Туин, 2008; Шмитц и Дегеле, 2010). То есть люди не только агенты в том смысле, что они приписывают значения объектам, технологиям и животным; объекты, технологии и животные одновременно вызывают у человека смыслы в рамках процессов социализации. Поскольку новые исследователи-материалисты не сосредотачивают действие на одном человеке, у которого уже есть предрасположенность к обработке смысла и знаний, они отказываются думать о человеке как о происхождении или результате действия, что является обычным явлением в конкретном образе мышления, который свидетельствует в пользу детства. , юношеские или взрослые формы деятельности.В новом материализме посредничество осуществляется разнородными «медиумами». Ученые-новые материалисты спрашивают: кто на самом деле кого или что социализирует — социализирует ли инвалидная коляска человека или человек на самом деле социализирует инвалидную коляску? Таким образом, они децентрализует человека-актера и вносят вклад в теорию социализации, концепцию общих агентств, которые материально-дискурсивно копродуцируются в рамках сетей социализации (см. Mol, 2002; Barad, 2003; Alaimo and Hekman, 2008). Агентство имеет несколько локаций и, таким образом, по-разному влияет на совместное существование.Постчеловеческое понимание агентности переопределяет людей и структуры, которые создаются людьми, при определении таких конфигураций, как семья (Schadler, 2016).

    Чтобы отобразить такие коллективные процессы действия (Coole, 2013) и, таким образом, все онто-эпистемологии и практики, которые производят процессы социализации, Барад (2007) (стр. 218–220) настаивает на рассмотрении исследовательского аппарата, то есть конкретного запутывание материально-дискурсивных практик в рамках исследовательского проекта. Исследовательский аппарат обеспечивает условия для деятельности агентства.В отношении социализации аппарат исследовательского проекта является агентным в том смысле, что он производит процессы социализации, которые не существовали до того, как были получены данные; вместо этого данные производятся через отношения между материальностями и значениями в конкретном научном контексте. Например, процесс социализации, такой как становление женским или мужским, особым образом воспроизводится во время генерации данных. Идея женственности или мужественности неразрывно связана с дальнейшими процессами социализации, такими как процессы социализации возраста, здоровья и класса: они составляют друг друга в рамках исследовательского аппарата.

    Возможности анализа агентства в рамках генерации данных зависят от научной дисциплины. Барад (2007), например, сосредотачивается на ультразвуковой технологии и основывает свое определение действия на понимании квантовой физики. Один из способов рассмотрения действия в социо-научных исследованиях — это сосредоточиться на взаимодействиях между людьми, а также на постчеловеческих взаимодействиях, то есть на том, как люди формулируют свои воспоминания об объектах или как они описывают использование объектов, а также записывать и транскрибировать телесные характеристики. такие как смех, пауза и особая манера речи — чтобы включить эти артикуляции в качестве данных в анализ высказываний (Höppner, 2015a, 2015b, 2017).

    Рассмотрение аппарата процессов социализации позволяет исследователям задаться вопросом: как производится деятельность и может ли производство социализации пониматься как совместная перформативность действия? Что значит быть агентом в процессах социализации? Какого рода свободу действия имеют люди, которые общаются в разных сферах деятельности? Существуют ли определенные гендерные формы деятельности?

    Барад также предлагает подумать о последствиях, возникающих в результате создания агентств в проекте.В отличие от картезианских сокращений, которые предполагают предшествующее существование и различие между исследователем и исследуемым, субъектом и объектом, человеком и человеком, человеком и нечеловеческим существом, Барад (2003) (стр. 815) использует идею «агентного разреза». рассмотреть границы, которые совместно производят определенные виды социализации. Таким образом, она подчеркивает необходимость отражения всех решений, принимаемых в ходе проектов, поскольку они существенно влияют на результаты. Такие размышления включают не только выбор метода генерации данных и метода их анализа, но также решение относительно того, кого включить в выборку, и решение использовать конкретную теоретическую основу и метод транскрипции.Эти решения влияют на конфигурацию исследовательского аппарата и, следовательно, на результаты.

    Учесть агентность в проекте — значит рассмотреть процессы постчеловеческой агентности на аналитическом уровне. Когда дело доходит до методологии, это означает принятие на себя в качестве исследователя ответственности за прозрачное представление результатов, что означает контекстуализацию результатов для включения ситуационных эффектов, дисциплинарных особенностей и разработок в рамках исследовательского проекта.

    Вклад новых материалистических идей в исследования социализации

    В этой статье я предложил добавить новые материалистические идеи относительно дуализмов, онто-эпистемологии и агентств в теорию и методологию социализации.Я объяснил, как децентрализация человеческого актора может помочь отобразить сложность (гендерно обусловленных) процессов социализации с точки зрения ситуативных практик и их агентов-участников, и как это отображение может быть методологически осмыслено. С точки зрения нового материализма социализация не ограничивается людьми, их способностями, опытом и социальной средой. То, что на самом деле считается социализацией, — это продолжающиеся процессы проведения границ, посредством которых материальности и их отношения формируются и придаются (гендерно) значениям.Рассматривая множественные запутанности людей, всю деятельность, частью которой они являются, и всех участников, которые временно связаны с ними, новое исследование социализации, вдохновленное материалистами, может продвинуть понимание процессов социализации, того, как они на самом деле развиваются и становятся устойчивыми. Новые материалистические теории основываются на нерредукционизме и учитывают сложные отношения повседневной жизни, например, связь между технологиями и семейными структурами (Schadler, 2016).Дальнейшие процессы, которые могут стать видимыми через призму нового материализма, могут обогатить область исследований социализации и старения, например, путем изучения взаимосвязей между пространствами, архитектурой, предметами потребления и «старением». С другой стороны, новый материализм может предложить новое понимание уже хорошо изученных форм социализации детей и подростков, например, принимая во внимание влияние домашних животных, игрушек и смартфонов на отношения между родителями, сверстниками и учителями или на отношения между родителями, сверстниками и учителями. развитие гендерных предпочтений.Редукционистский подход может измерять только части процессов социализации, потому что он фокусируется на избранных формах социализации и значениях, которые, в свою очередь, считаются достаточно фиксированными и однородными — такими формами, как детство, отрочество и старость. Новые материалистические теории не предполагают социализацию как линейный курс, а как совместное формирование, протекающее в рамках процессов взаимоотношений, которые постоянно меняют опыт социализации.

    Что нового в новой материалистической перспективе, так это способы, с помощью которых ученые теоретизируют и эмпирически анализируют связи между людьми, объектами и технологиями, среди прочего.Например, символический интеракционизм фокусируется на вещах и их функциях в процессах социализации (Blumer, 1969). Однако, поскольку символический интеракционизм рассматривает людей и вещи как отдельные сущности, они исключают ценность исследования процессов совместного производства и, следовательно, постчеловеческих процессов, которые формируют, поддерживают или изменяют опыт социализации. Теория экологических систем отображает пять экологических систем, с которыми люди взаимодействуют и формируют отношения (Bronfenbrenner, 1979).Точно так же новые исследователи-материалисты предполагают, что индивиды создают контексты социализации вместе со структурными условиями. Однако они воспринимают сети как достаточно стабильные, чтобы допускать повторение практик в определенных контекстах, и как достаточно гибкие, чтобы допускать постоянные преобразования. Таким образом, они не предполагают, что сети предназначены для социализации, а скорее эмпирически показывают, что такое система, такая как семья, фактически включает в себя в конкретном контексте (Schadler, 2013, 2016).

    Геополитические и социально-экономические структуры XXI века требуют жизненно важных исследований, позволяющих понять сложную связь между социальными изменениями и социализацией. С одной стороны, социальные изменения протекают в телосложении, в соматическом восприятии и в телесных знаниях (например, о гендере) и имеют материальные последствия, например, социальную интеграцию или исключение. С другой стороны, процессы социализации не являются необязательными или случайными, а связаны с биографическим опытом, местами, а также социальными, культурными и экономическими структурами, которые совместно создают очень специфические способы социализации.Новое исследование социализации, вдохновленное материалистами, принимает во внимание такие запутанные микропроцессы, отображая ситуативное знание (Haraway, 1988), которое усиливается в материально-дискурсивных практиках сетей социализации. Ввиду присущих социализации властных отношений, новые исследования социализации, вдохновленные материалистами, всегда носят политический характер: каким процессам социализации будет отдан приоритет, зависит от современных экономических, экологических, географических и технологических достижений, которые требуют новых представлений о природе, действии и социально-политической жизни. отношения (Coole and Frost, 2010).Десять лет назад Харауэй (2007) заявил: «Мы никогда не были людьми». Ввиду реальных социальных изменений ее заявление никогда не было более актуальным, чем сегодня. Новое исследование социализации, вдохновленное материалистами, воздаст должное сложному материально-дискурсивному постгуманизму мира.

    Авторские взносы

    GH является единственным автором данной статьи и несет ответственность за ее содержание.

    Заявление о конфликте интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сноска

    Список литературы

    Alaimo, S., и Hekman, S. (ред.) (2008). Материальные феминизмы . Блумингтон: Издательство Индианского университета.

    Google Scholar

    Альберт М., Хуррельманн К. и Квензель Г. (2010). 16. Shell Jugendstudie: Jugend 2010 [16-е исследование Shell Youth: Youth 2010] . Франкфурт-на-Майне: Фишер.

    Google Scholar

    Арнетт, Дж. Дж. (1995). Широкая и узкая социализация: семья в контексте теории культуры. J. Marriage Fam. 57, 3. DOI: 10.2307 / 353917

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барад, К. (1996). «Встреча вселенной на полпути: реализм и социальный конструктивизм без противоречий», в «Феминизм, наука и философия науки» , ред. Л. Х. Нельсон и Дж. Нельсон (Лондон: Kluwer), 161–194.

    Google Scholar

    Барад, К. (2003). Постчеловеческая перформативность: к пониманию того, как материя становится материей. Знаки J.Женский культ. Soc. 28, 801–831. DOI: 10.1086 / 345321

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барад, К. (2007). Встреча вселенной на полпути. Квантовая физика и запутанность материи и смысла . Дарем: издательство Duke University Press.

    Google Scholar

    Бауэр, У. (2002). Selbst- und / oder Fremdsozialisation: Zur Theoriedebatte in der Sozialisationsforschung. Eine Entgegnung auf Jürgen Zinnecker. Zeitschrift für Soziologie der Erziehung und Sozialisation 22, 118–142.

    Google Scholar

    Бир Р. и Биттлингмайер У. Х. (2008). «Die normative Verwobenheit der Sozialisationsforschung», в Handbuch der Sozialisationsforschung , ред. К. Хуррельманн, М. Грундманн и С. Вальпер (Weinheim: Beltz Verlag), 56–69.

    Google Scholar

    Блюмер, Х. (1969). Символический интеракционизм: перспектива и метод . Нью-Йорк: Прентис-Холл.

    Google Scholar

    Бёниш, Л., Ленц, К., и Шреер, В.(2009). Sozialisation und Bewältigung. Eine Einführung in die Sozialisationstheorie der zweiten Moderne . Вайнхайм: Бельц Ювента.

    Google Scholar

    Брайдотти, Р. (2011). Кочевые субъекты. Воплощение и сексуальное различие в современной феминистской теории , 2-е изд. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

    Google Scholar

    Брайдотти, Р. (2013). Постчеловек . Кембридж: Polity Press.

    Google Scholar

    Bröckling, U.(2007). Das unternehmerische Selbst — Soziologie einer Subjektivierungsform . Франкфурт-на-Майне: Зуркамп.

    Google Scholar

    Бронфенбреннер, У. (1979). Экология человеческого развития: эксперименты по природе и замыслу . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Бронфенбреннер, У. (1986). Экология семьи как контекст человеческого развития: перспективы исследования. Dev. Psychol. 22, 723–742.DOI: 10.1037 / 0012-1649.22.6.723

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кул, Д. (2013). Агентские способности и емкий исторический материализм: мышление с новыми материализмами в политических науках. Millennium J. Int. Stud. 41, 3. DOI: 10.1177 / 0305829813481006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кул, Д. и Фрост, С. (ред.) (2010). Новые материализмы: онтология, действие и политика . Дарем: издательство Duke University Press.

    Google Scholar

    Депнер А. (2015). Dinge in Bewegung — zum Rollenwandel materieller Objekte. Eine ethnographische Studie über den Umzug ins Altenheim . Билефельд: Расшифровка стенограммы.

    Google Scholar

    Dolphijn, R., and van der Tuin, I. (2012). Новый материализм: интервью и картографии . Анн-Арбор: Open Humanities Press.

    Google Scholar

    Экштейн, К., Ноак, П. (2016). «Влияние климата в классе на ориентацию подростков на политическое поведение: многоуровневый подход», в книге «Политическое участие молодежи в Европе: молодежь в суровом испытании», , ред.Тейссен, Дж. Сионгерс, Дж. Ван Лаер, Дж. Хаерс и С. Мэлс (Нью-Йорк: Рутледж / Тейлор и Фрэнсис), 161–177.

    Google Scholar

    Энглер, Б. (2008). Теории личности: Введение , 8-е изд. Бостон, Массачусетс: Хоутон Миффлин.

    Google Scholar

    Фокс, Н. Дж., И Аллдред, П. (2016). Социология и новый материализм. Теория, исследования, действие . Лос-Анджелес: SAGE.

    Google Scholar

    Гейлен, Д. (2004).«Ungelöste Probleme im sozialisationtheoretischen Diskurs», в Sozialisationstheorie interdisziplinär. Aktuelle Perspektiven , ред. Д. Гейлен и Х. Вейт (Штутгарт: Lucius & Lucius), 3–20.

    Google Scholar

    Гильдемейстер Р. (2008). «Doing Gender: Soziale Praktiken der Geschlechterunterscheidung», в Handbuch Frauen- und Geschlechterforschung: Theorie, Methoden, Empirie , ред. Р. Беккер и Б. Кортендик (Висбаден: VS Verlag für Sozialwissens, 137).

    Google Scholar

    Грундманн, М. (2006). Sozialisation: Skizze einer allgemeinen Theorie . Констанц: УВК Verlagsgesellschaft.

    Google Scholar

    Грундманн, М. (2010). «Handlungsbefähigung — eine sozialisationstheoretische Perspektive» в Capabilities — Handlungsbefähigung und Verwirklichungschancen in der Erziehungswissenschaft , eds H.-U. Отто и Х. Циглер (Висбаден: VS Verlag für Sozialwissenschaften), 131–142.

    Google Scholar

    Грундманн, М.(2017). «Агентство и социализация», в Netzwerk, Kultur und Agency , изд. Х. Лёвенштейн (Weinheim: Beltz Juventa).

    Google Scholar

    Грундманн, М., Вернбергер, А. (2015). «Familie und Sozialisation», в Handbuch Familiensoziologie , ред. П. Хилл и Дж. Копп (Висбаден: Springer VS Verlag), 413–436.

    Google Scholar

    Haraway, D. J. (1988). Установленные знания: научный вопрос в феминизме и привилегия частичной перспективы. Fem. Stud. 14, 575–599. DOI: 10.2307 / 3178066

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Haraway, D. J. (1989). Биополитика постчеловеческих тел: определения себя в иммунном дискурсе. Differ. J. Fem. Культ. Stud. 1, 3–43.

    Google Scholar

    Haraway, D. J. (1991). «Манифест киборгов: наука, технология и социалистический феминизм в конце двадцатого века», в книге обезьяны, киборги и женщины: новое изобретение природы, , изд.Д. Дж. Харауэй (Лондон: Книги свободной ассоциации), 149–182.

    Google Scholar

    Харауэй, Д. Дж. (2007). Когда виды встречаются . Миннесота: Университет Миннесоты Press.

    Google Scholar

    Helfferich, C. (2012). «Einleitung: Von roten Heringen, Gräben und Brücken. Versuch einer Kartierung von Agency-Konzepten »в агентстве . Quality Rekonstruktionen und gesellschaftstheoretische Bezüge von Handlungsmächtigkeit , ред. С. Бетманн, К.Helfferich, H. Hofmann, и D. Niermann (Weinheim: Beltz Juventa), 9–39.

    Google Scholar

    Хеннесси Р. и Ингрэм К. (1997). Материалистический феминизм. Классный чтец, различия и жизни женщин . Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

    Хинтон, П. (2013). Квантовый танец и «необычайная живость» мира: переосмысление телесной этики в агенциалистическом реализме Карен Барад. Somatechnics 3, 169–189. DOI: 10,3366 / сома.2013.0084

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хинтон, П., и ван дер Туин, И. (2014). Предисловие. Специальный выпуск «Вопросы феминизма: политика нового материализма». Women Cult. Ред. 25, 1–8. DOI: 10.1080 / 09574042.2014.

    1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хопф, К. (2005). Frühe Bindungen und Sozialisation: Eine Einführung . Вайнхайм: Бельц Ювента.

    Google Scholar

    Хеппнер, Г. (2015a).«Став с вещами», в интервью: Materialisierungsprozesse von Wiener Renter_innen am Beispiel von Bergerzählungen. Политика тела . 3 (6), 213–234.

    Google Scholar

    Хеппнер, Г. (2015b). Воплощение себя во время интервью: агентский реалистический взгляд на невербальные процессы воплощения пожилых людей. Curr. Социол . 65 (3), 356–375. DOI: 10.1177 / 0011392115618515.

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хеппнер, Г.(2017). «Alter (n) невербальный verkörpern. Eine posthumanistisch-перформативный анализ Körperwissens von Rentner_innen в интервью », в Alter (n) und vergängliche Körper ,. ред. Р. Келлера и М. Мейзера (Висбаден: VS-Verlag) 183–207.

    Google Scholar

    Хуррельманн, К. (2009). Социальная структура и развитие личности . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Хуррельманн, К., Бауэр, У. (2015). «Das Modell des produktiv realitätsverarbeitenden Subjekts», в Handbuch Sozialisationsforschung , под ред. К.Хуррельманн, У. Бауэр, М. Грундманн и С. Вальпер (Weinheim: Beltz Juventa), 144–161.

    Google Scholar

    Хуррельманн, К., Грундманн, М., и Вальпер, С. (2008). Handbuch Sozialisationsforschung . Вайнхайм: Бельц Ювента.

    Google Scholar

    Hurrelmann, K., and Ulich, D. (1980). Handbuch der Sozialisationsforschung . Вайнхайм: Beltz.

    Google Scholar

    Ирни, С. (2010). Аппараты старения в действии: трансдисциплинарные переговоры о поле, возрасте и материальности .Турку: Университет Або Академи.

    Google Scholar

    Джексон, С. (2001). Почему материалистический феминизм (все еще) возможен и необходим. Womens Stud. Int. Форум 24, 283–293. DOI: 10.1016 / S0277-5395 (01) 00187-X

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Люшер, К., Фишер, Х. Р. (2014). Ambivalenzen bedenken und nutzen. Familiendynamik 38, 81–95.

    Google Scholar

    Мол, А. (2002). Множественное тело: онтология в медицинской практике .Дарем: издательство Duke University Press.

    Google Scholar

    Ноланд, К. (2009). Агентство и Воплощение. Исполнение жестов / культура производства . Лондон: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Оукли, А. (1972). Пол, пол и общество. К новому обществу . Лондон: Maurice Temple Smith Ltd.

    Google Scholar

    Парк, Х., Коэльо, Дж. А. и Лау, А. С. (2014). Цели социализации детей в странах Восточной Азии и Запада с 1989 по 2010 годы: свидетельства социальных изменений в воспитании детей. Родитель. Sci. Практик. 14, 69–91. DOI: 10.1080 / 15295192.2014.

    5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пиаже, Дж. (1971). Конструирование реальности у ребенка . Нью-Йорк: Ballantine Books.

    Google Scholar

    Raithelhuber, E. (2012). «Ein Relationsales Verständnis von Agency. Sozialtheoretische Überlegungen und Konsequenzen für empirische Analysen », агентство . Качественный Rekonstruktionen und gesellschaftstheoretische Bezüge von Handlungsmächtigkeit , ред.Бетманн, К. Хелфферих, Х. Хофманн и Д. Нирманн (Weinheim: Beltz Juventa), 122–153.

    Google Scholar

    Рикен, Н. и Виттпот, Дж. (2017). «Социализация? Субъективация? Ein Gespräch zwischen den Stühlen », в Pierre Bourdieu: Pädagogische Lektüren , ред. М. Ригер-Ладич и К. Грабау (Висбаден: VS Verlag), 227–253.

    Google Scholar

    Шадлер, К. (2013). Vater, Mutter, Kind werden: Eine posthumanistische Ethnographie der Schwangerschaft .Билефельд: Расшифровка стенограммы.

    Google Scholar

    Шадлер, К. (2016). Как определить когда-либо трансформирующиеся семейные конфигурации? Новый материалистический подход. J. Fam. Теория Rev. 8, 503–514. DOI: 10.1111 / jftr.12167

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шмитц, С. (2012). Нейротехнологический церебральный субъект: сохранение неявных и явных гендерных норм в сети изменений. Нейроэтика 5, 261–274. DOI: 10.1007 / s12152-011-9129-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шмитц, С., и Дегеле, Н. (2010). «Воплощение — ein Dynamischer Ansatz für Körper und Geschlecht in Bewegung», в Гендерные тела в движении , ред. Н. Дегеле, С. Шмитц, М. Мангельсдорф и Э. Грамспахер (Opladen: Budrich UniPress), 13–36.

    Google Scholar

    Шрётер, К. Р. (2012). «Altersbilder als Körperbilder: старение с помощью бодификации», в Individual und kulturelle Altersbilder. Expertisen zum 6. Altenbericht der Bundesregierung , ред. F. Berner, J.Россоу, К.-П. Schwitzer (Висбаден: VS Verlag für Sozialwissenschaften), 153–229.

    Google Scholar

    Сен, А. (1993). «Способность и благополучие», в Качество жизни , ред. М. Нуссбаум и А. Сен (Оксфорд: Clarendon Press), 30–53.

    Google Scholar

    Сьюэлл, Дж. (1992). Теория структуры: двойственность, действие и трансформация. Am. J. Sociol. 98, 1–29. DOI: 10.1086 / 229967

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шилдрик, М.(2013). Переосмысленное воплощение: протезы, дополнения и границы. Somatechnics 3, 270–286. DOI: 10.3366 / soma.2013.0098

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Strand, P. S. (2000). Отзывчивое воспитание и социализация ребенка: интеграция двух контекстов семейной жизни. J. Child Fam. Stud. 9, 269–281. DOI: 10.1023 / A: 1026416922364

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Титце, В. (2008). «Sozialisation in Krippe und Kindergarten», в Handbuch Sozialisationsforschung , ред. К.Хуррельманн, М. Грундманн и С. Вальпер (Weinheim: Beltz Juventa), 274–289.

    Google Scholar

    ван дер Туин, И. (2008). Дефляционная логика: ответ на «воображаемые запреты Сары Ахмед: некоторые предварительные замечания об основополагающих жестах нового материализма». Eur. J. Womens Stud. 15, 411–416. DOI: 10.1177 / 1350506808095297

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Витц, А. (2000). Чье тело имеет значение? Феминистская социология и телесный поворот в социологии и феминизме. Body Soc. 6, 1–24. DOI: 10.1177 / 1357034X00006002001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Как это влияет на психическое и физическое здоровье?

    Мы включаем продукты, которые, по нашему мнению, будут полезны нашим читателям. Если вы совершаете покупку по ссылкам на этой странице, мы можем получить небольшую комиссию. Вот наш процесс.

    Люди рождаются в социальных группах и всю свою жизнь живут как часть общества, поэтому социальный элемент не может быть легко удален из эволюции человека.Но как социальные контакты влияют на наше здоровье?

    Поделиться в PinterestМы социальные существа, и общение с людьми — в нашей природе. Но это также приносит нам пользу на умственном и физическом уровне.

    Как люди, мы мечтаем, учимся, растем и работаем как часть общества. Общество, в котором мы родились, и общества, в которых мы путешествуем на протяжении всей жизни, формируют нашу личность.

    И действительно, мы настолько заинтересованы в общении друг с другом — даже за пределами географических ограничений — что разработали множество инструментов, которые помогут нам в этом, включая ручку и бумагу, телеграф, телефон и Интернет.

    Когда я спросил своих коллег в офисе Medical News Today , какие выгоды — если таковые имеются — они думали, что они извлекаются из социальных связей, большинство из них ответили, что находят некоторую степень комфорта в социальном взаимодействии.

    Некоторые коллеги сказали, что им понравился общий опыт, в то время как другие объяснили, что друзья поддерживали их мотивацию «время от времени заниматься некоторыми полезными делами». Другие говорили, что общение с друзьями помогло им «расслабиться и взглянуть на вещи в перспективе.

    Даже самые замкнутые из нас время от времени жаждут социальных контактов. Но почему это так, и приносит ли общение нам реальную пользу для здоровья?

    В этом обзоре мы исследуем, почему люди процветают в обществе и как социальное взаимодействие влияет на наше психическое и физическое благополучие.

    Может показаться интуитивным, что социальная жизнь помогла нашему виду не только выживать, но и процветать на протяжении миллионов лет. Но почему так?

    В исследовании 2011 года, опубликованном в журнале Nature , утверждается, что социальная жизнь стала ключевой силой для приматов-предков людей, когда они перестали добывать пищу ночью (чтобы они могли использовать тьму в качестве щита). ) для выполнения своей деятельности днем ​​(что сделало их более уязвимыми для более широкого круга хищников).

    Другое более недавнее исследование — также в журнале Nature — предполагает, что ранние гоминиды, возможно, развили базовую форму языка, потому что им требовалось более продвинутое общение для обмена идеями. По их словам, это помогло нашим предкам разработать инструменты, которые позволили им жить лучше и развиваться дальше.

    Исследователи также предположили, что люди от природы сострадательные существа, и что наше сострадание и сочувствие сослужили нам хорошую службу, поскольку способность заботиться и делиться высоко ценится людьми, ищущими спутника жизни.

    В конце концов, чтобы вид выжил, его члены должны не только производить потомство, но и уметь оградить свое потомство от вреда и оградить сверстников от травм, чтобы они могли черпать силы из сотрудничества перед лицом невзгоды.

    Психолог Сьюзан Пинкер утверждает, что прямой контакт человека с человеком запускает части нашей нервной системы, которые выделяют «коктейль» нейротрансмиттеров, которым поручено регулировать нашу реакцию на стресс и тревогу.

    Другими словами, когда мы общаемся с людьми лицом к лицу, это может помочь сделать нас более устойчивыми к стрессовым факторам в долгосрочной перспективе.

    «Личный контакт высвобождает целый каскад нейротрансмиттеров, и, как вакцина, они защищают вас сейчас, в настоящем и в будущем, так что просто […] пожимая руку, доставляя кому-то удовольствие. пяти достаточно, чтобы высвободить окситоцин, который повышает уровень вашего доверия и снижает уровень кортизола, поэтому снижает уровень стресса ».

    Сьюзан Пинкер

    Она добавляет, что в результате социального взаимодействия «[также] вырабатывается дофамин, который дает нам небольшой подъем и снимает боль, это похоже на естественный морфин.

    Эта идея подтверждается результатами исследования, охваченного в прошлом году MNT , в котором сделан вывод о том, что прикосновение романтического партнера действительно может помочь облегчить физическую боль.

    Другое исследование, проведенное в прошлом году, показало, что те, кто проходит химиотерапию от рака, как правило, чувствуют себя лучше, если у них есть доступ к социальной поддержке и взаимодействию, предполагая, что просто пребывание в кругу семьи, друзей или сверстников, переживающих аналогичный опыт, может укрепить нас как психологически, так и физически.

    Исследования показали, что, взаимодействуя с другими, мы фактически тренируем наш мозг. Социальная мотивация и социальные контакты могут помочь улучшить формирование памяти и вспомнить, а также защитить мозг от нейродегенеративных заболеваний.

    Поделиться на PinterestКогда мы учимся, чтобы делиться своими знаниями с другими, мы учимся лучше.

    Профессор Мэтью Либерман из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе специализируется на механике того, что он называет «социальным мозгом», то есть на нейронной активности, связанной с социальным взаимодействием, и на преимуществах мозга, которые она дает.

    Он видел, например, что «если ты учишься, чтобы научить кого-то другого, ты учишься лучше, чем если бы ты учился для того, чтобы пройти тест».

    Это противоречит широко распространенным убеждениям в современных образовательных системах, в которых обычно предпочтительнее учиться самостоятельно, ради накопления знаний и навыков.

    Однако профессор Либерман отмечает, что «когда вы социально мотивированы на обучение, социальный мозг может обучать, и он может делать это лучше, чем аналитическая сеть, которую вы обычно активируете, когда пытаетесь запомнить.

    Исследование, опубликованное в прошлом году, также показало, что поддержание близких дружеских отношений в более позднем возрасте может помочь предотвратить снижение умственного развития.

    Исследование, проведенное учеными из Центра когнитивной неврологии и болезни Альцгеймера Медицинской школы Файнберга Северо-Западного университета в Чикаго, штат Иллинойс, показало, что «супер-агенты» — это люди в возрасте 80 лет и старше, но обладающие умственной подвижностью гораздо моложе. людей, похоже, объединяет одно: близкие друзья.

    «В то время как и SuperAger, и [их сверстники со средними когнитивными способностями] одобряли высокий уровень психологического благополучия, — объясняют авторы, — SuperAger одобряют более высокие уровни позитивных социальных отношений, чем их когнитивные средние для своего возраста сверстники.

    Несколько недавних исследований также связали социальную связь с преимуществами физического здоровья, а лучшие привычки — с более здоровым образом жизни. Исследователи из Медицинского центра Маастрихтского университета в Нидерландах обнаружили, что у социально активных людей снижается риск развития диабета 2 типа.

    Напротив, люди, которые не участвовали в общественной деятельности, такой как прогулки с друзьями или вступление в клуб, имели на 60 процентов более высокий риск развития состояния, называемого «преддиабет», которое обычно предшествует диабету.

    Возможно, просто нахождение рядом с людьми, которые побуждают нас сохранять здоровые привычки или достигать сложных жизненных целей, может помочь нам не забывать о еде, физических упражнениях и других привычках, связанных с образом жизни.

    Недавнее исследование также показало, что у людей, которые тренировались в группе, а не в одиночку, снизился уровень стресса и улучшилось психическое и физическое благополучие в конце 12-недельной фитнес-программы.

    Их сверстники, которые ходили на индивидуальные занятия фитнесом или тренировались только с одним партнером, не испытали таких улучшений.

    «Общие преимущества совместной работы с друзьями и коллегами и выполнения сложных задач, одновременно поощряя друг друга, приносят дивиденды, помимо физических упражнений», — отмечает ведущий автор исследования.

    Наконец, тесные социальные связи — с друзьями, партнерами или членами семьи — могут сделать нас счастливыми и в долгосрочной перспективе повысить нашу общую удовлетворенность жизнью.

    Поделиться на Pinterest Активная социальная жизнь связана с более сильным чувством благополучия и более продолжительной жизнью.

    Исследования показали, что те, кто поддерживает близкие дружеские отношения в подростковом возрасте, не просто счастливы в подростковом возрасте; они также реже страдают депрессией или тревогой в более позднем возрасте.

    Аналогичные тенденции наблюдались и в отношении пожилых людей. Исследование, опубликованное в 2016 году, показало, что пожилые люди, которые «ведут [e] социально активную жизнь и уделяют первоочередное внимание социальным целям, [имеют] более высокую удовлетворенность в позднем возрасте».

    Интересно, что исследователи, которые изучали жителей так называемых Голубых зон по всему миру — мест с большим количеством SuperAger, которые доживают до глубокой старости, сохраняя при этом хорошее здоровье и когнитивные функции, — отметили, что в то время как другие элементы, связанные с диета и образ жизни сильно различались, все они, по-видимому, были ориентированы на высокую социальную активность.

    Доктор Аршель Георгиу, изучавший SuperAgers на изолированном острове Икария в Греции, увидел, что они постоянно окружены семьей, соседями и другими членами своего сообщества и что все они активно поддерживают друг друга.

    Икарианцы, как выяснил доктор Георгиу, собирались почти каждый вечер, чтобы избавиться от повседневных забот.

    Точно так же авторы Икигай: Японский секрет долгой и счастливой жизни , которые брали интервью у пожилых людей из деревни Огими — в японской префектуре Окинава, — увидели, что социальная связь играет ключевую роль в жизни этих людей.

    «На Окинаве принято устанавливать тесные связи с местными сообществами. моаи — это неформальная группа людей с общими интересами, которые заботятся друг о друге. Для многих служение сообществу становится частью их икигай [цель жизни] ».

    Авторы объясняют, что члены группы moai «поддерживают эмоциональную и финансовую стабильность», так как все остальные члены их группы помогают им, если они попадают в беду или переживают тяжелые времена.

    Конечно, быть социально активным — это не обязательно то, чем все мы можем заниматься постоянно. Иногда нам просто нужно немного места, и это нормально; наслаждение собственной компанией помогает нам лучше узнать себя и развить некоторые из наших внутренних сильных сторон.

    Однако, по крайней мере, время от времени общение с людьми — будь то наши близкие друзья или новые знакомые — может позволить нам немного отвлечься и получить новое представление о мире.

    Быть счастливее, лучше учиться и жить дольше — все это преимущества, которые должны мотивировать даже самых преданных одиночек выбраться и пообщаться.Теперь закройте браузер и позвоните своему старому другу.

    Социализация

    Социальные проблемы в новостях

    «Уроки смерти Чарли Ховарда», — гласил заголовок колонки. 7 июля 2009 года в Бангоре, штат Мэн, исполнилось 25 лет со дня смерти Чарли Ховарда, открытого гея, 23-летнего мужчины, которого 7 июля 1984 года трое подростков избили и сбросили с моста в реку. Ховард не умел плавать и утонул.В конце концов трое его нападавших признали себя виновными в непредумышленном убийстве и были отправлены в исправительный центр для несовершеннолетних. Один из уроков его смерти, писал обозреватель, профессор теологии, — это необходимость бросить вызов ненавистническому мышлению, лежащему в основе гомофобии. «Трое молодых людей, убивших Чарли Ховарда, не были социальными бунтовщиками, действующими против социальных норм и ценностей», — писал он, а вместо этого «были социальными конформистами, которые думали, что будут вознаграждены за действия в соответствии с нормами этого сообщества.Фактически, когда трое мальчиков вернулись в среднюю школу Бангора, сверстники и некоторые взрослые приветствовали их как героев ». (Эллисон, 2009)

    Почему четверть века назад в маленьком городке трое подростков избили гея и бросили его на смерть? Мы, возможно, никогда не узнаем, но кажется очевидным, что они научились ненавидеть геев на основе норм сообщества тогда, а также, возможно, от некоторых из многих людей, с которыми они общались каждый день. Это не было первым преступлением на почве ненависти против гея или другого человека и не было последним, но, тем не менее, оно иллюстрирует один из уродливых аспектов того, чему мы учимся у нашей культуры и у окружающих нас людей.Мы узнаем много хорошего, все необходимое для общества, но мы также можем научиться принимать очень вредные убеждения и практиковать очень вредное поведение.

    Истории Сары Паттон Бойл и Лилиан Смит слишком хорошо иллюстрируют это. Сара Паттон Бойл родилась в 1906 году в одной из ведущих семей Вирджинии. Прадедушка был выдающимся поверенным и исполняющим обязанности губернатора штата; оба ее деда сделали блестящую военную карьеру; ее отец был уважаемым епископальным священником.Она выросла на плантации, на которой ее предки когда-то владели рабами, а в ее семье было несколько слуг-афроамериканцев.

    Именно в этой обстановке маленькая Сара научилась расовым предрассудкам. Ей запретили посещать комнаты для слуг, которые, как ей сказали, были грязными и зараженными болезнями. Сами слугам не разрешалось пользоваться семейной ванной или посудой, чтобы они не распространяли болезнь от микробов, которые, как предполагалось, у них были. Мать Сары любила своих слуг так же, как домашних животных в семье, «без малейшего ощущения, что они очень похожи на нее», и учила Сару, что афроамериканцы «принадлежат к более низкому классу людей, чем мы» (Boyle, 1962, стр. .14). Когда Саре исполнилось 12, ей сказали перестать играть с детьми слуг, потому что она была слишком стара, чтобы быть «знакомой» с чернокожими подростками, и затем она пережила «ужасный период обучения», в котором ее ругали, если она забыла о себе. новая, сдержанная роль. В течение следующих нескольких лет ее приучили к тому, чтобы обращаться с белыми лучше, чем с черными. Когда юность Сары закончилась, она была «так близка к типичной южной женщине, как и все остальные к типичному чему-либо» (Boyle, 1962, стр. 14, 29). Ее расовые взгляды остались с ней на долгие годы.

    Белые, такие как Сара Паттон Бойл и Лилиан Смит, выросшие на Юге до начала движения за гражданские права 1960-х годов, научились проявлять расовые предубеждения по отношению к афроамериканцам.

    Лиллиан Смит познала подобные убеждения после своего рождения, за несколько лет до Сары, в богатой семье во Флориде. Она узнала о табу и манерах в расовых отношениях так же, как научилась играм, молитвам и другим детским практикам. Главный урок заключался в том, что «я был лучше, чем негр, что у всех чернокожих есть свое место и что их нужно удерживать в нем … что ужасная катастрофа постигнет Юг, если я когда-нибудь буду относиться к негру как к своему социальному равному» (Смит, 1949 , п.17). Ее родители сыграли первостепенную роль в этом учебном процессе: «Мать, которая научила меня всему, что я знаю о нежности, любви и сострадании, также научила меня мрачным ритуалам удержания негров на их месте. Отец, который… напомнил мне, что «все люди братья», обучил меня жестким, как сталь, приличиям, которые я должен требовать от каждого цветного мужчины. Они … научили меня также отделять свою совесть от моих поступков и христианство от южных традиций »(Смит, 1949, стр. 17–18). Эти расовые взгляды остались с ней на долгие годы.

    Благодаря движению за гражданские права Юг, конечно, сильно отличается от того, когда росли Сара Паттон Бойл и Лилиан Смит, но их острые описания и смерть Чарли Ховарда напоминают нам, что дети и подростки учатся всякому, хорошо или плохо, без официальных инструкций. Они учатся этому от своих родителей, друзей и других лиц своего социального окружения. То, что они изучают, составляет их культуру: нормы, ценности и символы.Социализация — процесс, посредством которого люди познают культуру своего общества. это термин, который социологи используют для описания процесса познания людьми своей культуры. Социализация происходит в обществах, больших и малых, простых и сложных, доиндустриальных и индустриальных. Это происходит в США, Бразилии, Саудовской Аравии и Индонезии. Без социализации мы не смогли бы изучить нашу культуру, и, как указано в главе 3 «Культура», без культуры у нас не могло бы быть общества. Таким образом, социализация — важнейший процесс для возможного существования любого общества.

    В этой главе рассматриваются несколько аспектов социализации. Поступая таким образом, он продолжает развивать социологическую перспективу, рассмотренную в предыдущих главах, поскольку мы снова увидим способы, которыми наша социальная среда формирует наши мысли, действия и жизненные шансы.

    4.1 Важность социализации

    Цель обучения

    1. Опишите, почему социализация важна для того, чтобы быть полноценным человеком.

    Мы только что отметили, что социализация — это способ познания культуры, но социализация также важна по другой важной причине.Чтобы проиллюстрировать эту важность, давайте представим, что мы находим шестилетнего ребенка, который почти не контактировал с людьми с самого рождения. После рождения ребенка ее мать сменила подгузники и кормила ее минимальной диетой, но в остальном не общалась с ней. Ребенок годами оставался один днем ​​и ночью и никогда не выходил на улицу. Теперь мы находим ее в возрасте 6 лет. Чем ее поведение и действия будут отличаться от поведения среднего шестилетнего ребенка? Найдите минутку и запишите все различия, которые вы обнаружите.

    В произвольном порядке, вот список, который вы, вероятно, написали.Во-первых, ребенок не мог говорить; самое большее, она могла издать несколько ворчаний и других звуков. Во-вторых, ребенок будет бояться нас и, вероятно, забиться в угол. В-третьих, ребенок не будет знать, как играть в игры и взаимодействовать с нами. Если бы мы дали ей немного еды и посуды, она бы ела руками и не знала, как пользоваться посудой. В-четвертых, ребенок не сможет выразить весь спектр эмоций. Например, она могла плакать, но не умела смеяться. В-пятых, ребенок будет незнаком с материальными объектами нашей культуры, включая сотовые телефоны и телевизоры, и, вероятно, будет их бояться.В этом и во многих других отношениях этот ребенок разительно отличался бы от среднего шестилетнего подростка в Соединенных Штатах. Она бы выглядела человеком, но не действовала бы как человек. Фактически, во многих отношениях она будет вести себя больше как напуганное животное, чем как молодой человек, и она будет менее способна, чем обычная собака, выполнять приказы и подчиняться командам.

    Как показывает этот пример, социализация позволяет нам полностью функционировать как человеческие существа.Без социализации у нас не могло бы быть нашего общества и культуры. А без социального взаимодействия у нас не было бы социализации. Наш пример социально изолированного ребенка был гипотетическим, но реальным примером таких детей, часто называемых дикими — термин, используемый для детей, которые были чрезвычайно социально изолированы. дети, к сожалению, произошли и являются ярким доказательством важности социального взаимодействия для социализации и социализации для нашей способности функционировать как люди.

    Одним из самых известных диких детей был Виктор из Аверона, который был найден блуждающим в лесу на юге Франции в 1797 году.Затем он сбежал из-под стражи, но вышел из леса в 1800 году. Считалось, что Виктору было около 12 лет, и его родители бросили его несколькими годами ранее; он не мог говорить и вел себя больше как дикое животное, чем как человеческий ребенок. Виктор сначала жил в учреждении, а затем в частном доме. Он так и не научился говорить, и его когнитивное и социальное развитие в конечном итоге было не лучше, чем в детстве, когда он, наконец, умер примерно в 40 лет (Lane, 1976).

    В редких случаях дети выросли в крайней изоляции и в конечном итоге лишились некоторых качеств, делающих их полностью человечными.Это фотография Виктора из Аверона, который вышел из леса на юге Франции в 1800 году после того, как его родители бросили его несколько лет назад. Он не мог говорить, а его познавательные и социальные навыки никогда не превышали таковых у маленького ребенка до того, как он умер в возрасте 40 лет.

    Другой такой ребенок, найденный более полувека назад, был назван Анной, которая «была лишена нормального контакта и получала минимум человеческой заботы почти все свои первые шесть лет жизни» (Дэвис, 1940, стр.554). После того, как ее перебрасывали из одного дома в другой в течение ее первых 5 месяцев, Анна в конечном итоге жила со своей матерью в доме своего деда и содержалась в маленькой, безвоздушной комнате на втором этаже, потому что дед был так встревожен ее рождением вне брака. что он ненавидел ее видеть. Поскольку ее мать работала весь день и выходила из дома по ночам, Анна почти все время была одна и жила в грязи, часто еле жива. Все эти годы единственной ее пищей было молоко.

    Когда Анна была найдена в возрасте 6 лет, она не могла говорить, ходить или «делать что-либо, что показало бы разумность» (Дэвис, 1940, стр.554). Она также была крайне истощена и истощена. Два года спустя она научилась ходить, понимать простые команды, питаться и запоминать лица, но она не могла говорить и в этом отношении больше походила на годовалого ребенка, чем на семилетнего ребенка, которым она была на самом деле. . К тому времени, когда она умерла от желтухи примерно в 9 лет, она приобрела речь двухлетнего ребенка.

    Вскоре после того, как Анна была обнаружена, другая девочка по имени Изабель была найдена при аналогичных обстоятельствах в возрасте 6 лет.Она также была рождена вне брака и жила одна со своей матерью в темной комнате, изолированной от остальной семьи матери. Поскольку ее мать была немой, Изабель не научилась говорить, хотя общалась с матерью с помощью простых жестов. Когда ее наконец нашли, она вела себя как дикое животное с незнакомцами, а в остальном больше походила на шестимесячного ребенка, чем на шестимесячного ребенка. Когда впервые показывали мяч, она смотрела на него, держала в руке, а затем терла им лицо взрослого.После этого интенсивные тренировки помогли Изабель выздороветь, и через 2 года она достигла нормального уровня речи для ребенка ее возраста (Davis, 1940).

    Эти случаи диких детей показывают, что крайняя изоляция — или, говоря другими словами, отсутствие социализации — лишает детей очевидных и не столь очевидных качеств, которые делают их людьми, и в других отношениях замедляет их социальную, когнитивную и интеллектуальную деятельность. эмоциональное развитие. Серия известных экспериментов психологов Гарри и Маргарет Харлоу (1962) подтвердила последнее утверждение, показав, что оно справедливо и в отношении обезьян.Харлоу изучали макак-резусов, оторванных от матери при рождении; некоторые были воспитаны в полной изоляции, в то время как другим давали фальшивых матерей из ткани и проволоки, с которыми они могли обниматься. Ни одна из групп не развивалась нормально, хотя обезьяны, обнимавшиеся с фальшивыми матерями, жили несколько лучше, чем те, которые были полностью изолированы. В общем, обезьяны не могли впоследствии взаимодействовать с другими обезьянами, и младенцы женского пола жестоко обращались со своими детенышами, когда они становились матерями. Чем дольше они были изолированы, тем больше страдали обезьяны.Показав ужасные последствия социальной изоляции, эксперимент Харлоу подтвердил важность социального взаимодействия для нормального развития. В сочетании с трагическими примерами одичавших детей их эксперименты напоминают нам о критической важности социализации и социального взаимодействия для человеческого общества.

    Основные выводы

    • Социализация — это процесс, посредством которого люди познают свою культуру и становятся полностью человечными.
    • Прискорбные примеры крайней человеческой изоляции иллюстрируют важность социализации для социального и когнитивного развития детей.

    Для вашего обзора

    1. Согласны ли вы с тем, что эффективная социализация необходима человеку, чтобы быть полностью человечным? Может ли это предположение означать, что дети с тяжелыми нарушениями развития, которые не могут пройти эффективную социализацию, не являются полностью людьми?
    2. Знаете ли вы кого-нибудь с негативными взглядами на расу и этническую принадлежность, сексуальную ориентацию или религиозные предпочтения? Если да, то как, по вашему мнению, этот человек приобрел эти взгляды?

    4.2 Объяснение социализации

    Цель обучения

    1. Опишите теории Кули, Мида, Фрейда, Пиаже, Кольберга, Гиллигана и Эриксона.

    Поскольку социализация так важна, ученые в различных областях пытались понять, как и почему она происходит, при этом разные ученые смотрели на разные аспекты этого процесса. Их усилия в основном сосредоточены на младенчестве, детстве и юности, которые являются критическими годами для социализации, но некоторые также смотрели на то, как социализация продолжается на протяжении всей жизни.Давайте рассмотрим некоторые из основных теорий социализации, которые кратко изложены в таблице 4.1 «Обзор теории».

    Таблица 4.1 Теоретический снимок

    Теория Основные цифры Основные допущения
    Зеркало само Чарльз Хортон Кули Дети получают представление о том, как люди воспринимают их, когда дети взаимодействуют с ними.Фактически, дети «видят» себя, когда они взаимодействуют с другими людьми, как если бы они смотрели в зеркало. Люди используют восприятие других, чтобы сформировать суждения и чувства о себе.
    Взять на себя роль другого Джордж Герберт Мид Дети в игре притворяются другими людьми и тем самым узнают, чего от них ждут другие люди. Младшие дети берут на себя роль значимых других или людей, чаще всего родителей, братьев и сестер, которые больше всего контактируют с ними; Дети старшего возраста, когда они занимаются спортом и другими играми, берут на себя роли других людей и усваивают ожидания обобщенного другого или самого общества.
    Психоаналитический Зигмунд Фрейд Личность состоит из ид, эго и суперэго. Если ребенок не развивается нормально и суперэго не становится достаточно сильным, чтобы преодолеть Оно, может возникнуть антиобщественное поведение.
    Когнитивное развитие Жан Пиаже Когнитивное развитие проходит четыре стадии.Заключительный этап — формальный операционный этап, который начинается в возрасте 12 лет, когда дети начинают использовать общие принципы для решения различных проблем.
    Нравственное развитие Лоуренс Колберг, Кэрол Гиллиган Дети развивают свою способность мыслить и действовать нравственно в несколько этапов. Если им не удастся достичь общепринятой стадии, когда подростки осознают, что у их родителей и общества есть правила, которым следует следовать, поскольку они имеют моральное право, они вполне могут начать вредное поведение.В то время как мальчики склонны использовать формальные правила, чтобы решить, что правильно, а что нет, девочки склонны учитывать личные отношения.
    Разработка идентичности Эрик Эриксон Развитие личности включает восемь этапов на протяжении всей жизни. Пятая стадия наступает в подростковом возрасте и особенно важна, потому что подростки часто переживают кризис идентичности, переходя из детства во взрослую жизнь.

    Социологические объяснения: развитие личности

    Один набор объяснений, наиболее социологический из тех, что мы обсуждаем, смотрит на то, как развивается самооценка, самоидентификация или самооценка, или личность, самооценка и самооценка. Эти объяснения подчеркивают, что мы учимся взаимодействовать, сначала взаимодействуя с другими, и что мы делаем это, используя это взаимодействие, чтобы получить представление о том, кто мы есть и чего они от нас ждут.

    Чарльз Хортон Кули

    Одним из первых, кто продвигал эту точку зрения, был Чарльз Хортон Кули (1864–1929), который сказал, что, взаимодействуя с другими людьми, мы получаем представление о том, как они нас воспринимают. Фактически, мы «видим» себя, когда взаимодействуем с другими людьми, как если бы мы смотримся в зеркало, когда мы с ними. Кули (1902) разработал свою знаменитую концепцию зеркального я, термин Чарльза Хортона Кули для одного аспекта процесса, посредством которого мы обретаем понимание нашей самооценки и самоидентификации.резюмировать этот процесс. Кули сказал, что мы сначала представляем, как мы кажемся другим, а затем представляем, как они думают о нас и, более конкретно, оценивают ли они нас положительно или отрицательно. Затем мы используем это восприятие для развития суждений и чувств о себе, таких как гордость или смущение.

    Иногда в этом сложном процессе возникают ошибки, поскольку мы можем неправильно понять, как другие относятся к нам, и выработать ошибочные суждения о нашем поведении и чувствах. Например, вы могли быть в ситуации, когда кто-то смеялся над вашими словами, и вы думали, что они издеваются над вами, хотя на самом деле они просто думали, что вы шутите.Хотя вы должны были интерпретировать их смех положительно, вы интерпретировали его отрицательно и, вероятно, почувствовали себя глупо или смущенно.

    Независимо от того, происходят ошибки или нет, процесс, описанный Кули, особенно важен в детстве и юности, когда наше «я» все еще находится в состоянии изменения. Представьте, насколько лучше чувствуют себя дети в спортивной команде после того, как их подбадривают за отличную игру, или как дети из школьного оркестра чувствуют себя после оваций в конце выступления оркестра.Если они будут чувствовать себя лучше, в следующий раз они могут сделать это намного лучше. Хорошо это или плохо, но верно и обратное. Если дети плохо выступают на спортивной площадке или в школе, а аплодисменты, на которые они надеялись, не происходит, они могут чувствовать себя подавленными и хуже относиться к себе, а также из-за разочарования или беспокойства в следующий раз выступить хуже.

    Тем не менее верно и то, что процесс зеркального отражения влияет на нас на протяжении всей нашей жизни. К тому времени, когда мы выходим из позднего подросткового возраста и переходим в ранние взрослые годы, мы очень сильно развили наше представление о себе, но это развитие никогда не бывает полным.Будучи молодыми, средними или пожилыми людьми, мы продолжаем реагировать на наши представления о том, как другие видят нас, и эти представления влияют на наше представление о себе, даже если это влияние часто меньше, чем было верно в наши молодые годы. Вне зависимости от того, взаимодействуем ли мы с друзьями, родственниками, коллегами, руководителями или даже с незнакомцами, мы продолжаем меняться.

    Джордж Герберт Мид

    Другим ученым, обсуждавшим развитие личности, был Джордж Герберт Мид (1863–1931), основатель области символического интеракционизма, обсуждаемой в главе 1 «Социология и социологическая перспектива».Главный акцент Мида (1934) был сделан на детских играх, которые он считал центральным для их понимания того, как люди должны взаимодействовать. Когда они играют, сказал Мид, дети берут на себя роль другого термина Джорджа Герберта Мида для обозначения того, что дети делают во время игры, что помогает им понять себя. Это означает, что они притворяются другими людьми в своей игре и при этом узнайте, чего от них ждут другие люди. Например, когда дети играют в дом и притворяются своими родителями, они относятся к своим куклам так, как, по их мнению, относятся к ним родители.Поступая так, они лучше понимают, как от них ожидать поведения. Другими словами, они усваивают ожидания других людей от них.

    Дети младшего возраста, по словам Мида, берут на себя роль значимых других, термин Джорджа Герберта Мида для родителей и других важных лиц в жизни детей, или людей, чаще всего родителей и братьев и сестер, которые больше всего контактируют с ними. Дети постарше берут на себя роли других людей и узнают ожидания общества в целом.Поступая таким образом, они усваивают ожидания того, что Мид называл обобщенным другим термином Джорджа Герберта Мида, обозначающим общественное сознание, или само общество.

    Весь этот процесс, как писал Мид, состоит из нескольких этапов. На стадии имитация младенцы могут только имитировать поведение, не понимая его целей. Если их родители потирают себе живот и смеются, дети в возрасте 1 года могут поступить так же. Достигнув трехлетнего возраста, они попадают в стадию спектаклей .Здесь большая часть их игры проходит в одиночестве или только с одним или двумя другими детьми, и большая часть из них состоит в том, чтобы притвориться другими людьми: их родителями, учителями, супергероями, телевизионными персонажами и так далее. На этом этапе они начинают играть роль другого. Когда они достигают возраста 6 или 7 лет, или примерно в то время, когда начинается школа, начинается этап игр, и дети начинают заниматься командными видами спорта и играми. Многие игроки в этих играх выполняют разные роли, и все они должны научиться предвидеть действия других членов своей команды.Поступая таким образом, они узнают, что ожидается от ролей, которые должны играть все члены команды, и, соответственно, начинают понимать роли, которые общество хочет, чтобы мы играли, или, используя термин Мид, ожидания обобщенного другого.

    Мид чувствовал, что «я» состоит из двух частей: I и me . I — творческая, спонтанная часть «я», а me — более пассивная часть «я», проистекающая из интернализованных ожиданий большего общества.Он подумал, что эти две части не противоречат друг другу, а дополняют друг друга и, таким образом, увеличивают вклад человека в общество. Общество нуждается в творчестве, но также требует хотя бы некоторого минимума соответствия. Развитие обеих этих частей личности важно не только для человека, но и для общества, к которому он принадлежит.

    Социально-психологические объяснения: личность и когнитивно-нравственное развитие

    Второй набор объяснений носит более психологический характер, поскольку он фокусируется на развитии личности, когнитивных способностей и нравственности.

    Зигмунд Фрейд и бессознательная личность

    В то время как Кули и Мид сосредоточились на взаимодействии с другими при объяснении развития личности, великий психоаналитик Зигмунд Фрейд (1856–1939) сосредоточился на бессознательных, биологических силах, которые, как он чувствовал, формируют индивидуальную личность. Фрейд (1933) считал, что личность состоит из трех частей: термин Зигмунда Фрейда для инстинктивной, эгоистической части личности, термин Эго Зигмунда Фрейда для рациональной части личности.и термин суперэго Зигмунда Фрейда, обозначающий сознание общества. Ид является эгоистичной частью личности и состоит из биологических инстинктов, которые есть у всех младенцев, включая потребность в пище и, в более общем плане, потребность в немедленном удовлетворении. По мере взросления младенцы узнают, что не все их потребности могут быть немедленно удовлетворены, и таким образом развивают эго или рациональную часть личности. По мере того, как дети становятся старше, они усваивают нормы и ценности общества и, таким образом, начинают развивать свое супер-эго, которое представляет собой сознание общества.Если ребенок не развивается нормально, а суперэго не становится достаточно сильным, индивидуум больше подвержен риску того, что Оно будет побуждено Ид к совершению антиобщественного поведения.

    Зигмунд Фрейд считал, что личность состоит из трех частей: ид, эго и суперэго. Развитие этих биологических сил помогает сформировать личность человека.

    Основная точка зрения Фрейда о том, что личность и поведение человека в значительной степени развиваются изнутри, отличается от акцента социологии на социальную среду.Это не значит, что его точка зрения неверна, но это означает, что она игнорирует многие очень важные влияния, отмеченные социологами.

    Пиаже и когнитивное развитие

    Дети обретают «я» и личность, но они также учатся думать и рассуждать. Как они достигают такого когнитивного развития было в центре внимания исследования швейцарского психолога Жана Пиаже (1896–1980). Пиаже (1954) считал, что когнитивное развитие проходит через четыре стадии и что для адекватного развития необходимы надлежащее созревание мозга и социализация.

    Первая стадия — это сенсомоторная стадия , на которой младенцы не могут думать или рассуждать и вместо этого используют свой слух, зрение и другие чувства, чтобы открывать для себя мир вокруг них. Второй этап — это предоперационный этап , длится примерно от 2 до 7 лет, на котором дети начинают использовать символы, особенно слова, для понимания предметов и простых идей. Третья стадия — это конкретная операционная стадия , продолжающаяся примерно с 7 до 11 или 12 лет, на которой дети начинают мыслить в терминах причины и следствия, но все еще не понимают основополагающих принципов справедливости, справедливости и связанных с ними концепций.Четвертая и последняя стадия — это формальная операционная стадия , которая начинается примерно в возрасте 12 лет. Здесь дети начинают мыслить абстрактно и использовать общие принципы для решения различных проблем.

    Недавние исследования подтверждают акцент Пиаже на важности раннего возраста для когнитивного развития детей. Ученые выяснили, что активность мозга быстро развивается в самые ранние годы жизни. Стимуляция из социальной среды ребенка способствует этому развитию, в то время как ее отсутствие ухудшает его.Дети, чьи родители или другие опекуны обычно играют с ними, разговаривают, поют и читают им, имеют гораздо лучшее неврологическое и когнитивное развитие, чем другие дети (Riley, San Juan, Klinkner, & Ramminger, 2009). Предоставляя биологическое обоснование важности стимуляции человека для детей, это исследование подчеркивает как важность взаимодействия, так и опасность социальной изоляции. Как по биологическим, так и по социальным причинам социализация невозможна в полной мере без обширного социального взаимодействия.

    Кольберг, Гиллиган и моральное развитие

    Важной частью детского мышления является их способность отличать хорошее от плохого и решать, что делать с моральной точки зрения. Психолог Лоуренс Колберг (1927–1987) сказал, что дети развивают свою способность мыслить и действовать морально через несколько этапов. На доконвенциональной стадии маленькие дети приравнивают то, что морально правильно, просто к тому, что удерживает их от наказания.На стадии условного подростки осознают, что у их родителей и общества есть правила, которым следует следовать, потому что они имеют моральное право следовать, а не только потому, что неподчинение им ведет к наказанию. На постконвенциональной стадии , которая происходит в позднем подростковом и раннем взрослом возрасте, люди осознают, что более высокие моральные стандарты могут вытеснить стандарты их собственного общества, и даже решают нарушить закон во имя этих более высоких стандартов. Колберг (1969) сказал, что если людям не удается достичь хотя бы общепринятой стадии, у них не разовьется совесть, а вместо этого они вполне могут начать вредное поведение, если они думают, что не будут наказаны.Колберг пришел к выводу, что неполное нравственное развитие является первопричиной антиобщественного поведения.

    Одним из ограничений исследования Колберга было то, что он изучал только мальчиков. Проходят ли девочки аналогичные этапы нравственного развития? Кэрол Гиллиган (1982) пришла к выводу, что это не так. В то время как мальчики, как правило, используют формальные правила, чтобы решить, что правильно, а что нет, писала она, девочки, как правило, принимают во внимание личные отношения. Если люди нарушают правило из-за какой-то важной личной потребности или потому, что они пытаются кому-то помочь, то их поведение может быть правильным.Другими словами, мужчины склонны использовать безличные, универсалистские критерии для принятия моральных решений, тогда как женщины склонны использовать более индивидуальные, партикуляристские критерии .

    Пример из детской игры иллюстрирует разницу между этими двумя формами морального мышления. Если мальчики занимаются спортом, скажем, баскетболом, и игрок говорит, что на нем фолили, они могут не соглашаться — иногда очень сильно — по поводу того, сколько контакта произошло и действительно ли этого было достаточно для фола.Напротив, девушки в подобной ситуации могут решить, чтобы все ладили, назвать спектакль «переделкой».

    Эриксон и разработка идентичности

    Ранее мы отмечали, что развитие личности не ограничивается детством, а продолжается на протяжении всей жизни. В более общем плане, хотя социализация наиболее важна в детстве и подростковом возрасте, она также продолжается на протяжении всей жизни. Психолог Эрик Эриксон (1902–1990) открыто признал этот центральный факт в своей теории развития личности (Erikson, 1980).По его словам, такое развитие охватывает восемь этапов жизни на протяжении всей жизни. На первых четырех этапах, происходящих последовательно от рождения до 12 лет, дети в идеале учатся доверию, самоконтролю и независимости, а также учатся выполнять задачи, сложность которых возрастает с возрастом. Если все это развитие идет хорошо, они развивают позитивную идентичность или самооценку.

    Пятая стадия возникает в подростковом возрасте и особенно критична, сказал Эриксон, потому что подростки часто переживают кризис идентичности .Этот кризис возникает из-за того, что подростковый возраст — это переход от детства к взрослой жизни: подростки покидают детство, но еще не достигли совершеннолетия. Пытаясь справиться со всеми сложностями подросткового возраста, подростки могут время от времени становиться бунтующими, но в конечном итоге большинство из них вступают в юношескую зрелость с большей частью своей идентичностью. Этапы 6, 7 и 8 включают молодость, среднюю зрелость и позднюю зрелость соответственно. На каждом из этих этапов развитие личности напрямую связано с их семейными и рабочими ролями.В зрелом возрасте люди размышляют о своей жизни, пытаясь оставаться полезными членами общества. Этап 8 может быть особенно тревожным для многих людей, поскольку они понимают, что их жизнь почти закончилась.

    Исследование Эриксона помогло стимулировать дальнейшее изучение социализации в подростковом возрасте, и сегодня исследования социализации в годы взрослой жизни получают все большее распространение. Мы возвращаемся к взрослой жизни в главе 4 «Социализация», раздел 4.4 «Социализация на протяжении всей жизни» и снова обращаемся к ней при обсуждении возраста и старения в главе 12 «Старение и пожилые люди».

    Основные выводы

    • Кули и Мид объяснили, как развиваются самооценка и самооценка.
    • Фрейд сосредоточился на необходимости выработать правильный баланс между ид, эго и суперэго.
    • Пиаже писал, что когнитивное развитие детей и подростков происходит на четырех этапах социального взаимодействия.
    • Кольберг писал об этапах нравственного развития и подчеркивал важность формальных правил, в то время как Гиллиган подчеркивала, что нравственное развитие девочек принимает во внимание личные отношения.
    • Теория развития личности Эриксона включает восемь стадий — от младенчества до старости.

    Для вашего обзора

    1. Выберите одну из теорий социализации в этом разделе и напишите, как она помогает вам понять вашу собственную социализацию.
    2. Гиллиган подчеркнула, что девочки принимают во внимание социальные отношения в своем нравственном развитии, тогда как мальчики склонны подчеркивать важность формальных правил.Вы согласны с ее аргументом? Почему или почему нет?

    4.3 Агенты социализации

    Цели обучения

    1. Определите пять агентов социализации.
    2. Опишите положительные и отрицательные аспекты социализации, которую производят эти агенты.

    Существует несколько институциональных и других источников социализации, которые называются агентами социализации . Первый из них, семья, безусловно, является наиболее важным средством социализации младенцев и детей младшего возраста.

    Семья

    Следует ли родителям отдавать должное, когда их дети оказываются хорошими детьми и даже совершают великие дела в жизни? Должны ли они быть виноваты, если их дети окажутся плохими? Ни один родитель не заслуживает всей похвалы или вины за успехи и неудачи своих детей в жизни, но данные свидетельствуют о том, что наши родители действительно сильно влияют на нас. Во многих отношениях мы даже становимся похожими на своих родителей не только внешне.

    Социология имеет значение

    Понимание расовой социализации

    В обществе, в котором все еще существуют расовые предрассудки, родители-афроамериканцы по-прежнему считают необходимым учить своих детей афроамериканской культуре и готовить их к предвзятости и дискриминации, с которыми они могут столкнуться.Ученые в области социологии и других дисциплин изучили этот процесс расовой социализации . Одним из наиболее интересных открытий является то, что родители-афроамериканцы различаются по степени расовой социализации, которую они практикуют: некоторые родители в значительной степени подчеркивают афроамериканскую идентичность и расовые предрассудки, в то время как другие родители упоминают эти темы своим детям лишь в минимальной степени. Причины этих различий остались неясными.

    Социолог Джейсон Э.Шелтон (2008) проанализировал данные национальной случайной выборки афроамериканцев, чтобы определить эти причины, в том, что он назвал «одним из наиболее полных на сегодняшний день анализов стратегий расовой социализации афроамериканцев» (стр. 237). Среди других вопросов респондентам был задан вопрос: «При воспитании ли вы своих детей делали или рассказывали им вещи, которые помогли бы им понять, что значит быть черным». Их также спросили, «есть ли еще что-нибудь, что вы делали или рассказывали своим детям, чтобы помочь им узнать, как ладить с белыми людьми».”

    В своих основных результатах Шелтон обнаружил, что респонденты с большей вероятностью практикуют расовую социализацию, если они были старше, женского пола и жили за пределами Юга; если они считают, что расовая дискриминация становится все более серьезной проблемой, и являются членами организаций по защите прав человека или других организаций, нацеленных на помощь афроамериканцам; и если бы у них были более высокие доходы.

    Эти результаты привели Шелтона к выводу, что «афроамериканцы не являются культурно монолитной группой», поскольку они различаются «родительскими уроками, которые они преподают своим детям о расовых отношениях» (2008, стр.253). Кроме того, родители, которые действительно практикуют расовую социализацию, «делают это для того, чтобы демистифицировать и дать своим потомкам возможность использовать возможности в более широком обществе» (стр. 253).

    Исследование

    Шелтона помогает нам понять факторы, объясняющие различия в расовой социализации афроамериканских родителей, а также помогает нам понять, что родители, которые действительно пытаются рассказать своим детям о межрасовых отношениях в США, просто пытаются, как и большинство родителей, чтобы помочь своим детям продвинуться в жизни.Исследования Шелтона помогли нам добиться большего, улучшив наше понимание этих вопросов.

    Причина, по которой мы оказываемся во многом похожими на своих родителей, к лучшему или худшему, заключается в том, что наши семьи являются такой важной частью нашего процесса социализации. Когда мы рождаемся, наши основные опекуны почти всегда оказываются одним или обоими родителями. В течение нескольких лет мы общаемся с ними больше, чем с любыми другими взрослыми. Поскольку этот контакт происходит в самые годы нашего формирования, взаимодействие наших родителей с нами и сообщения, которые они преподают нам, могут иметь огромное влияние на всю нашу жизнь, о чем свидетельствуют рассказы Сары Паттон Бойл и Лилиан Смит, представленные ранее.

    Способы, которыми наши родители социализируют нас, зависят от многих факторов, два из самых важных из которых — социальный класс наших родителей и наш собственный биологический пол. Мелвин Кон (1965, 1977) обнаружил, что родители из рабочего и среднего классов склонны по-разному социализировать своих детей. Кон рассудил, что родители из рабочего класса, как правило, занимают фабричные и другие должности, на которых у них мало автономии, и вместо этого им говорят, что и как делать. На таких работах послушание является важной ценностью, чтобы работники не были наказаны за неправильное выполнение своей работы.Родители из рабочего класса, полагал Кон, должны, таким образом, подчеркивать послушание и уважение к авторитету при воспитании своих детей, и они должны отдавать предпочтение порке как первоочередному способу дисциплинировать своих детей, когда они не подчиняются. Напротив, родители из среднего класса, как правило, занимают должности белых воротничков, где ценятся автономия и независимое суждение, а работники продвигаются вперед, проявляя творческий подход. Эти родители должны подчеркивать независимость при воспитании своих детей, и у них должно быть меньше шансов, чем у родителей из рабочего класса, шлепать своих детей, когда они не слушаются.

    Если социальный класс родителей влияет на то, как они воспитывают своих детей, верно также и то, что пол их детей влияет на их социализацию со стороны родителей. Многие исследования показывают, что родители воспитывают своих дочерей и сыновей по-разному, поскольку они общаются с ними с самого рождения. Мы рассмотрим это подробнее в главе 11 «Гендерное и гендерное неравенство», но здесь достаточно сказать, что родители помогают своим девочкам научиться действовать и думать «как девочки», а они помогают своим мальчикам научиться действовать и думать «как мальчики.То есть они помогают своим дочерям и сыновьям узнать свой пол (Wood, 2009). Например, они нежнее со своими дочерьми и грубее со своими сыновьями. Они дают девочкам играть в куклы, а мальчикам — ружья. Девочки могут быть сделаны из «сахара, специй и всего хорошего», а мальчики — из чего-то совсем другого, но их родители сильно им помогают, к лучшему или к худшему, так получается. В той степени, в которой это правда, наш пол в гораздо большей степени проистекает из социализации, чем из биологических различий между полами, как, вероятно, полагает большинство социологов.Возвращаясь к заданному ранее вопросу, если Гиллиган права в том, что мальчики и девочки по-разному приходят к моральным суждениям, социализация имеет большее значение, чем биология, для того, как они приходят к этим суждениям.

    Как показано в рамке «Уроки других обществ», разные культуры по-разному социализируют своих детей. Мы также можем изучить межкультурные различия в социализации с помощью данных Всемирного исследования ценностей, проведенного почти в шести десятках стран. На рис. 4.1 «Процент верящих, что послушание особенно важно для ребенка учиться» показан процент людей в нескольких странах, которые считают, что «особенно важно, чтобы дети учились послушанию дома.«Здесь мы видим некоторые поразительные различия в ценности послушания, при этом Соединенные Штаты несколько занимают промежуточное положение между странами в этой цифре.

    Уроки других обществ

    Дети и социализация в Японии

    Эта глава заканчивается замечанием о том, что американские дети должны быть социализированы с определенными ценностями, чтобы наше общество могло решать многие социальные проблемы, включая преступления на почве ненависти и насилие в отношении женщин, с которыми оно сталкивается.Когда мы рассматриваем социализацию американских детей, опыт Японии преподносит ценный урок.

    Вспомните из главы 2 «Взгляд на общество: проведение социологических исследований», что культура Японии подчеркивает гармонию, сотрудничество и уважение к власти. Социализация в Японии в значительной степени ориентирована на обучение только что перечисленным ценностям, при этом большая часть из них подчеркивает важность принадлежности к группе и зависимости, а не индивидуальной автономии и независимости. Это особенно верно в отношении японских школ, которые, как пишут два социолога, «подчеркивают сходство всех детей и важность группы» (Schneider & Silverman, 2010, p.24). Посмотрим, как это происходит (Hendry, 1987; Schwalb & Schwalb, 1996).

    С момента поступления в школу японские дети учатся ценить свое членство в классе, или куми , и проводят несколько лет в одной и той же куми . Каждый куми рассматривает свой класс как «дом вдали от дома», поскольку дети расставляют классную мебель, приносят растения и другие вещи из собственного дома и ежедневно убирают в классе.На перемене один куми сыграет против другого. Интересным отличием от стандартной практики в Соединенных Штатах является то, что куми в неполной средней школе будет оставаться в своем классе, в то время как учителя, скажем, математики и социальных наук переходят из одного класса в другой. В Соединенных Штатах, конечно, все наоборот: учителя остаются в своих классах, а ученики переходят из одной комнаты в другую.

    Другие практики в японских школах способствуют изучению японских ценностей.Юные школьники носят такую ​​же форму. Японские учителя используют постоянные упражнения, чтобы научить их поклоняться, и они постоянно просят детей вставать и садиться в группе. Эти практики помогают студентам научиться уважать авторитет и помогают усилить чувство принадлежности к группе, которое представляет куми . В то время как учителя в Соединенных Штатах обычно обращаются к отдельным ученикам с просьбой ответить на вопрос, японские учителя делают это редко. Вместо того, чтобы соревноваться друг с другом за хорошую оценку, японские школьники оцениваются по результату куми в целом.Поскольку принятие решений в рамках куми осуществляется на основе консенсуса, дети учатся необходимости идти на компромисс и уважать чувства друг друга.

    Поскольку члены куми проводят так много времени вместе в течение стольких лет, они развивают чрезвычайно близкие дружеские отношения и думают о себе больше как о членах куми , чем как о личности. Они становятся очень лояльными к куми и ставят его интересы выше своих личных интересов.Таким и другими способами социализация в японских школах помогает детям и подросткам познавать японские ценности гармонии, групповой лояльности и уважения к власти. Если бы американские дети в большей степени усвоили эти ценности, было бы легче бороться с насилием и другими проблемами, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты.

    Рис. 4.1 Процент веры в то, что послушание особенно важно для обучения ребенка

    Источник: данные World Values ​​Survey, 2002 г.

    школы

    Школы социализируют детей несколькими способами. Сначала студенты изучают формальную учебную программу, неофициально называемую «тремя рупиями»: чтение, письмо и арифметика. Эта фаза их социализации необходима для того, чтобы они стали продуктивными членами своего общества. Во-вторых, поскольку учащиеся ежедневно общаются в школе со своими сверстниками, они в идеале укрепляют свои навыки социального взаимодействия. В-третьих, они взаимодействуют с авторитетными фигурами, своими учителями, которые не являются их родителями.Для детей, у которых не было дошкольного образования, учителя часто оказываются первыми авторитетными фигурами, которые у них есть, кроме их родителей. Информация, которую они получают, общаясь с этими авторитетными фигурами, является еще одним важным компонентом их социализации.

    Функциональные теоретики цитируют все эти аспекты школьной социализации, но теоретики конфликта вместо этого подчеркивают, что школы в Соединенных Штатах также прививают скрытый учебный план, убеждения и ценности, которым дети учатся в школе.путем социализации детей для принятия культурных ценностей общества, в котором находятся школы. Если быть более конкретным, дети узнают в первую очередь положительные вещи о прошлом и настоящем страны; они узнают, как важно быть аккуратными, терпеливыми и послушными; и они учатся соревноваться за хорошие оценки и другие награды. Таким образом они учатся любить Америку и не осознавать ее недостатки, и они изучают черты характера, которые готовят их к работе и карьере, которые укрепят капиталистическую экономику.Детей также приучают к убеждению, что неудачи, например плохие оценки, происходят из-за недостаточной учебы и, в более общем плане, из-за недостаточных усилий (Booher-Jennings, 2008; Bowles & Gintis, 1976). Этот процесс усиливает идеологию обвинения жертвы, обсуждаемую в главе 1 «Социология и социологическая перспектива». Школы также являются важным источником гендерной социализации, поскольку даже в наши дни учителя и учебные программы рассылают различные сообщения, которые усиливают качества, традиционно приписываемые мужчинам и женщинам, а учащиеся участвуют в переменах и других внеклассных мероприятиях, которые делают то же самое ( Бухер-Дженнингс, 2008; Торн, 1993).

    сверстников

    Когда вам было 16 лет, сколько раз вы жаловались своим родителям: «Все мои друзья [делают то-то и то-то]. Почему я не могу? Это несправедливо! » Как показывает этот слишком распространенный пример, наши друзья играют очень важную роль в нашей жизни. Это особенно верно в подростковом возрасте, когда сверстники влияют на наши вкусы в музыке, одежде и во многих других аспектах нашей жизни, о чем нам напоминает ныне распространенный образ подростка, который постоянно разговаривает по мобильному телефону.Но друзья важны и на других этапах жизненного пути. Мы полагаемся на них для развлечения, эмоционального комфорта и поддержки, а также для общения. Это преимущество дружбы.

    Обратной стороной дружбы является давление со стороны сверстников , с которым вы, несомненно, знакомы. Предположим, сегодня вечер пятницы, а в понедельник вы готовитесь к большому экзамену. Приходят друзья и просят вас пойти с ними за пиццей и напитком. Вы, вероятно, согласились бы пойти с ними, отчасти потому, что вам действительно не нравится учиться в пятницу вечером, но также потому, что на вас есть, по крайней мере, какое-то неуловимое давление.Как показывает этот пример, наши друзья могут влиять на нас разными способами. В подростковом возрасте их интересы могут влиять на наши собственные интересы в кино, музыке и других аспектах популярной культуры. Более зловещим образом влияние сверстников-подростков было связано с употреблением алкоголя несовершеннолетними, употреблением наркотиков, правонарушением и преступлениями на почве ненависти, такими как убийство Чарли Ховарда, о котором рассказывается в начале этой главы (Agnew, 2007) (см. Главу 5 «Социальная структура и Социальное взаимодействие»).

    Когда нам исполняется 20-30 лет, наши сверстники становятся менее важными в нашей жизни, особенно если мы поженимся.Но даже тогда наши сверстники не теряют своей значимости, поскольку супружеским парам с маленькими детьми все же время от времени удается встречаться с друзьями. Ученые также начали подчеркивать важность дружбы с коллегами для эмоциональной и практической поддержки и для нашей продолжающейся социализации (Elsesser & Peplau, 2006; Marks, 1994).

    Средства массовой информации

    СМИ — еще один агент социализации. Телевизионные шоу, фильмы, популярная музыка, журналы, веб-сайты и другие аспекты средств массовой информации влияют на наши политические взгляды; наши вкусы в массовой культуре; наши взгляды на женщин, цветных людей и геев; и многие другие верования и обычаи.

    В продолжающемся споре средства массовой информации часто обвиняют в молодежном насилии и многих других бедах нашего общества. Средний ребенок видит тысячи актов насилия по телевидению и в фильмах, прежде чем достигнет юношеского возраста. Рэп-тексты часто превозносят ужасное насилие, в том числе насилие в отношении женщин. Реклама может сильно повлиять на наш выбор газированных напитков, обуви и множества других продуктов. Средства массовой информации также укрепляют расовые и гендерные стереотипы, в том числе веру в то, что женщины являются сексуальными объектами и подходящими объектами мужского насилия.В Общем социальном опросе (GSS) около 28% респондентов заявили, что они смотрят телевизор четыре или более часов каждый день, в то время как еще 46% смотрят телевизор два-три часа в день (см. Рисунок 4.2 «Среднее количество часов просмотра телевидения в день. «). Средства массовой информации, безусловно, являются важным источником социализации, невообразимой полвека назад.

    Рисунок 4.2 Среднее количество часов просмотра телевидения в день

    Источник: Данные Общего социального исследования, 2008 г.

    Поскольку средства массовой информации социализируют детей, подростков и даже взрослых, ключевым вопросом является то, в какой степени насилие в средствах массовой информации вызывает насилие в нашем обществе (Surette, 2011). Исследования неизменно обнаруживают сильную корреляцию между просмотром жестоких телешоу и фильмов и совершением насилия. Однако это не обязательно означает, что наблюдение за насилием на самом деле вызывает агрессивное поведение: возможно, люди смотрят насилие, потому что они уже заинтересованы в нем и, возможно, даже совершают его.Ученые продолжают дискутировать о влиянии насилия в СМИ на насилие среди молодежи. В свободном обществе этот вопрос особенно важен, поскольку вера в этот эффект вызвала призывы к мониторингу средств массовой информации и запрету определенных актов насилия. Гражданские либертарианцы утверждают, что такие призывы имеют привкус цензуры, что нарушает Первую поправку к Конституции, все остальные утверждают, что они подпадают под действие Первой поправки и сделают общество более безопасным. Конечно, озабоченность и споры по поводу насилия в СМИ будут продолжаться еще долгие годы.

    Религия

    Последним фактором социализации является религия, о которой подробнее говорится в главе 12 «Старение и пожилые люди». Хотя сейчас религия, возможно, менее важна в жизни людей, чем несколько поколений назад, она все еще продолжает оказывать значительное влияние на наши убеждения, ценности и поведение.

    Здесь мы должны различать религиозных предпочтений (например, протестантские, католические или еврейские) и религиозных предпочтений (т.е.g., как часто люди молятся или посещают религиозные службы). Оба эти аспекта религии могут повлиять на ваши ценности и убеждения как в отношении религиозных, так и нерелигиозных вопросов, но их конкретные последствия варьируются от проблемы к проблеме. Чтобы проиллюстрировать это, рассмотрим эмоциональную проблему аборта. Люди придерживаются очень сильных взглядов на аборты, и многие из их взглядов проистекают из их религиозных убеждений. Но какой аспект религии важнее всего, религиозные предпочтения или религиозность? Ответить на этот вопрос нам помогают данные Общего социального опроса (Рисунок 4.3 «Религиозные предпочтения, религиозность и вера в то, что аборт должен быть законным по любой причине»). Оказывается, религиозные предпочтения, если мы ограничим их для обсуждения только католиками и протестантами, не имеют никакого значения: католики и протестанты в СОБ демонстрируют примерно одинаковые взгляды на проблему абортов, примерно по одной трети каждого из них. группа считает, что аборт должен быть разрешен по любой причине. (Небольшая разница, показанная в таблице, не является статистически значимой.) Однако религиозность имеет большое значение: респонденты GSS, которые молятся ежедневно, имеют только половину вероятности, чем те, кто редко или никогда не молится, считая, что следует разрешить аборт.

    Рисунок 4.3 Религиозные предпочтения, религиозность и убеждение в том, что аборт должен быть законным по любой причине

    Источник: Данные Общего социального исследования, 2008 г.

    Основные выводы

    • Способы, которыми родители социализируют детей, частично зависят от социального класса родителей и от биологического пола их ребенка.
    • Школы социализируют детей, обучая их как формальному учебному плану, так и скрытому учебному плану.
    • Сверстники — важный источник эмоциональной поддержки и общения, но давление со стороны сверстников может побудить людей вести себя так, как они обычно считают неправильным.
    • СМИ — еще один важный агент социализации, и ученые обсуждают влияние СМИ на насилие в обществе.
    • Рассматривая влияние религии на социализацию, мы должны различать религиозные предпочтения и религиозность.

    Для вашего обзора

    1. Опишите одну важную ценность или отношение, которое у вас есть, что является результатом социализации ваших родителей.
    2. Согласны ли вы с тем, что в средних школах существует скрытая учебная программа? Поясните свой ответ.
    3. Кратко опишите один пример того, как сверстники повлияли на вас или кого-то из ваших знакомых таким образом, который вы теперь считаете негативным.

    4.4 Социализация на протяжении всей жизни

    Цели обучения

    1. Перечислите основные изменения жизненного пути.
    2. Приведите пример того, как события в детстве могут иметь влияние на всю жизнь.

    Как вы, наверное, уже поняли, большинство теорий и дискуссий о социализации касается детства. Однако социализация продолжается на протяжении нескольких этапов жизненного цикла, которые обычно классифицируются как детство, отрочество, взросление и старость.В рамках каждой из этих категорий ученые также выделяют подкатегории, такие как ранний и поздний подростковый возраст, ранний и средний взрослый возраст и т. Д. В этом разделе описаны некоторые важные аспекты основных этапов жизненного цикла.

    Детство

    Несмотря на растущее признание всего жизненного цикла, детство (включая младенчество), безусловно, остается наиболее важным этапом жизни большинства людей для социализации и когнитивного, эмоционального и физиологического развития, которое так важно в первые годы жизни любого человека.Мы уже обсуждали, что может случиться, если младенец не получит «нормальную» социализацию хотя бы от одного взрослого, и одичавшие дети являются печальным напоминанием о том, что социализация необходима для создания существа, которое не только выглядит человеком, но и действительно является человеком в более широком смысле. смысл слова.

    Однако за этой важной важностью детства скрывается отвратительная правда. Что касается образования, здоровья и других результатов, многие дети плохо себя чувствуют в детстве. Более того, то, насколько они хорошо себя чувствуют, часто зависит от их социального положения — их социального класса, их расы и этнической принадлежности, а также их пола.Федеральный межведомственный форум по статистике детей и семьи регулярно публикует отчет под названием Дети Америки: ключевые национальные показатели благосостояния (включая сокращенную версию за несколько лет). В этом отчете ежегодно обновляется более трех десятков показателей состояния детей. В последнем отчете Форума, опубликованном в июле 2010 года, приводятся некоторые тревожные факты о благополучии детей, а также показано, какое влияние оказывает социальное положение на их благополучие (Федеральный межведомственный форум по детской и семейной статистике, 2010).

    Согласно одному важному выводу, только около 55% детей в возрасте 3–5 лет, не посещающих детский сад, ежедневно читали им члены семьи. Эта цифра варьировалась в зависимости от уровня дохода. Только 40% детей из семей, живущих за чертой бедности, получали такую ​​прибыль по сравнению с 64% детей, чьи семейные доходы были как минимум вдвое выше уровня бедности.

    Согласно другим важным выводам, около одной пятой детей в США жили в бедности в 2008 году, и эта цифра выросла до более чем 30% детей афроамериканцев и латиноамериканцев.Кроме того, чуть более одной пятой детей проживали в семьях, которые иногда были «в условиях отсутствия продовольственной безопасности», что означало, что у них были проблемы с обеспечением продуктами питания хотя бы одного члена семьи. Более 40% домохозяйств с детьми в 2007 г. характеризовались скученными или физически неадекватными условиями.

    То, что происходит в детстве, может иметь последствия на всю жизнь. Травматические переживания в детстве — пренебрежение или жестокое обращение, наблюдение за насилием, получение серьезных травм и т. Д. — подвергают подростков гораздо большему риску многих негативных последствий.Они с большей вероятностью совершат серьезные правонарушения в подростковом возрасте и на протяжении всей жизни с большей вероятностью будут испытывать различные психиатрические проблемы, нарушения обучения и злоупотребление психоактивными веществами. У них также меньше шансов закончить среднюю школу или поступить в колледж, выйти замуж или избежать развода, если они все же женятся, а также получить и сохранить работу (Adams, 2010). В конце концов, отдельные этапы жизненного пути не так уж и разделены.

    Подростковый возраст

    Как помнят многие читатели, юность может быть очень трудным временем.Подростки уже не дети, но еще не полноценные взрослые. Они хотят независимости, но родители и учителя все время говорят им, что им делать. Давление со стороны сверстников в подростковом возрасте может быть огромным, а употребление табака, алкоголя и других наркотиков становится серьезной проблемой для многих подростков.

    Это все социальные аспекты подросткового возраста, но юность также является временем больших биологических изменений, а именно полового созревания. Половое созревание, очевидно, имеет заметные физиологические последствия и, по крайней мере, для многих подростков, по крайней мере, одно очень важное поведенческое последствие — сексуальную активность.Но — начало полового созревания , похоже, также имеет два дополнительных эффекта: как среди мальчиков, так и среди девочек, это увеличивает вероятность правонарушений, а также вероятность стать жертвой насилия (Schreck, Burek, Stewart, & Miller, 2007). Считается, что эти двойные последствия происходят по крайней мере по двум причинам. Во-первых, раннее половое созревание приводит к стрессу, а стресс ведет к антиобщественному поведению (что также может привести к насилию в отношении подростка, совершающего такое поведение). Во-вторых, подростки, переживающие раннее половое созревание ( рано созревших, ), более склонны тусоваться с подростками старшего возраста, которые, как правило, более правонарушены, потому что они старше.Из-за того, что их влияние «стирается», рано повзрослевшие чаще попадают в неприятности и снова с большей вероятностью станут жертвами насилия.

    Романтические отношения, включая желание быть в таких отношениях, также имеют большое значение в подростковом возрасте. Принятие желаемого за действительное, безответная любовь и разбитые сердца — обычное явление. Считается, что свидания с несколькими партнерами способствуют преступности и злоупотреблению психоактивными веществами, отчасти потому, что свидания происходят на вечеринках и в других неконтролируемых условиях, где могут иметь место правонарушения и употребление наркотиков, а отчасти потому, что эмоциональные проблемы, иногда сопровождающие свидания, могут привести к правонарушению, употреблению наркотиков. или и то, и другое (Сеффрин, Джордано, Мэннинг и Лонгмор, 2009).

    Как показало обсуждение детства, социальный класс, раса, этническая принадлежность и пол продолжают влиять на переживания людей в подростковом возрасте. Подростковый возраст, безусловно, может быть интересным этапом жизненного пути, но то, как мы живем в подростковом возрасте, часто сильно зависит от этих трех фундаментальных аспектов нашего социального положения.

    Взрослая

    Взрослый возраст обычно определяется как возраст от 18 до 64 лет. Очевидно, что 18-летние сильно отличаются от 64-летних, поэтому ученые часто проводят различие между молодыми людьми и взрослыми среднего возраста.В некотором смысле, многие молодые люди, включая большинство читателей этой книги, откладывают вступление в «полную» взрослую жизнь, поступая в колледж после окончания средней школы, а для некоторых — продолжая учиться в аспирантуре или профессиональной школе. К тому времени, когда последние получат ученую степень, многим уже будет за 30, и они, наконец, попадают в рабочую силу на полную ставку, возможно, через десяток лет после того, как люди, окончившие среднюю школу, но не поступившие в колледж. Эти последние люди вполне могут жениться, иметь детей или и то, и другое к тому времени, когда им исполнится 18 или 19 лет, в то время как те, кто поступает в колледж, и особенно те, кто получает ученую степень, могут подождать до 20 лет или от начала до 30 лет, чтобы получить эти важные шаги.

    Одно ясно из исследований молодой взрослой жизни: люди начинают «успокаиваться» по мере того, как они выходят из подросткового возраста, и их поведение в целом улучшается. Это улучшение объясняется как минимум двумя причинами. Во-первых, как все чаще признают ученые, мозг подростка физиологически еще не полностью созрел. Например, лобная доля, область мозга, которая управляет рассуждением и способностью учитывать последствия своих действий, еще не полностью сформирована, что делает подростков более импульсивными.По мере того, как мозг созревает к середине и концу 20-летнего возраста, импульсивность снижается, а поведение улучшается (Ruder, 2008).

    Во-вторых, как признают социологи, юная взрослость — это время, когда люди становятся сильнее в обществе и в их согласии. Многие женятся, у некоторых есть дети, и большинство из них получает свою первую постоянную работу. Эти «поворотные моменты», как их называют, прививают чувство ответственности, а также увеличивают издержки ненадлежащего поведения. Если вы женаты, ваш (а) супруг (а) может не очень обрадуется, если вы будете ходить по магазинам каждые выходные или даже чаще; если вы работаете на полную ставку, ваш работодатель может не очень обрадуется, если вы приедете с похмелья.Таким образом, брак и занятость как поворотные моменты помогают объяснить общее улучшение поведения, которое происходит после достижения людьми взрослого возраста (Laub, Sampson, & Sweeten, 2006).

    Социальный класс, расовая и этническая принадлежность и пол продолжают влиять на то, как люди живут во взрослой жизни. Глава 8 «Социальная стратификация» — Глава 11 «Гендер и гендерное неравенство» и разделы в некоторых последующих главах обсуждают этот важный, но обескураживающий факт нашего социального мира.

    Старость

    Этот этап жизненного цикла неофициально начинается в 65 лет.И снова ученые проводят более тонкие различия — такие как «молодые-старые» и «старые-старые» — из-за множества различий между людьми 65 или 66 лет и людьми 85, 86 или даже старше. Глава 12 «Старение и пожилые люди» целиком посвящена этому периоду жизненного пути. Здесь мы просто укажем, что старость может быть полноценным временем жизни для некоторых людей, но оно наполнено тревогой и проблемами для других людей, с социальным положением (социальный класс, расовая и этническая принадлежность, а также пол), что снова часто имеет большое значение .Эти проблемы усугубляются негативными взглядами и даже предрассудками многих американцев по отношению к старости и пожилым людям. Поскольку все мы когда-нибудь хотим стать старыми, обсуждение старения и пожилых людей в главе 12 «Старение и пожилые люди» должно представлять особый интерес.

    Основные выводы

    • Четыре стадии жизненного цикла — детство, юность, взросление и старость. Социализация продолжается на всех этапах.
    • То, что происходит в детстве, может иметь последствия на всю жизнь. Травматические переживания и другие негативные события в детстве могут ухудшить психологическое благополучие в подростковом возрасте и за его пределами и привести к различным поведенческим проблемам.
    • Социальное положение в обществе — социальный класс, раса, этническая принадлежность и пол — влияет на то, насколько хорошо люди живут на разных этапах жизненного пути.

    Для вашего обзора

    1. Подумайте о том, как с тех пор, как вы поступили в колледж, с вами произошла какая-то социализация.Напишите краткое эссе, в котором вы обсудите социализацию, которую вы пережили.
    2. По сравнению с тем, когда вы учились в старшей школе, ваше поведение в целом улучшилось, ухудшилось или осталось примерно таким же? Как вы думаете, ваше поведение может измениться через 10 лет?

    4.5 Ресоциализация и институты в целом

    Цели обучения

    1. Обсудите, что подразумевается под ресоциализацией.
    2. Перечислите любые две характеристики всего учреждения.

    Некоторые люди живут в условиях, когда их жизнь настолько контролируется, что их ценности и убеждения резко меняются. На самом деле это изменение настолько радикально, что эти люди фактически ресоциализированы. Такая ресоциализация — резкое изменение убеждений, ценностей и поведения человека, часто происходящее во всех институтах. происходит в том, что Эрвинг Гоффман (1961) называл тотальными институтами: институты, которые полностью контролируют жизнь своих жителей … Как следует из их названия, эти институты полностью контролируют жизни людей, которые в них живут.

    Учебный лагерь — это пример учреждения в целом.

    Существуют несколько типов тотальных учреждений: психиатрические приюты, нацистские концентрационные лагеря, военные учебные лагеря, монастыри и монастыри. Некоторые ученые также сказали бы, что уголовные тюрьмы представляют собой целостные учреждения, поскольку они демонстрируют некоторые из тех же процессов, что и в других типах. Как следует из этого списка, совокупные институты могут использоваться для хороших или плохих целей, как и ресоциализация.

    Независимо от того, говорим ли мы о хороших или плохих институтах в целом, все они разделяют определенные процессы и процедуры, которые делают их целостными институтами.Самая важная характеристика заключается в том, что они полностью контролируют жизнь своих сокамерников, пациентов или как бы там ни называли людей, живущих в них. Эти жители, если использовать общий термин, не имеют свободы или автономии. Им говорят, что и когда делать, и наказание за нарушение правил может быть довольно суровым. В нацистских концлагерях наказанием были пытки или смерть; в религиозных монастырях это может быть изгнание; в учебном лагере это может быть военный трибунал; в психиатрических лечебницах это может быть одиночное заключение в смирительной рубашке.

    Во-вторых, тотальные институты лишают своих жителей идентичности, чтобы ослабить их самоидентификацию и обеспечить соответствие правилам институтов. Их жители обычно носят униформу и часто бреют головы и, в зависимости от учреждения, могут быть известны под номером или новым именем. Эти процедуры делают всех более похожими друг на друга, чем в противном случае, и помогают ослабить самоидентификацию жителей. Хорошие эти результаты или плохие снова зависят от того, какой институт в целом мы имеем в виду.

    В-третьих, все учреждения в целом подвергают своих жителей жестокому обращению и, довольно часто, злоупотреблениям, хотя характер этого насилия и то, происходит ли оно вообще, очевидно, зависит от того, какое учреждение мы имеем в виду. Нацисты морили сокамерников концентрационных лагерей голодом, пытали их, раздевали догола, проводили над ними ужасные эксперименты и, конечно же, истребляли миллионы (Gigliotti & Lang, 2005). Литература о психиатрических домах наполнена примерами жестокого обращения с живущими там пациентами (Goffman, 1961).Сержанты-инструкторы также известны своим суровым обращением с новобранцами: некоторые наблюдатели защищают эту практику как необходимую для поддержания военной дисциплины и готовности, в то время как другие считают ее неоправданным злоупотреблением.

    Ресоциализация часто сопровождается церемонией деградации — встречей, призванной унизить человека, встречей, в которой унижается весь резидент учреждения, часто на глазах других жителей или должностных лиц учреждения (Goffman, 1961). Сержант по строевой подготовке может называть физически неподготовленного новобранца мужчину «девушкой» или «дамой» и подвергать сомнению его мужественность перед другими новобранцами.В психиатрической больнице или тюрьме заключенного могут раздеть догола и проверить в своих личных помещениях на наличие вшей и других паразитов. Бритье голов новобранцев или сокамерников — еще один пример церемонии унижения.

    Ресоциализация также происходит в группах, которые не находятся в институциональной среде. Анонимные алкоголики — одна из таких групп, поскольку они пытаются изменить систему ценностей алкоголиков, заставляя их усвоить несколько принципов того, как жить своей жизнью. Цель здесь, конечно, состоит в том, чтобы заставить алкоголика бросить пить и продолжать воздерживаться от него (Davis & Jansen, 1998).Некоторые религиозные культы также ресоциализируют своих членов и продолжают вызывать много споров в современном обществе (Cowan & Bromley, 2008).

    Основные выводы

    • Ресоциализация включает далеко идущие изменения в ценностях, убеждениях и поведении человека.
    • Всего учреждения полностью контролируют жизнь своих жителей. Обычно они пытаются уничтожить индивидуальную идентичность своих жителей и часто подвергают их жестокому обращению.

    Для вашего обзора

    1. Знаете ли вы кого-нибудь, кто бывал в каком-либо учреждении? Если да, насколько вам известно, опишите, как опыт этого человека там изменил его.

    4.6 Практика социализации и улучшение общества

    Цель обучения

    1. Объясните, почему новые модели социализации могут помочь решить определенные социальные проблемы в американском обществе.

    Эта глава началась с новостного сообщения об избиении и убийстве гея и продолжилась рассказами о двух женщинах, которые выросли на Юге в период расовой сегрегации. Эти истории иллюстрируют силу социализации, которая может иметь как хорошие, так и плохие последствия. Социализация в рамках своей культуры необходима для существования любого общества, и социализация также необходима для того, чтобы любой отдельный человек был «человеком» в социальном смысле этого слова, как показывает наше обсуждение диких детей.Однако социализация может также привести к установкам и поведению, которые большинство из нас справедливо осудило бы. Социализация породила гомофобный менталитет, который привел к тому, что трое подростков избили Чарли Ховарда и бросили его в реку, а также породили расистский менталитет, который Сара Паттон Бойл и Лилиан Смит описали в своих рассказах о детстве на Юге. Большинство из нас социализированы, чтобы стать хорошими, склонными к сотрудничеству членами общества, но некоторые из нас социализированы, чтобы придерживаться очень негативных взглядов на определенные группы общества.

    Что касается многих социальных проблем, с которыми сегодня сталкиваются Соединенные Штаты — преступления на почве ненависти, другие преступления, насилие в отношении женщин, сексизм, расизм и т. Д. — не будет преувеличением сказать, что новые модели социализации в конечном итоге необходимы, если наше общество хочет иметь возможность эффективно решать эти проблемы. Родители маленьких детей и подростков несут основную ответственность за то, чтобы наши дети не учились ненавидеть и причинять вред другим, в отличие от наших школ, средств массовой информации и религиозных организаций.Ни одна нация не идеальна, но такие страны, как Япония, долгое время добивались большего успеха, чем Соединенные Штаты, в воспитании щедрых и отзывчивых детей. Их примеры преподносят США много хороших уроков.

    Ключевые вынос

    • Новые методы социализации могут быть необходимы для решения многих социальных проблем, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты и другие общества.

    Для вашего обзора

    1. Если бы вы руководили нашим обществом, какую практику социализации вы бы больше всего пытались изменить, чтобы улучшить наше общество? Поясните свой ответ.

    4.7 Конец главы

    Сводка

    1. Социализация важна как минимум по двум причинам. Во-первых, это процесс познания людьми культуры своего общества. Во-вторых, это процесс, благодаря которому они становятся полностью людьми с точки зрения поведения, эмоций и когнитивных способностей. Прискорбные примеры одичавших детей подчеркивают важность социализации в этом отношении.
    2. Чарльз Хортон Кули и Джордж Герберт Мид теоретизировали, как личность развивается через социализацию.Концепция Кули о зеркальном я признала, что мы видим себя, когда взаимодействуем с другими людьми, и посредством этого процесса развиваем наше представление о себе. В концепции Мида «взять на себя роль другого» подчеркивается, что дети играют разные роли и таким образом узнают, чего от них ждут другие.
    3. Психоаналитическая теория развития личности Зигмунда Фрейда подчеркивает роль бессознательных сил. Каждый человек рождается с эгоистичным идолом и достигнет нормальной личности, если индивидуальное эго и суперэго разовьются должным образом.Если ид, эго и суперэго находятся в неправильном балансе, человек может вести себя антисоциально или вести себя с другими психическими расстройствами.
    4. Жан Пиаже предположил, что люди проходят несколько стадий когнитивного развития, в то время как Лоуренс Кольберг сказал то же самое о моральном развитии. Кэрол Гиллиган утверждала, что мальчики и девочки используют разные типы морального мышления, при этом тип мальчиков основывается на формальных правилах, а девочки — на социальных отношениях.
    5. Эрик Эриксон обсуждал развитие личности на протяжении всей жизни, обращая внимание на подростковый возраст как на стадию, на которой многие люди переживают кризис идентичности.
    6. Существует несколько агентов социализации. Самым важным из них, возможно, является семья, поскольку родители социализируют своих детей различными способами; дети в конечном итоге становятся похожими на своих родителей не только биологически, но и социологически. Школы, сверстники, средства массовой информации и, в некоторой степени, религия — все также играют важную роль в социализации не только детей, но и людей старшего возраста.
    7. Социализация продолжается на протяжении нескольких этапов жизненного цикла.То, что происходит в детстве, часто может иметь последствия на всю жизнь. Социальный класс, раса, этническая принадлежность и пол — все это влияет на то, как люди живут на разных этапах жизненного пути.
    8. Ресоциализация предполагает резкое изменение ценностей, убеждений и поведения человека. Часто это цель всех институтов, таких как военные учебные лагеря, монастыри и монастыри, психиатрические учреждения и тюрьмы, как это было с нацистскими лагерями смерти. Тотальные институты часто осуществляют произвольную власть и разными способами пытаются достичь полного контроля над индивидом и устранить их чувство индивидуальной идентичности.

    Использование социологии

    Представьте, что вы сидите с двумя друзьями в столовой или кафетерии на территории вашего кампуса. Вы знаете, что открытый гей-студент проходит мимо, выходя за дверь, и вы машете ему рукой. Когда он выходит из комнаты, вы слышите, как кто-то за столом позади вас произносит антигейское замечание. Возмущенный этим оскорблением, вы чувствуете, что вам нужно что-то сказать, но вы также обычно не из тех людей, которые поднимают шум. Вы решили что-то сделать или сказать или молчите? Поясните свой ответ.

    культура

    Социализация

    Вернуться к содержанию

    Ссылки
    на связанные веб-сайты:

    Ссылки на этой странице:

        Введение:


        Ежедневно в общество вторгаются сотни тысяч дикарей, (в
        В одной только Америке мы имеем дело с примерно 10 000 этих «дикарей».
        ежедневно). Кто эти люди? Младенцы.(Пищеварительный тракт с
        много шума на одном конце и абсолютная безответственность на другом (Бирстедт)).
        Дилемма, с которой сталкиваются все общества, заключается в том, как превратить этих дикарей в
        внимательных , независимых , моральных человек. Как
        справляется ли общество с этой грандиозной задачей? (Не всегда успешно,
        конечно) — через процесс мы называем социализацией .

        Социализация
        Определено:


        «Социализация» определяется как процесс, посредством которого мы приобретаем наши социальные
        идентичности и усвоить ценности, нормы, статусы и роли
        социальный мир.[Шефер: «Социализация — это процесс, посредством которого люди учатся
        отношения, ценности и действия, подходящие людям как членам
        определенной культуры »(с. 58).

        Еще одно слово для обозначения обучения — «усвоить». Для социологов социальная
        мир вокруг нас реален — так же реален, как и любой физический объект в окружающей среде.
        (Это происходит из Дюркгейма и его Правил социологического метода ,
        где он определил социальные факты как реальные объекты, подлежащие изучению).

        В учебнике подчеркивается, что процесс социализации происходит через
        взаимодействие (стр.58). — Но мы становимся социализированными без социального взаимодействия,
        (в соответствии с определением термина). Примеры: книги, радио, телевидение — последнее.
        особенно. Влияние насилия на телевидении на поведение детей?

        Типы социализации:


        Первичная — в первые годы жизни. Обучение языку
        и другие когнитивные навыки.

        Предвосхищение — обучение, направленное на будущее
        роли. Колледж, Торговая школа, Юридическая школа, Медицинская школа.

        Развивающая социализация — новое обучение добавляется и смешивается
        со старыми в относительно плавном и непрерывном процессе развития.

        Обратная социализация — молодое поколение передает знания
        старшему поколению. Это происходит в основном в индустриальных обществах, где
        темпы технологических изменений очень быстры, хороший пример — дети
        учат своих родителей пользоваться компьютером. Вот еще несколько примеров:

        • быстрые социальные изменения в 60-х годах, требующие пересмотра старых взглядов на
          раса, пол и т. д.
        • модернизация стран, которые отправляют свою молодежь в промышленно развитые страны, чтобы
          вернуть знания

        Ресоциализация — это резкий разрыв с прошлым.
        Военные — хороший тому пример. — «Офицер и джентльмен» — военный,
        тюрьмы, религиозные культы и т. д.

        Некоторые ключевые особенности социализации:


        Социализация заметно отличается от общества к обществу с
        относительно того, кем становятся люди, потому что ценности и нормы совершенно другие.Пример:

          Ури Бронфенбреннер; Два мира детства . Описывает некоторые
          практики воспитания детей в бывшем Советском Союзе. Все было
          ориентированы на группу и сотрудничество. В Соединенных Штатах
          индивидуальные соревнования очевидны, и детей хвалят за их усилия
          в классе. (В некоторых случаях список занятий публикуется, и дети
          даются звезды за посещаемость, освоение таблицы умножения и т. д.).
          Бронфенбреннер описывает иную ситуацию в советских классах.
          Дочерние элементы сгруппированы по строкам, и каждая строка называется «связью».
          Детская работа оценивается как групповое или «связующее» усилие. Бездельники
          публично противостоит группам студентов. Это показывает, как в
          в бывшем СССР упор делался на групповое и групповое соответствие
          что контрастирует с Соединенными Штатами, где мы подчеркиваем индивидуальное превосходство
          и независимость.

        Социализация различается также по субкультуре — например, богатые
        против бедных — учитесь ли вы ездить на пони в поло или в боулинг; управлять яхтой,
        прокатитесь на каноэ по порогам белой воды или займитесь окунем в 18 футов
        моторная лодка с подвесным мотором Evenrude мощностью 300 л.с.

        Социализация также может отличаться в зависимости от региона — как вы ее называете
        «Война Великого восстания» или «Война за независимость Юга»
        против Северной агрессии », например.

        Социализация — это непрерывный, продолжающийся всю жизнь процесс — Он никогда не прекращается.
        (Но большинство исследований показывают, что социализация, которая происходит во время
        младенчество и детство наиболее важны).

        Социализация — критический процесс — Она позволяет обществу воспроизводить
        себя социально, а также биологически.Это то, что позволяет United
        Состояния, например, передаются из поколения в поколение. Если
        нам не удалось заставить наших детей принять наши ценности,
        верований, норм, институтов, обычаев, ролей и т. д., нашей нации и
        принципы, лежащие в основе этого, быстро исчезнут. Во многих отношениях самое главное
        то, что мы будем делать в нашей жизни, будет социализировать наших детей.

        Социализация — это процесс, посредством которого мы развиваем свою личность.
        личностей:
        Наши когнитивные убеждения, восприятия, интеллектуальные концепции
        о том, как устроен мир.

        • Эйнштейн — теория относительности вышла из социальной среды
          в котором он получил образование. Британцы из ньютоновской школы сосредоточились на
          на абсолюте; Понятие относительности (в философии и социологии
          знания) был для них «чуждым». Эйнштейн же потратил
          несколько лет в Вене, где обсуждался вопрос относительности в философии
          была горячая тема для обсуждения. Для него было логично применить это к
          физики при попытке объяснить отклонения, которые ньютоновская физика могла
          не приходится.
        • Наш эмоциональный характер, проявление любви, ненависти, возбуждения, гордости и т. Д.
          все получены через социализацию. (Целуя или потирая носы?)
        • Наши поведенческие навыки и способности приобретаются через социализацию.
          (Охота с луком или проектирование ракетных двигателей).
      Социализация: природа или воспитание?


      Не путайте это с вопросом о свободе воли, оба
      взгляды могут быть детерминистскими.(Мы можем быть привязаны к образцу поведения
      через социализацию так же эффективно, как и через генетические
      макияж, мириться). Что влияет на то, кем или чем мы становимся? (Мы уже кое-что сказали
      об этом, когда мы обсуждали культуру).

      • Очевидно, биология накладывает некоторые ограничения. (Мужчины не могут иметь детей. Короткие
        люди не будут так хорошо выступать на площадке для баскетбола, как высокие. Короче
        люди могут бегать быстрее на длинные дистанции и т. д.).
      • С другой стороны, культура и социальная структура общества создают
        общие правила и позиции (подлежат заполнению).В основном они изложили
        возможности. В них важно быть высоким, низким и т. Д.

      Ключевой вопрос: «Что важнее при определении того, что
      мы становимся: природой (наследственностью) или воспитанием (средой)? Этот
      вопрос имеет решающее значение из-за социально-политических результатов, к которым он приведет.
      Позиция, которую занимает общество по этому вопросу, определяет степень
      свободы позволили своим гражданам.

      Например, если люди у власти придерживаются наследственных взглядов, то
      подразумевается, что одни классы превосходят или уступают другим
      генетически.(Общество может попытаться исправить это радикальными мерами
      таких как истребление или принудительная стерилизация, или это может просто ограничить
      возможность, закрывая образование и определенные рабочие места для тех, кто верил
      быть нижестоящим). Значение этого аргумента «природы»,
      в том, что общество мало что может сделать, чтобы помочь этим обездоленным людям за пределами
      меры, направленные на то, чтобы уберечь их от более «способных» членов
      общества? Быстрый старт, позитивные действия и аналогичные программы
      являются, согласно этой точке зрения, пустой тратой денег, которые можно было бы лучше потратить
      в другом месте.

    Политические последствия среды очень разные.
    Здесь аргумент состоит в том, что генетические способности имеют второстепенное значение.
    Если бы общество могло уравнять социальные условия, с которыми сталкиваются люди — открыть
    возможность для всех — виды серьезных социальных проблем
    настоящее сегодня будет сведено к минимуму. Люди «терпят поражение» из-за пути
    система настроена. Например, дети из гетто вступают в контакт с
    плохое влияние, и родители не могут им помочь. Их в ловушке — неадекватные
    школы, плохая домашняя обстановка.

    • Эта тема уже много лет популярна в книгах и фильмах:
      Британский фильм 1938 года « Pygmalion » с Лесли Ховардом и Венди Хиллер.
      решает эту проблему напрямую. (Англичане поспорили между собой
      над тем, могут ли они превратить неотесанную девушку из низшего класса в
      светский человек). Позже (1964 г.) по этой истории был получен «Оскар».
      фильм, мюзикл под названием « Моя прекрасная леди » с Рексом Харрисоном
      и Одри Хепберн. (Харрисон получил Оскар за лучшую мужскую роль)
      Сегодня мы используем термин «эффект Пигмалеона» для обозначения ситуаций, в которых люди
      преуспевают в силу того, что, по прогнозам, преуспеют.
    • Другой, более свежий пример — фильм Trading Places , в главной роли
      Дэн Акройд и Эдди Мерфи. Дэн Акройд — богатый, получивший образование в Гарварде,
      успешный молодой деловой человек (биржевой аналитик). Эдди Мерфи — это улица
      бомж, изгой, клянчат деньги. Ставка делается двумя богатыми братьями
      на кого работает Акройд. (Это природа или воспитание?) Будет ли правильное
      окружающая среда превратить уличного бомжа в корпоративного принца? В фильме мы
      заставляют поверить, что так и будет.

    Джон Б. Уотсон (1878-1958) назвал отцом американской психологии
    его роль в развитии бихевиоризма когда-то хвасталась: «Дайте мне дюжину
    здоровые младенцы, хорошо сформированные, и мой собственный заданный мир, чтобы их принести
    вверх, и я гарантирую, что возьму любого [из них] наугад и обучу
    чтобы он стал любым специалистом, которого я выберу — врачом, юристом, художником,
    купец, начальник и да еще нищий и вор, независимо от его талантов,
    склонности, склонности, способности, призвание и раса его предков.»
    — К счастью, этика не позволила никому принять его предложение!

    Это упрощенное представление! Мы не можем обучить никого, чтобы стать профессионалом
    бейсболист, защитник; и большинство людей не могут стать врачами, ядерными
    физики или фотомодели. Природа, как мы уже сказали, ограничивает
    кем мы можем стать, а воспитание (общество) определяет, какие возможности
    мы можем использовать — общество придает определенные ценности определенным навыкам. Мы продукт
    сложного взаимодействия природы и воспитания. Вот некоторые примеры:

    • При выборе талантов: возьмите 25% лучших учеников 11-го класса.
      Исследования показали, что из семей низшего класса только 50%
      в колледж. Сравните это с цифрой 90% для детей из верхних слоев общества.
      классные семьи. Теперь среди более слабых учеников — тех, кто не входит в топ-25%.
      из их класса средней школы, из семей с низким доходом, только 6% переходят в
      колледж; из семей с высоким доходом соответствующий показатель составляет 26% —
      и мы даже не рассмотрели вопрос типа колледжа, а качество
      образования.
    • I.Q. тесты предназначены для измерения врожденного интеллекта — способности
      учить… а они? Эффект Пигмалеона: Розенталь и Джекобсен (1968)
      провели эксперимент, в котором они проверили всех учеников в начальной школе
      школа для I.Q. Затем они случайным образом выбрали группу начальной школы.
      студентов и сказали своим учителям, что эти ученики «поздно расцвели»,
      и вырвется вперед в наступающем учебном году. (Это был сфабрикованный
      сказка. Не было проведено ни одного теста, который хотя бы отдаленно на это указывал). Один год
      позже они снова проверили всех учеников, и каким-то чудом эти ученики
      у всех получилось намного лучше на I.Q. тесты. Почему? Что случилось? Эти студенты
      показал заметное улучшение по сравнению с другими учениками из-за того, что учителя
      ожидания. От «особой» группы студентов ожидали большего.
      и уделял им больше внимания. (Модели взаимодействия были разные).
      Учителя ожидали от этих детей большего и получили это. Пигмалеон
      Эффект имеет пугающие последствия для воспитания детей.
      Это не чисто объективная система.

    Измерение влияния биологии
    по сравнению с окружающей средой:


    Исследования идентичных близнецов: Генетически одинаковые,
    но выращиваются в отдельных средах.(Социобиологи указывают на многие
    сходства среди таких близнецов). Недавнее исследование однояйцевых близнецов выявило
    поразительное сходство — когда два брата, разлученные в
    рождения были женаты; на ком они были женаты; хобби; и т. д. Но они также
    обнаружил и некоторые интересные несходства. Так что вопрос все еще
    неурегулированный. Культура и социальная среда привели к значительным изменениям.
    различия. Шефер отмечает, что однояйцевые близнецы разделились при рождении
    но выросшие в схожих условиях очень похожи, однако те
    выросшие в очень разных средах, показывают заметные различия.

    Порядок рождения в семьях: Братья и сестры генетически похожи, но все же
    они становятся совсем другими людьми. Было показано, что положение в
    семья (порядок рождения) может определять черты личности. Самый старый:
    властный, охваченный чувством вины, непосильный; В центре: хорошие манипуляторы, переговорщики,
    правят младшими братьями и сестрами; борьба со старшими братьями и сестрами за влияние
    и внимание; Младший: избалованный, предприимчивый, непринужденный

    Изоляция; Всего институтов и формирующих личность:

    Исследования на животных:

    • Обезьяны: знаменитые исследования Харлоу — отняли младенцев у мам — те
      воспитанный в изоляции, стал извращенным, испуганным, антисоциальным.Пропитанный
      самки не заботились о своих детенышах и жестоко обращались с ними.
    • Гуси: это несколько другое. Конрад Лоренц узнал, что существует
      критический период времени после вылупления гусят (и других птиц), когда они
      «идентифицировать» своих родителей »- импринтинг.
      из них в это критическое время будут их родители. (Собака, кошка, человек,
      так далее.). Таким образом, «биология создает основу, но обстоятельства определяют результаты».

    Люди: К счастью, мы не можем повторить эксперименты Харлоу, используя
    дети, потому что мы осознаем этические проблемы таких исследований!
    Но в прошлом были случаи, которые давали некоторое понимание:

    • Трагический эксперимент Фридриха II в 13 веке.Он устроил
      дети воспитываются с минимумом социальных контактов и социального взаимодействия.
      Он чувствовал, что в этом «чистом» состоянии, свободном от разлагающих влияний своего
      раз, человек — благородный зверь в человеке проявится. На каком языке он
      говорить? Иврит? Греческий? Латинский? Эксперимент не удался. Без любви и
      внимание дети все умерли.
    • Исследования Кингсли Дэвиса детей, выросших в изоляции:
    • Анна: внебрачная — дедушка держал ее на чердаке 6 лет.Посредством
      К 10 годам она достигла уровня социализации 2-3 лет.
      Анна умерла в возрасте 10 лет — (сбита машиной).
      • мог говорить простыми словами и фразами
      • может играть со строительными блоками
      • умел мыть руки
      • будет следовать простым указаниям

    • Изабель: Дед держал ее и ее глухонемую мать в темной комнате.
      Изабель, в отличие от Анны, имела физический контакт с другим человеком;
      Когда ее нашли, она ненавидела мужчин, вела себя как животное и
      считался глухим и умственно отсталым (но на самом деле не был).
    • Обученная команда врачей и психологов помогла ей пройти через
      этапы развития. К 8,5 годам она достигла нормального уровня.
      развития ребенка ее хронологического возраста. Почему? Из-за
      социальное взаимодействие с матерью, пока она росла.
    • Джинн — 1970 год; Была обнаружена 13-летняя девочка — она ​​была заключена в
      комната (в основном одна) с 20 мес. Люди не говорили
      к ней, держал ее изолированной от общения — она ​​никогда не могла говорить как
      нормальный детский мир, несмотря на интенсивные попытки терапии.

    Тем не менее, каждый член общества обладает уникальной и неповторимой личностью.
    Социологический
    Теории развития личности


    Символическое взаимодействие; (фокусируется на взаимодействии людей
    в повседневной жизни). Люди взаимодействуют, общаясь друг с другом, используя
    символы, имеющие общие значения. Дело в том, что эти общие символы
    позволяют взаимодействие и общение и делают возможной социализацию. Животные
    общаются, но язык есть только у нас, людей.

    Чарльз Хортон Кули, (1864-1929):


    Кули разработал концепцию зеркала .
    я
    «- наш образ себя может возникнуть только в результате нашего взаимодействия
    внутри общества.«Я» не может быть, пока не появятся «они». «Они»
    это все люди в обществе, в котором мы живем. сначала они наши
    родители, семья и другие основные группы. Позже «они» становятся нашими
    учителя, сверстники, работодатели, пасторы и т. д.

    Мы представляем, какими нас видят другие. Мы сами всегда являемся результатом
    как мы смотрим на других. Мы постепенно выстраиваем образ себя из
    представления о нас — «зеркало себя».

    • Пример: Маленькой девочке говорят с первых лет.
      своей жизни, что она умна — она ​​придет к тому, чтобы увидеть себя как
      очень умная маленькая девочка — она ​​усвоит свой образ, который
      размышляют все люди, с которыми она взаимодействует.Она будет думать и действовать
      как если бы это было правдой, даже если она всего лишь среднего интеллекта. Что теперь
      происходит, когда она взаимодействует с другим набором «других» (другой основной
      группа из того, с кем она была связана с рождения — ее одноклассники,
      Например)? Первые дни в начальной школе вызывают сильный стресс.
      как мы все знаем. Наша маленькая девочка уже не такая умная — она ​​просто
      часть толпы. Многие ли из вас чувствовали то же самое? Как насчет
      твой первый год в колледже? Что это повлияло на ваше изображение? Яркий
      звезда в старшей школе — межзвездная пустота в колледже.

    Кули сказал, что есть три компонента «зеркального я»:

    • наше восприятие того, как мы кажемся другим
    • наше восприятие того, как нас оценивают другие
    • наши чувства по поводу этих суждений

    Джордж Герберт Мид, (1863-1931)


    Другой символический интеракционист, философ и социальный психолог)
    Мид сказал, что self состоит из двух частей: « I » и « me ».»
    Мид утверждал, что «я» объясняет сходство между людьми, в то время как
    «Я» объясняет различия между людьми.

    • «Я» — это врожденная часть «я», содержащая спонтанное,
      естественные, творческие, особые аспекты самого себя.
    • «Я» — это социализированная часть «я», та часть, которая имеет
      усвоили ценности, нормы, статусы, роли общества. «Я» представляет
      наши внутренние потребности, в то время как «я» представляет потребности общества.

    Первых, кто вводит ограничения на «Я», называют значимых.
    другие
    . Мы также можем назвать их «образцами для подражания». Но есть тонкое
    разница. Образцы для подражания — это люди, которыми мы склонны восхищаться. (Также люди
    кому хотелось бы порадовать). Примеры: девочки — мама; мальчики — папа.

    Референтные группы: Это группы значимых людей.
    в развитии личности.

    • Пример: девушка, которая хочет стать актрисой — ее референтная группа.
      будут актрисами, в общем.(Она может подписаться на торговые журналы;
      читать все, что связано с драматической сферой, смотреть все фильмы,
      так далее.).
    • Другой пример: мальчик хочет стать армейским офицером — строит модели.
      танков, много читает по военной истории, посещает Военную академию,
      пр.
    • Вот несколько примеров, которые дополнительно демонстрируют это и иллюстрируют
      разница между референтными группами и ролевыми моделями. В каждом из
      в приведенных выше примерах может быть конкретный человек — личный герой —
      которого мальчик или девочка считает идеалом, к которому следует стремиться.В случае с актрисой
      это может быть Джоди Фостер или Джейн Фонда. В случае армейского офицера это
      может быть Джордж Паттон или Джордж Макартур. Конкретные люди являются образцами для подражания.

    Конечно, во всем этом есть процесс: Мид сказала, что
    имитация ролевых моделей предполагает принятие роли: мы ставим себя в
    место образца для подражания. Делая это, мы можем предвидеть ответ, который мы
    дойдем до нашего поведения, и мы сможем увидеть, как мы выглядим для другого (человека)
    и соответствующим образом изменить наше поведение.Примеры: дети, играющие в «домик»,
    «доктор и медсестра», «война». Теперь, когда ребенок подрастает, его мир
    увеличивается, а «другие» (значимые другие) становятся более многочисленными. Постепенно,
    то, что Мид называет «обобщенным другим», становится для них реальным. (Обобщенный
    другое родственно самому большому обществу). Через повторяющиеся роли,
    люди начинают ассимилировать ценности всего общества — сообщества
    ценности закрепляются в их сознании.

    • Значимые другие — реальные люди.
    • Обобщенное «другое» представляет собой общественные ценности.

    На что похож процесс социализации для символических интеракционистов
    Кули и Мид? Это постепенный процесс, при котором мы медленно (и реально
    безболезненно) усвоить ценности общества. Конечно, это не совсем
    безболезненный процесс — бывают разочарования — мы не можем все стать такими, какими мы
    хочу быть, и внутренние требования «я» иногда должны быть разочарованы
    социальным «я», которое должно их опосредовать, но, тем не менее, процесс постепенный
    и боль адаптации будет опосредована временем. Психологический
    Теории развития личности


    Психология фокусируется на личности, и поэтому многое из того, что следует далее
    рассматривает внутренние процессы в уме, поскольку они влияют на социализацию.
    Однако дисциплина психологии не игнорирует внешние факторы.
    в процессе социализации. По факту. есть целая школа «соц.
    психология «, которая, безрезультатно, смешала дисциплины социологии
    и психология.

    Психоаналитическая теория:


    Зигмунд Фрейд (1856-1938): В отличие от Кули и Мид
    которые рассматривали социализацию как процесс, который постепенно приводит общество и
    человека в союз или гармонию друг с другом, Фрейд видел общество
    а личность находится в постоянном конфликте.Он не видел человека
    социальный продукт, как это сделали Кули и Мид, но интересовались ограничениями
    это общество опирается на естественные импульсы людей. Для Фрейда социализация
    был навязан человеку, и человек пытался сопротивляться правилам
    общества на протяжении всей своей жизни.

    Компоненты личности Фрейда:


    Для Фрейда младенец был; эгоцентричный; всегда ищу
    личное удовольствие; агрессивный; аморальный; эгоцентричный.
    Он также утверждал, что личность состоит из трех компонентов;
    id, эго и суперэго .

    • С самого начала родители навязывают свою волю стремящимся к удовольствиям.
      ID , или бессознательная часть личности, у которой есть желания
      различного рода — голод, секс, удовольствие и т. д. и стремится к немедленному удовлетворению
      этих желаний. Например, к новорожденному они навязывают такие суровые условия.
      графики кормления и приучения к туалету и многое другое.
    • Поскольку дети нуждаются в любви и одобрении (а также они слабее своих родителей),
      они пытаются подчиняться этим требованиям — они развивают EGO .Эго
      рациональная часть личности. (Не путайте это с чувством
      правильно и неправильно или совесть). Эго понимает, что человек будет
      наказывается за нарушение норм общества, поэтому пытается удовлетворить
      требования id приемлемыми для общества способами. Например,
      Ид расстроен и хочет, чтобы ребенок ударил родителей, но эго понимает, что
      это не «мудрый» ход, вместо этого ребенок бьет свою куклу.
    • Примерно к пяти годам ребенок начинает осознавать, насколько огромны
      власть — это то, что общество и его / ее родители держат его / ее.Дети на самом деле
      бояться наказаний, которые могут последовать за агрессивным
      и сексуальные влечения. Совесть развивается. Это то, что Фрейд
      позвоните по номеру « SUPEREGO ». Суперэго фактически пытается подавить
      я бы. Он представляет социальные ограничения (теперь усвоенные человеком)
      тогда как идентификатор представляет собой неконтролируемые внутренние желания. (Теперь эго, которое
      Раньше приходилось беспокоиться только об управлении идентификатором и передаче его желаний
      в социально приемлемые меры поведения, вынужден бороться с
      продолжающаяся борьба между ид и суперэго.Он пытается смягчить
      два).
    • Пример: ребенок хочет печенье. Идентификатор говорит: «Действуйте! Получите сейчас! Не
      киска вокруг! » Superego говорит:« Нет! неправильно быть жадным
      и хочу это печенье! Раздайте это голодающим детям в развивающихся странах! »
      Эго говорит: «Лучше спроси об этом у мамы. Если она говорит, что все в порядке, тогда
      ты можешь съесть это ».

    Теория психосексуального развития:


    Фрейд предположил, что дети проходят несколько стадий по мере их прохождения.
    вырос.Было важно, чтобы они успешно прошли каждый из этих этапов —
    в противном случае они испытают трудности в дальнейшей жизни. Особый
    проблема взрослой личности может быть прослежена до стадии развития
    что ребенок был «разочарован». Вот несколько очень упрощенных
    Примеры:

    • Во время оральной стадии младенцы получают удовольствие от стимуляции.
      десен и рта (пустышки). Взрослые, проявляющие черты чрезмерного
      Фрейд утверждал, что это разочаровало
      устный этап.
    • Во время анальной стадии младенцы и маленькие дети (до возраста примерно
      три) получать удовольствие через выделительную деятельность. Взрослые, которые
      скупые, упрямые или в целом компульсивные были разочарованы на этом этапе
      развития.
    • Позже, во время фаллической стадии, область удовольствия переходит в
      половые органы. Маленьких детей привлекают родители противоположного пола.
      секс. (У женщин мы называем это комплексом электра. У мужчин это
      Эдипов комплекс).Согласно Фрейду, и мальчики, и девочки страдают от того, что
      он назвал комплекс кастрации. Мальчики опасаются, что их кастрируют.
      Девочки опасаются, что их уже кастрировали. Фрейд утверждал, что дети
      созреет, только разрешив этот комплекс. В противном случае они могли бы стать
      «зафиксированы» или «отложены», или их интересы смещаются с одного объекта на другой.
      другой, который может препятствовать половой зрелости. Разочарование во время
      фаллическая стадия может привести к серьезным проблемам в адаптации личности
      и межличностные отношения.

    Восемь этапов жизни Эрика Эриксона:


    Эриксон, психолог, был одним из учеников Фрейда. Он расширился и
    интегрировали теории Фрейда, а также теории Кули и Мида. Он
    был одним из первых, кто написал о социализации, как это происходит на протяжении всего
    жизнь. Эриксон предположил восемь стадий развития человека. Каждый этап
    вызывает физиологические изменения и новые социальные ситуации. Человек
    должен адаптироваться к этим изменениям и на каждом этапе переживает кризис.
    В теории Эриксона большое внимание уделяется ранним этапам жизни.
    От I до IV (от 0 до 11 лет), потому что они подготовили почву для остальных
    своей жизни. Однако он утверждает, что у нас есть много шансов изменить
    нашей жизни и что пагубные последствия одного этапа могут быть компенсированы
    путем корректировок на более поздних этапах.

    • Стадия I: (1 год) (Младенчество) Доверие vs недоверие: Дети
      полностью зависит от взрослых. Если их потребности встретят с теплотой и любовью,
      у детей появляется чувство доверия — там безопасность, надежность, комфорт
      в мире.С другой стороны, если их потребности не удовлетворяются или люди заботятся
      для них ненадежны и нежны, у детей развивается недоверие —
      мир — пугающее, подозрительное, небезопасное место.
    • Стадия II: (2 + 3 года) Автономия против стыда и сомнения: Дети
      научиться ходить, разговаривать, карабкаться, открывать и закрывать предметы, управлять своим телом
      функции. Если родители позволят детям свободу пытаться и даже потерпеть неудачу, они
      обретут уверенность в том, что они могут контролировать свою жизнь — автономность.Но,
      если родители критичны, нетерпеливы и чрезмерно опекают, ребенок развивается
      чувство стыда и сомнения в своих силах.
    • Этап III (4 + 5 лет) Инициатива против чувства вины: Дети в этом
      стадии, попытаться расширить свои способности, исследовать, инициировать, использовать возможности
      и попробуй новые приключения. Если родители хвалят детские старания и мужество
      чтобы узнать об окружающем мире самостоятельно, дети развивают чувство
      самооценка и инициативность. Однако, если детей наказывают и высмеивают
      из-за неудач в этих попытках у них развивается чувство вины.(Этот
      определят, стоит ли им пытаться стать лидерами).
    • Стадия IV: (6-11 лет) Отрасль по сравнению с неполноценностью: ( Элементарно)
      школа). Социальная среда в школе заменяет домашнюю. Дети
      получайте награды за соблюдение правил. Если их хвалят за их попытки
      познавать мир и развивать таланты, чтобы успешно в нем жить,
      они приобретут чувство трудолюбия. Но, если они плохо учатся в школе
      и не впадают в ярость в своей учебе, у них разовьется чувство неполноценности.
    • Стадия V: (12-18 лет) Путаница между идентичностью и ролями: Y человек
      использовать весь прошлый опыт, чтобы развить чувство собственного достоинства.
      «Зазеркалье» очень важно, поскольку подросток полагается на
      сверстники по его / ее собственному имиджу. Если подросток понимает
      аспекты его или ее, эго усиливается и чувство идентичности
      развивается — четко определенное «я». Молодежь узнает, кто они, где
      они идут, их цели и то, что они могут сделать.Однако если подростки
      прийти к этому моменту с чувствами недоверия, сомнения, стыда, вины или
      неполноценность, они не могут интегрировать личности и приводит к путанице ролей.
      Я будет туманным — плохо определенным.
    • Стадия VI: (юная зрелость) Близость против изоляции: Обучение
      заводить близких друзей, влюбляться, заводить семьи — Если молодые люди
      приобрели все положительные черты предыдущих этапов, они будут
      уметь делиться и отдавать себя без страха — это близость.Тем не мение,
      если они приобрели негативное самоощущение на прошлых этапах, там
      будет изоляцией — неспособностью сблизиться с другими.
    • Стадия VII: (средний возраст) Генеративность против самовосприятия: В
      На этом этапе жизнь идет своим чередом, и возможности что-то изменить
      направление. Людей будут интересовать те, кто находится вне их непосредственного
      мир — благополучие подрастающего поколения, например, что Эриксон
      называет плодотворностью, если они чувствуют, что сами привели к полезному,
      продуктивная жизнь.С другой стороны, люди, которые считают, что их жизнь
      были неудачными, не смогут создать чувство воспроизводимости и
      вместо того, чтобы показывать, поглощенность собой.
    • Стадия VIII: (старость) Непорочность против отчаяния: Пожилые люди
      должен смириться со смертью. Непорочность дает человеку возможность
      оглянуться на свою жизнь с удовлетворением и принятием себя — признавая
      что были хорошие времена, плохие времена, радость и боль. Результаты отчаяния
      когда человек видит свою жизнь как череду неудач и разочарований
      и понимает, что уже поздно что-либо менять.

    Теория развития:


    Жан Пиаже разработал и сформулировал очень уважаемый и влиятельный
    теория познавательного развития. Что мы подразумеваем под «когнитивным»? Познавательный
    способности — это интеллектуальные способности (восприятие, запоминание, рассуждение,
    расчет, полагая). Особое внимание уделяется внутренним процессам
    разум по мере его созревания через взаимодействие с социальной средой.
    Пиаже показал, что люди постепенно проходят ряд этапов.
    когнитивного развития.(Одним из способов, которыми он это делал, было изучение детей
    играть в игры и посмотреть, как развивались правила). Было четыре этапа
    к его модели:

    • I этап; SENSORI-MOTOR (0-2 года): Младенцы не подчиняются правилам, потому что
      они не могут понять и не осведомлены о мире до 8 месяцев. После
      что они знают, что что-то там есть, но не могут понять
      правила.
    • Этап II; ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП (2-7 лет): На данном этапе,
      дети не могут усвоить понятия скорости, веса, числа, качества, причинности;
      Когда вы дадите им два стакана воды, высокий и толстый короткий,
      они всегда будут говорить, что в более высоком стакане больше воды, потому что он
      выше, даже когда объем воды в коротком стакане явно больше.Что еще более важно, с нашей точки зрения, дети на этом этапе не могут
      взять на себя роль другого — не может понять чувства других, ни
      они хотят понять. Они очень эгоцентричны.
    • III этап; ЭКСПЛУАТАЦИЯ БЕТОНА (от 7 до 12 лет): На этом этапе
      мышление связано с конкретным миром — реальными ситуациями, а не абстрактными
      единицы. Дети начинают видеть «внешний мир» и общество как нечто
      навязывается извне — мораль в обществе существует и неизменна —
      им навязывают, и они должны подчиняться.Дети чувствуют, что они должны
      соблюдайте правила, но не думайте, что они должны в них верить.
    • Стадия IV; ФОРМАЛЬНЫЙ ЭТАП ЭКСПЛУАТАЦИИ (13+ лет): A т на данном этапе
      получается формальная абстрактная мысль). Абстрактные личные цели — утопия
      социальные условия — «подростковый идеализм». Молодые люди осознают
      что правила хороши для всех членов группы. Правила необходимы
      за существование общественного порядка. Однако они также понимают, что
      правила устанавливаются по обоюдному согласию и могут быть изменены по обоюдному согласию.

    Агентства социализации:


    Их много:

    • Семья — — самая ранняя и самая важная; также дает нам социальный статус.
    • Школа — дает нам многие ценности общества в целом.
    • Peer Group — место, где мы можем бросить вызов многим ценностям
      наша семья и школа.
    • СМИ — 95% американских домов имеют телевизоры.
    • Вторичные группы — религиозные, компания, в которой мы работаем, военная, политическая
      вечеринки, полиция и т. д.

    Агенты социализации: семья, школа, сверстники и СМИ — стенограмма видео и урока

    Семья

    Нет лучшего способа начать, чем поговорить о роли семьи в нашем социальном развитии, поскольку семья обычно считается наиболее важным фактором социализации. В младенчестве мы полностью зависим от других в своем выживании. Наши родители или те, кто играет родительскую роль, несут ответственность за то, чтобы научить нас действовать и заботиться о себе.Они вместе с остальной частью нашей семьи также учат нас близким отношениям, групповой жизни и тому, как делиться ресурсами. Кроме того, они предоставляют нам нашу первую систему ценностей, норм и убеждений — систему, которая обычно отражает их собственный социальный статус, религию, этническую группу и многое другое.

    Двуязычная семья иммигрантов может преподавать совершенно иные ценности, чем традиционная американская семья.

    Например, Александр, мальчик, живущий в Америке, родился в семье иммигрантов.Он вырос двуязычным, и его учили важности коллективистских ценностей через социализацию со своей семьей. Этот опыт кардинально отличается от опыта человека, рожденного в более старой, «традиционной» американской семье, которая подчеркивала бы английский язык и индивидуалистические ценности.

    Школы

    Следующим важным фактором социализации детства является школа. Конечно, официальная цель школы — передать предметные знания и научить жизненным навыкам, таким как выполнение указаний и соблюдение сроков.Но учащиеся не просто учатся по академической программе, подготовленной учителями и школьной администрацией. В школе мы также обучаемся социальным навыкам, общаясь с учителями, персоналом и другими учениками. Например, мы узнаем, как важно подчиняться авторитету и что для достижения успеха мы должны научиться молчать, ждать, а иногда и проявлять заинтересованность, даже когда это не так.

    Александра, как и другие дети, могла даже научиться у своего учителя тому, чему она не собиралась учить.Например, он может узнать, что лучше кричать в ответ, чем поднимать руку. Когда он так поступает, учитель редко обращает на него внимание и почти никогда не наказывается.

    Пэры

    Группы сверстников позволяют детям строить отношения и учиться без руководства взрослых.

    Еще один фактор социализации, связанный со школой, — это наша группа сверстников. В отличие от агентов, которые мы уже обсуждали, — семьи и школы — группы сверстников дают нам возможность в детстве строить отношения с другими людьми на наших условиях, а также учиться чему-то без руководства взрослых.Когда мы молоды, наши сверстники оказывают на нас огромное влияние, поэтому понятно, что родители беспокоятся о том, каких друзей мы выбираем. Часто мы обсуждаем темы и изучаем нормы поведения от наших сверстников, которые наши родители не одобряют или не одобряют.

    Однако наши сверстники также дают нам возможность развить многие социальные навыки, которые нам нужны во взрослом возрасте. Например, Александр обязательно будет испытывать моменты, когда поведение и / или ценности его друзей противоречат нормам и ценностям, которые он получил от своей семьи.Он должен научиться решать, какие нормы и ценности следует соблюдать, отвергать или использовать и следовать в определенных ситуациях.

    Последний агент детской социализации, который мы собираемся обсудить в этом уроке, — это средства массовой информации, включая телевидение, Интернет, радио, фильмы, книги и журналы — и это лишь некоторые из них. Это еще один агент, который по понятным причинам беспокоит наших родителей. Как и наши сверстники, мы часто узнаем через средства массовой информации то, что наши родители, вероятно, предпочли бы, чтобы мы не знали. Особенно сегодня дети подвергаются воздействию самого разнообразного контента, включая насилие и секс, которые многие считают неприемлемыми.СМИ также, кажется, укрепляют гендерные и другие стереотипы.

    Например, Александр любит смотреть мультфильмы, но они увековечивают идею о том, что мужчины важнее женщин. Женщин обычно изображают второстепенными персонажами — матерями, подругами или попавшими в беду девушками. В результате Александру постоянно предоставляют доказательства того, что женщины не такие храбрые и умные, как мужчины.

    Краткое содержание урока

    Социализация происходит на протяжении всей нашей жизни, но некоторые из самых важных социализаций происходят в детстве.Четыре из самых влиятельных агентов социализации на этом этапе нашей жизни — это семья, школа, сверстники и средства массовой информации.

    Семья обычно считается важнейшим агентом социализации. Они не только учат нас заботиться о себе, но и дают нам нашу первую систему ценностей, норм и убеждений.

    Школы — это агенты социализации, которые не только обучают нас предметным знаниям и жизненным навыкам, но и социальным навыкам посредством нашего взаимодействия с учителями, персоналом и другими учащимися.

    Еще один фактор социализации, связанный со школой, — это наша группа сверстников. В отличие от семьи и школы, группы сверстников дают нам в детстве возможность строить отношения с другими людьми на наших собственных условиях, а также учиться чему-то без руководства взрослых. Наши сверстники дают нам возможность развить многие социальные навыки, которые нам понадобятся в дальнейшей жизни.

    Последним агентом, который мы обсуждали, были средства массовой информации, включая телевидение, Интернет, книги и многое другое. Как и наши сверстники, мы часто узнаем через средства массовой информации вещи, которые наши родители, вероятно, предпочли бы, чтобы мы не знали, например, насилие, секс, усиление гендерных и других стереотипов.

    Результат обучения

    После просмотра этого видеоурока вы сможете описать влияние семьи, школы, сверстников и средств массовой информации на человеческую социализацию.

    Социализация общества (декабрь 1918 г.)

    Роза Люксембург: Социализация общества (декабрь 1918 г.)

    Роза Люксембург

    (декабрь 1918 г.)


    Написано: декабрь 1918 г.
    Источник: Gesammelte Werke , Берлин (ГДР) 1970-75, том 4, стр.431-34.
    Первая публикация: Die junge Garde (Берлин), № 2,4, декабрь 1918 г.
    Перевод: Дэйв Холлис | Альтернативный перевод: Что такое большевизм ?.
    Интернет-версия: marx.org 1996; marxists.org 1999.
    Транскрипция / разметка: Дэйв Холлис / Брайан Бэггинс.

    [Введение в документ]


    Начавшаяся пролетарская революция не может иметь другой цели и другого результата, кроме реализации социализма. Рабочий класс должен прежде всего стремиться получить всю политическую власть государства в свои руки.Однако политическая власть для нас, социалистов, только средство. Целью, для которой мы должны использовать эту силу, является коренное преобразование всех экономических отношений.

    В настоящее время все богатства — самые большие и лучшие поместья, а также рудники, заводы и фабрики — принадлежат нескольким юнкерам и частным капиталистам. Большая масса рабочих получает от этих юнкеров и капиталистов лишь мизерную заработную плату, на которую она может жить тяжелым трудом. Обогащение небольшого числа бездельников — цель сегодняшней экономики.

    Такое положение вещей необходимо исправить. Все общественные богатства, земля со всеми ее природными богатствами, спрятанными в недрах и на поверхности, все фабрики и фабрики должны быть взяты из рук эксплуататоров и взяты в общую собственность народа. Первая обязанность настоящего рабочего правительства состоит в том, чтобы посредством ряда указов объявить наиболее важные средства производства национальной собственностью и поставить их под контроль общества.

    Но только тогда начинается настоящая и самая трудная задача: реконструкция экономики на совершенно новой основе.

    В настоящее время производство на каждом предприятии осуществляется отдельными капиталистами по собственной инициативе. Что и каким образом должно производиться, где, когда и как произведенные товары должны быть проданы, определяет промышленник. Рабочие не следят за всем этим, они просто живые машины, которые должны выполнять свою работу.

    В социалистической экономике должно быть совсем иначе! Частный работодатель исчезнет. Тогда производство больше не нацелено на обогащение одного человека, а на предоставление широкой публике средств удовлетворения всех ее потребностей.Соответственно, заводы, заводы и сельскохозяйственные предприятия должны быть реорганизованы в соответствии с новым взглядом на вещи:

    Во-первых: если цель производства — обеспечить каждому достойную жизнь, обильную пищу и другие культурные средства существования, тогда производительность труда должна быть намного выше, чем сейчас. Земля должна давать гораздо больший урожай, на фабриках должны использоваться самые передовые технологии, должны использоваться только самые производительные угольные и рудные шахты и т. Д.Из этого следует, что социализация коснется прежде всего крупных предприятий, предприятий промышленности и сельского хозяйства. Мы не нуждаемся и не хотим лишать права собственности мелких фермеров и ремесленников, зарабатывающих на жизнь небольшим участком земли или мастерской. Со временем все они придут к нам добровольно и признают достоинства социализма перед частной собственностью.

    Во-вторых: для того, чтобы каждый в обществе мог жить в достатке, каждый должен работать. Только тот, кто выполняет некоторую полезную работу для общества в целом, руками или мозгом, может иметь право получить от общества средства для удовлетворения своих потребностей.Придет к концу жизнь досуга, которую ведут сейчас большинство богатых эксплуататоров. Общее требование о работе для всех, кто может работать, от которого освобождаются маленькие дети, пожилые и больные, является естественным в социалистической экономике. Общественность в целом должна немедленно обеспечить тех, кто не может работать — не как сейчас, жалкими подаяниями, но щедрыми средствами, социальным воспитанием детей, приятной заботой о престарелых, общественным здравоохранением для больных и т. Д.

    В-третьих, в соответствии с той же точкой зрения, т.е. для общего благосостояния нужно разумно управлять средствами производства и рабочей силой и экономить на них. Необходимо прекратить расточительство, которое в настоящее время имеет место, куда бы вы ни пошли. Естественно, вся военная промышленность и производство боеприпасов должны быть упразднены, поскольку социалистическое общество не нуждается в орудиях убийства, и вместо этого ценные материалы и человеческий труд, используемые в них, должны использоваться для производства полезных продуктов. Индустрия роскоши , которая производит всевозможные украшения для праздных богатых, также должна быть упразднена вместе с личной прислугой.Весь связанный здесь человеческий труд найдется занятием более достойным и полезным.

    Если мы таким образом создадим нацию рабочих, где все работают для всех, для общественного блага и пользы, тогда сама работа должна быть организована совершенно по-другому. В настоящее время работа в промышленности, в сельском хозяйстве и в офисе для пролетариев по большей части является мучением и обузой. Человек идет на работу только потому, что он должен, потому что иначе у него не было бы средств на жизнь. В социалистическом обществе, где все работают вместе для собственного благополучия, здоровья рабочей силы и ее энтузиазм к работе должны уделяться наибольшее внимание на работе.Должны быть введены короткие рабочие часы, не превышающие нормальных возможностей, здоровые рабочие помещения, все методы восстановления сил и разнообразные виды работы, чтобы каждому нравилось выполнять свою часть работы.

    Однако все эти великие реформы требуют соответствующего человеческого материала . Сейчас капиталист, его бригадир или надсмотрщик стоит за рабочим с хлыстом. Голод заставляет пролетария работать на фабрике или в конторе, на юнкера или крупного фермера.Работодатели заботятся о том, чтобы время и материалы не тратились зря, и чтобы выполнялась как хорошая, так и эффективная работа.

    В социалистическом обществе промышленник с кнутом перестает существовать. Рабочие — свободные и равноправные люди, которые трудятся ради собственного благополучия и выгоды. Это означает, что они должны работать по собственной инициативе, не тратить зря общественное богатство и выполнять самую надежную и кропотливую работу. Каждому социалистическому концерну, конечно же, нужны свои технические менеджеры, которые точно знают, что делают и дают указания, чтобы все шло гладко, и было достигнуто наилучшее разделение труда и наивысшая эффективность.Теперь речь идет о том, чтобы охотно выполнять эти приказы в полном объеме, поддерживать дисциплину и порядок, не создавать затруднений или путаницы.

    Одним словом: рабочий в социалистической экономике должен показать, что он может много и правильно работать, сохранять дисциплину и выкладываться изо всех сил без кнута голода и без стоящего за ним капиталиста и его рабовладельца. Это требует внутренней самодисциплины, интеллектуальной зрелости, морального рвения, чувства собственного достоинства и ответственности, полного внутреннего возрождения пролетария.

    Невозможно реализовать социализм с ленивыми, легкомысленными, эгоистичными, легкомысленными и равнодушными людьми. Социалистическому обществу нужны люди, в которых каждый на своем месте полон страсти и энтузиазма ради общего благополучия, полон самопожертвования и сочувствия к своим собратьям, полон храбрости и упорства, чтобы осмелиться попытка самого сложного.

    Однако нам не нужно ждать, возможно, столетие или десятилетие, пока такой вид людей не разовьется.Прямо сейчас, в борьбе, в революции, масса пролетариев усваивает необходимый идеализм и вскоре обретает интеллектуальную зрелость. Нам также нужны мужество и выдержка, внутренняя ясность и самопожертвование, чтобы вообще суметь привести революцию к победе. Привлекая способных борцов за нынешнюю революцию, мы также создаем будущих социалистических рабочих, которых новый порядок требует в качестве своей основы.

    Молодежь из рабочего класса особенно хорошо подготовлена ​​для выполнения этих великих задач.В качестве будущего поколения они действительно, несомненно, уже составят реальную основу социалистической экономики. Его задача уже сейчас — продемонстрировать, что он по силам величайшей задаче быть носителем будущего человечества. Весь старый мир все еще нуждается в ниспровержении, а совершенно новый — в построении. Но мы сделаем это, молодые друзья, не так ли? Мы сделаем это! Как сказано в песне:

    Мы, конечно, ни в чем не нуждаемся, моя жена, мое дитя,
    , кроме всего того, что через нас процветает,
    , чтобы быть свободными, как птицы:
    только время!


    Примечание

    Introduction: Вопрос о том, как может выглядеть будущее социалистическое общество, почти не встречается в марксистской литературе.Роза Люксембург подняла этот вопрос в статье, написанной в разгар революции в декабре 1918 года.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You may use these HTML tags and attributes:

    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>