Региональная проблема это: Региональные проблемы развития и пути их решения в Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Содержание

Политика экономического и социального развития российских регионов: проблемы и возможные решения

Это видео входит в серию выступлений с LVII сессии российско-французского семинара “Финансово-экономическая динамика в России и Европе“. Видео канала Eurasieexpress.

Обсуждение

Стенограмма выступления

Кувалин

Я хотел бы сегодня устроить критический разбор ситуации в российских регионах, подойти критически к региональной политике развития. Но я не хотел бы создать впечатление, что в России с региональным развитием всё плохо. Поэтому начну с описания позитивных сторон политики регионального развития.

Это будет взгляд, может быть, немного бытовой. Ситуация за это время во многих российских регионах серьёзно улучшилась. Продолжается благоустройство городов, в первую очередь, крупных. Качество жизни в городах серьёзно улучшилось. Постепенно происходит модернизация сетей: энергетических, водоснабжающих… Возможно, д-р Семикашев нам об этом расскажет.

В России продолжается активное дорожное строительство – как человек, много ездящий за рулём, должен сказать, что качество федеральных дорог и основных региональных очень сильно выросло. В некоторых регионах, как Московская область, качество почти всех дорог как-то незаметно стало очень неплохим. Вообще, я имею возможность на протяжении долгого времени сравнивать динамику таких городов, как Париж, Стокгольм, и российских областных центров. И у меня есть мнение, что динамика развития российских городов существенно более быстрая и позитивных черт в этом развитии гораздо больше, чем в Европе.

Кроме того, можно вспомнить успешную реализацию ряда мегапроектов по территориальному развитию в России за последние 10 лет. Как правило, эти мегапроекты были привязаны к большим публичным событиям. Или как напоминает д-р Янков, часто территориальное развитие было привязано к различным юбилеям. Это немного странный путь – улучшать ситуацию в городе или регионе благодаря юбилею или Чемпионату мира, но результаты очень хорошие.

К сожалению, улучшение регионального развития не является фронтальным. Мы скорее имеем отдельные города и территории, где происходит серьёзное улучшение, в то время как на других территориях ситуация может не улучшаться или даже ухудшаться. Ну, поэтому я перехожу к описанию проблем российских регионов.

Россия, к сожалению, не избежала траектории развития, из-за которой стала напоминать государство третьего мира. Это быстро растущие успешные мегаполисы в сочетании с территориями, на которых экономическая активность деградирует, а население уезжает. Таких территорий до сих пор в России довольно много.

Какие территории в России наиболее успешны? Это большие города, которые являются финансовыми центрами и центрами экономической активности – Москва, СПб. Это территории, которые примыкают к точкам большой торговой активности (экспортно-импортной), как правило, порты – Владивосток или Калининград. Есть территории, где добывается много нефти и газа ,и там ситуация тоже получше, чем в других регионах. Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа. Или регионы с благоприятными природными условиями – Краснодарский край с городом Сочи.

Если у региона нет таких заведомых преимуществ, то ситуация может быть тяжёлой. Конечно, хорошая экономическая политика может исправить ситуацию, но это получается редко. Поэтому в России сохраняются значительные межрегиональные различия в уровне и качестве жизни населения. Максимальная разница в уровне жизни населения достигает 3,5 раз. Реальные душевые доходы в наиболее богатом регионе в 3,5 раза превышают.

Что мешает изменить эту ситуацию? Во-первых, общая нехватка финансовых ресурсов, с которой сталкивается большинство регионов и муниципалитетов. Распределение налоговых доходов между центром и регионами имеет явные диспропорции. Сейчас центр забирает себе 58% налоговых доходов, а регионы и муниципалитеты – только 42%. Если учесть отчисления в социальные фонды, то перекос будет ещё больше. Когда-то эта пропорция была 50 на 50 и регионам было чуть легче, но с тех пор налоговая система стала существенно более централизованной.

Я не хочу отзываться резко негативно о процессе централизации бюджетных доходов, потому что если бы не централизация и не дальнейшее перераспределение доходов, дифференциация между регионами была бы ещё сильнее. Разница между душевым ВРП по регионам составляет несколько десятков раз. Если бы не было перераспределения денег через бюджет, ситуация была бы драматическая.

Однако, в такой сверхцентрализации есть и много недостатков. Фактически федеральный центр диктует регионам, как они должны тратить деньги, посредством жёстких регламентов. Если исключить богатые регионы типа Москвы, свободы рук у регионов нет никакой. Из 42% налоговых доходов, которые они получают, они могут свободно распоряжаться от силы несколькими процентами. А остальные доходы они должны распределять по жёстким правилам. С этой точки зрения, многие российские губернаторы – это не главные управленцы у себя в регионе, а просто контролёры, которые наблюдают за правильным распределением денег по смете.

Тульская область с населением 1,5 млн человек, где очень развита промышленность, имел собственный бюджет на поддержку малого бизнеса в 2017 году в размере 1 млн евро. Но это огромный регион… это все деньги, которые они смогли выделить на поддержку малого бизнеса. Мне кажется, это число характеризует реальные возможности регионов по развитию за счёт собственных ресурсов. Причём, в отличие от 90-х годов, у регионов не существует возможности слегка обманывать федеральный центр и тратить деньги на другие цели, в отличие от заданных. Регламенты соблюдаются очень жёстко, наказания строгие, а бюрократическая отчётность просто огромна. Вплоть до того, что можно ставить вопрос о сокращении отчётности в несколько раз, иначе чиновники в регионах работать просто не могут.

Качество региональных чиновников в России довольно высокое. Квалификация среднего регионального чиновника как минимум не хуже, чем среднего федерального. Я это объясняю тем, что региональные чиновники находятся ближе к решению реальных проблем. Прорвало зимой трубу с горячей водой – надо проблему как-то решать. Тут качественный региональный чиновник плюёт на все регламенты и решает эту проблему. Это приходится делать довольно часто, что даёт возможность им понимать жизнь как она есть. А федеральные чиновники решают чисто бумажные проблемы – их главная задача написать отчёт, который понравится начальству.

Часто им приходится закрывать и реальные проблемы управления регионами. В России есть проблема – гигантские лесные пожары в Сибири и на Дальнем Востоке. К сожалению ,когда начинается большой пожар, непонятно, кто должен заниматься его ликвидацией. После крайней неудачной реформы лесной отрасли было резко сокращено количество лесников, текущий контроль почти исчез. И когда начинается пожар, непонятно, кто должен первым реагировать. Малочисленные лесники, либо МЧС, либо региональные власти. Пока этот вопрос решается, пожар разгорается. Кроме того, акад. Порфирьев указал на крайней неудачную методику, в соответствии с которой принимают решение, начинать тушить пожар, или нет. Методика такая: сначала считают, что будет дороже – ущерб от пожара или затраты на тушение. Если затраты больше, его отказываются тушить, ждут, пока он сам погаснет. Это в принципе сомнительный подход. А если учесть, что оценивается только стоимость сгоревшего леса и не учитывается ущерб природе и здоровью населения то это вообще ущербная методика. Проблема регионов ещё в том, что если они посчитали ущерб как-то иначе, чем эта методика, с ними не согласятся. И не выделят дополнительных денег на тушение пожаров. В этом году потребовалось вмешательство Президента, чтобы были выделены деньги на тушение пожаров, это было сделано с опозданием в 2-4 недели. Такие есть институциональные разрывы – я привёл один из наиболее ярких примеров.

Таким образом, система регионального управления в России очевидно нуждается в улучшении.

Ещё один яркий пример. Это проблема вывода финансовых ресурсов из регионов посредством деятельности крупных корпораций в регионе. Дело в том, что коммерческая логика, которая диктует поведение корпораций такова, что им выгоднее тратить деньги, заработанные в регионе, совсем в других местах.

Пример – Кузбасс. Угольный регион России. Если взять динамику развития угольной отрасли Кузбасса за 20 лет, она просто великолепна. Производительность труда выросла в 4 раза, число занятых в отрасли в этой связи сократилось в 3,5 раза, смертность горняков на тонну добытого угля снизилась в несколько десятков раз. Уровень затрат за зарплату в тонне угля сократился с 20 до 10 %. Экспорт угля за пределы России тоже вырос в разы. С точки зрения бизнеса – блестящий результат. Но сам регион стал гораздо беднее за это время. Я уже сказал: число шахтёров сократилось с 300 тыс до 90 тыс. Шахтёры получают хорошую зарплату, но их стало гораздо меньше. То есть, если раньше высокие шахтёрские зарплаты помогали поддерживать высокий уровень жизни в регионе, то теперь богатых шахтёров осталось очень мало. Кроме того, для повышения производительности труда компании переходили от шахтной добычи к открытой добыче. Это привело к серьёзному ухудшению экологической ситуации – угольная пыль от добычи стала проблемой многих городов региона. При этом деньги, заработанные на добыче угля, тратятся как правило не в Кузбассе, а в крупных финансовых центрах или вообще за рубежом. Парадоксальная ситуация: бизнес богатеет, регион беднеет.

Конечно, такая ситуация категорически не может устраивать ни регион, ни население. Но к сожалению, пока в России не существует механизмов, которые помогали бы решать противоречия между интересами бизнеса и интересами региона. Как правило, это решается неформальными договорённостями между губернатором и владельцами крупных компаний. Например, губернатор просит открывать в регионе не только основные, но и вспомогательные производства. Чтобы создавать дополнительные рабочие места и увеличивать внутренний спрос. Или же губернаторы просят крупные корпорации увеличивать вложения в развитие социальной сферы. Раз договорённости неформальные – их можно соблюдать, можно и не соблюдать.Кроме того, всё сильно зависит от степени влиятельности губернатора на федеральном уровне. Если губернатор имеет прямой выход на Президента, конечно, его будут слушать больше. Всё происходит в режиме «ручного управления», а ручное управление далеко не всегда эффективно.

Это тоже явный недостаток региональной политики, потому что пока даже нет подходов к решению этой проблемы, нет попыток решить эту проблему в целом по стране.

Ещё один небольшой, но существенный недостаток политики регионального развития – отсутствие нормальных официальных стратегических документов по территориальному развитию. Из-за их отсутствия Регионы плохо понимают, что и как будет развиваться в России, какое место региона в будущем развитии России. Однажды при разговоре в Минэкономики Тверской области мы получили следующий вопрос: коллеги, а вы не знаете, что федеральные структуры собираются строить в Тверской области? А то нам план инвестиционного развития надо составлять. То есть регионы плохо понимают, что собирается делать федеральный центр. Где будут строиться дороги, электростанции…

Ещё один важный недостаток региональной политики – мне кажется, он объясняется идеологией, приветствующей максимальную конкуренцию внутри экономики. Есть много нормативных документов в России, которые заставляют регионы конкурировать между собой. Например, в России есть несколько видов территорий с особыми налоговыми льготными режимами. Это особые экономические зоны, территории опережающего развития, индустриальные парки, технопарки, и т.д. Предприятия, которые начинают работать на этих территориях, имеют льготный налоговый режим и льготный доступ к инфраструктуре. Такие территории, иногда по нескольку, есть практически в каждом российском регионе. Поэтому потенциальный инвестор может выбирать. Естественно, он выбирает как правило тот регион, который предоставляет максимальные льготы. Но предоставляя инвестору максимальные льготы, регион таким образом теряет налоговые доходы. Потом, лет через 10, возможно, доходы вырастут благодаря наличию нового предприятия, но пока, в начальный момент, это чистые потери бюджета. И уже 2 или 3 губернатора говорили мне, что они против того, чтобы конкурировать за счёт налоговых льгот. Давайте конкурировать в сроках оформления документов, в возможностях доступа к инфраструктуре, но не за счёт бюджета. В некоторых случаях конкуренция носит экстремальный характер. При этом в российском законодательстве нет норм и законов, которые поощряли бы межрегиональное сотрудничество. Один маленький пример: все знают, что свалки, куда свозят мусор из крупных городов, или кладбища зачастую расположены в пригородных районах. Но город по закону не имеет права профинансировать строительство свалки или кладбища на территории другого территориального образования. А другой муниципалитет, если ему не дают денег на организацию свалки или кладбища, категорически против таких действий. В последнее время предприняты попытки устранить это противоречие, но пока положение именно такое.

Как исправить ситуацию?

  1. Надо вернуться к вопросу о пропорциях распределения доходов между центром и регионами. Я согласен с Янковым, который когда-то работал в федеральной налоговой службе, что моментально этот вопрос решить нельзя. Постепенно надо увеличивать долю налогов, которые привязывают экономическую активность к регионам, например, налоги на имущество, и уменьшать долю налогов, которые уплачиваются по поводу экономической активности как таковой. Если доля регионов и муниципалитетов увеличится, у них появятся дополнительные ресурсы для решения проблем. Почему важно, чтобы у регионов появились эти дополнительные ресурсы? Регионы, как правило, лучше, чем центр, знают, какие проблемы нужно решать в первую очередь. А то, как происходит это в данный момент? – Федеральный центр, в отличие от крупных корпораций, как правило возвращает им деньги, которые у них забрал. Но когда возвращает, он делает это в соответствии с жёсткими регламентами. Он направляет субсидию в регион и говорит: за эти деньги вы обязаны повысить зарплату врачам в полтора раза. Регион говорит: позвольте, у нас врачи и так хорошо получают, нам бы учителям поднять зарплату. Центр говорит: ничего не знаем, указ был поднять зарплату врачам, тратьте деньги на зарплату врачам. В результате внутренние диспропорции в регионе усиливаются и регион не очень понимает, а где брать деньги на зарплату учителям. Потому что если разница в зарплатах будет слишком большой, в учителя никто работать не пойдёт. Если у регионов будут дополнительные ресурсы, они будут легче решать проблемы такого рода
  2. Желательны изменения в законодательстве ,которые облегчат межрегиональное сотрудничество. Необходимо разрешить горизонтальные трансферты, возможность софинансирования регионами межрегиональных проектов (когда бюджеты разных регионов могут сложиться в один важный для них проект – например, ж-д). Сейчас это тоже крайне трудно сделать. А также дать региону возможность финансировать строительство важных для них объектов на других территориях
  3. Создавать механизмы, стимулирующих локализацию дополнительных производств там, где работают крупные корпорации. В России смогли решить эту проблему, когда приглашали крупные корпорации в автопром или машиностроение для ж-д транспорта – когда приход иностранных корпораций обуславливался повышением уровня локализации. Мне кажется, можно попробовать применить этот подход в случае развития отдельных регионов. Например, в случае с угольной промышленностью можно обязать угольные корпорации создать мощности по производству машин и оборудования для угольной промышленности на территории того региона, где они работают
  4. Необходимость дебюрократизации процессов управления регионами. Потому что вал справок и бумаг, которые регионы должны посылать в федеральный центр, совершенно огромен. Кроме того, скажем, если какой-то гражданин пишет Президенту или Председателю правительства Федерации, то это письмо спускается в регион с требованием ответить гражданину. Это существенная часть работы чиновников Минэкономики регионов – писать ответы на экзотические идеи особенно активных граждан.

Спасибо за внимание.

Элен Клеман-Питио

В 60-70 годы в регионе, где я родилась, это горнодобывающий регион на юге Франции, основным сюжетом было развитие открытой добычи и конверсия персонала, который терял рабочие места в силу модернизации добычи. Тогда очень много экспериментировали. Что-то удалось. Много было и ошибок. Я думаю, что этот этап для ваших раздумий про Кузбасс мог бы быть довольно полезен.

Сапир

В докладе Кувалина много интересных вещей. Напомню, что участники семинара начали интересоваться региональным развитием ещё в середине 90-х гг. Тогда основной проблемой был не риск независимости регионов, а полная дезорганизация экономической ткани. Соотношение 58 на 42 соответствует реакции федеральных властей, которые постарались рецентрализовать основную часть ресурсов.

Во Франции это также существует. Местные власти обязаны соблюдать национальные правила расходования средств.

Но я думаю, что в выступлении Димы важно другое. В России нет общей стратегии развития территорий. Есть отдельные приоритеты – например, развитие Арктики. Или развитие Дальнего Востока. Но эти приоритеты не интегрированы в глобальное видение обустройства территории.

Во французском правительстве в конце 80-х гг была мощная организация – делегация (дирекция) обустройства территорий и сельских регионов (ДАТАР). Она финансировала наш семинар с 1993 по 1996 год, кстати.

Создание её во Франции произошло не само по себе. Для этого потребовался скандал с экономистами-географами. Публикация книги «Париж и французская пустыня», где были преувеличения, но описывалась в основном реальная ситуация. Развитие Франции в 50-70 гг. было делом комиссариата по планированию и ДАТАР. В ДАТАР изучали управляющие схемы обустройства территорий по развитию автомобильных дорог, скоростных линий, аэропортов.

Не то, чтобы конкуренции нет совсем, есть конкуренция между Марселем, Тулоном, др. Иногда государство закрывает на это глаза, а иногда требует договариваться. Несколько лет назад разразился крупный скандал по поводу строительства аэропорта около г. Нанта. Он был связан с конкуренцией между городами Ренн и Нант. Политическая элита Нанта хотела утвердить свой политический статус в противостоянии Ренну, который является столицей Бретани, за счёт строительства крупного аэропорта. Почему ситуация вышла из-под контроля? Мы сделали глупость в 90-е годы, лишили ДАТАР 90% её средств и ресурсов.

Некоторые решения Димы вполне логичны, но давать больше средств местным органам власти также может вызвать проблему.

Прежде всего, если дать больше средств, но правила их использования определять на федеральном уровне – это мало что изменит. Если сделать правила использования более гибкими, то в каких областях? В конечном итоге оплата труда в медицине и образовании должна быть проблемой и федеральных властей.

В целом идея дать больше власти местным властям кажется вполне логичной, но необходимо сбалансировать это за счёт чётких государственных правил, изыскание средств и возможностей, чтобы сделать гибкой проблему федерализма. Напомню об общем опыте в 2002 году с властями Ростова. Они жалуются, что проблемы землечерпательных работ сбрасывают отходы работ вниз по Дону. Мы отвечали им логически: создайте агентство по обустройству бассейна Дона. Они спрашивают – что это такое? Мы говорим: делаете межрегиональный административный орган. Что нам сказали тогда? Никто не хотел делегировать чиновников в это агентство, кроме того, межрегиональное агентство может противоречить Конституции. В какой-то момент нужно задать этот вопрос на политическом уровне. Россия должна функционировать как федеральное государство, но сегодня федерализм в России функционирует как 98-99 замкнутых структур, которые неспособны сотрудничать друг с другом. Что касается необходимости сотрудничества – только сами регионы могут выявить эту необходимость, будь это через агентство по обустройству бассейнов рек, будь по проблемам загрязнения воздуха в Кузбассе… всякий раз будут возникать специфические проблемы, которые будут требовать определённой формы межрегионального сотрудничества. Нужно, с одной стороны, управляющую схему на национальном уровне, с другой стороны – изменение конституциональных правил, которое бы обеспечило большую гибкость регионам.

Проще сказать, чем сделать. Даже в США люди осознают, что существуют исключительно серьёзные проблемы сотрудничества между регионами. Проблема управления дамбами на Миссисипи. США не смогли создать агентство по сотрудничеству для всех штатов вдоль течения Миссисипи или Миссури. Единственное решение – поручить техобслуживание дамб службе военных инженеров, которая по определению является федеральной. То есть это пример неудачи в области регионального сотрудничества и необходимости федерального государства навязать свою организацию. Абсолютно необходимо задаться вопросом управляющей схемы на национальном уровне, придать этой направляющей схеме политический вес через федеральное агентство, которое будет этим заниматься. С другой стороны, необходимо найти формы повышения гибкости конституционных правил, которые бы позволили регионам сотрудничать.

Клеман-Питио

Хочу задать вопрос Диме. В ходе путешествия на юг России мы были в районе Таганрога, директор торговой палаты говорил нам, что есть организация Черного моря. Это касалось нескольких российских регионов, а также нескольких соседних стран по берегу Чёрного моря. Это экономическая организация, созданная под эгидой российского МИДа. Слышали ли Вы о продолжении деятельности этой организации? Это соответствует тому, что предлагает Жак.

Кувалин

Мне кажется, что после 2014 года эта международная организация вообще ни разу не собиралась. Но и до этого это было скорее на уровне общественной организации – можно было высказать пожелания, но никаких механизмов реализации пожеланий не было.

Теперь по выступлению Жака. Спасибо Жаку за очень ценные замечания.

В России за последний год-два было принято 2 важнейших документа федерального уровня по пространственному развитию. Это стратегия пространственного развития, которая была даже утверждена. И федеральный план развития и модернизации магистральной инфраструктуры.

Стратегия подвергается критике за ключевую идею, которая заключается в следующем: поскольку производительность труда в агломерациях выше, давайте концентрировать население в агломерациях, чтобы повысить темпы экономического роста. На вопрос, что будет происходить с остальными территориями, Стратегия внятного ответа не даёт. Стратегию много раз дорабатывали, но она не очень удачна, и через какое-то время придётся разрабатывать новую.

План развития инфраструктуры получился гораздо более качественным, и по оценкам Широва это самая эффективная программа из существующих в России в терминах прироста ВВП.

Жак должен помнить, что в России есть аналог ДАТАР – это СОПС. Это один из очень немногих институтов в России, который сумел пережить все политические трансформации. Он был создан ещё до революции и сначала им руководил знаменитый академик Вернадский. В советское время эта структура подчинялась Госплану и Академии наук. Фактически, советское министерство экономики и Академия наук осуществляли двойное руководство этой структурой. Это была влиятельная организация, которая разрабатывала Генеральную схему размещения производительных сил с горизонтом 15 лет. Но саркастическая улыбка Широва заставляет резюмировать, что ныне эта организация превратилась в малозначащий исследовательский центр при одном из второстепенных университетов. Причём этот университет подчинён только Минэкономики и не связан с Академией наук.

Конечно, я согласен с Жаком, эта организация должна возродить свой авторитет.

Последняя ремарка. Я забыл выдвинуть ещё один аргумент в пользу того, почему российским регионам надо дать больше самостоятельности в экономических вопросах. Некоторые российские регионы ведут себя очень активно с точки зрения привлечения инвесторов, увеличивая ВРП и налоговые доходы на территории. По существующим правилам большая часть этих доходов уйдёт в федеральный центр. Во многих случаях это дестимулирует регионы в части поддержки экономической активности.

Мне рассказывали такую историю. Один южный регион России составил проект регионального бюджета с профицитом. Исполнительная власть региона посмотрела на этот прекрасный проект профицитного бюджета и сказала: вы что, с ума сошли? Если вы делаете бюджет профицитным, мы не получим субсидии из центра. И областная Дума старательно переписывала проект бюджета, делая его дефицитным. В этом смысле стимулы, которые подталкивают регионы к увеличению экономической активности, недостаточно действенны. Я видел предложения, и они мне кажутся резонными, что можно зафиксировать текущую пропорцию распределения налоговых доходов на базовом уровне, а что касается прироста доходов – пропорцию можно поменять в пользу регионов, это будет их больше стимулировать.

Мы также регулярно спрашиваем, что предприятия думают по поводу бюрократизма и коррупции в России. В том числе спрашиваем про уровень коррупции на федеральном , региональном, муниципальном уровне. Ответы предприятий привели меня к убеждению, что проблемы коррупции в России серьёзно преувеличены. Кроме того, за последние 17 лет коррупции стало заметно меньше. Мы опрашиваем предприятия с 2001 года и ситуация явно улучшается.

Особенно серьёзно коррупция снизилась именно на федеральном уровне. На региональном уровне ситуация не так хороша. Действительно, случаи коррупции есть, о них пишут в прессе достаточно часто. Но опять же, проблема всё равно преувеличена СМИ. Например – у нас с Элен был проект, когда мы брали интервью у представителей французских предприятий, работающих в России. Каждый раз мы задавали французам вопрос, сталкивались ли они с коррупцией в России. Ответы были двух типов: 1) никогда, 2) я слышал, но сам никогда не сталкивался.

Более того, они говорили, что губернатор региона – ключевая персона при реализации проекта. И говорили, что губернатор может быть более или менее сильный и дееспособный, но только от этого зависит успех проекта, но ни в коем случае не от коррупции.

Была оговорка: мы понимаем, что мы иностранцы, а к иностранцам в России традиционно относятся уважительно. Возможно, российский бизнес сталкивается с коррупцией чаще. Но я считаю, что качество региональных чиновников как минимум не ниже качества федеральных. Я не вполне согласен с подозрениями федерального центра по отношению к регионам. И опасения федерального центра, что в регионах деньги обязательно будут разворованы, мне кажутся совершенно необоснованными. Мы в регионах видим искреннюю заинтересованность региональных чиновников в решении местных проблем.

Последний ответ. Всё-таки федеральный центр поощряет инициативу регионов в некоторых случаях, но эти случаи очень жёстко ограничены законодательством. Например, федеральный центр говорит регионам: если вы откроете зону со специальными условиями, мы дадим кредит на развитие этой зоны. Это реальный способ получить деньги из Федерального бюджета. Это, безусловно, стимул.

Если создаётся региональный фонд развития промышленности, мы готовы дать дополнительные субсидии на проекты, организованные этим Фондом. Но все такие стимулы строго прописаны в законодательстве и Вы правы – свободной инициативы у регионов всё-таки нет.

Широв

Дмитрий Борисович очень детально рассказал об устройстве жизни регионов. Но есть вещи, которые определяют отношение центра и регионов на более высоком уровне. Прежде всего – мы недостаточно хорошо понимаем, что является главными движущими силами развития экономики регионов. Например, по нашим последним оценкам межрегионального баланса развития экономики России, около 80% экономической динамики регионов определяется общими макропоказателями. И только 20% – то, что возникает в самих регионах. Из этих 20% где-то половина – межрегиональные связи, а оставшаяся половина – непосредственно структура экономики самого региона. Здесь мы получаем, если поднимаемся на уровень экономической политики страны в целом, массу проблем макроструктурного характера. Эти проблемы на 80% определяют экономическую динамику региона. Без решения этих проблем любая региональная политика будет неэффективной. Я не разделяю мнение Дмитрия Борисовича, что на региональном уровне у нас много квалифицированных специалистов. Что я видел – уровень квалификации достаточно низкий на уровне формирования региональной экономической политики.

Мы имели период либерального отношения к политике региональных властей после 2008-2009 года, и в этот период получили резкий рост задолженности регионов. Минфин был вынужден ввести определённые ограничительные меры в отношении регионов.

Последнее и главное. Мы утеряли внутри России способность связать между собой развитие экономики и регионов. Не случайно в Минэке есть всего один департамент, который занимается этими проблемами, а уровень документов, которые из него выходят, крайне низкий. Нам надо начинать с нуля строить региональную политику. И увязывать её с общей стратегией развития экономики. Отдельными точечными решениями проблемы отношений регионов и центра не решаются.

Кувалин

В целом, я согласен, но должен защитить регионы в истории с резким ростом задолженности. Как начала расти задолженность регионов поэтапно? С федерального уровня поступили жёсткие указания повысить зарплату работникам бюджетного сектора в регионах. Регионы посчитали и сказали – собственных ресурсов плюс трансфертов из бюджета нам не хватает, чтобы решить эту задачу. В федеральном центре пожали плечами: денег нет, берите кредиты. И регионы вынуждены были обращаться в коммерческие банки, и комбанки с большим удовольствием стали давать кредиты этим заёмщикам под очень высокий процент. То, что ситуация стала абсурдной, стало ясно довольно быстро. Тогда федеральный Минфин решил заместить кредиты комбанков кредитом бюджетным по ставке , кажется, 1%. Конечно, это гораздо более выгодные условия для регионов. К настоящему моменту проблема задолженности регионов практически решена. Но решение брать кредиты у комбанков, а потом замещать их бюджетными в обоих случаях было принято федеральным центром, а не регионами. С моей точки зрения, регионы скорее жертвы, чем виновники этой проблемы. Хотя Александр Александрович прав в том смысле, что были отдельные случаи коррупции при этом. Я действительно слышал истории, в соответствии с неформальными договорённостями губернаторы от имени региона брали кредиты в аффилированных банках. И в этом случае действительно, были регионы, в которых ситуация с долгом региона были приемлема, но были и катастрофические случае. Отчасти это объяснялось разной экономической силой регионов, но в некоторых случаях это объяснялось слабыми управленческими качествами и коррупцией. Во всяком случае, несколько губернаторов лишились своих постов именно из-за высокой задолженности региональных бюджетов.

Глобальные и региональные проблемы устойчивого развития мира

Международная конференция ЮНЕСКО «Глобальные и региональные проблемы устойчивого развития мира», посвященная устойчивому развитию Байкала как Участка Мирового Наследия состоялась в г.Улан-Удэ 8-11 июля 2010 г.
Важность проведения конференции обусловлена тем, что концепция устойчивого развития принята мировым сообществом как Повестка Дня на XXI век и как Декларация Тысячелетия. Вместе с тем следует заметить, что человечество делает только первые шаги в направлении устойчивого развития и для многих исследователей глобальных проблем человечества вовсе не очевидно, что данная концепция будет реализована на практике. Несмотря на очевидную неизбежность перехода именно к устойчивому типу мирового развития, его практические положения пока не принимаются в полной мере лидерами государств и капитанами бизнеса. Есть даже такие публицисты и ученые, которые считают, что устойчивое развитие в принципе невозможно. Но, как бы люди не относились к идее устойчивого развития, следует признать, что невозможно разрабатывать стратегию развития, не учитывая уже накопленный (как позитивный, так и негативный) опыт реализации концепции устойчивого развития.
Как отмечает ректор МГУ академик В.А.Садовничий, «Устойчивое развитие – это концепция, смысл и видение который нуждается в значительном обновлении в условиях мирового кризиса». Во-первых, необходимо создание научной теории устойчивого развития. Во-вторых, решение любых вопросов, касающихся устойчивого развития необходимо вести с учетом диалектики глобализации и регионализации («глокализации»). В-третьих, необходимо использовать системно-философский подход к проблеме Sustainability в целях активного продвижения модели устойчивого развития во всех ее измерениях – духовно-нравственном, социально-культурном, эколого-экономическом, научно-технологическом.
Сегодня очевидно, что необходимо обновление концепции устойчивого развития. Но в то же время еще более остро стоит вопрос о неготовности человека и человечества к восприятию и реализации идеи устойчивого развития. В этой связи на первый план выходит проблема человека, прежде всего, проблема совершенствования образования (и воспитания) в интересах устойчивого развития.
Цель конференции: обобщение мирового и регионального опыта по разработке и реализации концепции устойчивого развития.
Задачи конференции:
— обновление концепции устойчивого развития;
— системный анализ условий, методов и перспектив образования в целях устойчивого развития;
— анализ социокультурных и научно-технологических основ устойчивого развития мира;
— анализ моделей малоотходных и экологобезопасных производств, адаптированных к условиям особого режима природопользования, установленного Законом РФ «Об охране озера Байкал».
Организаторами конференции были Восточно-Сибирский государственный технологический университет, Кафедра ЮНЕСКО по экологической этике, Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, Научно-производственное объединение «ЭМ-ЦЕНТР»,Общественное движение «За сбережение народа», Российское философское общество РАН, Фонд «Устойчивое развитие» (Москва), Фонд Форда.
Информационную поддержку осуществляли ТК «Культура», «МИР», газеты «Новая Бурятия», «Бурятия», «Московский Комсомолец» и ИД «Информ Полис».
На конференции работало 10 секций, что позволило обсудить различные аспекты проблемы устойчивого развития региона:
1. Экологические угрозы озеру Байкал: пути и технологии их преодоления
2. Природоохранные и энергосберегающие технологии
3. Экономика устойчивого развития (на примере Байкальского региона)
4. Глобалистика и теория устойчивого развития
5. Водные ресурсы Байкальского региона
6. Наука и образование для устойчивого развития.
7. Региональные изменения климата.
8. Молодежь за устойчивое развитие Байкальского региона
9. Микробиологические технологии оздоровления окружающей среды
10. Лучшие практики для развития местных сообществ в условиях кризиса в Байкальском регионе.

Осеннее обострение: ЕС обсудил главные региональные проблемы | Статьи

В Брюсселе начался двухдневный внеочередной саммит Европейского союза. Через две недели там должно пройти еще одно, уже плановое заседание европейских лидеров, а значит, руководители стран-членов встретятся аж два раза за один месяц. При нынешней концентрации событий это объяснимо: обсудить все сюжеты последних месяцев за два дня и принять по ним какие-то решения невозможно. На повестке стоят отношения ЕС с Турцией в связи с обострением в Средиземноморье, взаимодействие с Китаем, кризис в Белоруссии и ситуация вокруг Алексея Навального — причем, как ни странно, средиземноморский и белорусский сюжеты друг с другом тесно связаны. Накануне в экстренном порядке к этим темам добавился еще и Нагорный Карабах.

Вопрос о санкциях

Обсуждение белорусского кризиса, который начался после президентских выборов 9 августа, в Евросоюзе в последнее время очевидно пробуксовывает. О том, что руководство республики столкнется с санкциями, Брюссель заявил почти сразу. Однако прошло почти два месяца, а меры так и не приняли.

Со дня выборов президента Белоруссии 9 августа в Минске и других городах республики проходят массовые акции протеста несогласных с результатами голосования

Фото: Tut.By via REUTERS

В принципе, сам пакет уже давно согласован — он подразумевает заморозку активов и запрет на въезд в ЕС для тех белорусских руководителей, которые «ответственны за насилие [во время протестных акций], репрессии и фальсификации итогов президентских выборов». Собеседники «Известий» в структурах Евросоюза неоднократно подчеркивали, что ограничения коснутся конкретных людей, а не белорусского народа. Предварительно в санкционный список включили 40 официальных лиц. Вошел ли в их число президент Александр Лукашенко, неизвестно.

Согласованные меры 27 европейских министров иностранных дел должны были одобрить на встрече 21 сентября, однако этого так и не случилось. А всё потому, что против высказался Кипр, который требует от партнеров отреагировать на действия Турции в Средиземном море. Дело в том, что Анкара начала разведку газовых месторождений на спорных участках шельфа в восточной части Средиземноморья, против чего высказываются Греция и Кипр. Еще в начале лета последний призвал Брюссель ввести санкции против турецких компаний и людей, участвующих в геологоразведке. Евросоюз же отношения с Турцией обострять не хочет.

Как сообщило накануне саммита агентство Reuters со ссылкой на высокопоставленного европейского дипломата, Брюссель может «припугнуть Анкару ответными мерами, если она продолжит бурение и другие провокации в водах Кипра и Греции». Таким образом ЕС попытается убедить Никосию снять вето с белорусских санкций. Другая организация — НАТО — уже перешла к конкретным действиям: 1 октября альянс объявил о формировании двустороннего механизма для разрешения конфликта, который подразумевает работу горячей линии между Грецией и Турцией.

По оценке экспертов, вопрос о введении ограничений в адрес Минска пока остается открытым, однако белорусское руководство без рестрикций вряд ли останется.

Думаю, что санкции, которые сохранялись против правящей элиты Белоруссии до 2016 года, будут снова введены, — сказал «Известиям» глава департамента Центральной и Восточной Европы Фонда Фридриха Эберта, руководитель регионального управления по безопасности и сотрудничеству в Европе (Вена), эксперт клуба «Валдай» Рейнхард Крумм. — Кризис в Белоруссии не разрешится сегодня или завтра. Поэтому санкции — это только вопрос времени.

По словам опрошенных «Известиями» европейских политиков, во внутрибелорусском конфликте Брюссель не нейтрален.

Евросоюз поддерживает стремление белорусского народа к демократическим изменениям, — сказал «Известиям» замглавы комитета немецкого бундестага по делам ЕС Маркус Тонс. — Брюссель призывает белорусское политическое руководство включиться в диалог с обществом, чтобы избежать дальнейшей эскалации.

Вместе с тем в объединении есть и те, кто высказывается против европейского участия. Как заявил «Известиям» чешский евродепутат Хинек Блашко, «Белоруссия — суверенное государство, и никто извне не может давать рецепт, как решать проблемы внутри страны».

Разная риторика

Другой вопрос на повестке — дело о якобы отравлении российского оппозиционера Алексея Навального. Эта тема дала повод говорить не только о новом расколе в отношениях Москвы и Брюсселя — их противостояние уже стало новой нормой, — но о деградации контактов между РФ и Германией. Так, глава МИД ФРГ Хайко Маас, выступая 29 сентября с трибуны Генассамблеи ООН, в очередной раз призвал Россию «предпринять больше усилий для расследования этого дела». «Подобный случай должен иметь последствия. Поэтому ЕС оставил за собой право на введение санкций», — сказал он.

Транспортировка оппозиционера Алексея Навального из больницы скорой медицинской помощи №1 в аэропорт города для отправки на лечение в Германию

Фото: REUTERS/Alexey Malgavko

Ситуация с Алексеем Навальным активизировала в Евросоюзе обсуждение механизма, аналогичного американскому «акту Магнитского». Его идея в том, чтобы вводить санкции в отношении тех, кто, по мнению Брюсселя, причастен к нарушению прав человека. По словам собеседников «Известий» в ЕС, сейчас согласовываются параметры этого механизма. На нынешнем саммите Евросоюз его не примет — по данным СМИ, итоговая реакция на это дело сведется к тому, что страны-члены осудят события, связанные с якобы отравлением оппозиционера.

В Москве заявления Брюсселя и перспективу новых санкций резко раскритиковали. Как заявил ранее «Известиям» постпред РФ при ЕС Владимир Чижов, запуск этой схемы станет «очередным близоруким шагом, в одностороннем порядке ухудшающим и без того отнюдь не идеальные отношения России с Евросоюзом». Российская сторона неоднократно посылала запросы Германии с предложениями о сотрудничестве. Но официальных ответов так и не последовало.

По делу Алексея Навального страны ЕС выступают с разной риторикой. Так, посол Франции в России Пьер Леви во время пресс-конференции в Екатеринбурге 30 сентября заявил: «Не только Европа, но и другие страны ждут прояснения ситуации. Но это не ухудшает отношения с Россией и не вредит тем стремлениям, которые у нас есть, в сфере развития экономики, сотрудничеству в области безопасности с Россией».

Что касается ситуации с Навальным, то это дело отдельных стран ЕС, но не всего объединения. На саммите может быть принята общая резолюция, но не думаю, что Брюссель сможет принять какие-либо санкции прямо сейчас, — считает Рейнхард Крумм. — Не все страны поддерживают подобную инициативу. Скорее, санкции будут приниматься руководством конкретных стран.

Новые вводные

Еще один конфликтный вопрос — обострение в Нагорном Карабахе — возник на повестке саммита в последний момент. Как сообщают СМИ, по итогу встречи лидеры ЕС призовут стороны конфликта к «немедленному прекращению боевых действий», а третьи страны — не вмешиваться в ситуацию.

Фото: Defence Ministry of Armenia/Handout via REUTERS

С таким заявлением 1 октября уже выступили лидеры России, США и Франции: Владимир Путин, Дональд Трамп и Эммануэль Макрон призвали Азербайджан и Армению добросовестно и без предварительных условий возобновить переговоры при содействии сопредседателей Минской группы ОБСЕ.

Что касается Евросоюза, то в урегулирование этого конфликта он не вовлечен, а потому и влияние его там ограничено.

Опять же Франция в этом вопросе действует самостоятельно. Возможное участие Турции в конфликте в Нагорном Карабахе усложняет вовлеченность ЕС, — отмечает Рейнхард Крумм. — Таким образом, сейчас у Евросоюза нет необходимых инструментов для того, чтобы каким-либо образом повлиять на противоборствующие стороны.

По словам эксперта, ЕС до сих пор не может похвастаться по-настоящему общей внешней политикой: в этом отношении у стран нет единого понимания. Кризис в Белоруссии и конфликт в Карабахе лишний раз это доказывают, подытожил политолог.

Региональные проблемы


Региональные проблемы

Журнал основан в 1995 году.

Учредитель (издатель) журнала: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт комплексного анализа региональных проблем Дальневосточного отделения Российской академии наук.

С апреля 2019 года журнал выходит только в электронном виде (способ распространения: только в электронном виде).  ISSN электронной  версии: 2618-9593.

Научный журнал «Региональные проблемы» зарегистрирован ФС по надзору в сфере связи информационных технологий и массовых коммуникаций 1 апреля 2019 г. ЭЛ№ФС77-75434.

Журнал индексируется в Российском индексе научного цитирования.

Импакт-фактор РИНЦ 2019 – 0,355

«Региональные проблемы» – это рецензируемый научный журнал, представляющий собой платформу для теоретических и экспериментальных статей по устойчивому (сбалансированному) региональному развитию. Журнал ориентирован на междисциплинарное обсуждение результатов фундаментальных и прикладных исследований. «Региональные проблемы» приветствует рукописи по широкому спектру дисциплин, ориентированных на изучение экологических, социальных и экономических аспектов регионального развития: геологии, географии (социально-экономической и физической), геоэкологии, биологии, экологии, математического моделирования. В журнале публикуются статьи разного формата, включая оригинальные исследования, обзорные работы, рецензии и отзывы на книги и другие. Периодичность 4 номера в год.

Главный редактор: член-корреспондент РАН Е.Я. Фрисман

Основными разделами журнала являются геоэкология и природопользование, биология, экология, геология, математическое моделирование, пространственное развитие, социально-экономические проблемы регионального развития, вопросы исторической и политической географии.

Журнал является двуязычным рецензируемым научным периодическим изданием, статьи публикуются на русском и/или английском языках.

Каждой статье присваивается DOI.

Все материалы, опубликованные в журнале «Региональные проблемы», безгонорарные. Плата за их публикацию с авторов не взимается.

Периодичность издания:

№1 – Срок приема статей  до 30 января;  выпуск издания – 30 марта;

№2 – Срок приема статей  до 15 апреля;  выпуск издания – 30 июня;

№ 3 – Срок приема статей  до 15 июля;  выпуск издания – 30 сентября;

№ 4 – Срок приема статей  до 15 октября;  выпуск издания – 30 декабря.

Статьи в очередной номер журнала размещаются по мере их готовности (после рецензирования) на сайте журнала http://regional-problems.ru/ (в разделе — текущий выпуск).

Английская версия страницы журнала http://икарп.рф/en/Journal/journal_rp.php

А д р е с  р е д а к ц и и: 679016, г. Биробиджан, ул. Шолом-Алейхема, 4
ИКАРП ДВО РАН, тел./факс: 4-16-71, http://икарп.рф
E-mail: [email protected]

 

Редакционная коллегия:

Фрисман Е.Я., главный редактор, доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент РАН, научный руководитель Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Фетисов Д.М., заместитель главного редактора, кандидат географических наук, директор Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Суховеева А.Б., ответственный секретарь, кандидат географических наук, старший научный сотрудник Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Аношкин А.В. кандидат географических наук, научный сотрудник Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Бакланов П.Я. доктор географических наук, академик РАН, научный руководитель Тихоокеанского института географии ДВО РАН, профессор Дальневосточного федерального университета (Россия, г. Владивосток).

 

Воронов Б.А. доктор биологических наук, член-корреспондент РАН, директор института водных и экологических проблем ДВО РАН, председатель Хабаровского научного центра ДВО РАН (Россия, г. Хабаровск)

Гальцева Н.В. доктор экономических наук, зам. директора по НР  Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский Институт им. Н.А. Шило (Россия, г. Магадан)

Григорьева Е.А. кандидат биологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Гуревич В.С. кандидат экономических наук, заведующий отделом Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Журавлёв Ю.Н. доктор биологических наук, академик РАН, профессор, главный научный сотрудник ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН, (Россия, г. Владивосток)

Калманова В.Б. кандидат географических наук, старший научный сотрудник  Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Комарова Т.М. кандидат географических наук, доцент, заместитель директора по НР Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Красноярова Б.А. доктор географических наук, профессор, заведующий лаборатории Институт водных и экологических проблем СО РАН (россия, г. Барнаул)

Мошков А.В. доктор географических наук, главный научный сотрудник Тихоокеанский институт географии ДВО РАН (Россия, г. Владивосток)

Мирзеханова З.Г.  доктор географических наук, профессор, заведующий лабораторией  Институт водных и экологических проблем ДВО РАН (Россия, г. Хабаровск)

Мищук С.Н., кандидат экономических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института демографических исследований ФНИСЦ РАН Россия, г. Москва)

Леонов С.Н. доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономических исследований ДВО РАН (Россия, г. Хабаровск)

Рубцова Т.А. кандидат биологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Соловченков С.А., кандидат социологических наук, ученый секретарь Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Сорокин А.П. доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент РАН, директор Института геологии и природопользования ДВО РАН, Председатель Амурского научного центра ДВО РАН (Россия, г. Благовещенск)

Сукнёва С.А. доктор экономических наук, заведующий лабораторией Научно-исследовательского института региональной экономики Севера Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (Россия, г. Якутск)

Фишман Б.Е. доктор педагогических наук, профессор, заведующий центром Исследований и инноваций Приамурский государственный университет им. Шолом-Алейхема (Россия, г. Биробиджан)

Фрисман Л.В. доктор биологических наук, главный научный сотрудник Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Шеломенцев А.Г. доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом Института экономики Уральского отделения РАН (Россия, г. Новосибирск)

Шкуркин А.М. кандидат экономических наук, доктор философских наук, профессор кафедры Дальневосточного государственного университета путей сообщения (Россия, г. Хабаровск)

Юшманов Ю.П. кандидат геолого-минералогических наук, старший научный сотрудник  Института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Россия, г. Биробиджан)

Син Гуанчэн Ph. D., директор Института исследования китайских приграничных районов Китайской академии общественных наук (КНР, г. Пекин)

Ван Цзюанлэ Ph. D., профессор Института географических наук и исследования природных ресурсов Китайской академии наук (КНР, г. Пекин)

Алтэн-Аоцир Ph. D., руководитель отдела в Институте исследования китайских приграничных районов Китайской академии общественных наук (КНР, г. Пекин)

Посмотреть журнал | Текущий выпуск | Зарегистрироваться

«Перспективы развития региональной экономики» ПРРЭ

Темпы роста в регионе оживляются после спада

Внешние условия в 2016 году были более благоприятными, чем ожидалось в октябрьском выпуске доклада «Перспективы развития региональной экономики» 2016 года. Цены на нефть и другие основные биржевые товары продемонстрировали частичное восстановление, экономика России сократилась в меньшей степени, а рост в Китае был более сильным. Несмотря на эти улучшения, регион продолжали беспокоить проявления прошлых внешних шоков, в частности падение цен на биржевые товары с середины 2014 года и слабая экономическая активность в странах, являющихся основными торговыми партнерами. Темпы роста в регионе КЦА составили 2,4 процента в 2016 году, что на 1 процентный пункт выше прогноза октября прошлого года, но на 0,8 процентного пункта ниже, чем в 2015 году (рис. 1). Улучшение относительно октябрьского прогноза также стало отражением существенного пересмотра показателей экономической активности в Казахстане в связи с воздействием корректировки обменного курса, проявления эффектов принятых ранее мер бюджетного стимулирования и добычей нефти на Кашаганском месторождении.

С учетом ожиданий сохранения несколько более благоприятных внешних условий прогнозируется, что экономический рост в регионе КЦА повысится до 3,1 процента в 2017 году и ускорится до 4,1 процента в 2018 году.

Однако несмотря на произошедшее в последнее время улучшение ситуации, внешние условия, как ожидается, в среднесрочной перспективе будут оставаться относительно слабыми. В то же время в результате прошлых внешних шоков регион КЦА стал более уязвимым — государственный долг увеличился, а финансовый сектор ослаб. В этом контексте средние темпы роста КЦА в 2018–2022 годах прогнозируются на уровне 4,3 процента, что намного ниже 8,1 процента, которые регион демонстрировал в 2000–2014 годах.
В странах — экспортерах нефти рост замедлился до 2,2 процента в 2016 году, что на 0,9 процентного пункта ниже показателя 2015 года; это его самый низкий уровень с 1998 года. В Азербайджане темпы роста упали в результате снижения добычи нефти из‑за падения цен на нефть, резкого сокращения строительства и негативного влияния факторов уязвимости финансового сектора; в Казахстане темпы роста замедлились несмотря на относительно сильные показатели активности в секторах сельского хозяйства, строительства и транспорта.

Прогнозируется, что темпы роста в странах — экспортерах нефти региона КЦА восстановятся до 3,1 процента в этом году и затем ускорятся до 4,1 процента в 2018 году, при этом рост будет несколько различаться между отдельными странами. В Казахстане прогнозируется повышение темпов роста в этом и следующем годах в результате увеличения нефтедобычи на Кашаганском месторождении, продолжающегося воздействия принятых ранее целевых инициатив по бюджетному стимулированию, с допущением, что проблемы финансового сектора будут решаться и, как следствие, банковское кредитование восстановится.

Экономическая активность в Азербайджане, как прогнозируется, будет лишь понемногу повышаться, будучи ограниченной более низким объемом добычи нефти в соответствии с соглашением «ОПЕК+», воздействием сохраняющихся факторов финансовой уязвимости и ожидаемым воздействием бюджетной консолидации. В Туркменистане и Узбекистане ожидается относительно устойчивый рост в течение нескольких последующих лет, хотя высокий уровень внешнего дефицита станет препятствием для экономической активности в Туркменистане. В среднесрочной перспективе прогнозируется повышение темпов роста в странах — экспортерах нефти, отчасти в связи с более благоприятными экономическими условиями в Китае и России.

В странах — импортерах нефти в результате сохраняющихся последствий снижения цен на биржевые товары и сокращения потоков денежных переводов рост в 2016 году составил 3,2 процента, что является самым низким показателем после мирового финансового кризиса. Это стало отражением более низкого, по сравнению с ожиданиями, внутреннего спроса в Армении, усугубленного низким урожаем сельскохозяйственных культур, и в Грузии. И наоборот, более высокая активность в секторах торговли, строительства и сельского хозяйства содействовала экономическому росту в Кыргызстане, в то время как в Таджикистане повышение экономической активности обуславливалось увеличением инвестиций.

По мере восстановления потоков денежных средств и внешнего спроса в результате повышения цен на основные биржевые товары, в том числе медь, алюминий, хлопок и золото, темпы роста в странах — импортерах нефти региона КЦА, как прогнозируется, ускорятся до 3,6 процента в 2017 году и 3,9 процента в 2018 году, и будут далее повышаться в среднесрочной перспективе.

Необходима бюджетная консолидация

За несколькими исключениями в 2016 году произошло общее ухудшение сальдо бюджета, особенно в странах — импортерах нефти. Директивные органы по-прежнему используют меры налогово-бюджетной политики для преодоления последствий прежних внешних шоков, что вызывает рост государственных расходов в большинстве стран (рис. 2). И хотя это обеспечило столь необходимую поддержку экономической активности, возможности для бюджетного маневра сократились, а государственный долг вырос (см. ниже).

Большинство стран, таким образом, оказались в более уязвимом положении, и ожидается, что они будут сокращать свои расходы и в этом году, и в следующем. Ожидается, что такая консолидация будет происходить в основном за счет сокращения государственных инвестиций, что в некоторых случаях станет результатом соответствующего отказа от прошлой практики чрезмерных инвестиций, которые лишь в незначительной степени способствовали повышению производительности или темпов экономического роста. В этом контексте странам необходимо сосредоточиться на повышении эффективности государственных расходов, обеспечивая при этом сохранение принципиально важных социальных расходов, обеспечивающих защиту малоимущих и уязвимых слоев населения. Странам необходимо разработать прочные основы для того, чтобы находить для государственных инвестиций проекты, которые бы стимулировали экономический рост, и отслеживать их реализацию.

  • В странах — экспортерах нефти дефицит бюджета без учета нефти в 2016 году составил 14,9 процента ВВП без учета нефти, что на 3,6 процентных пункта лучше показателя предыдущего года. В основном это связано с сокращением капитальных расходов и ростом не связанных с нефтью доходов в Азербайджане и Казахстане в значительной степени в результате проведения корректировок обменных курсов. В 2017 году прогнозируется увеличение дефицита бюджета без учета нефти в странах — экспортерах нефти до 20,6 процента (ВВП без учета нефти). Это, прежде всего, объясняется предоставлением единовременной комплексной поддержки банковской системе в Казахстане и внеплановым переводом средств из Нефтяного фонда центральному банку Азербайджана для погашения долговых обязательств. Прогнозируется, что в 2018 году дефицит снизится до 13,5 процента в результате того, что Азербайджан продолжит сокращать непроизвод-ственные государственные инвестиции, а срок действия бюджетного стимула в Казахстане истечет.
  • В странах — импортерах нефти в 2016 году совокупный бюджетный дефицит увеличился до 4,6 процента ВВП, что на 1,5 процентного пункта больше, чем в 2015 году. Это стало отражением увеличения расходов во всех странах, особенно в Кыргызской Республике, продолжавшей проводить адаптивную налогово-бюджетную политику, несмотря на сокращение налоговых поступлений. Прогнозируется, что совокупные дефициты в этой группе стран снизятся до 3,4 процента в 2017 году и 2,7 процентов в 2018 году. С учетом ожиданий, что доходы в целом останутся без изменений, такое снижение будет определяться реализацией планов консолидации, включающих в себя, например, сокращение государственных инвестиций в Армении и текущих расходов в Грузии.

Учитывая ограниченные перспективы роста, темпы бюджетной консолидации должны быть тщательно выверены. Слишком жесткие бюджетные ограничения могут отрицательно сказаться на темпах роста и помешать работе по диверсификации экономики; а недостаточные ограничения могут создать угрозу для бюджетной устойчивости в среднесрочной перспективе. Это особенно актуально с учетом того, что во многих странах КЦА резко вырос размер государственного долга (хотя он все еще относительно невелик относительно международных стандартов), и ожидается его дальнейшее увеличение в течение ближайших нескольких лет (рис. 3).

Особое беспокойство вызывает доля государственного долга в иностранной валюте. В среднем почти половина этого увеличения связана с изменением стоимости валют в результате снижения курсов национальных валют после 2014 года. В целях снижения

зависимости от внешнего финансирования, а также в рамках более общей работы по снижению долларизации и развитию национальных финансовых рынков, некоторые страны, такие как Казахстан, планируют представить более широкий спектр долговых инструментов в национальной валюте. Вторая озабоченность связана с тем фактом, что в некоторых странах заимствования государственных предприятий не считаются условными обязательствами, а это означает, что консолидированные обязательства правительства могут быть недооценены. Для обеспечения бюджетной стабильности странам необходимо продолжить работу по разработке заслуживающей доверие многолетней основы налогово-бюджетной политики, определяющей темпы проведения корректировки и подкрепленной продуманными мерами политики, которые направлены на поиск новых источников дохода и снижение зависимости от поступлений, связанных с биржевыми товарами. С увеличением гибкости обменных курсов в регионе необходимо пересмотреть системы управления активами и обязательствами, в том числе применительно к суверенным фондам благосостояния и валютным резервам, для обеспечения должного охвата всех возможных балансовых рисков.

Более благоприятные внешние условия

В 2016 году в большинстве стран КЦА произошло увеличение дефицита счета текущих операций в основном в результате различных внешних шоков, поразивших регион после 2014 года. Улучшение перспектив роста в странах, являющихся основными партнерами по торговле, особенно в Китае и России, в сочетании с укреплением цен на биржевые товары, как ожидается, будет способствовать сокращению дефицита счета текущих операций в странах — экспортерах нефти в течение нескольких ближайших лет. В то же время в странах — импортерах нефти ожидается незначительное улучшение ситуации с дефицитом счета текущих операций.

Среди стран — экспортеров нефти прогнозируемый в 2017 году дефицит счета текущих операций на уровне 3,2 процента ВВП будет означать улучшение на 2,7 процентного пункта относительно предыдущего года, что фактически станет возвращением к уровням 2015 года. Ожидается, что в 2018 году дефицит счета текущих операций еще снизится до 2,3 процента в случае быстрого увеличения экспорта, связанного отчасти с более высокими ценами на нефть и повышением внешнего спроса.

Дефицит счета текущих операций в странах — импортерах нефти увеличится с 7,9 процента в прошлом году до 8,7 процента ВВП в 2017 году, однако он незначительно сократится в 2018 году до 8,4 процента. Более высокие цены на импортные товары в результате повышения цен на нефть и снижения обменного курса, как ожидается, лишь частично компенсируются увеличением объема денежных переводов и ростом стоимости импорта биржевых товаров.

Денежно-кредитная политика должна быть сосредоточена на инфляции

Впервые за восемь лет уровень инфляции в странах — экспортерах нефти в прошлом году достиг двузначного значения — 11,5 процента. Это стало следствием недавнего снижения обменного курса в Казахстане и Азербайджане в результате значительного негативного потрясения условий торговли. В Азербайджане на инфляцию также оказали влияние повышение регулируемых цен на газ и электроэнергию и введение импортных пошлин на продукцию сельского хозяйства. Ожидается снижение инфляции в странах — экспортерах нефти до 8,3 процента в 2017 году и до 7,6 процента в 2018 году. Эти прогнозы отражают ослабевающее инфляционное давление в Казахстане в связи с недавним укреплением курса тенге и сокращением государственных расходов. Еще одним фактором являются перспективы умеренной инфляции в Азербайджане в результате планируемой бюджетной консолидации, а также более жесткой денежно-кредитной политики по мере перехода страны к полностью гибкому обменному курсу (Центральный банк Азербайджана объявил о переходе к режиму плавающего обменного курса в начале января 2017 года).

За исключением Таджикистана, в 2016 году инфляция в странах — импортерах нефти была ниже значения предыдущего года, средний показатель инфляции для этой группы стран снизился до 1,9 процента, что приблизительно на 3 процентных пункта ниже по сравнению с 2015 годом. В связи со слабым внутренним спросом и более низкими ценами на импорт в Армении продолжилась дефляция. В Кыргызской Республике наблюдалась практически нулевая инфляция по причине слабого экономического роста, укрепления курса национальной валюты и снижения цен на продукты питания. Инфляция в Грузии снизилась в результате слабого спроса и снижения мировых цен на нефть и продовольствие. Однако по мере продолжения оживления экономической активности в странах — импортерах нефти ожидается ускорение темпов инфляции до 4,4 процента в 2017 году и их сохранение в районе 4 процентов в 2018 году.

По мере продолжения перехода стран к более гибкому обменному курсу денежно-кредитная политика должна быть по-прежнему сосредоточена на развитии ситуации с инфляцией. Стабилизация обменного курса и ослабление инфляционного давления позволили некоторым центральным банкам с начала 2016 года снизить в ряде случаев директивные ставки. Так поступил Казахстан среди стран — экспортеров нефти, и Армения, Грузия и Кыргызская Республика — среди стран-импортеров (рис. 4). И напротив, ужесточение денежно-кредитной политики произошло в Азербайджане в значительной мере в целях поддержки обменного курса и преодоления инфляционного давления, а также в меньшей степени в Таджикистане, тоже для сдерживания инфляционного давления в связи со снижением обменного курса и избытком ликвидности.

Требуется дальнейшее совершенствование основ денежно-кредитной политики для оказания поддержки гибкости обменного курса и таргетирования инфляции. Для этого необходимо провести большую работу по разработке соответствующих инструментов политики и укреплению независимости, аналитического и коммуникационного потенциала центрального банка с целью завоевания авторитета, крайне важного для успешного внедрения этих основ.

Необходимо исправить недостатки финансового сектора

Уязвимость финансового сектора продолжает нарастать, и такую ситуацию нужно срочно исправлять. За несколькими исключениями, произошло увеличение объема реструктурированных и просроченных кредитов на фоне по-прежнему существенной долларизации и недостаточной капитализации банков. Эти недостатки являются тормозом для будущей экономической активности с учетом продолжения замедления роста кредитования в ряде стран (рис. 5). В то же время отсутствие прозрачности и проблемы собственности продолжали ограничивать деятельность и снижали уровень доверия к банковскому сектору в некоторых странах. В отдельных случаях проблемы управления и ограниченная независимость органов надзора не дают решить укоренившиеся проблемы.

На этом фоне официальные органы предприняли некоторые шаги для того, чтобы устранить эти факторы уязвимости. В Армении, например, все банки выполнили недавнее предписание центрального банка об увеличении размера минимального капитала, что также привело к нескольким слияниям и консолидации банковской системы. В Грузии ведется работа по укреплению системы регулирования и сокращения масштабов долларизации. В Азербайджане продолжились вливание капитала и выкуп государством безнадежных кредитов, однако после завершения разработки новых планов по капитализации может потребоваться закрытие еще нескольких банков. В Казахстане официальные органы принимают участие в процессе слияния двух крупнейших банков, требующего значительной государственной финансовой поддержки.В Таджикистане было объявлено о плане по рекапитализации двух крупнейших банков и ликвидации двух меньших банков. Однако в финансовом секторе этой страны остаются слабые места, при этом сохраняются проблемы послаблений со стороны регулирующих органов и урегулирования необслуживаемых кредитов.

В целом странам региона КЦА предстоит многое сделать для сдерживания рисков и расширения финансового посредничества. Добиться этого будет непросто, учитывая сложное наследие и проблемы управления в сочетании с регулятивными послаблениями и пониженными темпами экономического роста.  Во-первых, нужно должным образом выявить и устранить все слабые места в балансах банков. Во-вторых, своевременное вмешательство в работу слабых банков имеет принципиальное значение для предотвращения системных рисков. Необходимо, чтобы поддержка для окончательного урегулирования банков предоставлялась на строгих условиях. Например, государственные средства должны выделяться только для поддержки жизнеспособных системно значимых организаций под четко определенные и полностью обеспеченные гарантии, при этом акционеры не могут сохранять за собой какие-либо права требования в случае предоставления поддержки. Ликвидация проблемных активов (с возможностью приобретения этих активов новыми инвесторами) должна происходить в соответствии с прозрачными рыночными принципами, способствующими повышению конкуренции в банковской системе. Необходимо избегать регулятивных послаблений, а корпоративное управление на государственных предприятиях, являющихся основными заемщиками во многих юрисдикциях, следует улучшить. Одновременно с этим регулирующие органы должны продолжать совершенствовать практику кредитования и основы урегулирования кризисов, при этом следя за выполнением пруденциальных требований. Быстрое решение проблем финансового сектора может иметь положительные эффекты для роста, не только в результате активизации финансового посредничества, но и снижения потенциального давления на государственные финансы.

Проведение структурных реформ становится еще более необходимым, когда риски смещаются в сторону ухудшения ситуации

В то время как базисные допущения указывают на повышение темпов экономического роста, для перспектив региона сохраняются риски ухудшения ситуации, а для некоторых стран, в том числе, в силу региональной геополитической напряженности. Более слабое, чем ожидается, восстановление экономики может подорвать перспективы реализации заслуживающих доверия планов бюджетной консолидации. В то же время, невозможность быстро устранить недостатки финансового сектора может не только еще более ухудшить перспективы роста, но и увеличить системный риск, повышая давление на бюджет в некоторых странах КЦА.

В этом контексте внешние шоки, потрясшие регион после 2014 года, вызвали неотложную потребность в диверсификации экономики с отходом от ориентации на нефть и другие биржевые товары, а также снижении зависимости от денежных переводов. Это особенно важно с учетом высокой неопределенности в связи с позицией Соединенных Штатов и других развитых стран относительно экономической политики, имеющей самое серьезное значение для всего мира (см. раздел «Глобальные изменения»). Хотя торговые и финансовые связи стран КЦА со странами с развитой экономикой являются относительно ограниченными, воздействие таких внутренних политических изменений на страны, являющиеся основными торговыми партнерами региона, в том числе в виде роста протекционизма и последующей дестабилизации торговых потоков и движения капитала, может оказаться значительным. Влияние более низких темпов роста мировой экономики на цены на основные биржевые товары также может ослабить перспективы региона.

В то же время, растущие цены на нефть и другие биржевые товары в сочетании с несколько более благоприятными перспективами ключевых торговых партнеров рискуют вызвать самоуспокоение, что в свою очередь может привести к откладыванию структурных реформ, проведение которых необходимо для раскрытия потенциала роста региона. Несмотря на то, что некоторые инициативы уже были запущены (например, «100 конкретных шагов» в Казахстане и «План реформ из четырех пунктов» в Грузии, в который входят административная реформа, улучшение делового климата и укрепление нормативно-правовой базы), их реализация потребует снижения роли государства, что может оказаться проблематичным. Любые задержки в процессе проведения реформ в регионе КЦА могут еще больше замедлить темпы повышения уровня жизни в этих странах.

И. Умаханов: Для Совета Федерации важно дальнейшее повышение эффективности государственной региональной политики

Вице-спикер СФ обратился с приветствием к участникам IX Международного форума «Россия в XXI веке: глобальные вызовы и перспективы развития».


Под эгидой Интеграционного клуба при Председателе Совета Федерации, в Москве проходит IX Международный форум «Россия в XXI веке: глобальные вызовы и перспективы развития».

Смотрите также

Заместитель Председателя Совета Федерации Ильяс Умаханов Умаханов
Ильяс Магомед-Саламовичпредставитель от исполнительного органа государственной власти Республики Дагестан
выступил перед участниками форума в формате видеообращения.

Как отметил Ильяс Умаханов, пандемия коронавируса стала самым мощным глобальным вызовом десятилетия. «Но любой кризис – это одновременно угрозы и возможности. Например, пандемия вызвала ряд ограничений деятельности целого ряда отраслей, но стимулировала внедрение цифровых технологий, Интернет-торговли, дистанционного образования. В этой связи задача органов власти минимизировать угрозы и использовать возможности и роль научного сообщества состоит в том, чтобы помочь найти оптимальные системные решения. Поэтому тема пленарного заседания «Новая стратегия инновационно-технологического прорыва и будущая модель экономического роста России в условиях санкций и пандемии COVID-19» отражает актуальную и востребованную сегодня повестку», — сказал вице-спикер СФ.

Ильяс Умаханов обратился с приветствием к участникам IX Международного форума «Россия в XXI веке: глобальные вызовы и перспективы развития»

Он также обратил внимание, что некоторые партнеры Российской Федерации по Евразийскому экономическому союзу оказались в «зоне политической турбулентности», характеризующейся обострением внутриполитических процессов и локальных этнополитических конфликтов. «Тем не менее, мы с оптимизмом смотрим в будущее и уверен, что работа одной из ключевых секций форума «Евразийская интеграция в условиях глобальной нестабильности» поможет лучше осмыслить происходящее и выработать практические рекомендации в этой сфере».

Ильяс Умаханов обратился с приветствием к участникам IX Международного форума «Россия в XXI веке: глобальные вызовы и перспективы развития»

«Для Совета Федерации – палаты регионов — большое значение имеет проблематика регионального развития. Повышение эффективности государственной региональной политики, разработка жизнеспособных стратегий развития регионов и макрорегионов, сопряжение векторов развития приграничных регионов стран ЕАЭС, СНГ и Большой Евразии – это важно для верхней палаты российского парламента, органов власти федерального и регионального уровня. В этой связи, мы ждем от работы секции «Региональные проблемы пространственного развития экономики» интересных идей и предложений».

Ильяс Умаханов отметил высокую востребованность научного потенциала организатора форума – Института проблем рынка Российской академии наук.

«Стараемся использовать научные наработки института в работе научно-экспертных структур при Председателе Совета Федерации, в нашей законотворческой деятельности», — подчеркнул Ильяс Умаханов.

В рамках пленарного заседания с научными докладами выступили академики РАН Роберт Нигматулин и Виктор Полтерович, чл.-корр. РАН Альберт Бахтизин, Георгий Клейнер, Валерий Чичканов, другие ведущие ученые из России. В формате видеоконференции в мероприятии принимают участие ученые из стран СНГ. Форум продолжил свою работу в формате секционных заседаний. Материалы форума будут направлены для включения в Ежегодный доклад Интеграционного клуба.

Региональные проблемы нужно решать совместно с федеральными структурами — А. Кутепов

Временная комиссия СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ завершила рабочую поездку в Читу и Якутск.


Временная комиссия СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ завершила рабочую поездку в Читу и Якутск. Делегацию возглавил председатель Комиссии, председатель Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности Андрей Кутепов. Кутепов
Андрей Викторовичпредставитель от законодательного (представительного) органа государственной власти Санкт-Петербурга

Смотрите также

Работа сенаторов проводилась по тематическим направлениям: здравоохранение, образование, спорт, культура, жилье и городская среда, трудоустройство осужденных, переработка мусора.

Делегация встретилась с членами общественной палаты, представителями малого и среднего предпринимательства, некоммерческих организаций, обманутыми дольщиками, побеседовала с многодетными родителями, провела совещание по вопросам реализации программы «Дальневосточный гектар», посетила фермерское хозяйство.

Мы подготовили обращения по ряду вопросов, которые поставили на контроль по результатам встреч

«Мы уже подготовили обращения по ряду вопросов, которые поставили на контроль по результатам встреч. Это касается предоставления жилья, а также мест в детских садах», — сообщил Андрей Кутепов.

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

1 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

2 из 12

Андрей Кутепов

3 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

4 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

5 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

6 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

7 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

8 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

9 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

10 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

11 из 12

Рабочая поездка членов Временной комиссии СФ по совершенствованию правового регулирования в сфере государственного контроля (надзора) и муниципального контроля в РФ в Читу и Якутск

12 из 12

В ходе поездки состоялись расширенные совещания, на которых сенаторы отчитались о проделанной работе, внесли предложения и озвучили замечания.

Андрей Кутепов акцентировал внимание на важности совершенствования методов и форм контроля, как одном из ключевых условий повышения качества государственных и муниципальных услуг. Сенатор напомнил, что в этом году поставлена задача — перейти на риск-ориентированный подход во всех видах контрольно-надзорной деятельности.

«Как и в остальных регионах, в Забайкальском крае и в Республике Саха (Якутия) есть свои проблемные вопросы, которые нужно решать совместно с федеральными структурами. Мы будем работать в этом направлении», — подытожил Андрей Кутепов.

Региональная проблема | SpringerLink

Abstract

Существует региональная проблема, когда существуют заметные различия в уровне жизни людей в разных регионах страны. В Соединенном Королевстве наиболее часто идентифицируемым проявлением региональной проблемы является уровень безработицы в районе. Например, в депрессивных районах Северной Англии, Шотландии и Северной Ирландии уровень безработицы неизменно выше, чем в более благополучных районах Юга и Мидлендса.Однако высокий уровень безработицы является лишь одним, хотя и самым крайним, признаком отсутствия спроса на товары, производимые в регионе, и, следовательно, депрессивного рынка труда. Среди других особенностей — заработок ниже среднего, получаемый работниками в этих областях, и отсутствие возможностей трудоустройства для женщин. Оба ведут к низкому уровню экономического процветания. Помимо показателей благосостояния домохозяйств, связанных с перспективами трудоустройства, существуют и другие аспекты региональной депрессии, которые также влияют на уровень жизни людей, живущих в этих районах.Например, в некоторых регионах окружающая среда пострадала от эксцессов, имевших место в предыдущие периоды промышленной экспансии, в результате чего они были разорены и загрязнены.

Ключевые слова

Ставка заработной платы Внешние затраты Мобильность рабочей силы Региональная проблемная рыночная система

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами. Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Информация об авторских правах

© Джулиан Ле Гранд и Рэй Робинсон 1976

Авторы и аффилированные лица

  1. 1.Университет Сассекса Великобритания

«Региональная проблема», городская неблагополучие и развитие

Автор

Abstract

Используя ряд данных о населении, рабочей силе, занятости, безработице и доходах, в Разделе 1 этого документа описывается меняющийся характер «региональной проблемы» и дается оценка региональных показателей Ирландии за последние 25 лет. годы.В 1971 г. имелись определенные основания для вывода о том, что Дублин показывает хорошие результаты по сравнению с другими регионами, особенно в западной и северо-западной частях страны, но это обобщение уже не выдерживает критики. В разделе 2 рассматривается проблема неблагоприятного городского положения с особым упором на Дублинский регион. В этом разделе также уделяется внимание значению развития и тому, получают ли группы, находящиеся в неблагоприятном положении, выгоду от процесса развития. Высокий уровень безработицы, низкий уровень образования, домохозяйства с одним родителем, а также высокая доля лиц, принадлежащих к неквалифицированным или полуквалифицированным социальным классам, — все это указывает на то, что значительная часть населения была в значительной степени лишена преимуществ экономической деятельности. и социальный прогресс за последние годы.

Предлагаемое цитирование

  • Друди, П.Дж. и Панч, М., 1999. «« Региональная проблема », городская неблагополучие и развитие », Статьи по экономике Тринити 991, Тринити-колледж Дублина, факультет экономики.
  • Рукоятка: RePEc: tcd: tcduee: 991

    Скачать полный текст от издателя

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами. Вы можете помочь исправить ошибки и упущения.При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc: tcd: tcduee: 991 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: (Colette Angelov). Общие контактные данные провайдера: http://edirc.repec.org/data/detcdie.html .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь.Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет ссылок на этот продукт. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылочного элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    Обратите внимание, что исправления могут занять пару недель, чтобы отфильтровать различные сервисы RePEc.

    Перспектива скоординированного развития индустриализации, информатизации, урбанизации и модернизации сельского хозяйства

    LI Yurui et al .: Проблемные регионы и региональные проблемы социально-экономического развития в Китае 1129

    Jiang Heping, Huang Delin, 2006. Экономическая оценка Модернизация сельского хозяйства Китая. Исследование модернизации культуры Agri-

    , 27 (2): 87–91.(на китайском языке)

    Jiang Huiming, Wang Zhenhua, 2012. Эмпирический анализ взаимосвязи между индустриализацией, урбанизацией

    и модернизацией сельского хозяйства в провинции Цзилинь. Scientia Geographica Sinica, 32 (5): 591–595. (на китайском языке)

    Li Jiuyi, Li Lijuan, 2012. Водные ресурсы, поддерживающие потенциал регионального социально-экономического развития Китая.

    Acta Geographica Sinica, 67 (3): 410–419. (на китайском языке)

    Ли Сяоцзянь, Цяо Цзяцзюнь, 2001.Экономическое неравенство Китая на уровне округов в 1990-е гг. Acta Ceographica Sinica,

    56 (2): 136–145. (на китайском языке)

    Li Yingru, Wei Yehua, 2010. Пространственно-временная иерархия регионального неравенства Китая. Прикладная география,

    30 (3): 303–316.

    Ли Юйруй, Лю Яньсуй, Лонг Хуалоу и др., 2013. Местные ответы на политику макроэкономического развития и ее влияние

    на сельскую систему в горных регионах Китая: пример деревни Шуанхэ в провинции Сычуань.Журнал

    Горная наука, 10 (4): 588–608.

    Li Yurui, Liu Yansui, Long Hualou et al., 2014. Консолидация и выделение сельских жилых земель на уровне сообществ —

    ция может помочь возродить пустотелые деревни в традиционных сельскохозяйственных районах Китая: данные из

    округа Даньчэн, Хэнань Провинция. Политика землепользования, 39: 188–198.

    Li Yurui, Wang Jing, Liu Yansui et al., 2014. Пространственная структура и факторы, влияющие на развитие координации —

    Индустриализация, информатизация, урбанизация и модернизация сельского хозяйства в Китае: анализ пространственных данных на уровне префектуры

    .Acta Geographica Sinica, 69 (2): 199–212. (на китайском языке)

    Liao Chongbin, 1999. Количественная оценка и система классификации для скоординированного развития окружающей среды и экономики: тематическое исследование группы городов в дельте реки Чжуцзян. Тропическая география, 19 (2):

    171–177.

    Лю Хуэй, 2006. Изменение регионального неравенства в сельской местности в Китае, 1980–2002 гг. Площадь, 38 (4): 377–389.

    Лю Вейдун, Лю И, Цинь Юкай и др., 2009 г. Отчет о региональном развитии Китая в 2009 г.Пекин: Коммерческая пресса Com-

    .

    Лю Яньсуй, 2007. Развитие сельских районов и строительство новых сельских районов в восточной прибрежной зоне

    Китай. Acta Ceographica Sinica, 62 (6): 563–570. (на китайском языке)

    Лю Яньсуй, Чен Янфэнь, Лонг Хуалоу, 2011. Региональное разнообразие реакции крестьянских домохозяйств на строительство новой страны

    на основе полевых исследований в восточном прибрежном Китае. Журнал географических наук, 21 (5):

    869–881.

    Лю Яньсуй, Чжан Янью, Го Лиин, 2010. На пути к реалистичной оценке качества возделываемых земель в экологически неустойчивой среде:

    логически хрупкой среде: подход, основанный на спутниковых снимках. Прикладная география, 30 (2): 271–281.

    Лю Юйхай, 2013. Целостное мышление о фрагментации региональных планов, имеющих национальное стратегическое значение.

    (Тунчжоу сикао гоцзя чжаньлуэсин цюй гуйхуа «суйпяньхуа»). Экономический отчет XXI века (21

    Шиджи Цзинджи Баодао).2013-12-27. A18. http://epaper.21cbh.com/html/2013-12/27/content_87318.htm?div=0.

    Long Hualou, 2014. Политика землепользования в Китае: Введение. Политика землепользования, 40: 1–5.

    Long Hualou, Li Tingting, 2012. Характеристики и механизм сцепления сельскохозяйственных угодий и земель под застройку в сельской местности

    переход в Китае. Журнал географических наук, 22 (3): 548–562.

    Лун Хуалоу, Лю Яньсуй, Ли Сюбинь и др., 2010. Строительство новой сельской местности в Китае: географическая перспектива.

    Политика землепользования, 27 (2): 457–470.

    Long Hualou, Wu Xiuqin, Wang Wenjie et al., 2008. Анализ изменений в землепользовании между городскими и сельскими районами в 1995–2006 гг.

    и их движущие силы политического измерения в Чунцине, Китай. Сенсоры, 8 (2): 681–699.

    Long Hualou, Zou Jian, Pykett J et al., 2011. Анализ развития сельских преобразований в Китае с рубежа

    нового тысячелетия. Прикладная география, 31 (3): 1094–1105.

    Пэн Пэн, 2008 г.Исследование по выявлению проблемных регионов [D]. Пекин: Китайский университет Ренминь.

    Цянь Ли, Чен Чжунвэй, Сяо Жэньцяо, 2012. Анализ скоординированной степени региональной индустриализации Китая,

    , урбанизации и модернизации сельского хозяйства и влияющих факторов. Справка по экономическим вопросам, (11):

    10–17. (на китайском языке)

    Региональные решения региональных проблем

    По мере того как местные органы власти продолжают изучать новые подходы к предоставлению услуг, постоянно возникает тема сотрудничества.В недавнем исследовании ICMA «Профиль выбора услуг местного самоуправления» выяснялось, участвуют ли местные органы власти в региональных советах правительства, городских организациях планирования или региональных агентствах планирования. Для тех местных органов власти, которые участвуют в этих совместных усилиях, в ходе опроса была собрана информация о типах проблем, которые решают эти мультиюрисдикционные организации.

    Результаты опроса показывают, что в целом 82% респондентов (2 012 органов местного самоуправления) участвуют в организациях, находящихся под несколькими юрисдикциями, причем численность населения имеет большое значение.Участвуют все 30 населенных пунктов с населением от 500 000 человек и более 90% от 50 000 до 499 999 человек. Географические данные показывают, что в Южно-Атлантическом дивизионе участвуют 93% респондентов, по сравнению с низким уровнем 69% в Среднеатлантическом дивизионе.

    Три основных вопроса, которыми занимаются эти организации:

    • Дороги и шоссе (68%)
    • Экономическое развитие (62%)
    • Общественный транспорт (54%).

    Округ Боулдер и Торнтон входят в число респондентов в Колорадо, входящих в Региональный правительственный совет Денвера (DRCG).Брошюра DRCG With One Voice , описываемая как «… посвященная превращению региона Денвер в девять округов в прекрасное место для жизни, работы и развлечений», объясняет свой успех «… добровольными и совместными усилиями местных органов власти по созданию лучшего будущее региона ».

    Как агентство регионального планирования, DRCG разрабатывает региональный план, касающийся роста и развития, транспортных потребностей и качества окружающей среды. Реализуется ряд значительных инициатив, а также такие усилия, как возможность использования совместно используемого оборудования в Интернете для местных органов власти, которые могут брать оборудование в кредит или ссужать его.Карта солнечной энергии DRCG является примером инициатив, связанных с энергетикой, и инициативу развития, ориентированную на транзит, можно найти здесь.

    Округ Уилкокс участвует в Организации сельского планирования (RPO) региональной комиссии Алабамы Томбигби, которая занимается планированием сельского транспорта. Имея подробный план работы на 2014 год, RPO придерживается амбициозного, четко определенного подхода. Целями RPO являются: 1) хорошо управляемый процесс планирования сельского транспорта; 2) эффективная структура транспортного комитета; 3) обширная библиотека данных и источник распространения; 4) отчеты, полезные для АЛДОТ и самоуправлений; и 5) хорошо информированная общественность, которая активно участвует в процессе планирования сельского транспорта.

    Это лишь несколько примеров преимуществ регионального планирования для решения проблем, влияющих на органы местного самоуправления. В следующих статьях будут рассмотрены другие вопросы, по которым местные органы власти объединились для решения общих проблем, такие как старение населения и доступное жилье.

    Глобальные решения региональных проблем

    Вредное цветение водорослей характерно не только для озера Эри — это глобальное явление, от которого страдают миллионы людей во всем мире.

    Целью этого семинара, спонсируемого NSF и NOAA, было обсуждение современных научных знаний о факторах цветения и факторах, способствующих возникновению ЧАВ, а также выявление пробелов в знаниях о предотвращении и устранении цветения. Кроме того, обсуждение тематических исследований текущих и предыдущих программ восстановления помогло разработать документ семинара, в котором представлены потенциальные будущие стратегии предотвращения цветения, смягчения его последствий и долгосрочные исследовательские цели.

    Просмотр программы семинара
    Темы включены:
    • Биология цветущих видов
    • Факторы окружающей среды, лежащие в основе ЧАБ
    • Проявление сенсора при обнаружении цветения
    • Дистанционное зондирование
    • Прогнозирование ЧАБ
    • Лучшие практики контроля и исправления

    Посмотреть презентации PowerPoint в мастерской

    Биология видов ВЦВ — Стив Вильгельм, Университет Теннесси

    Обнаружение цветения и токсинов — Грег Дусетт, NOAA

    Прогнозирование и моделирование Блума — Рик Стампф, NOAA

    Источники питательных веществ и управление земельными ресурсами / озерами — Дэйв Бейкер, Национальный центр исследований качества воды, Гейдельбергский университет

    Экономические последствия и стимулы для предотвращения цветения — Кэти Клинг, Университет штата Айова

    ЧАБ. Встречи в мире: последние выводы — Райнер Курмайер, Universität Innsbruck, Австрия

    Практические примеры контроля CHAB: успешно или иначе — Петра Виссер, Амстердамский университет, Нидерланды

    CHAB Смягчение / профилактика: что работает, а что нет? — Ханс Паэрл, Университет Северной Каролины, и Боцян Цинь, Нанкинский институт географии и лимнологии, Китай

    Открытый форум заинтересованных сторон

    Во вторник, 14 апреля, был проведен Открытый форум заинтересованных сторон, на котором были представлены приоритеты будущих исследований и текущая передовая практика.

    За дополнительной информацией обращайтесь:

    Джордж С. Буллерджан, [email protected], Роберт Майкл Маккей, [email protected], или Тимоти Дэвис, [email protected]

    Настоящая региональная проблема в сделке с Ираном

    Пока президент США Джо Байден рассматривает вопрос о возвращении к ядерной сделке с Ираном, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) — две из трех стран в мире, которые выступили против соглашения, — настаивают на том, что они должны быть включены в будущие переговоры о его судьбе.Их включение, как утверждают представители двух стран, исправит предполагаемый недостаток соглашения: его неспособность обуздать региональную политику Тегерана.

    Но на самом деле Эр-Рияд и Абу-Даби меньше заинтересованы в укреплении ядерной сделки, чем в поддержании вражды между США и Ираном. Когда в 2015 году велись переговоры о первоначальной сделке, эти государства действовали как спойлеры, стремясь не ослабить напряженность, а сохранить ее в той степени, в которой это обеспечило бы активное участие Соединенных Штатов в защите своих интересов в регионе.Байдену необходимо изменить предпочтения этих государств, если он хочет сделать их полезными партнерами в переговорах с Ираном.

    Прошлое как пролог

    Сегодня Саудовская Аравия, ОАЭ и Израиль утверждают, что ядерная сделка с Ираном 2015 года должна была охватывать региональные проблемы. Но еще во время переговоров по сделке Саудовская Аравия и ОАЭ настаивали на том, чтобы администрация президента США Барака Обамы воздерживалась от вовлечения региональных конфликтов в обсуждения с Ираном в их отсутствие.Израиль также выступал против расширения повестки дня переговоров за пределы ядерного файла из опасений, что это приведет Вашингтон к компромиссу на ядерном фронте в обмен на региональные уступки. Теперь эти три оппонента ядерной сделки заявляют, что главный недостаток соглашения — его исключительная ядерная направленность.

    Страны Персидского залива также особо не инвестируют в ядерные ограничения сделки. В своих частных консультациях с администрацией Обамы Эр-Рияд и Абу-Даби не настаивали на более строгих инспекциях или более длительных ограничениях в отношении иранской ядерной программы.«У нас никогда не было ни единого разговора с [саудовцами] о количестве центрифуг, — сказал мне в 2015 году Колин Каль, старший советник тогдашнего вице-президента Джо Байдена. это режим ? » В случае вынужденного выбора Эр-Рияд предпочел изолированный Иран с ядерной бомбой международно признанному Ирану, не вооруженному оружием гибели.

    Саудовская Аравия не проявила особого интереса к региональной дипломатии, когда через несколько месяцев после переговоров по ядерной сделке Соединенные Штаты приступили к рассмотрению роли Ирана в Сирии посредством многосторонних переговоров в Вене.Правительство Саудовской Аравии сначала отказалось от участия, уступив только после того, как Обама лично вмешался в дела саудовского короля и обиделось, когда Обама в интервью заявил, что странам Персидского залива необходимо «делить соседство» с Ираном.

    Серьезное участие США в регионе Персидского залива оказалось под вопросом.

    Напротив, вместе с Израилем и ОАЭ Саудовская Аравия поддержала решения бывшего президента США Дональда Трампа о нарушении ядерного соглашения и оказании «максимального давления» на Иран посредством санкций.Эр-Рияд не моргнул, когда эти действия оказались контрпродуктивными по отношению к сдерживанию региональной политики Ирана и ядерному развитию.

    Максимальное давление послужило целям Саудовской Аравии по той простой причине, что оно сделало санкции и, следовательно, вражду между США и Ираном практически необратимыми. Пока Соединенные Штаты и Иран рассматривают друг друга как противников, Вашингтон будет поддерживать свои военные обязательства на Ближнем Востоке. Это обязательство обеспечивает безопасность, от которой стали зависеть Саудовская Аравия, ОАЭ и Израиль.Более того, пока Соединенные Штаты работают над сдерживанием политического влияния Ирана и подрывают его экономику, баланс в регионе будет искусственно смещаться в пользу этих государств — наклон, который их собственная власть не сможет выдержать.

    Выход из тупика

    Учитывая, что эти три партнера США по безопасности — Саудовская Аравия, ОАЭ и Израиль — заинтересованы в поддержании враждебности между США и Ираном, и учитывая их послужной список в качестве противников, их включение в возобновление ядерных переговоров было бы сокрушительной ошибкой, почти гарантировал конец дипломатии.Но администрация Байдена также предусматривает дальнейшие переговоры по безопасности в Персидском заливе, которые будут иметь мало смысла без этих полномочий. Поэтому Вашингтон должен найти конструктивный способ включить их в этот более поздний этап.

    Соединенным Штатам придется начать с того, чтобы разубедить три страны в том, что они могут просто добавить свои опасения по поводу поведения Ирана в повестку дня, не ставя свою собственную политику в предмет переговоров. У Эр-Рияда и Абу-Даби есть законные вопросы, которые следует поднять в отношении поддержки Ираном правительства Башара Асада в Сирии, его передачи оружия хуситским силам в Йемене и его поддержки негосударственных субъектов во всем регионе.Но у Тегерана есть свои проблемы с политикой Саудовской Аравии и Эмиратов, такие как финансирование и вооружение ополченцев, саудовская пропаганда ваххабизма и обширные закупки американского оружия саудовцами и эмиратцами, а также израильтянами. Если Эр-Рияд и Абу-Даби явятся на последующие переговоры, не готовые к компромиссу по таким вопросам, они не только не смогут выйти из тупика в своем регионе, но и будут активно, возможно намеренно, увековечить его.

    В самом деле, у саудовцев и эмиратцев может быть очень мало стимулов для добросовестного участия в такой региональной дипломатии, если они верят, что у Соединенных Штатов есть интерес и политическая воля для продолжения военного доминирования в регионе.Успех любых таких переговоров, скорее всего, повлечет за собой болезненные компромиссы и сокращение закупок оружия у США. Вашингтон может даже воспользоваться возможностью вывести свои вооруженные силы из Персидского залива. Ни одна из этих перспектив не привлекает автократов Саудовской Аравии или Эмиратов. Они предпочитают статус-кво, то есть пользоваться де-факто американским зонтиком безопасности, гарантированным американскими налогоплательщиками, в то время как Соединенные Штаты и Иран постоянно остаются в ссоре.

    Для достижения настоящего мира в регионе потребуется, чтобы Соединенные Штаты предприняли — или признали — болезненный и последовательный шаг.Глубокое участие США в регионе Персидского залива подверглось сомнению в Вашингтоне и стало непопулярным среди американской общественности. Госсекретарь Энтони Блинкен и министр обороны Ллойд Остин вскоре опубликуют Global Posture Review, который, несомненно, покажет, что стратегическое значение Персидского залива резко снижается, что делает невозможным оправдание затрат на поддержание военного господства там.

    Чтобы Дом Сауда и его эмиратские союзники не играли спойлерами в региональной дипломатии, Соединенные Штаты должны сначала устранить любые сомнения в том, что эпоха американской гегемонии над Персидским заливом подходит к концу.Только при таких обстоятельствах Эр-Рияд и Абу-Даби придут к выводу, что успешная региональная дипломатия — их лучший выбор, и согласятся стать мирными партнерами Соединенных Штатов.

    Загрузка …
    Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

    Региональные различия — это больше, чем экономическая дилемма, это проблема гражданских прав

    В новом отчете

    Brookings о безудержном региональном разделении страны, обусловленном технологиями, возродились многие высокоуровневые вопросы об экономической эффективности и конкурентоспособности страны.Могут ли Соединенные Штаты по-настоящему процветать, если 90% роста занятости в их «инновационном секторе» с интенсивным использованием НИОКР и STEM происходит всего в пяти «суперзвездных» технологических центрах? Все больше голосов начинают в этом сомневаться.

    И все же еще одна, более простая проблема возникает из-за регионального разделения страны: они несправедливы. И это вопрос социальной справедливости.

    Оставьте в стороне дискуссии о «эффективности» и «конкурентоспособности». Вместо этого давайте сосредоточимся на очевидном факте из нового отчета: что десятки миллионов американцев серьезно обездолены с точки зрения возможностей трудоустройства, мобильности доходов, а также уровня здоровья и счастья просто в силу того, что они живут в месте, отличном от центра «суперзвезд».

    Такая географическая точка зрения чаще используется в обсуждениях в пределах городов на уровне микрорайонов. В работе нашего коллеги Алана Беруби и экономиста из Гарварда Раджа Четти изучается экономическое неравенство на уровне района и его мощное влияние на благополучие детей в будущем. Это исследование показало, что место проживания людей — вплоть до уровня блоков — имеет большое значение для того, добьются ли они успеха в дальнейшей жизни.

    Тем не менее, если расширить кругозор, чтобы посмотреть на деления на городов и городских агломераций, однобокая карта технологических инноваций в стране демонстрирует невыносимые дополнительные издержки, связанные с региональным расхождением.В частности, наш гиперконцентрированный инновационный сектор означает, что американцы всех рас живут вдали от наиболее динамичных технологических центров и социальной мобильности, которую они обещают.

    Такое расстояние лишает миллионы рабочих, которые живут в «неправильных» местах, расширенных возможностей, связанных с мультипликативным эффектом инновационного сектора в «правильных» местах. Это особенно лишает миллионы рабочих, не имеющих средней школы или высшего образования, повышения заработной платы, которое, как было показано, улучшает доходы таких рабочих, живущих в этих суперзвездных технологических центрах.Итак, десятки миллионов чернокожих, коричневых и белых рабочих, которые случайно не проживают в Сиэтле, Бостоне или Сан-Диего, теряют возможность увеличения доходов, преимуществ цепочки поставок, а также возможностей обучения и образования, которые приносят пользу более близким рабочим.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You may use these HTML tags and attributes:

    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>