Современные проблемы человечества: 10 главных проблем, с которыми человечество столкнется в 2015 году :: Общество :: РБК

Содержание

10 главных проблем, с которыми человечество столкнется в 2015 году :: Общество :: РБК

Геополитическое соперничество, экономическое неравенство, изменение климата и откат демократии – эти проблемы, несмотря на их неоднородность, будут основными для человечества в следующем году, к такому выводу пришли более 1,5 тысяч экспертов Всемирного экономического форума. Результаты их анализа представлены в ежегодном докладе «Прогноз по глобальной повестке» (Outlook on the Global Agenda) на 2015 год. 


Первое подобное исследование ВЭФ провел в 2008 году. В 2015 году несколько уменьшится влияние экономических последствий глобального финансового кризиса, которые на протяжении нескольких лет оставались ключевыми для многих стран, отмечает основатель Давосского форума Клаус Шваб. Теперь стабильности угрожают политические вызовы – рост террористической угрозы и обострение геополитических конфликтов, а это, в свою очередь, мешает странам сообща решать насущные проблемы.

Фото: REUTERS 2014

Растущее неравенство

 

Проблема неравенства доходов в 2015 году выйдет на первое место (год назад ВЭФ ставил ее на вторую позицию). На данный момент менее обеспеченная половина населения владеет не более 10% общего богатства, и эта проблема распространяется как на развитые, так и на развивающиеся страны, отмечают авторы доклада. Согласно проведенному ВЭФ опросу, с наибольшей вероятностью в течение следующего года ситуация ухудшится в Азии, а также в Северной и Латинской Америке.  

 

Для эффективной борьбы с экономическим неравенством страны должны подходить к решению этой проблемы комплексно – повышать доступность образования, здравоохранения и иных ресурсов. Большинство людей полагает, что основная ответственность в связи с этим ложится на государство, но ее могут разделить и корпорации, поскольку сам бизнес выигрывает от роста доходов бедной части населения. Так растет число потребителей и рынок товаров и услуг. 

 

Фото: AP

Непрекращающийся рост безработицы

 

Экономический рост без роста занятости (jobless growth) – феномен, при котором не изменяется (и даже снижается) уровень занятости в сочетании с ростом ВВП.  Основной причиной этой проблемы авторы называют слишком быструю трансформацию рынка труда за счет развития технологий. 

 

Проблема знакома даже Китаю: страна пережила небывалый рост производства и экспорта и повысила конкурентоспособность своей продукции, однако число занятых в промышленности существенно сократилось за последние 20 лет из-за высоких темпов индустриализации и автоматизации. Это долгосрочная тенденция, которая будет наблюдаться во всем мире, указывает ВЭФ.

Фото: Getty Images

Нехватка лидеров

 

Согласно опросу ВЭФ, 86% респондентов полагают, что современному миру не хватает лидеров, 58% не доверяют политическим руководителям, и почти столько же (56%) с недоверием относятся к религиозным лидерам.  

 

Коррупция, банальная нечестность власти и неспособность справиться с современными проблемами – главные причины этого недоверия, свидетельствуют опросы Pew Research Center, проведенные в Китае, Бразилии и Индии. С другой стороны, общество все более склонно доверять деятелям негосударственных организаций и, как ни странно, бизнес-лидерам, которые добились успеха благодаря своим способностям, образованию и стремлению к инновациям. 

В современном мире лидеры могут вырастать из «обыкновенных людей», полагает одна из соонователей фонда Малалы Юсуфзай Шиза Шахид, имея в виду свою подругу Малалу, которой в этом году присудили Нобелевскую премию мира за образовательную и правозащитную деятельность. «Мы должны способствовать развитию общества, в котором честность и эмпатия будут считаться ключевыми чертами, где таланты получат возможность развиваться, – поясняет Шахид. – Это позволит обрести силу самым обычным людям». 

Фото: ТАСС

Растущая геополитическая конкуренция

 

После окончания холодной войны и развала Советского Союза мир на время пришел к либеральному консенсусу, однако сегодня геополитика вновь выходит на первый план, отмечает ВЭФ. Нарастание геополитической конкуренции не ограничивается событиями на Украине, аналогичные процессы разворачиваются в Азии и на Ближнем Востоке. 

 

В результате украинского кризиса Запад может экономически и политически отдалиться от России, которая до недавнего времени считалась гарантом региональной стабильности и мира, указывают авторы доклада. А ситуация в азиатском регионе – рост влияния Китая и его территориальные притязания –потенциально может иметь более серьезные глобальные последствия, пишет ВЭФ. Около трети участников опроса Pew Research Center полагают, что в обозримой перспективе Китай перехватит пальму первенства ведущей мировой державы у США. 

Помимо угрозы геополитических конфликтов, ослабление устоявшихся связей между государствами будет мешать им совместно решать глобальные проблемы, такие как изменение климата или инфекционные эпидемии. Подъем националистических настроений и разрушение системы многосторонних взаимоотношений между странами должны стать одним из важнейших уроков 2014 года, полагают эксперты ВЭФ.

Фото: Getty Images

Ослабление представительной демократии

 

Вера в демократические институты снижается с 2008 года: экономический кризис подорвал доверие и к бизнесу, и к правительствам, которые не сумели его предотвратить. Это спровоцировало народные волнения, например, в Греции и в Испании, да и протесты по политическим мотивам за последние годы прочно вошли в глобальную повестку. «Арабская весна» затронула почти все страны Северной Африки и Ближнего Востока, недовольство политическими режимами обострило ситуацию на Украине и в Гонконге, в Бразилии протесты из-за чрезмерных государственных трат сопровождали подготовку к чемпионату мира по футболу в этом году и к Олимпийским играм, которые пройдут в 2016 году.  

 

Несмотря на то что развитие информационных технологий позволяет существенно улучшить демократические процедуры, во всем мире наблюдается разлад между гражданами и избранными ими чиновниками. Правительства по-прежнему остаются институтами XIX века с мышлением XX столетия, которые не успевают за потребностями гражданского общества. Чтобы изменить сложившуюся ситуацию, чиновники должны использовать современные средства коммуникации для включения более обширных слоев населения в процесс принятия решений, считают эксперты ВЭФ.

 

 

Фото: Getty Images

Участившиеся природные катаклизмы

 

Экстремальные погодные условия являются прямым следствием изменения климата, отмечают эксперты ВЭФ, и в последнее время они проявляются все чаще и интенсивнее и носят все более разрушительный характер.  Наводнения в Великобритании, Бразилии и Индонезии, засуха в США и Австралии, ливневые дожди в Пакистане и снежные бури в Японии – эти события изменяют восприятие обществом проблемы климатических изменений.

 

По злой иронии, наибольшие разрушения переживают жители самых бедных стран, а мировое сообщество, как правило, пытается помочь им ликвидировать последствия уже случившихся бедствий, вместо того чтобы инвестировать в предотвращение ущерба от будущих катаклизмов. Это значительные расходы, эффект от которых будет заметен только в долгосрочной перспективе. Однако они принесут выгоду и экономикам стран, и бизнесу, и, несомненно, самым бедным и уязвимым нациям, поясняют авторы доклада. 

 

Фото: Getty Images

Обострение национализма

 

Со времен индустриальной революции люди обращаются к политическому национализму для защиты традиционных ценностей и идентичности. Каталония в Испании, Бельгия, Ломбардия, Шотландия в Великобритании – везде люди требуют защиты от экономических потрясений, и социальных конфликтов, и глобализации, которые угрожают нарушением устоявшихся традиций, ценностей и образа жизни. 

 

Тем не менее шотландцы проголосовали за сохранение в составе Соединенного Королевства. Возможно, этот отказ от сепаратизма продемонстрирует, что в новом глобальном мире нации могут сочетать сильные и яркие черты индивидуальности с желанием более тесной кооперации с остальным миром, надеются эксперты ВЭФ, ведь речь идет уже не только о сосуществовании наций в рамках одного государства, но и о функционировании как части интегрированной глобальной экономики. 

Фото: Getty Images

Ухудшение доступа к питьевой воде

 

Трудности с доступом к питьевой воде в различных странах могут быть следствием как финансовых, так и собственно ресурсных факторов, отмечает один из экспертов ВЭФ актер Мэтт Дэймон, который является одним из основателей благотворительной организации Water. org. В Индии миллионы людей отделяет от чистой питьевой воды лишь несколько долларов, поясняет актер, тогда как в Африке и Азии ее попросту нет. Более чем для 750 млн человек в мире нехватка питьевой воды является насущной проблемой уже сегодня, сетует Дэймон, а, по оценке экспертов ОЭСР, к 2030 году почти 1,5 млрд человек будут переживать «водный стресс». 

 

Несмотря на относительный успех частных инициатив, основная работа по развитию инфраструктуры и распределению питьевых ресурсов должна лечь на плечи правительств, считает ВЭФ. 

Фото: AP

Растущая роль здравоохранения

 

Здравоохранение является одной из центральных проблем для каждой нации без исключения.  Развитые страны сталкиваются с ускоряющимся старением нации, развивающиеся – со вспышками вирусных заболеваний, вроде эпидемии Эболы в Западной Африке. Для многих других стран ВИЧ, туберкулез и малярия по-прежнему остаются серьезными болезнями, которые сокращают трудоспособное население.

 

Тем временем, согласно докладу Всемирного банка, около 50% текущего разрыва между темпами экономического роста в развивающихся и развитых странах складывается именно из проблем со здоровьем и низкой продолжительности жизни. Государства должны больше тратить на поддержание здоровья своих граждан, и впоследствии это непременно отразится на экономическом благосостоянии страны, указывают эксперты ВЭФ. В качестве примера они приводят постоянно растущие расходы на здравоохранение в Китае, в том числе и на биомедицинские исследования, которые увеличиваются на 20–25% ежегодно. Довольно скоро Китай будет тратить на это направление больше США (в абсолютных величинах). Китайцы верят, что эти инвестиции вносят свой вклад в строительство экономики страны, и ВЭФ с этим соглашается.  

 

Фото: Getty Images

Загрязнение окружающей среды в развивающихся странах

 

Индустриализация развивающегося мира остается источником неконтролируемого загрязнения окружающей среды, отмечают эксперты ВЭФ. Если в глобальном масштабе эта проблема стоит на шестом месте по значимости, то для Азии этот вызов входит в тройку самых серьезных. Китай стал основным источником парникового газа в 2005 году и продолжает им оставаться, за ним следуют США и Евросоюз, свидетельствуют данные World Resources Institute. Бразилия и Индия идут следом в списке крупнейших загрязнителей.

 

Несмотря на то что основная ответственность за снижение выбросов лежит на самих развивающихся странах, развитые экономики также должны нести ответственность за преодоление этой проблемы. С одной стороны, они должны инвестировать в создание новых технологий с низким уровнем использования углеводородов, с другой – предоставлять развивающимся странам финансирование, которое обеспечит переход на более экологичные источники энергии.

Урок 18. современный мир и глобальные проблемы человечества — География — 11 класс

Название предмета, класс: география, 11 класс

Номер урока и название темы: урок 18 «Современный мир и глобальные проблемы человечества»

Перечень вопросов, рассматриваемых в теме:

  • Глобальные проблемы.
  • Причины возникновения проблем планетарного характера и пути их решения.
  • Отношения и тесная взаимосвязь глобальных проблем.

Глоссарий: глобальные проблемы, народонаселение, экологическая проблема, демографическая проблема, продовольственная проблема, энергетическая и сырьевая проблемы, проблема освоения ресурсов Мирового океана и мирного освоения космоса, проблема войны и мира, преодоление отсталости наименее развитых стран.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

В процессе эволюционного развития общества перед человечеством возникали непростые проблемы различной природы, в том числе и планетарного характера.

Но в современном мире никогда ранее перед жителями нашей планеты не возникал так остро вопрос о решении проблем мирового масштаба.

Мы с вами – неотъемлемая часть планеты Земля. И наша планета вместе со своими жителями большими шагами движется по пути к глобальной социально-экономической катастрофе. Этот факт констатировали лидеры мировых держав на Конференции ООН по окружающей среде и развитию ещё летом 1992 г. в Рио-де-Жанейро. 

Поэтому перед нами встаёт вопрос: «Неизбежен ли крах человеческой цивилизации из-за глобальных проблем?». Для ответа на данный вопрос мы с вами узнаем и научимся определять:

  • Какие глобальные проблемы стоят перед человечеством?
  • Каковы причины возникновения глобальных проблем?
  • Какова практическая роль социально-экономической географии в решении проблем взаимодействия природы и общества?

Термин «глобальные проблемы» появился во второй половине 60-х г., он происходит от латинского «globus» – Земной шар, то есть Земля.

Под глобальными проблемами понимают явления, которые охватывают весь мир, угрожают существованию всего человечества и требуют совместных осознанных действий различных стран для их разрешения.

Для анализа глобальных проблем рассмотрим их типологию, представленную автором учебника географии В.П. Максаковским.

Рисунок 1 – Типология глобальных проблем

1. Проблемы «универсального» характера – это проблемы политического, социально-экономического направления (предупреждение ядерных войн и сбережения мира на Земле, проблемы устойчивого развития мирового сообщества и повышения уровня упорядочения и управляемости им).

2. Проблемы природно-экономического характера – к ним относят энергетическую, сырьевую, продовольственную, экологическую и проблему Мирового океана.

3. Проблемы социального характера – в эту категорию входят проблемы демографическая, дефицита демократии и охраны здоровья, межнациональных отношений, терроризма, кризиса культуры, нравственности).

4. Проблемы смешанного характера – это проблемы, нерешённость которых довольно часто приводят к массовой гибели людей (преступность, региональные конфликты, стихийные бедствия, технологические аварии и др.).

Перейдём к более подробному описанию глобальных проблем.

Экологические проблемы

Масштабы антропогенных нагрузок на биосферу Земли проявляются в таких показателях, как:

  • сокращение плодородных земель в результате разрастания городских площадей, промышленных, транспортных и других объектов;
  • уничтожение влажных тропических лесов составляет более 40%;
  • возникновение проблемы нехватки пресной воды на территории некоторых стран;
  • увеличение выбросов нечистот в пресноводные бассейны.

Экологических масштабов достигает выброс токсичных отходов производства и быта в виде твёрдых, жидких и газообразных продуктов.

Каковы же источники загрязнения? Они разные: как естественные (вулканы, пожары лесов и поселений), так и антропогенные.

И, как следствие, разрушается озоновый слой.

Причиной возникновения общепланетарных экологических проблем можно считать проблему народонаселения.

Народонаселение — это совокупность людей, живущих на нашей планете в целом или в пределах какой-либо её части.

По данным, приводимым К.М. Петровым, население всего мира возрастает сегодня примерно на 80-90 млн. человек в год, но в различных районах плотность населения планеты неодинакова.

Демографическая проблема связана с падением прироста населения – демографическим кризисом (например, в отдельных странах Западной Европы) или резким увеличением этого прироста – демографическим взрывом (например, в Китае, Индии). Демографический взрыв положительно влияет на омоложение населения Земли, увеличивает трудовые ресурсы стран мира, но порождает целый ряд проблем, как глобальных, так и региональных. Он замедляет экономическое развитие государств, способствует обнищанию населения, обостряет проблемы охраны окружающей среды.

Решение демографической проблемы во многих странах контролируется государством. В развивающихся странах это политика, направленная на ограничение рождаемости. Например, в Коста-Рике демографическая политика привела к резкому сокращению количества детей в одной семье. Только за последние 10 лет их количество в семьях снизилось в среднем с 7 до 4. Больших успехов в планировании семьи достиг Сингапур. Почти урегулировал рождаемость в своей стране Китай.

В развитых странах демографическая политика, наоборот, направлена на увеличение численности населения. Для роста рождаемости в настоящее время выделяются значительные средства. Таким примером может быть Россия.

Продовольственная проблема – по данным организации по продовольствию и сельскому хозяйству и Всемирной организации по здравоохранению, в мире голодают и недоедают в среднем 1 млрд. человек.

Продовольственная проблема в мире обострилась в начале XXI в., что было обусловлено существующими в то время темпами роста численности населения по сравнению с производством продовольствия, резким сокращением площадей плодородных земель и запасов пресной воды, необходимых для производства сельскохозяйственной продукции. Недоступность для многих государств химизации, ирригации, комплексной механизации также приводит к стабилизации или снижению объёмов производства продовольствия, в частности, зерна.

Пополнение продовольствия частично происходит за счёт ресурсов Мирового океана. За последние полвека, например, вылов рыбы из океанов возрос почти в 5 раз. Недостаток продовольствия приводит не только к недоеданию и голоду, а также к быстрому исчерпанию пахотных земель, к ухудшению здоровья населения, возрастанию конфликтов и росту напряжённой обстановки в отдельных регионах.

Мировой океан стал источником жизни на планете Земля, залогом и условием её существования. Но его невообразимый размер часто становится причиной заблуждений о неисчерпаемости ресурсов океана. Возможности промышленных технологий лова рыбы далеко превзошли естественную скорость её воспроизводства, и многие уникальные обитатели моря были полностью истреблены ещё до первых попыток ограничивать их отлов.

Добыча нефтепродуктов и минерального сырья в шельфовых зонах стала причиной загрязнения огромных пространств поверхности океана, привела
к разрушению прибрежных и глубоководных экосистем. В связи с истощением материковых месторождений возник вопрос о совершенствовании природосберегающих технологий работы на океанском дне. Подводная добыча и транспортировка полезных ископаемых должна осуществляться с минимальным воздействием на водные экосистемы.

Обеспечение человечества ресурсами, энергией и сырьём – глобальная проблема, вызванная следующими основными причинами:

  • истощением уже разведанных запасов угля, нефти, природного газа, железной руды и других ископаемых ресурсов;
  • невосполнимостью открытых и эксплуатируемых месторождений нефти и природного газа;
  • необходимостью использования более труднодоступных месторождений;
  • увеличением территориального разрыва между местами извлечения, обработки и потребления ископаемых ресурсов.

Разрешение энергетических и сырьевых проблем возможно только в результате совместных усилий стран в развитии энерго- и ресурсосберегающих технологий, активного использования вторичного сырья, поиска новых месторождений, развития и совершенствования технологий использования альтернативных источников энергии.

Вопрос освоения космоса

Космос, как и Мировой океан, является для человечества полем деятельности и объектом использования. Современный технологический уровень предоставляет возможности активного освоения околоземных пространств и ближнего космоса.

Космос стал для землян источником уникальной информации. Основы космической индустрии будущего уже заложены. Космические технологии используются для получения сверхчистых материалов для электронной промышленности, лекарств и многого другого. Перспективным представляется и использование космоса в качестве источника энергетических ресурсов. Однако уже сейчас действующие и отработавшие свой срок летательные аппараты теснятся на орбите Земли. Многие области околоземного космического пространства загрязнены и опасны для полетов.

Серьёзной проблемой является отсталость наименее развитых стран. Население большей части мира живёт в нищете, в условиях неразвитой экономики и инфраструктуры, которые можно считать крайними проявлениями отсталости.

Ярким проявлением этого дисбаланса является следующее соотношение – большая часть населения мира живёт в развивающихся странах, в них же сосредоточена существенная часть всех ресурсов планеты. Однако, эти страны производят в 20 раз меньше товаров, чем развитые страны. Страшным последствием неравенства их вклада в мировую экономику является нищета, сотни миллионов людей по всему миру находятся за чертой бедности и голодают. В большинстве развивающихся стран продолжительность жизни намного меньше, а показатели детской смертности существенно выше, чем в развитых странах.

Отличительной чертой подобных государств является наличие разного масштаба вооружённых конфликтов. «Горячие точки» Земного шара становятся источником бесконечного потока беженцев.

Проблемой нового времени, требующей от мирового сообщества решения, стал терроризм. Международный терроризм без преувеличения является угрозой мирному и благополучному существованию всего человечества.

Проблема терроризма тесно связана со столкновением различных этносов, культур и религий. Конец двадцатого века стал временем всплеска националистических и сепаратистских течений, дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке, Балканском полуострове, Кавказе и в Южной Азии.

Одной из важных причин нестабильности в современном мире стал религиозный (в том числе, исламский) фундаментализм.

Атака на башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2011 года, взрывы жилых домов в Москве в октябре 2002 года, захват школы в Беслане в сентябре 2004 года, взрыв в петербургском метро в апреле 2017 года и идеологическая война в Сирии наглядно свидетельствуют о том, что, где бы ни жил человек, он не может чувствовать себя вне поля идеологических конфликтов.

Проблема мира и разоружения является одной из ключевых современных глобальных проблем человечества. Решение многих других глобальных проблем становится актуальным только при условии её разрешения. Более 90% погибших в вооружённых конфликтах за всю историю человечества приходится на двадцатый век. При этом 82 % из числа погибших – мирное население, а материальный ущерб, нанесённый в совокупности двумя мировыми войнами, составляет не менее 345 миллиардов долларов. Появление ядерного оружия во второй половине двадцатого века стало прямой и непосредственной угрозой мгновенного уничтожения человеческой цивилизации.

В настоящее время ядерным оружием обладают США, Россия, Китай, Индия, Франция, Пакистан и Северная Корея. Несмотря на осознание бессмысленности ядерной войны, из которой, ввиду вероятной гибели человечества, невозможно выйти победителем, подсчитано, что совокупный объём запасов взрывчатых веществ составляет до 10 тонн в тротиловом эквиваленте на одного человека.

В соответствии с современными данными, в случае глобального ядерного конфликта неизбежно наступление «ядерной зимы», резкого и продолжительного похолодания, вызванного загрязнением атмосферы продуктами атомных взрывов. Наглядным примером опасности ядерных конфликтов любого масштаба стала авария на Чернобыльской атомной электростанции.

Огромные материальные и научные средства, вовлечённые в гонку вооружений, могли бы быть направлены на разрешение множества проблем во всем мире.

Все глобальные проблемы находятся в тесной взаимосвязи, зачастую имеют общие источники возникновения и схожие пути развития. Поэтому крайне важны их классификация и систематизация, изучение причин и условий их появления, а главное, способов решения таких проблем обществом.

Проблемой номер один без преувеличения можно назвать вопрос сохранения мира и недопущения ядерных конфликтов. Её разрешение является принципиальным условием существования жизни на Земле. Ключевой она является и ввиду перспективы высвобождения огромных ресурсов, задействованных в гонке вооружений для решения остальных глобальных проблем.

Условное «второе место» может занять проблема экологии. Сохранность экосистем в планетарном масштабе также является обязательным условием выживания человечества.

Возможным способом борьбы с бедностью и голодом для многих стран могло бы быть эффективное планирование семьи. Внедрение новейших сельскохозяйственных технологий, рациональная и природосберегающая организация сельского хозяйства ослабит давление, которое последнее оказывает на природные экосистемы. Ресурсная и продовольственная проблемы прочно связаны с преодолением экономической отсталости развивающихся обществ. Улучшение питания, рациональное использование ресурсов, в частности, нефтепродуктов, являются условиями роста качества жизни. Тесно связаны они и с проблемой сохранности экосистем: разрушительное влияние сырьевой ориентации хозяйства и грязные производства усугубляют экологические проблемы стран третьего мира.

Вопрос бережного освоения Мирового океана также перекликается с вышеупомянутыми проблемами, рациональное использование его богатств способно помочь в решении сырьевой, энергетической и продовольственной проблем.

Перечисленные факты теории глобальных проблем – опасность самоуничтожения человечества, исчерпаемость природных ресурсов — стали основой метода изучения глобальных проблем: «глобального моделирования».

Разработка и применение глобального моделирования является, во многом, заслугой Римского клуба – организации европейских и американских общественных деятелей, политиков, бизнесменов и учёных. Его изначальной задачей стала разработка мер по противодействию глобальным угрозам. Римский клуб начал свою деятельность в 1968 году. При материальной и моральной поддержке организации была предпринята серия масштабных исследований глобальных проблем. Многие из этих исследований стали широко известными, обсуждались мировой общественностью и руководством стран первого мира.

Основным направлением исследований, которые были инициированы Римским клубом, остаются социальные и экономические проблемы.

Мы рассмотрели на уроке основные признаки глобальных проблем, которые угрожают всем нам и носят планетарный характер. Крах человечества будет неизбежен, если мы не изменим ценностные установки. Решение проблем нуждается в неотложных мерах по их устранению и возможно только в рамках всего человечества. Будущее человечества зависит от того, насколько быстро и полно будут осознаны и приведены в действие главные факторы устойчивого развития — это прогноз совершенствования планеты в целом с учётом всех существующих глобальных проблем. Одним направлением для прогнозирования и осознанного восприятиях всех существующих процессов является социально-экономическая география.

Примеры и разбор решения заданий тренировочного модуля

  1. Определите соответствие между типом глобальной проблемы человечества и её сущностной характеристикой.

1. Экологическая а. Альтернативные источники энергии

2. Демографическая б. Демографический кризис

3. Продовольственная в. Долговой кризис

4. Сырьевая и энергетическая г. Кислотные дожди

5. Мирового океана д. Скрытый голод

6. Отсталости развивающихся стран е. Марикультура

Альтернативные источники энергии – источники, необходимые для экономии ресурсов, следовательно, это проблема сырьевая и энергетическая.

Демографический кризис – процесс сокращения численности населения страны, значит, это демографическая проблема.

Долговой кризис – это проблема отсталости развивающихся стран.

Кислотный дождь – это дождь, который содержит какое-то количество кислот вследствие наличия в воздухе таких загрязняющих веществ, как оксиды серы, азота и др., значит, это экологическая проблема.

Скрытый голод – продовольственная проблема.

Марикультура или морская культура – направление аквакультуры, занимающееся разведением или выращиванием морских организмов, значит, это проблема освоения Мирового океана.

Правильный ответ: 1 — г, 2 — б, 3 — д, 4 — а, 5 — е, 6 – в.

  1. По данным Росстата, в 2017 году родилось 1 690 000 чел., а умерло 1 824 000 чел. Среднегодовая численность населения составляла 146 804 372 чел. Рассчитайте коэффициент естественный прироста населения. В ответ впишите только числовое значение (ответ округлите до одного знака после запятой).

Коэффициент естественного прироста (КЕП) — его измеряют в промилле (%о) и рассчитывают по формуле:

КЕП = ЕП/ЧН * 1000.

Естественный прирост (ЕП) — разность между числом родившихся и умерших за определённый период времени.

ЕП = Рождаемость — Смертность = Р — С

ЕП=1 690 000 -1 824 000= -134 000 (чел.) – естественная убыль

КЕП = -134 000/146 804 372 * 1000 = -0,9 (%о)

Ответ: КЕП = -0,9 (%о).

Пояснения к обозначениям:

КЕП — коэффициент естественного прироста,

ЧН — среднегодовая численность населения.

Основная и дополнительная литература по теме урока:

  1. Аксенова М. Ю. Единый государственный экзамен. География. Решение демографических задач [Текст]: методические рекомендации в помощь учителям географии / М. Ю. Аксенова, Е. В. Храмова; под ред. В. В. Зарубиной. – Ульяновск: УИПКПРО, 2010. – 15 с.
  2. Максаковский В. П. География. 10-11 кл. Учебник. Базовый уровень. (ФГОС). – М.: Просвещение, 2017. – 416 с. : ил. – С. 351–367.
  3. Социально-экономическая география мира: справочное пособие (карты, диаграммы, графики, таблицы) для обучающихся общеобразовательных учреждений, студентов, преподавателей/ В.Н. Холина, А.С. Наумов, И. А. Родионова; под общ. Ред. В.Н. Холиной. – 5-е изд., испр. – М.: Дрофа; Издательство ДИК, 2009. – С. 20–23.
  4. Филатова Н. И., Усова С. И. Современные глобальные проблемы человечества [Текст] // Проблемы современной экономики: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.) – Челябинск: Два комсомольца, 2015. – 39 с.

Глобальные проблемы современности: Библиография (1)





  Глобальные проблемы современности
   Отеч. и иностр. литература
На 10.12.2004
338
названий





    Общие работы


  • Актуальные проблемы глобализации: Круглый стол «МЭиМО» // Мировая экономика и междунар. отношения. — 1999. — N 4. — С.37-52; N 5. — С.41-57.
    НО

  • Актуальные проблемы Европы: Проб. — темат. сб. Вып. 4: Европа на пороге XXI века: ренессанс или упадок? / РАН ИНИОН; Гл. ред. Т.Г. Пархалина. — М.: ИНИОН, 1998. — 242 c.

  • Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия: Пер. с англ. — М.: Междунар. отношения, 1993. — 135 c.
    Г93-6633 ч/з3

  • Балабай С.В. Человек и мир на стыке времен // Общество и политика в исторической ретроспективе. — Саратов, 1992. — С.3-8.

  • Банников Г.Н. Новый взгляд на разум и политику. — Хабаровск, 1998. — 225 c.
    Г99-3877 ч/з3

  • Василенко Л. Зачем человек?: [ О глобальн. проблемах современности] // Если. — 1992. — N 5. — С.84-86.

  • Гизатуллин Х.Н., Троицкий В.А. Концепция устойчивого развития: новая социально — экономическая парадигма // Обществ. науки и современность. — 1998. — N 5. — С.124-130.
    НО

  • Гирусов Э.В., Платонов Г.В. Мир в поисках концепции устойчивого развития // Вестн. Моск. ун-та. Сер.7. Философия. — 1996. — N 1. — С.3-14.
    НО

  • Глобальные проблемы и цивилизационный сдвиг: [Сб. обзоров] / Отв. ред. В.Е.Ермолаева. — М., 1993. — 35 c. — (Сер.: Глоб. пробл.современности).
    Г93-6294 ч/з3

  • Глобальные проблемы, их суть и поиск путей разрешения: Материал для дискуссий по теме: «Глоб.пробл. и принципы устойчивого развития» / Авт. — сост.: А.А. Черепанов, А.Г. Литвиненко. — Новосибирск: СО РАН, 1998. — 108 c.
    Е98-1072 ч/з3

  • Глобальные проблемы как источник чрезвычайных ситуаций: Междунар. конф. 22-23 апр. 1998г.: Докл. и выступления / Под. ред. Ю.Л. Воробьева. — М.: УРСС, 1998. — 318 c.
    Д98-941

  • Груздева В.В.Проблемы развития человечества в контексте взаимодействия цивилизации и культуры: Методол. аспект. — Н. Новгород: Изд-во Нижегор. ун-та, 1996. -170 c.
    Г97-1356 ч/з3

  • Делягин М. Общая теория глобализации // Общество и экономика. — 1998. -N 10/11. — С.87-103.
    НО

  • Диалог наук на рубеже ХХ-ХХI веков и глобальные проблемы современности: Материалы постоянно действ. междисциплинар. науч. конф. — Йошкар-Ола, 1996. — 571 c.
    Г97-3227

  • Друкер П.Ф. Новые реальности: В правительстве и политике, в экономике и бизнесе, в об-ве и мировоззрении: Пер. с англ. — М.: Бук Чембэр Интернэшнл, 1994. — 379 c.
    Г94-5142 ч/з3

  • Дубнов А.П. Глобалистика. — 2-е изд.- Новосибирск, 1995. — 83 c.
    Г97-10860 ч/з3

  • Европа и глобальные проблемы современности: (По материалам 44-й сессии Генер. ассамблеи ООН): Реферат. сб. /РАН. ИНИОН; Редкол.: Т.Г.Пархалина и др. — М., 1992. — 207 c. — (Мир, разоружение, наука).

  • Заварзин Г.А., Пегов С.А. Геополитические аспекты глобальных изменений // Вестник РАН. — 1996. — Т.66, N 2. — С.106-111. — Библиогр.: 9 назв.

  • Капустин Б.Г. Глобальные проблемы мирового общественного развития. — М.: Изд-во Ун-та дружбы народов, 1991. — 144 c.

  • Кинг А., Шнайдер Б. Первая глобальная революция: Докл. Рим. клуба: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1991. — 340 c.
    В92-21

  • Концепция системных мегатенденций мирового развития и общезначимые ценности как основа международных переговоров по глобальным проблемам: Метод. указания для участников проекта ICONS / Гос. ком. Рос. Федерации по высш. образованию. Новосиб.гоc. ун-т; Сост. Н.С.Розов. — Новосибирск, 1994. — 34 c.

  • Косов Ю.В. В поисках стратегии выживания: Анализ концепций глобального развития. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1991. — 121 c.
    Г91-18595 ч/з3

  • Куликов М.И. Мир на пороге ХХI столетия: Всемирно-ист. процесс и глобальные проблемы мировой цивилизации: Учеб. пособие. — Новгород, 1995. — 159 c.

  • Ласло Э. Пути, ведущие в грядущее тысячелетие. Проблемы и перспективы // Вопр. истории, естествознания и техники. — 1997. — N 4. — С.80-105.
    01

  • Ласло Э. Рождение слова — науки — эпохи // Полиc. — 1993. — N 2. — С.25-30.
    Человечество перед лицом глобальных проблем современной эпохи. Формирование и развитие глобального подхода (глобалистики).

    НО

  • Лейбин В.М. Глобальная проблематика: Науч. исследования и дискуссии. — М, 1991. — 62 c.
    П91-2355

  • Майор Ф. Память о будущем: Пер. с франц. — М.: Прогресс, 1995. — 175 c.
    Г96-1172

  • Максимова М. В XXI век со старыми и новыми глобальными проблемами // Мировая экономика и междунар. отношения. — 1998. — N 10. — С.5-22.
    НО

  • Миголатьев А.А. Альтернативы века: что впереди? — М.: Луч, 1992. — 271 c.
    Г93-2845 ч/з3

  • На пути к постиндустриальной цивилизации: Материалы II Междунар. Кондратьев. конф. «Идеи Н.Д.Кондратьева и динамика о-ва на рубеже III тысячелетия» (Санкт-Петербург, 15-17 марта 1995 г.) / Науч. ред. Ю.В.Яковец. — М.: Изд-во ин-та экономики РАН, 1996.- 278 c.
    Г96-3214 ч/з2

  • Осипова Е., Соколова Р. Кризис цивилизации и неоконсерватизм // Обществ. науки и современность. — 1993. — N 3. — С.94-106.
    НО

  • Ошеров В. Глобализация и/или глобализаторство? // Новый мир. — 2001. — N 1. — С.179-185.

  • Панарин А. Глобальное информационное общество: вызовы и ответы // Власть. — 2001. — N 1. — С.14-19.

  • Программа действий: Повестка дня на XXI в. и др. документы конф. в Рио-де-Жанейро в попул. излож. / Сост. М.Китинг. — Женева: Центр за наше общ. будущее, 1993. — 70 c.
    С-П.784 НО

    Г95-5711

  • Римский клуб: История создания, избр. докл. и выступления, офиц. материалы (The club of Rome) / Под ред. Гвишиани Д.М. — М.: УРСС, 1997. — 377 c.
    Д97-479

  • Родионова И.А. Глобальные проблемы человечества: Учеб. пособие. — М.: Аспект Пресс, 1994. — 143 c.
    Г95-931 ч/з3

  • Тихонов В.А. Будущее человеческой цивилизации и России: Закономерности развития человеческого общества. — М.: Палей, 1996. — 87 c. — (Политики России).
    Г97-2076

  • Трагедия цивилизации: Кризис и тенденции развития современ. цивилизации: (Материалы науч. семинара, [Москва, июль 1993 г.]). — Новосибирск, 1994. — 47 c.
    Е94-186 ч/з1

  • Тюгашев Е.А. Современная глобалистика: центрация дискурса //Гуманит. науки в Сибири. — 1998. — N 1. — С.54-57.
    НО

  • Устойчивое развитие: Библиогр. обзор / РАН. Сиб.отд-ние. ГПНТБ; Науч.ред. Б.С. Елепов. — Новосибирск, 1994. — 146 c.
    С-У.813 НО

  • Федотов А. Планета Земля, человечество, экономика // Экономист. — 1995. — N 11. — С.43-56.
    НО

  • Хохлова Т.Ф. Глобальные проблемы человечества (по докл. Римского клуба) //Вестн. Моск. ун-та. Сер.6. Экономика. — 1996. — N 2. — С.24-37.
    НО

  • Эрлихман Б.Л. Periculum in more: [Проблемы выживания человечества] // Энергия: экономика, техника, экология.- 1992. — N 3. — С.46-47.
    НО

  • Яковец Ю.В. Циклы. Кризисы. Прогнозы. — М.: Наука, 1999. — 448 c.
    С-Я.471 НО

    Г99-589 ч/з3

  • Яновский Р.Г. Глобальные изменения и социальная безопасность. — М.: Academia, 1999. — 357 c.

  • Beyond the earth summit: Developing an energy-efficient world. Hearing before the Comm. on gov. affairs, US Senate, 102d Congr., 2d sess., May 21,1992. — Wash.: Gov.print.off, 1993. — 331 p.
    Анализ глобальных перспектив мирового развития, прежде всего уровня и качества жизни последующих поколений, с учетом современных энергетичесих кризисов и истощимости природных ресурсов.

  • Encyclopedia of world problems and human potential / Ed. by Union of intern. assoc.. — Munchen etc.: Saur, 1994. Vol. 1: World problems. — 1263 p.; Vol.2: Human potential — ransformation and values.. — 930 p.
    Энциклопедия мировых проблем и человеческого потенциала. Т.Т. 1,2.

  • Gallopin G.C. Human dimensions of global change: Linking the global and the local processes // Intern. social science j.: ISSJ. — Oxford, 1991. — Vol.43, N 4. — P.707-718.
    Человеческое измерение глобальных изменений: различение глобальных и локальных процессов.

  • Global commons: site of peril, source of hope. — Oxford etc., 1991. — 136 p. — (World development.: Vol.19, N 1).
    Анализ глобальных проблем человечества, в том числе социально-экономического развития, экологического кризиса, изменения климата.

  • Hala W.E. An international planning dialogue tohelp shape the new global system // Futures. — Guildford, 1993. — Vol. 25, N 1. — P.5-21.
    Проект «Мир 2000». Предварительный план проекта, его роль и значение.

  • Reich R.B. The work of nations: Preparing ourselves for 21st-centurq capitalism. — N.Y.: Knopf, 1991. — 331 p.
    Противоречия между глобализацией проблем развития, интернационализацией производства в мировом капиталистическом хозяйстве и узконациональными интересами отдельных стран в преддверии 21 в.

  • Swift A. Global political ecology: The crisis in economy a. gov.. — L.; Boulder (Col.): Pluto press, 1993. — 345 p.
    О новом подходе к современным глобальным проблемам (гонка вооружений, рост населения, экологический кризис, глобальный дисбаланс производства и распределения ресурсов и богатства, нарушение прав человека) и путям их разрешения. Критика современного экономического мышления и предложение своего решения, основанного на «железном законе» экономики, экологии и правительства.

  • The Global focus: People a. environment in change / Bonnor Ch., Hammond Ch., Hutchinson N. et al. — Milton: Jacaranda press, 1989. — 446 p.
    Глобальные проблемы мирового развития: экономико-географический, демографический, социально-экономический и экологический аспекты.

  • Философский аспект глобальных проблем


  • Васильева Т.С. Перспективы человечества: тупики и магистраль развития // Новые идеи в философии. — Пермь, 1998. — Вып.7. — С.185-192.
    Р12285/7 ч/з3

  • Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности: Пер. с англ. и франц. / Сост. Л.И. Василенко, В.Е. Ермолаева. — М.: Прогресс, 1990. — 495 с.
    С-Г.547 НО

  • Глобальные проблемы и перспективы цивилизации (Феномен евразийства): [Cб. ст.] / Отв. ред. Ф.И.Гиренок. — М, 1993. — 180 c.
    Г93-6294 ч/з3

  • Глобальные проблемы и перспективы цивилизации. Философия отношений с природной средой: [Сб.] / Отв. ред. А.В.Сагадеев. — М., 1994. — 139 c. -(Глоб. пробл. современности).
    Г95-327 ч/з3

  • Глобальный эволюционизм: (Филоc. анализ): [Сб.] / Отв. ред. Л.В. Фесенкова. — М.: ИФРАН, 1994. — 149 c.
    Г95-9072 ч/з3

  • Давидович В.Е. В зеркале философии. — Ростов н/Д.: Феникс, 1997. — 445 c.
    Г97-2795 ч/з3

  • Денисов В.В. Единство мира и современные реалии // Философия и общество. — 1997. — N 6. — С.106-124.
    НО

  • Дубнов А.П. Устойчивое развитие против глобальной катастрофы: утопия или социоинженерный проект? // Социальная философия и социальная инженерия. — Новосибирск, 1998. — С.72-82.
    Е98-673 ч/з3

  • Иванов О.П., Малинецкий Г.Г. Методология исследования глобальных проблем современности // Синергетика. — М., 1999. — Т.2. — С.54-69.
    01

  • Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. — М.: Наука, 1997. — 285 c. — (Кибернетика: неогранич. возможностии возмож. ограничения).
    Г98-1098

  • Карвалью Р.Ф.Новые технологии, будущее империй и четыре всадника Апокалипсиса: Пер. с порт. — М.: Мир, 1996. — 84 c.
    Г96-6867

  • Колычев П.М. Критика философии всеобщего и предмет философии глобального развития мира // Человек. Культура. История. — Саратов, 1993. — С.105-112.
    Г93-7804 ч/з3

  • Кочергин А.Н. Философия и глобальные проблемы: Спецкурc. — М.: РОУ, 1996. — 228 c.
    Г96-3965 ч/з3

  • Куликов М.И. Глобализм как теория и политическая стратегия внешнеполитической деятельности цивилизованных государств (постановка проблемы) // Человек — сам себе непонятый. — Н.Новгород, 1997. — С.123-134.

  • Кутырев В.А. Естественное и искусственное: борьба миров. — Н. Новгород, 1994. — 200 c.
    Г95-1905

  • Минард Е. Эволюция богов: Альтернатив. будущее человечества. — М.: Мир, 1996. — 111 c.
    Г96-4600

  • Моисеев Н.Н. Расставание с простотой (Путь к очевидности). — М.: Аграф, 1998. -473 c.
    С-М.748 НО

    Г99-2112 ч/з3

  • Морозов Г.В. Апокалипсис ХХ века: Космич. причины и факторы в ист. процессе // Руc. мысль. — 1993. — N 1/2. — С.167-171.

  • Назаретян А.П. Двадцать первый век: гибель цивилизации, возврат к прошлому или небывалый прогресс? // Наука и религия. — 2001. — N 3. — С.2-5.
    Беседа с проф. филос. фак. МГУ А.П.Назаретяном о глобальных проблемах современности, практическом гуманизме, мировом сообществе, демографии и эволюции общества.

  • Носиков А. Апокалипсис ноосферы // Филоc. исслед. — 1998. — N 4. — С.125-163.
    Человечество в ситуации глобального кризиса.

    НО

  • Решение глобальных проблем и формирование ноосферной методологии // Бессонов Б.Н. и др. Методология науки и стратегия выживания цивилизации.- М., 1999. — С.119-160.
    01

  • Руфин. Мост в золотое тысячелетие. — Новосибирск, 1996. — 86 c.
    Г97-217

  • Сило (Марио Луис Родригес Кобос (Сило). Гуманизировать жизнь на Земле. — М.: Клуб гуманист. инициатив, 1992. — 153 c.
    Г96-4208

  • Социально-философские проблемы современности /Под ред. Б.М. Синельникова — Волгоград: Политехник, 1998. — 203 c.
    Г98-8464 ч/з3

  • Философские аспекты глобальных проблем современности: Тез. Вторых всесоюз. филос. чтений молодых ученых «XXVI сьезд и актуал. пробл. марксистско-ленинской философии» (Пушкино, 31 мая — 3 июня 1982 г.) / Редкол.: Крушанов А.А. (отв. ред.) и др.; АН СССР. Филос. о-во СССР, Ин-т философии АН СССР. — М., 1982. — 89 с.
    • Из содерж.:

    • Никифоров В.Е. Специфика социально-философского анализа процесса постановки глобальных проблем современности. — С.8-10;
    • Ситников В.И. Некоторые методологические аспекты глобального моделирования. — С.10-12;
    • Погорецкий В.Г. Исследование глобального развития. Аспект моделирования универсальных проблем. — С.15-18;
    • Давтян Н.А. Методологический анализ ключевых понятий глобального моделирования. — С.18-21;
    • Мелюхин И.С. Глобальное моделирование как новый этап социально-экономического прогнозирования. — С.21-23;
    • Угринович Н.Д. Влияние глобальных проблем на развитие науки. — С.26-30;
    • Миронова Н.Б. Научное сообщество в эпоху глобальных проблем. — С.30-32;
    • Крылова И.А. Предотвращение ядерной катастрофы — главное условие решения глобальных проблем. — С.50-53;
    • Шабурова О.В. Глобальные проблемы современности как обьект политики. — С.53-56.
  • Философские перспективы человечества: Ученые РАУ ХIХ Всемир. филоc. конгр. (22-29 авг. 1993 г.) / Отв. ред.К.Х.Делокаров. — М., 1993. — 103 c.
    Г93-7297

  • Чешков М.А. Глобалистика: предмет, проблемы и перспективы //Обществ. науки и современность. — 1998. — N 2. — С.129-139.
    НО

  • Чумаков А.Н. Философия глобальных проблем. — М.: Знание, 1994. — 159 c.
    Г95-1978 ч/з3

  • Ягер С. Мир без границ: (Филоc. эссе): [Пер. с нидерл.]. — М.: Наука, 1997. — 189 c.
    Г97-10377 ч/з3

  • Khatchadourian H. Philosophy and the future, in a global context // Metaphilosophy. — Oxford, 1992. — Vol. 23, N 1/2. — P.25-33.
    Философия и будущее в глобальном контексте.




Актуальные проблемы развития человеческого потенциала в современном обществе

Актуальные проблемы развития человеческого потенциала в современном обществе [Электронный ресурс] : материалы VII Всероссийской (с международн. уч.) научно-практической конференции (1–2 декабря 2020 г.) / Пермский государственный национальный исследовательский университет. – Электронные данные. – Пермь, 2020. – 4,80 Мб ; 341 с. – Режим доступа: http://www.psu.ru/files/docs/science/books/sborniki/actualnye-problemy-razvitiya-chelovecheskogo-potenciala-2020.pdf. – Заглавие с экрана.
ISBN 978-5-7944-3588-7

Сборник содержит материалы (статьи), представленные на VII Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции (Пермь, декабрь, 2020) исследователями из регионов России и стран ближнего зарубежья. Обсуждаются актуальные проблемы в области социально-гуманитарного знания.

Предназначен для студентов, аспирантов, преподавателей и специалистов, работающих в смежных областях.

Скачать (pdf)

Актуальные проблемы развития человеческого потенциала в современном обществе [Электронный ресурс]: материалы VI Всерос. (с междун. уч.) науч.-практ. Конф. (3–4 декабря 2019 г.) / Перм. гос. нац. исслед. ун-т. – Электрон. дан. – Пермь, 2019. – 5,30 Мб; 420 с. – Режим доступа: http://www.psu.ru/files/docs/science/books/sborniki/actualnye-problemy-razvitiya-chelovecheskogo-potenciala-2019.pdf – Загл. с экрана.

ISBN 978-5-7944-3414-9

Сборник содержит материалы (статьи), представленные на VI Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции(Пермь, декабрь, 2019) исследователями из регионов России и стран ближнего зарубежья. Обсуждаются актуальные проблемы в области социально-гуманитарного знания.

Предназначен для студентов, аспирантов, преподавателей и специалистов, работающих в смежных областях.

Скачать (pdf)

Актуальные проблемы развития человеческого потенциала в современном обществе [Электронный ресурс]: материалы V междунар. науч.-практ. конф. (5–6 декабря 2018 г.) / Перм. гос. нац. исслед. ун-т. – Электрон. дан. – Пермь, 2018. – 12 Мб; 440 с. – Режим доступа: http://www.psu.ru/files/docs/science/books/sborniki/actualnye-problemy-razvitiya-chelovecheskogo-potenciala.pdf. – Загл. с экрана.

ISBN 978-5-7944-3210-7

Сборник содержит материалы (статьи), представленные на V Международной научно-практической конференции (Пермь, декабрь, 2018) исследователями из регионов России и стран ближнего зарубежья. Обсуждаются актуальные проблемы в области социально-гуманитарного знания.

Предназначен для студентов, аспирантов, преподавателей и специалистов, работающих в смежных областях.

The collection contains materials presented at the V International Scientific and Practical Conference (Perm, December, 2018) by researchers from the regions of Russia and the countries of the near abroad. Actual problems in the field of social and humanitarian knowledge are discussed.

Designed for students, graduate students, teachers and specialists working in

related fields.

Скачать (pdf)

Глобальные проблемы современного общества и пути их решения глазами студентов :: Петрозаводский государственный университет

Студенты-историки международных отношений обсудили проблемы современного общества в рамках повестки дня в области устойчивого развития.

Цели в области устойчивого развития являются своеобразным призывом к действию, исходящим от всех без исключения стран вне зависимости от уровня их развития. Эти цели направлены на улучшение благосостояния нашей планеты. Дискуссия, организованная преподавателем кафедры ИЯГН  О.М. Шереховой, была посвящена современному миру и месту каждого из нас в нем.

Студенты обсудили вопросы консьюмеризма, гендерного неравенства и места женщин в обществе, влияние Интернета и гаджетов на молодое поколение, подписочные сервисы, расточительное использование невозобновляемых ресурсов и многое другое. Так, например, в ходе дискуссии выяснили, что Россия занимает 129 место в списке гендерного равенства, и что 70% женщин, отбывающих наказание в тюрьмах, осуждены за самооборону.

Студенты, обсудив проблемы современного общества сделали важные выводы о том что человек, который является частью общества, имеет много потребностей с одной стороны, но и также много возможностей. Самое главное –  мы сами отвечаем за улучшение качества жизни в нем.

Студенты считают, что все меры по улучшению жизни, должны приниматься параллельно усилиям по наращиванию экономического роста и решению целого ряда вопросов в сферах образования, здравоохранения, социальной защиты и трудоустройства, а также борьбе с изменением климата и защите окружающей среды.

Сегодня воспитание глобального гражданина приобретает особую актуальность, поскольку именно оно является основой для подготовки обучающихся к реализации собственных потенциальных возможностей, преодолению критических ситуаций и решению проблем в быстро изменяющихся условиях современного мира,

— было отмечено во время дискуссии.

 

 

Журнал Международная жизнь — Архив 5 номера 2014 года Глобальные проблемы международных отношений в контексте формирующегося многополярного мира

Современный мир переживает эпоху глобальных изменений. Нынешняя политическая действительность «все больше определяется глобальной политической нестабильностью, в которую мир перешел в результате эрозии Вестфальской системы. На фоне ее распада и хаотизации международных отношений происходит формирование нового миропорядка, основанного на принципах многополярности»1. При этом система международных отношений становится все более анархичной2. Наблюдается нарастающий кризис идеи «демократического мира» — стержневого концепта эпохи однополярности3.

Темпы и скорость глобальных изменений непрерывно растут: всего один год потребовался западным политтехнологам для того, чтобы превратить спокойную и процветающую Северную Африку, некоторые страны которой (в частности, Тунис) по уровню жизни практически ничем не отличались от южных департаментов Франции, в очаг жесточайшей гражданской войны, международного терроризма и радикального исламизма. Теперь такая же участь ждет Сирию, а вместе с ней и весь Ближний Восток, включая главного непримиримого оппонента США — Иран.

Создается впечатление, что сегодня эрозии подвергаются сами основы Вестфальской системы, разрушаются платформы и механизмы, которые на протяжении многих десятилетий служили делу поддержания мира и политической стабильности, сохранению баланса между различными силами и группами интересов в глобальной политике. Сегодня все это стремительно распадается на отдельные фрагменты под натиском правового нигилизма, двойной морали и «управляемого хаоса».

В образовавшийся вакуум стремятся проникнуть силы, которые долгое время выступали идейными противниками демократического мира с его универсальными общечеловеческими ценностями: политические экстремисты и радикалы, террористы, исламисты всех мастей, националисты и, наконец, на примере Украины — неофашисты.

Многие годы на пути этих сил стояли международные организации, возникшие после окончания Второй мировой войны и призванные не допустить ее повторения, а также светские режимы Ближнего Востока и Африки, которые вели непримиримую борьбу с исламскими радикалами, Советский Союз и социалистический лагерь, которые поддерживали мировой баланс.

Сегодня Советского Союза нет, НАТО переключилась на задачи глобального управления. СФРЮ в результате распада превратила Балканы в «пороховой погреб» Европы, а возможно, и всего мира. Устоявшуюся за многие десятилетия систему государственного управления в арабских странах смели «цветные революции» «арабской весны», погрузив регион в вооруженный хаос, в котором американцы пытаются выстроить новую архитектуру международных отношений, близкую к их идеалам североамериканского «демократического мира». Технологии «цветных революций», отработанные в Ливии и Сирии, переброшены на Украину, стоящую на пороге гражданской войны по югославскому или ливийскому сценарию.

Однако, даже сталкиваясь со все новыми и новыми глобальными проблемами и вызовами, мы по-прежнему в большинстве своем остаемся неисправимыми оптимистами: несмотря на полный хаос в международных отношениях, называемый некоторыми политиками «управляемым», продолжаем верить в то, что мир, стремительно погружаясь в пучину конфликтов и войн, все-таки меняется к лучшему. Вот и сегодня в сознании многих граждан продолжает жить миф о том, что с окончанием холодной войны мир завершил свое существование в рамках конфликтной парадигмы и перешел на новый, более высокий и качественный уровень своего развития, характеризующийся снижением конфликтности во всех без исключения регионах мира.

Глобальные проблемы международных отношений в настоящий момент связаны в первую очередь с тремя основными факторами:

 — нарастающей хаотизацией международных отношений, тесно смыкающейся с «цветными революциями» на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а с недавнего времени — и в Украине;

 — международными конфликтами, которые ООН разрешить не в состоянии;

 — борьбой с сетевыми формами международного терроризма и афганским наркотрафиком, являющимся одновременно и источником ресурсов для террористических организаций, и фактором, который США активно используют для ослабления своего стратегического конкурента — набирающего мощь Европейского союза.

Одной из наиболее острых глобальных проблем развития человеческой цивилизации в свете событий на Ближнем Востоке и продолжающегося кризиса в Украине становится волна хаоса, охватившего регионы, который Соединенные Штаты считают «управляемым» и видят в нем новый инструмент демократизации современного мира, а остальные страны, включая Россию, рассматривают этот процесс как всеобщее бедствие и надвигающуюся глобальную катастрофу.

«Управляемый хаос», охватывающий все большие территории на волне «цветных революций» «арабской весны» и Евромайдана, гомогенизирует структуру традиционных обществ, разрушая общинный уклад и превращая общество в набор «вброшенных в него» индивидуумов, лишенных защиты общины и институтов гражданского общества от любого внешнего деструктивного воздействия.

На волне «управляемого хаоса» происходит взлом и разрушение исторически сформировавшихся в регионах систем и механизмов коллективной безопасности, существующих балансов сил. В образовавшийся вакуум приходят не демократы и либералы, а националисты, неонацисты (как в Украине) и исламисты, в том числе радикальные. Для системы международных отношений создается глобальная проблема, настолько подрывающая фундаментальные основы существующего миропорядка, что возникает вопрос о самом ее дальнейшем существовании.

С «управляемым хаосом» тесно связана глобальная проблема управления международными конфликтами. Задача урегулирования и разрешения международных конфликтов не теряет в современных условиях своей актуальности, напротив, сегодня мы отчетливо видим, как в результате осуществляемого Соединенными Штатами сознательного демонтажа Ялтинско-Потсдамской системы миро-устройства рушится вся система международной безопасности, мир стремительно погружается в хаос больших и малых войн, этнополитических и религиозных конфликтов.

Как показала война в Ливии и демонстрирует сейчас вооруженный конфликт в Сирии, в условиях обостряющейся борьбы мировых лидеров за власть региональные конфликты с легкостью перерастают свои начальные рамки и выливаются в более масштабные столкновения, вплоть до глобальных войн.

Деятельность США, их партнеров (НАТО, Саудовская Аравия, Катар) по «силовому умиротворению» и «принуждению к демократии» в различных регионах мира не только не устраняет первопричины протекающих там политических конфликтов, но во многих случаях приводит к их эскалации и переходу на новый, более масштабный уровень. При этом в большинстве стран, во внутренние дела которых США вмешиваются в роли «миротворца», они делают ставку на те самые политические силы и режимы, которые во всем мире принято называть «террористическими» и «экстремистскими», и сотрудничают с ними.

Так, в Афганистане США активно сотрудничают с талибами (на уровне самых настоящих партнерских отношений), а в гражданской войне в Ливии решающую роль в уничтожении армейских частей, верных Каддафи, сыграли боевые отряды «Аль-Каиды», стоявшие на острие удара, нанесенного совместно силами НАТО и мятежников. И сейчас среди полевых командиров так называемой объединенной сирийской оппозиции не менее половины — руководители боевых ячеек «Аль-Каиды», вышедшие из подполья, в которое их загнал Президент Башар Асад. В конфликте в Украине на стороне неонацистов, пришедших к власти, выступают наемники из американских частных военных компаний и все те же исламисты, которым все равно, где воевать против России.

Вместе с тем необходимо отметить, что современные международные конфликты и кризисы оставляют ведущим мировым лидерам, осуществляющим миротворческую деятельность, все меньше возможностей для применения сугубо военных решений.

В связи с этим на передний план внешней политики мировых лидеров выдвигается «мягкая сила»4, о которой все чаще говорят в российских политических кругах. В настоящее время ко многим приходит понимание того, что в условиях нарастающей политической нестабильности и погружения мира в «управляемый хаос» только «мягкая сила» и может быть эффективной. Кроме того, «мягкая сила» — это одновременно и инструмент великих держав, которым могут владеть только признанные или состоявшиеся лидеры, и индикатор, позволяющий судить о том, является ли данное государство мировым лидером или только делает вид.

По мнению российского дипломата А.В.Будаева, «мягкая сила» «в современной мировой политике играет все более заметную роль, которая непрерывно возрастает с изобретением новых способов, методов и технологий информационно-психологического воздействия на международное сообщество, властные мировые элиты и правительства национальных государств. Возникнув как стержневой концепт школы американского политического либерализма, «мягкая сила» оказала существенное влияние на формирование внешней политики США в Афганистане, Ираке, государствах Центральной Азии, Восточной Европы, породив концепции «демократического мира», «экспорта демократии» и сформировав иррациональное (идеалистическое) направление американской внешней политики. Такие технологии американской «мягкой силы», как «цветные революции», известным образом проявили себя в странах европейского типа и традиционных государствах Азии, Африки, Ближнего Востока, став ядром сценария революций «арабской весны» — технологий внешнего управления регионом в условиях политической нестабильности и нарастающего кризиса»5.

Как справедливо отмечает российский дипломат, «в российской Концепции внешней политики6 «мягкая сила» появилась лишь в 2013 году, пополнив арсенал инструментов отечественной дипломатии. Между тем в этой трактовке «мягкая сила», скорее, совпадает с американским определением публичной дипломатии и собственного звучания пока не приобрела. Все это требует уточнения и конкретизации российской концепции «мягкой силы», поскольку копирование западных шаблонов может привести к потерям в российской внешней политике»7. С этим мнением трудно не согласиться.

Борьба с международным терроризмом остается глобальной проблемой для всего человечества, которая становится особенно актуальной в связи с выводом из Афганистана Международных сил содействия безопасности (ISAF) в 2014 году.

Основная проблема, как нам представляется, кроется в том, что в вооруженном противостоянии с североамериканским глобальным неоимпериализмом международный терроризм за десять лет войны в Афганистане не только не потерпел сокрушительного поражения, но, наоборот, окреп и усилился благодаря процессам конфликтной мобилизации и окончательно сформировался в виде транснациональных террористических сетей.

Можно с уверенностью говорить о том, что в борьбе с американским неолиберализмом, стремившимся повсеместно насаждать североамериканские демократические ценности, прежде разрозненные и противостоящие друг другу радикальные исламистские организации и движения на Ближнем Востоке, в Африке и Западной Азии осознали общность своих целей, интересов и ценностей и окончательно сплотились на конфедеративной основе8. Именно с этим результатом более чем десятилетнего пребывания США в Афганистане придется многие годы разбираться государствам Центральной Азии9, России, Индии, Европейскому союзу.

Сегодня странно осознавать, что еще десять лет назад международный терроризм воспринимался как миф, сконструированный и распропагандированный Вашингтоном для того, чтобы оправдать вторжения в Ирак и Афганистан. Действительно, вся его сила держалась на фобиях, внедренных в сознание американских граждан и связанных с одним единственным человеком — Усамой бен Ладеном. Возглавляемая им террористическая организация «Аль-Каида» (Скала) представлялась американцам глобальной террористической сетью, обладающей неисчерпаемыми ресурсами и способностью дотянуться до каждого гражданина США, хотя в реальности таковой не являлась.

Образ «Аль-Каиды» был в чем-то списан Вашингтоном с устойчивых образов нью-йоркской и сицилийской мафий, укоренившихся в американском и европейском сознании и неизменно вызывающих реакцию панического страха, возникающую на уровне рефлексов. Такое внимание американских пропагандистов к «Аль-Каиде» и ее лидеру сделало эту организацию одной из самых популярных среди радикальной исламской молодежи и позволило ей создать свои представительства и ячейки во многих мусульманских странах (в том числе даже одно «официальное» — в Катаре), сформировать на их базе вооруженные отряды из местных национальных элементов, которые затем приняли участие во всех революциях «арабской весны», воевали во главе со своими полевыми командирами против Каддафи, поддержали туарегов во время их восстания в Мали, а сегодня воюют против Башара Асада, выступая на стороне мятежников из так называемой Свободной армии Сирии.

Пока еще точно не ясно, собираются ли американцы полностью уйти из региона или «уйти так, чтобы остаться». Фактические данные позволяют говорить о вероятности и того и другого сценария.

Так, Б.Обама неоднократно заявлял, что к концу 2014 года в Афганистане не останется ни одного солдата армии США. Вероятно, он это обещание выполнит, но выполнит буквально: под «армией США» в Пентагоне понимают аналог наших Сухопутных войск. Ни отдельный Корпус морской пехоты, ни подразделения (полки, бригады, дивизии) Министерства внутренней (или, как еще его называют, — национальной) безопасности, ни ВВС в эту категорию не входят.

В частности, 10-я горная дивизия, оперирующая в горных районах Афганистана и входящая в состав подразделений, подчиненных Министерству внутренней безопасности США, остается за рамками обещаний, данных Б.Обамой.

Не входят в число военнослужащих армии США и многочисленные контингенты частных военных компаний (таких, как «X-Team», ранее носившая более известное название «Black Water»), на долю которых приходится более половины всех военных операций против талибов в Афганистане и партизан в Ираке: эти современные наемники, удачно скрывающиеся под легендой частных военных компаний, вообще не являются комбатантами, это коммерсанты и бизнесмены, которые уйдут из страны только тогда, когда им будет выгодно. Вполне возможно, что какая-то часть данных контингентов останется в Афганистане и после 2014 года, включая подразделения Корпуса морской пехоты, которым Президент США может распоряжаться по своему усмотрению, без согласования с Конгрессом.

После вывода американских войск возникнет две проблемы, которые уже сейчас привлекают внимание всего мирового сообщества, кроме США: что делать с наркотрафиком и куда девать талибов, которых никто уже не будет сдерживать. И то и другое — значительный ресурс, который после ухода американцев станет временно бесхозным и который многие политические силы были бы не прочь заполучить. Вполне вероятно, что Афганистан находится на пороге новой войны — за «американское наследство».

После 2014 года талибы лишатся главной цели своей борьбы — истребления американцев, которые станут в Афганистане экзотическим и дефицитным товаром. Дальнейшая активность талибов будет направлена против правительства Карзая, который, являясь ставленником Вашингтона, не сможет долго удерживать власть: Карзай, получивший образование в Индии, по происхождению пуштун, но пуштуны его не поддерживают. После неизбежного падения «демократического режима» Карзая рухнут не только последние надежды на строительство либерально-демократического государства в Афганистане (по североамериканскому шаблону), возникнет вакуум в отношении целей, на которые будет направлена дальнейшая экспансия талибов.

Вряд ли подлежит сомнению тот факт, что талибы ограничатся в своей «исламско-просветительской деятельности» границами собственного национального государства. Следовательно, для США сейчас главное — куда-нибудь талибов пристроить, занять их новым делом, причем желательно подальше от границ своего союзника Пакистана, который не без оснований опасается за свою территориальную целостность: талибы по своему национальному составу в основном пуштуны, а в Пакистане пуштунов проживает больше, чем во всем Афганистане, и многие из них одержимы идеями создания собственного национального государства — Пуштунистана.

При этом мы не говорим уже о том, что их необходимо отвлечь от возвращения к идее террористических атак на территорию Соединенных Штатов, которая утратила свою актуальность после уничтожения американцами основных баз «Аль-Каиды» в первые два месяца после вторжения в Афганистан.

Поэтому неслучайно, что США, формально продолжающие вести непримиримую войну с террористами, на деле стремятся выстраивать с талибами партнерские отношения, откупаясь таким образом от атак на свои военные базы в Афганистане, или формировать из вооруженных отрядов региональных ячеек «Аль-Каиды» в Ливии, Сирии и Египте штурмовые отряды, воюющие против алавитского режима Башара Асада. Видимо, идея переключить военную экспансию талибов на неугодные США режимы в Сирии и других странах Востока популярна в администрации Президента Б.Обамы.

Против угрозы со стороны движения «Талибан» Россия и государства Центральной Азии стремятся создать барьер в виде ОДКБ10, имеющей собственные вооруженные силы, предназначенные для отражения угроз региональной безопасности. В Душанбе дислоцируется 201-я дивизия ВС России, в которой руководство Таджикистана видит единственную силу, способную остановить военную агрессию исламистов (если они перейдут таджикско-афганскую границу) или очередную «цветную революцию». Однако если афганский исламизм, подпитанный живой силой из других «горячих» точек Северной Африки и Ближнего Востока (Ливия, Сирия, Мали, ЦАР), двинет свои силы в Центральную Азию, это станет серьезной проблемой даже для объединенной группировки ОДКБ. Именно поэтому России в целом выгодно, чтобы США как можно дольше оставались в Афганистане, сдерживая тем самым напор и экспансию исламизма
у границ СНГ.

Не менее опасна угроза, исходящая от талибов, и для Пакистана — ядерной державы, с 2007 года балансирующей на грани распада. Дело в том, что значительная часть талибов — это пакистанские пуштуны из Кашмира. Ввод американских войск в Афганистан на время снизил остроту этой угрозы для пакистанского правительства — война против антитеррористического альянса США и других западных стран оттянула данный контингент в Афганистан, в зоны боев и диверсионной войны против «крестоносцев». Пакистан справедливо опасается того, что после ухода США из Афганистана пакистанские пуштуны начнут возвращаться в Кашмир и это приведет к дестабилизации обстановки в регионе, в котором продолжает тлеть неурегулированный территориальный конфликт с Индией.

Вместе с тем руководство Пакистана довольно отчетливо понимает, что после ухода американцев «Талибан» станет в Афганистане единственной силой, которая способна взять на себя управление государством (на Карзая не делают ставку даже Соединенные Штаты: сколько продержится — столько продержится) и с которой придется иметь дело. В этих условиях Пакистан пытается найти приемлемую форму взаимодействия с талибами, видя в них будущих хозяев Афганистана.

Подтверждением этого заключения может служить тот факт, что в течение последнего года пакистанцы выпустили по амнистии из тюрем не менее двух десятков видных деятелей «Талибана», многие из которых отбывали пожизненное заключение за террористическую деятельность.

Второй проблемой, как мы уже говорили, остается проблема афганского наркотрафика, того самого, который процветал в Афганистане в период войны талибов с Северным альянсом, был практически искоренен (вопреки распространенному мнению) талибами после захвата Кабула и блокирования отрядов Масуда в его родном Панджшерском ущелье и получил «вторую жизнь» при американцах, возродивших на подконтрольных территориях этот афганский «народный промысел».

Многие исследователи отмечают, что за период американского военного присутствия афганский наркотрафик увеличился фактически в два раза. Причины этого явления понятны: для продолжения войны нужны деньги, которые в Афганистане с его полностью разрушенной экономикой, промышленностью и сельским хозяйством можно получить только за счет производства и сбыта наркотиков. В аспекте данной проблемы и российскими, и зарубежными экспертами неоднократно высказывалось предположение, что США сознательно патронировали производство наркотиков в Афганистане, получая от этого прибыль, которую пускали на финансирование военной кампании против талибов. Талибы же, в отличие от американцев, реально пробовали бороться с наркотрафиком — ислам запрещает потребление правоверными наркотиков (за исключением медицинских целей), это харам. Однако и они особого успеха в этом не достигли (или довести дело до конца не захотели), хотя и уничтожили довольно большое количество посевов.

Куда пойдет наркотрафик после вывода американцами своих войск из Афганистана? Реализацию каких целей и что конкретно он будет финансировать? Военную машину талибов? Эти вопросы остаются открытыми и предоставляют широкий простор для дискуссий.

США афганский наркотрафик после 2014 года станет малоинтересен: афганские наркотики в США не попадают, у североамериканцев есть другие каналы транзита — из Латинской Америки через мексиканскую границу. Причем на этом маршруте действуют транснациональные картели, образовавшиеся в результате успешного сращивания американской организованной преступности (нью-йоркской мафии, и не только) с латиноамериканскими преступными синдикатами, занимающимися, помимо наркоторговли, еще и нелегальной миграцией.

Но проблема афганского наркотрафика беспокоит европейских союзников США: афганские наркотики идут через государства Центральной Азии на Балканы, в Косово, и уже оттуда расходятся по всей Европе. Все это побуждает европейцев убеждать американцев оставить в Афганистане ограниченные силы, основной целью которых будет профессиональная борьба с наркотрафиком, осуществляемая совместно с тем режимом, который придет на смену правительству Карзая, — даже если этот режим установят талибы.

Для России, так же как и для объединенной Европы, афганский наркотрафик относится к разряду первоочередных проблем, выходящих за рамки регионального масштаба. В то же время на пути потока афганских наркотиков стоят центральноазиатские государства, с которыми России необходимо укреплять сотрудничество в борьбе с наркотрафиком.

Очевидно, что усилиями одной группы стран эту проблему не решить — необходимо объединение усилий всех демократических государств, с тем чтобы создать евразийскую систему пресечения наркопотоков, а также решить вопрос о ликвидации баз и перевалочных пунктов афганского наркотрафика на Балканах. Отметим, что этот вопрос долгие годы остается «замороженным» благодаря признанию Косова и формированию на его территории усилиями НАТО государства.

Кроме того, необходимо восстанавливать экономику Афганистана и заново «прививать» его жителям мирные профессии. При этом следует учитывать, что уже два поколения его граждан родились и выросли в условиях войны и их психика глубоко перестроена на военный лад, в котором право сильного дает и заработок, и положение в обществе.

Предстоит также развивать экономику центральноазиатских государств, снимать ее зависимость от тех доходов, которые (косвенно) дает наркотрафик или причастность к нему, разрушать всю ту сложную и многоуровневую систему региональных экономических отношений, которая сложилась в регионе (включая Пакистан, Центральную Азию, Афганистан) на базе доходов, получаемых от производства наркотиков и их транзита в Европу.

В заключение хотелось бы отметить, что мир вступил в длительный период глобальной нестабильности, в котором основной формой существования системы международных отношений становится «управляемый хаос», а прежние методы реализации внешней политики теряют свою эффективность.

В этой новой реальности Россия находится на пересечении интересов ведущих мировых сил, стремящихся к мировому господству, —  США, Китая, исламского мира (как суннитского, так и шиитского) и др. При этом миролюбивая политика России не устраивает никого: слишком важное геополитическое положение наша страна занимает в Евразии, самим фактом своего существования мешая реализации захватнических планов и стратегических замыслов нарождающихся новых мировых агрессоров.

Именно поэтому Россия сегодня испытывает колоссальное внешнее давление как со стороны Запада (США, НАТО) — по Сирии и Ирану, так и со стороны Востока (Саудовской Аравии, Японии и т. д.), которым жизненно важно, чтобы Россия не проводила собственный независимый внешнеполитический курс, а позволила бы послушно встроить себя в кильватер западной или восточной политики.

Все чаще на Западе звучат слова о том, что новая демократическая Россия — нежизнеспособное государство, что она всегда будет находиться в оппозиции к мировой политике и истинно демократическому прогрессу, что для всей западной цивилизации было бы несравнимо лучше и полезнее, если бы Россия была расчленена на два десятка удельных княжеств, в которых демократические ценности точно победили бы. А Сибирь с ее огромными ресурсами, которой Россия владеет в одиночку и ни с кем не делится, вообще должна стать достоянием всей мировой (то есть западной) цивилизации. И это не пустые слова: создание вокруг России пояса политической нестабильности и окружение ее границ глобальной системой ПРО явно указывают на то, что США и НАТО готовы перейти от слов к делу, как только выпадет подходящий момент и повод для вмешательства.

В этих условиях России требуется не просто модернизированная внешняя политика, выверенная под конкретные условия глобального развития, а полная модернизация существующих внешнеполитических концепций и доктрин, принципов поиска и формирования новых союзов и альянсов, политика гибкого использования ресурсов реальных и потенциальных союзников, переоценки приоритетов и ориентиров, выработка новых методов воздействия на противостоящие России альянсы.

Это тем более необходимо, поскольку сегодня Россия в своей позиции отстаивания мира в Украине осталась, по сути, в одиночестве: единственным союзником в противостоянии позиции Запада является Китай.

В системе новых инструментов внешней политики России достойное место должны занять технологии российской «мягкой силы» и национальные модели противодействия «цветным революциям». Для этого у России есть мощный ресурс влияния — ее ценности, привлекающие внимание не только всего славянского мира, но и других цивилизационных общностей. Неслучайно Президент Российской Федерации В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию от 12 декабря 2013 года подчеркнул, что
«в мире все больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей, которые тысячелетиями составляли духовную, нравственную основу цивилизации, каждого народа: ценностей традиционной семьи, подлинной человеческой жизни, в том числе и жизни религиозной, жизни не только материальной, но и духовной, ценностей гуманизма и разнообразия мира»11.

Мы разделяем мнение тех отечественных исследователей, политиков и дипломатов, которые считают, что основные усилия по модернизации внешней политики России должны быть направлены на поддержку процесса выработки и принятия внешнеполитических решений российским руководством и теми участниками международных отношений, которые разделяют позицию и взгляды Российской Федерации на события в мире.

Помимо этой задачи, модернизированная внешняя политика России должна включать механизмы формирования и трансляции на зарубежные целевые аудитории позитивного образа России, информационной и аналитической поддержки внешнеполитического курса страны и проводимых Россией внешнеполитических акций, включая государственную систему содействия развитию в России гражданского и информационного общества.

Только в этом случае внешняя политика России объединит вокруг себя все прогрессивные силы, заинтересованные в будущем России как великой державы, и станет платформой для генерации передовых идей гармонизации международных отношений и процессов глобального развития, дав новый импульс развитию теории международных отношений и отечественной политической науки в целом.

В перспективе на базе российской внешнеполитической концепции, национальной культуры и идеологии должно быть сформировано авторитетное экспертное сообщество в сфере международных отношений и глобального развития, представленное различными акторами международных отношений: государствами и международными организациями, а также субъектами публичной дипломатии. Это позволит международному сообществу получать полное, объективное освещение происходящих в мире событий международного значения, их всестороннюю научную, аналитическую и экспертную оценку, выявлять и исследовать тенденции развития глобального мира, формирования нового миропорядка, новой платформы и архитектуры международных отношений.

 

 

 1Будаев А.В. Роль «мягкой силы» во внешней политике России (на примере российско-бразильских отношений): Автореф. дисс. М.: ДА МИД РФ, 2014.

 2Wendt A. Anarchy is What States Make of It: the Social Construction of Power Politics // International Organization. Vol. 46. №2. Spring 1992. P. 391-425.

 3Цыганков А.П., Цыганков П.А. Кризис идеи «демократического мира» // Международные процессы. 2005. №3.

 4См.: Nye Joseph S.Jr. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York: Public Affairs Group, 2004.

 5Будаев А.В. Указ. соч.

 6Концепция внешней политики Российской Федерации // http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F

 7Будаев А.В. Указ. соч.

 8Манойло А.В. Интересы внешней политики США в Афганистане // Национальная безопасность / Notabene. 2012. №3. С. 76-81.

 9Николаев С.А. Центральная Азия в геополитике: американский вектор (1991-2008 гг.) // Международная жизнь. 2011. №2. С. 27-44.

10Там же.

11Послание Президента России В.В.Путина Федеральному Собранию 12 декабря 2013 г. // http://www.kremlin.ru/news/19825

Человек как глобально-уникальная проблема современности

В современных условиях происходит переосмысление ценностей жизни и взаимосвязей между человеком и окружающим его миром. Многие ученые усматривают перспективу разрешения глобальных проблем современности исключительно путем сознательной, разумной деятельности человека, предполагающей установление всецело рационального отношения с природой. Глобальность и уникальность бытия человека в мире приводят сегодня к пониманию того, что ему уже недостаточно быть человеком разумным. Предпочтение следует отдать «нравственному разуму», который воплощается в нравственных отношениях.

Ключевые слова: человек, глобальные проблемы, глобалистика, человечество, цивилизация, глобальная система.

Under present-day conditions we face the rethinking of life values and interrelations between humans and nature that surrounds them. Many scientists see the prospects of solving global problems of present times solely through conscious, reasonable actions of the human, presupposing an establishment of completely rational relations with nature. Globality and uniqueness of human existence in the world today leads to the understanding that it is no longer enough to be homo sapiens. The preference should be given to the “moral mind”, which is implemented in moral relations.

Keywords: human, global problems, global studies, mankind, civilization, global system.

История развития естественно-научного и философского знания о мире и человеке свидетельствует о наличии двух тенденций в осмыслении проблематики человеческого бытия. В рамках одной тенденции ученые акцентируют внимание исключительно на проблемечеловека, полагая, что все другие проявления жизни, социально-экономические структуры общества, научно-технические свершения, культурные процессы и нравственные ценности с необходимостью выводятся из уникального существования индивида и, следовательно, могут быть поняты только на основе раскрытия сущности человеческой природы и смыслозначимости человеческого бытия. В рамках другой тенденции ученые ориентируются на изучение внешнего мира, считая, что познание человека, его движущих сил и мотивов поведения целиком и полностью зависит от понимания закономерностей развития универсума, где индивид представляет собой малый мир в системе мироздания, подчиняется причинным связям целого и развивается по законам естественно-природного бытия.

В первом случае предметом исследования становится субъект, взятый, как правило, в его глубинных измерениях, со стороны его духовности, смыслозначимости, самобытности и уникальности. Во втором – объект, отстраненный от человеческого бытия или в лучшем случае имеющий опосредованную связь с субъектом деятельности. В предельных своих выражениях обе мировоззренческие позиции характеризуются абсолютизацией одной из сторон субъект-объектных отношений, в результате чего вне поля зре­ния многих исследователей оказывается диалектика индивидуального и всеобщего, уникального и глобального, что особенно рельефно выступает в ряде работ, посвященных осмыслению проблемы отношений между миром и человеком.

В современных условиях, когда наблюдается повышенный интерес мировой общественности к глобальным проблемам, будь то угроза международного терроризма, загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов, рост народонаселения на планете или необратимые климатические изменения на земле, происходит существенное переосмысление ценностей жизни и взаимосвязей человека с окружающим его природным, а также социальным миром. Широкомасштабные последствия человеческой деятельности в природе, перерастающие национальные границы и нередко подрывающие устои жизни, научно-технические достижения, влияющие на все сферы человеческого существования и вызывающие беспокойство по поводу их недальновидного использования, кризисные процессы социально-экономического и политического характера в одних регионах мира, оказывающие воздействие на развитие других регионов и на мировые структуры хозяйствования в целом, глобальная взаимосвязь и взаимозависимость стран, наций и государств, находящая свое отражение в попытках построения нового экономического и вообще мирового порядка, – все это породило новые концептуальные подходы к осмыслению традиционной проблемы бытия человека в мире.

В последние десятилетия в исследованиях по глобалистике основной акцент делается не столько на проблематике человека, на развитии сущностных сил индивида, его внутреннего богатства и духовного мира, сколько на выживании человечества. Сегодня можно говорить о том, что проблема выживания человечества выдвинулась на передний план раздумий многих ученых о судьбах человека и человеческой цивилизации. В этом, пожалуй, состоит один из основных поворотов естественно-научной и философской мысли на современном этапе, когда в центре внимания оказывается не отдельный человек в его уникальности и самобытности, а человечество как глобальное и общезначимое структурное образование, объединяющее одной судьбой всех людей на нашей планете.

Было бы некорректно отрицать значимость проблемы выживания человечества в современном мире, в котором не только накоплен значительный ядерный потенциал, вполне достаточный для того, чтобы стереть с лица земли все живое, но и наблюдается углубление всевозможных коллизий сырьевого, геополитического и информационного характера. Об угрозе, нависшей над человеческой цивилизацией, с тревогой пишут ученые, писатели, общественные деятели и все, кто реально и здраво оценивает сегодняшнюю мировую ситуацию.

Вместе с тем было бы ошибочным полагать, что решение проблемы выживаниячеловечества совершенно не соотносится с осмыслением проблематики человека и что потребность в изучении культурно-созидающих основ каждой личности, ее ценностно-мировоззренческих ориентаций и морально-этических установок утратила свою актуальность. Напротив, следует признать, что, будучи чрезвычайно важной для современной стадии развития человеческой цивилизации, проблема выживания человечества самым тесным образом связана с проблематикой человека и что без обращения к ней, без понимания места, роли и предназначения индивида в мире, без раскрытия смыслообразующей и целенаправленной деятельности людей вряд ли возможно успешное разрешение трудностей и противоречий, связанных с выживанием человеческого рода.

Думается, что в настоящее время одна из существенных задач естественно-научного и философского познания заключается не в выявлении возможностей выживания человеческой цивилизации как таковой, в отрыве от живых, конкретно действующих субъектов исторического процесса, не в раскрытии природы человека вообще, безотносительно к судьбам человечества, а в исследовании взаимосвязей между человеком и человечеством, в изучении специфики уникального и глобального, как она проявляется в жизнедеятельности людей.

Разумеется, осмысление глобальных проблем современности является чрезвычайно важной, теоретически и практически значимой задачей, стоя­щей сегодня перед учеными. Не случайно глобалистика приобретает все большее социальное звучание. Вместе с тем рассмотрение глобальных проблем грозит превратиться в ряде случаев в модное увлечение, не оставляющее места для раскрытия уникальности бытия человека в мире. Причем эта тенденция проявляется не только среди ученых естественно-научного склада ума, исследующих различные аспекты экологического кризиса, но и среди некоторых философов, переключившихся на глобалистику. Во всяком случае, за рассмотрением глобальных вопросов нередко утрачиваются собственно философские проблемы, связанные с пониманием природы человека, его уникальности и смыслозначимости. Это ведет, с одной стороны, к недооценке роли собственно человеческого потенциала при решении актуальных проблем современности, а с другой – к искаженному осознанию причин обострения всей глобальной проблематики.

Представляется, что подобный подход к изучению мировых структур и процессов не является сколько-нибудь перспективным. Обращение к глобалистике должно идти рука об руку с более глубоким и обстоятельным исследованием проблемы бытия человека в мире.

Вполне очевидно, что вся глобальная проблематика в ее конкретных импликациях представляется важной с точки зрения раскрытия взаимосвязей в сложной, динамически развивающейся системе «природа – человек – общество – человечество». Эта система характеризуется исторически сложившимся комплексом отношений между составляющими ее структурными элементами, функционирование которых в настоящее время оставляет желать лучшего, ибо оно не только не носит согласованный, синхронный характер, но нередко ведет к глубоким внутренним противоречиям, глобальной дисфункциональности. Каждый элемент данной системы является уникальным, своеобразным, обладающим статусом относительной самостоятельности и, следовательно, может быть рассмотрен сам по себе, если в этом есть теоретическая и практическая необходимость. Но понимание взаимосвязи между всеми элементами системы, природы их функционирования в едином общечеловеческом и все же разнокультурном процессе имеет исключительно важное значение для осмысления глобальной проблематики как таковой.

Какие бы элементы глобальной системы ни рассматривались в качестве необходимых и неотъемлемых частей общечеловеческого процесса становления и развития человеческой цивилизации, какие бы связи ни устанавливались между ее структурными составляющими, несомненно одно: имеется центрирующее звено, цементирующее в единое целое комплекс глобальных проблем и специфических характеристик преобразующей деятельности людей в мире, без учета и понимания которого адекватная трактовка всего остального представляется весьма сомнительной, если не сказать больше – методологически, гносеологически и мировоззренчески бесперспективной.

Таким центрирующим звеном является человек, устанавливающий в процессе своей деятельности многосторонние и, что самое главное, смыслозначимые связи с природой, обществом и человечеством в целом. Именно человеку отводится роль сознательного координатора, способного отслеживать существующие парадоксы жизни, вносить коррективы в ход исторического развития и разрешать постоянно возникающие перед ним проблемы, в том числе и глобального характера. Однако, будучи координатором, мысленным взором охватывающим широкую панораму своей собственной деятельности в природном и социальном мире, а также использующим достижения науки и техники в целях ускоренной обработки все возрастающей информации о протекании региональных и глобальных процессов, он одновременно является и дезорганизатором окружающего его бытия, поскольку далеко не всегда способен сделать благоразумный выбор между безграничным устремлением в будущее и ограниченными возможностями, обусловленными вполне конкретной, исторически сложившейся ситуацией в ее социальном контексте и культурном обрамлении.

Эта практически-деятельная и организационно-действенная двойственность человеческого существа приводит к тому, что сам человек становится загадкой, но в то же время и разгадкой всемирно-исторического процесса. Решая возникшие перед ним проблемы, он сам превращается в проблему, по своей масштабности, значимости и сложности намного превосходящую все то, что простирается перед его мысленным взором или попадает в орбиту его чувственного восприятия. Поэтому без всяких преувеличений можно сказать, что человек – это одна из наиболее актуальных и животрепещущих проблем современности, несомненно имеющая статус как глобальности, так и уникальности.

Конечно, во все исторические эпохи человек являлся загадкой как для других, так и для самого себя, ибо проблема его бытия, бытийственности в мире относится к тем извечным проблемам, осмысление которых всегда было, есть и будет наиболее значимым объектом раздумий ученых, философов и писателей. Достаточно сказать, что проблематичность человеческого существования всегда была жгучим вопросом для пытливых умов человечества.

В свое время Т. Манн подчеркивал, что никогда еще проблема бытия самого человека (а ведь все остальное – лишь ответвления и оттенки этой проблемы) не стояла так грозно перед всеми мыслящими людьми, требуя безотлагательного разрешения. В свою очередь, С. Цвейг полагал, что из всех загадок существования ни одна не представляет для современного человека такой важности, как загадка собственного бытия и установления своей особой, личной обусловленности и исключительности.

Начало ХХI в. не является исключением в этом отношении. Напротив, именно в наши дни, несмотря на широкую поступь научно-технического прогресса и социальные преобразования, имеющие место во многих странах мира, все более ощущается тревога за судьбу грядущих поколений, ибосегодня, как никогда ранее, существует реальная угроза объединения всех людей, а точнее, того, что от них останется, лишь на руинах человеческой цивилизации.

Именно сегодня проблема бытия человека в мире становится глобально-уникальной, требующей разрешения как загадки своего собственного существования, так и тайны диалектического развертывания субъект-объектных отношений, переплетения глобально-значимых и уникально-неповторимых структурных составляющих в реальной жизни человеческого существа.

Фокусируя внимание на проблеме человека как центре всей глобальной проблематики, вокруг которого структурируются смыслозначимые отношения между субъектом деятельности и объектом преобразования, будь то природа, общество или человечество, мы тем самым вводим осмысление глобальных проблем в русло исторически и логически сложившегося познавательного процесса, имеющего дело с пониманием культурно и социально обусловленных парадоксов и противоречий бытия человека в мире.

Это не ведет к «дурному антропоцентризму», исходящему исключительно из человека и все сводящему к нему, где объективная реальность не только не мыслится вне субъекта, но и не имеет никаких оснований для своего закономерного существования. Говоря о человеке как глобально-уникальной проблеме современности, мы лишь задаем методологически, гносеологически и мировоззренчески оправданные ориентиры, необходимые для теоретического познания и практического разрешения целого комплекса других проблем, в том числе и глобальных. Речь идет о том, что проблема человека, как в фокусе, отражает сложную и противоречивую картину научно-технического, социального и нравственного развития, взятую не саму по себе, безотносительно к субъекту исторического процесса, а в смыслозначимом и гуманистически специфическом ракурсе, позволяющем рассмотреть диалектику объективно-всеобщего и субъективно-индиви-дуального во всех их переплетениях, связях, противоречивых и синергетических отношениях.

Независимо от того, осознавалось это или нет, проблематика уникального и глобального всегда являлась камнем преткновения для многих мыслителей прошлого, не способных, говоря словами Т. Манна, ощущать современ­ность во всей ее сложности и противоречивости внутри самого себя. И в этом нет ничего удивительного, поскольку соотношение уникального и глобального представлялось, как правило, в виде неразрешимого парадокса, обусловленного самим человеческим существованием, неопределенностью и проблематичностью бытия человека в мире.

Данный парадокс сохраняет свою актуальность и в настоящее время, отличаясь от предшествующих исторических эпох лишь тем, что он приобрел сегодня общечеловеческую значимость и является предметом пристального внимания не интеллектуалов-одиночек, философов или писателей, чутко реагирующих на процессы отчуждения, деперсонализации и деморализации индивида, а всех тех, кто обеспокоен противоречивым развитием человечества.

Если мы обратимся к осмыслению проблемы бытия человека в мире, рас­сматривая ее как глобально-уникальную, пронизывающую собой всю глобальную проблематику и придающую ей гуманистически окрашенный смысл, то отмеченный выше жизненный, бытийственный парадокс перестает быть извечно заданным и имеющим исключительно негатив­ные последствия для человечества. Этот парадокс может быть рассмотрен как порождение диалектики уникального и глобального, находящей свое отражение в человеческой деятельности и имеющей своим следствием не только негативные, но и позитивные результаты, способствующие глобализации того творчески уникального, что свойственно каждому человеку, и уникализации того общечеловеческого, что составляет остов человеческой цивилизации.

Необходимо, следовательно, изучение глобальности происходящих в мире событий через призму уникальности человеческого существования, точно так же, как исследование уникальности бытия человека в современной социально-экономической, экологической и духовной ситуации – через призму глобального развития человечества. Такой подход к осмыслению бытия человека в мире с необходимостью приводит к пониманию того, что воплоще­ние уникального в человеческой цивилизации, а глобального – в индивидууме является закономерным итогом развертывания исторически сложившейся, общественно обусловленной и культурно детерминированной многогранной человеческой деятельности, суммированной в преобразовании как природной и социальной реальности, так и самого человеческого бытия.

От того, какие конкретные формы человеческая деятельность приобретет в ближайшем будущем, на что она будет направлена, как и с какой целью будет осуществляться в мире, – от этого в конечном счете зависит дальнейшая судьба человечества. Понимание же и оценка человеческой деятельности, взвешивание на весах благоразумия ее результатов со всеми выте­кающими негативными и позитивными последствиями, выбор культурно и со­циально приемлемых альтернатив совмещения научно-технического, социального и нравственного прогресса в гуманистическом направлении – все это немыслимо вне рассмотрения человека как глобально-уникальной проблемы современности, вне осознания того, кем человеческое существо может и должно быть, если оно хочет сохранить свою уникальную культуру иглобальную цивилизацию.

В предшествующие исторические эпохи гамлетовский вопрос «Быть или не быть?» вставал перед человеком тогда, когда он особенно остро чувствовал свою неустроенность в окружающем его мире. Сегодня тот же вековечный гамлетовский вопрос стоит уже не перед отдельным человеком как уникальным, неповторимым существом, а перед всеми людьми, перед человечеством в целом, поскольку активизация международного терроризма, передел сфер влияния в борьбе за природные ресурсы, особенно нефтяные и газовые, участившиеся попытки нарушения ранее установленного международного права, использование современных информационных технологий для дезорганизации функционирования различных систем, включая банковские и оборонные, – все это является потенциальным источником глобальной катастрофы.

Если вдуматься в содержание и смысл этого ставшего сегодня глобальным гамлетовского вопроса, то вполне очевидно, что ответ на него должен быть однозначным, а именно: «быть!». Собственно говоря, находясь в здравом уме, никто, видимо, не решится высказаться в пользу небытия. Даже са­мые воинствующие политики, ратующие за развертывание ядерного оружия не только на земле, но и в космосе, выступают за то, чтобы «быть», правда, «быть» за счет других. Исключение составляют лишь фанатики, делающие ставку на международный терроризм и готовые принести свою жизнь в жертву реализации той одержимости, которой они охвачены.

По всей вероятности, более актуальным сегодня становится не столько вопрос «Быть или не быть?», сколько вопрос «Если быть, то кем?». Быть роботом, подчинившим свою жизнь инструментальной логике научно-технического прогресса, аутистом, одержимым манией программирования и спасающимся от скверны бытия бегством в виртуальную реальность, или все же человеком, которому ничто человеческое не чуждо?

Обращая свой взор на человеческое существо, уже мыслители прошлого констатировали, что не так-то просто стать человеком. Однако, как подчеркивал И. Кант, для человека чрезвычайно важно знать, как надлежащим образом занять свое место в мире, и правильно понять, каким надо быть, чтобы быть человеком.

Сегодня, в условиях обострения глобальных проблем и проблематичности дальнейшего существования человеческой цивилизации, необходимо вполне однозначно ответить на вопрос «Кем человеку быть?». И если он действительно собирается не только выжить, но и остаться подлинным человеческим существом, то он должен быть именно Человеком, глобально преобразующим мир и в то же время сохраняющим свою уникальность.

Т. Манн писал о том, что быть человеком и трудно, и благородно. В настоящее время к этим словам следует добавить, что быть человеком действительно трудно, несомненно, благородно, а главное – совершенно необходимо.

В связи с этим хотелось бы подчеркнуть следующее.

История развития человечества полна драматических примеров, свидетельствующих о том, что Homo sapiens не оправдывает своего названия и предназначения в мире, так как, несмотря на свой разум, способность обдумывать свои решения, прежде чем начать действовать в природном и социальном окружении, человек во многих случаях оказывается существом неразумным по отношению не только к природе, но и к самому себе. Обострение глобальных проблем, ставящее под вопрос дальнейшее существование человечества, – наглядный пример неразумной деятельности человека в современном мире.

Нередко можно услышать такие соображения, что негативные последствия человеческой деятельности в природе возникают из-за непродуманных действий человека, принимающего в расчет ближайшее будущее и не видящего более отдаленных перспектив. В ряде случаев человек именно так и действует. Вместе с тем человек как сознательное и разумное существо руководствуется в своей деятельности не только ближайшими, но и отдаленными перспективами. В условиях обострения глобальных проблем не учитывать отдаленные последствия человеческой деятельности – значит заранее обрекать себя на те материальные и духовные издержки, которые могут обернуться катастрофой как для отдельного человека, так и для человеческой цивилизации в целом.

Надо полагать, что социальные условия жизни человека далеко не всегда позволяют ему соотносить свои непосредственные действия с перспективным благополучием окружающих его людей. Напротив, эти условия жизни нередко оказываются такими безысходными прежде всего для самого субъекта деятельности, что все его усилия разума и воли направляются на обеспечение своего собственного выживания, даже если это идет в ущерб природе и другим людям. Выход, разумеется, есть, и он заключается в коренном преобразовании тех социально-экономических, политических и культурных условий жизни, в которых рациональная логика иррационального бытия приводит к неразумным действиям, хотя и основанным на человеческом разуме. Но именно эта рациональная логика иррационального бытия в сочетании с определенной мировоззренческой ориентацией оказывается камнем преткновения на пути осознания тем или иным человеком необходимости изменения существующего образа жизни.

Это – одна сторона дела. Другая заключается в том, что даже в условиях, благоприятствующих установлению гармонически развивающихся отношений между человеком и природой, человеческая деятельность может сопровождаться возникновением негативных последствий, оборачивающихся против природы и самого субъекта действия. И это происходит отнюдь не потому, что в своей деятельности человек не руководствуется перспективными планами. Казалось бы, все продумано на много лет вперед с учетом ближайших и отдаленных последствий. И тем не менее результаты деятельности нередко могут оказаться противоположными тем, которые ожидались.

В чем же дело?

Видимо, тут существуют разные причины: неправильно оценена исходная ситуация; в расчет приняты не первостепенно важные, а второстепенные факторы; что-то упущено в процессе принятия решений и т. д. Тем не менее одна из основных причин возникновения негативных последствий человеческой деятельности в природном и социальном окружении заключается, как нам думается, в безоговорочном уповании человека на разум, когда субъект действия руководствуется логикой научной рациональности, не допускающей возможности существования логики, основанной на обобщенных видах рациональности, включающих в себя морально-этические, нравственные, эстетические формы и способы познания, освоения и преобразования природной и социальной реальности.

Многие ученые усматривают перспективу разрешения глобальных проблем современности исключительно путем сознательной, разумной деятельности человека, предполагающей установление всецело рационального отношения с природой. Думается, что до тех пор, пока мы будем абсолютизировать силу человеческого разума с точки зрения непогрешимости действий, продиктованных логикой научной рациональности, слепо уповать на разумную деятельность человека, призывать к торжеству Homo sapiens и видеть в нем идеальный образ человека будущего, нам едва ли удастся избежать тех трудностей и противоречий, с которыми человечество столкнулось в своем развитии в настоящее время.

Дело не в том, чточеловек будто бы не должен стремиться к установлению рациональных отношений с природой и опираться в своих действиях на разум. Напротив, именно эта направленность его деятельности может привести к желаемым результатам. Но одной этой направленности недостаточно для благоприятного исхода развития человечества, ибо она может и не привести к ожидаемым результатам. Многое зависит от того, ограничится ли человек в своей деятельности сугубо рациональными мотивами, подсказанными логикой разума, или он прислушивается также к голосу сердца, внимая морально-этическим и нравственным ценностям жизни.

Глобальность и уникальность бытия человека в мире приводят сегодня к пониманию того, что ему уже недостаточно быть человеком разумным. В своей исторической миссии человеческий разум сыграл свою позитивную роль, способствуя совершенствованию научно-технического прогресса в мире. Однако его абсолютизация привела и к негативным результатам, когда в процессе человеческой деятельности стали приниматься во внимание исключительно инструментальные цели и задачи, обусловленные логикой научной рациональности. Более того, по мере абсолютизации разума все отчетливее стала обнаруживаться пропасть между рациональным и нравственным бытием человека. Над нравственностью и моральностью восторжествовал разум, слишком возомнивший о себе и утративший чувство здравого смысла, о чем писал еще Ф. Бэкон несколько столетий тому назад. Все это не могло не сказаться на одностороннем развитии человека именно как Homo sapiens, человека разумного, все более остающегося глухим к своей уникальной природе, включающей в себя не только способности к рациональному мышлению, но и разнообразную гамму человеческих добродетелей нравственного, морального, эстетического порядка.

Разумеется, речь идет вовсе не о том, что отныне человек не должен быть разумным. Завершение исторической миссии человеческого разума означает, что одного разумения недостаточно для того, чтобы быть действительно Человеком. Предпочтение следует отдать «нравственному разуму», который воплощается в нравственных отношениях.

Человек должен стать не столько разумным, сколько благоразумным, живущим по законам морального совершенства, нравственного облагораживания, эстетического отношения к миру. Благо и разум, мудрость и ум, здравый смысл и логическая рациональность, любовь сердца и трезвость головы должны образовать тот жизненный сплав, который может быть положен в основу всех человеческих деяний, направленных на спасение человеческой цивилизации от ее движения к пропасти глобального небытия.

Не абсолютизация одного в пользу другого, не отрыв рационального от эмоционального, не ориентация исключительно на науку или только на этику, а союз разума и блага в человеке и во имя человека – таково, видимо, одно из основных условий разрешения противоречий между человеком и природой, сохранения природного богатства мира и становления человека подлинным человеком.

Еще в древности, на заре возникновения человеческой культуры звучали призывы проявлять благоразумие при выборе того, что соответствует природе. Во всяком случае, некоторые мыслители исходили из того, что благоразумие, используя выражение Эпикура, начало всего и величайшее благо.

Однако на протяжении последующих столетий происходил все углубляющийся разрыв между нравственностью и рациональностью, моралью и разумностью, приведший к тому, что благо и разум утвердились на противоположных полюсах человеческого бытия. В ХХI в. настоятельной необходимостью становится потребность в устранении этого разрыва, в установлении не только разумного, но и нравственного отношения человека к природе, другим людям и самому себе. Человек должен стать действительно благоразумным существом, если он хочет иметь свое собственное будущее. В этом, на мой взгляд, суть плодотворной стратегии в переосмыслении взаимоотношений человека с природой.

Лишь будучи благоразумным, а следовательно и человечным, гуманным по отношению к миру, другим людям и себе самому, человек сможет сохранить свою уникальность в глобальных масштабах всего человечества. Если человек хочет иметь свое собственное, причем именно человеческое, будущее, он обязан быть благоразумным. Другой альтернативы для него нет.

Очевидно, что благоразумие человека определяется его внутренними установками на то, чтобы не иметь что-то (природу, других людей, общество, человечество) в качестве объектов потребления, а быть Человеком, творчески активным участником исторического процесса, высоконравственным и морально ответственным за результаты своей познавательной и преобразовательной деятельности в мире.

Не менее очевидно и то, что благоразумие подразумевает наличие системы нравственно-нормативных регуляций, являющихся не внешним принуждением человека мыслить определенными стереотипами и действовать в соответствии с ними, а внутренним усвоением всего богатства гуманистической культуры, покоящейся на извечных ценностях сохранения человечности в человеке как в обыденной жизни, так и в любой экстремальной ситуации. Именно это может и должно стать залогом формирования такого мировосприятия и мироощущения, которые отразят готовность человека принять ответственность как за себя самого, так и за человечество в целом.

Путеводитель по величайшим вызовам человечества

Наша группа:

GLOBAL HEALTH

Николас Агар , профессор этики Веллингтонского университета Виктории

Люк Алфи , приглашенный профессор, факультет зоологии Oxford

Элизабет Брэдли , профессор Grand Strategy, руководитель Брэнфордского колледжа, профессор общественного здравоохранения и директор факультета Йельского института глобального лидерства в области здравоохранения

Челси Клинтон , заместитель председателя Фонда Клинтона

Дженнифер Дудна , Профессор молекулярной и клеточной биологии и химии Калифорнийского университета в Беркли, соавтор технологии CRISPR-Cas9

Джоэл Гарро , автор, журналист, профессор права, культуры и ценностей, Колледж Сандры Дэй О’Коннор юриспруденция, Университет штата Аризона

Лори Гаррет , наука, удостоенная Пулитцеровской премии Журналист NCE, старший научный сотрудник по вопросам глобального здравоохранения Совета по международным отношениям

Тим Джинкс , руководитель отдела лекарственно-устойчивых инфекций Wellcome Trust

Анит Мукерджи , научный сотрудник Центра глобального развития

Пардис Сабети , Доцент кафедры органической и эволюционной биологии, иммунологии и инфекционных заболеваний, Гарвардский университет

Роберт Спарроу , адъюнкт-профессор Центра биоэтики человека, Университет Монаша

Эрик Тополь , директор Трансатлантического научного института Скриппса

Майк Тернер , руководитель отдела инфекций и иммунобиологии Wellcome Trust

Гэвин Ями , профессор практики глобального здравоохранения, Институт глобального здравоохранения Университета Дьюка

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И ТЕХНОЛОГИИ

дней мальчик Исследователь, Microsoft Research

Мисси Каммингс , профессор, Лаборатория людей и автономии, Университет Дьюка

Кейт Дарлинг , специалист по исследованиям, Лаборатория Массачусетского технологического института; Сотрудник Центра Интернета и общества Гарварда Беркмана

Иезекииль Эмануэль , вице-проректор по глобальным инициативам и председатель Департамента медицинской этики и политики здравоохранения Пенсильванского университета

Питер Норвиг , директор по исследованиям, Google

Ричард Алан Петерс , доцент электротехники, Университет Вандербильта

Брюс Шнайер , технический директор Resilient, компании IBM, научный сотрудник Гарвардского центра Беркмана

Томотака Такахаши , основатель Киотского университета Робо

Джонатан Зиттрейн , профессор международного права Гарвардской школы права и Гарвардской школы государственного управления Кеннеди, профессор компьютерных наук Гарвардской школы инженерных и прикладных наук, директор библиотеки Гарвардской школы права и директор факультета Центр Интернета и общества Беркмана

9 0005 ГОРОДА И ГЛОБАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ

Мэри Барра , генеральный директор General Motors

Ноотан Бхарани , ведущий дизайнер, Place Lab, Чикагский университет

Ларри Бернс , бывший вице-президент по исследованиям и разработкам General Motors

Вишаан Чакрабарти , доцент практики Колумбийской высшей школы архитектуры, планирования и сохранения

Люси Джонс , научный советник по снижению рисков Геологической службы США

Рошель Копп , основатель и основатель Управляющий директор Японского центра межкультурного консультирования

Крис Лейнбергер , старший научный сотрудник Программы городской политики, Брукингский институт

Эдвард Пейс , директор Африканского научно-исследовательского института

Ник Рид , директор Академии транспортной лаборатории

Шин-пей Цай , исполнительный директор Gehl Institute

ENERGY

Хоми Харас , старший научный сотрудник и заместитель директора глобальной программы Brookings Institute

Кэри Кинг , помощник директора Техасского университета в Austin Energy Институт

Виджай Падманабхан , Азиатский банк развития, технический советник (город)

Уильям Райерсон , основатель и президент Института народонаселения и медиацентра по народонаселению

Джим Уотсон , директор Центра энергетических исследований Великобритании

БУДУЩЕЕ ИНТЕРНЕТА / ДЕМОКРАТИЯ

Питер Бэррон , вице-президент по коммуникациям, Европа, Ближний Восток и Африка, Google

Рохит Чандра , вице-президент по инженерным вопросам, Yahoo

Эдди Копленд

, директор по инновациям в правительстве

в Nestny де ла Пенья , журналист виртуальной реальности и генеральный директор Emblematic Group

Бен Флетчер , старший инженер-программист в IBM Watson Research

Кевин Келли , основатель и исполнительный редактор журнала Wired Magazine

Стефан Левандовски , психолог Бристольского университета

Алексиос Мантцарлис, председатель правления Checking Network

Уилл Мой , директор Full Fact, независимая организация по проверке фактов, базирующаяся в Великобритании

Пол Резник , профессор информации в Мичиганском университете

Виктория Рубин , директор языковой и Научно-исследовательская лаборатория информационных технологий в Западном университете, Онтарио, Канада

Виктор Майер-Шенбергер , профессор управления и регулирования Интернета, Оксфордский институт Интернета

Сообщите нам о «грандиозном вызове», который важен для вас, на Facebook , или на Twitt эр .

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com под названием «Если вы прочитаете только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Earth, Culture, Capital и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Величайшие долгосрочные угрозы, с которыми сталкивается человечество

Потребуются большие структуры вокруг каждой звезды и масштабное планирование, но общее необходимое количество материи составляет около одного большого астероида на солнечную систему, а физика относительно проста.Речь идет скорее о координации проектов, рассчитанных буквально на миллиард лет. К этому времени это могло быть повседневным планированием для человечества, которое уже справилось с прошлыми проблемами.

Задача 6: Пережить конец материи

Материя нашего типа состоит из атомов, состоящих из протонов, нейтронов и электронов. Обычно говорят, что протоны и электроны совершенно стабильны (нейтроны стабилизируются протонами; сами по себе они распадаются с периодом полураспада в несколько минут).

Однако многие физические теории предсказывают, что протоны не являются по-настоящему стабильными и будут распадаться в течение чрезвычайно долгих периодов времени. Распад протона до сих пор не наблюдался, несмотря на некоторые героические усилия исследователей. Но это всего лишь говорит нам о том, что на это уйдут триллионы лет, если это произойдет.

Этот распад положит конец известной нам материи. Звезды и планеты постепенно превратятся в излучение плюс свободные электроны и позитроны, неспособные образовывать обитаемые системы. Последние холодные черные карлики постепенно превратятся в кристаллы гелия и водорода, которые тихо испаряются в неподвижности.Единственное, что осталось бы, это радиация и черные дыры в пустой Вселенной.

Можем ли мы обойти это? Как сказал великий компьютер в великолепном рассказе Айзека Азимова «Последний вопрос»: «ДАННЫХ ПОКА НЕДОСТАТОЧНО ДЛЯ ЗНАЧИТЕЛЬНОГО ОТВЕТА».

Андерс Сандберг — исследователь из Института будущего человечества Оксфордского университета. Он пишет в Твиттере @anderssandberg.

Присоединяйтесь к более чем одному миллиону будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter или Instagram .

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com , которая называется «Основной список». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Capital и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Сейчас человечество сталкивается с 10 катастрофическими угрозами, и коронавирус — лишь одна из них

Четыре месяца спустя этот год уже стал замечательной демонстрацией экзистенциального и катастрофического риска.Сильная засуха, разрушительные лесные пожары, опасное задымление, высыхание городов — все эти события демонстрируют последствия изменения климата, вызванного деятельностью человека.

Хотя вышеперечисленное может показаться изолированными угрозами, они являются частями более крупной головоломки, все части которой взаимосвязаны. В отчете под названием «Выживание и процветание в 21 веке», опубликованном сегодня Комиссией по вопросам будущего человечества, выделены десять потенциально катастрофических угроз для выживания человека.

Эти риски не имеют приоритета друг над другом:

  1. истощение природных ресурсов, особенно воды
  2. коллапс экосистем и утрата биоразнообразия
  3. Рост численности населения превышает допустимую нагрузку на Землю
  4. глобальное потепление и изменение климата, вызванное деятельностью человека
  5. химическое загрязнение системы Земля, включая атмосферу и океаны
  6. растущее отсутствие продовольственной безопасности и ухудшение качества питания
  7. Ядерное оружие и другое оружие массового уничтожения
  8. пандемии новых неизлечимых болезней
  9. появление мощных, неконтролируемых новых технологий
  10. национальная и глобальная неспособность понять эти риски и предпринять превентивные меры.

В октябре низкий уровень воды и суша были зафиксированы на плотине Сторм Кинг возле Станторпа, Квинсленд. Уровень воды в плотине составил 25%.
ДАН ПЕЛЕД / ААП

Начало текущих обсуждений

Комиссия по вопросам будущего человечества сформирована в прошлом году после ранее проведенных на почетном факультете Австралийского национального университета дискуссий об основных рисках, с которыми сталкивается человечество, о том, как к ним следует подходить и как их можно решить.В прошлом месяце мы провели нашу первую дискуссию за круглым столом, в которой приняли участие более 40 ученых, мыслителей и политических лидеров.

В отчете комиссии говорится, что способность нашего вида причинять себе массовый вред с середины 20 века усиливается. Глобальные тенденции в демографии, информации, политике, войне, климате, экологическом ущербе и технологиях вылились в совершенно новый уровень риска.

Риски, возникающие сейчас, разнообразны, глобальны и сложны.Каждый из них представляет «значительный» риск для человеческой цивилизации, «катастрофический риск» или может фактически уничтожить человеческий вид и, следовательно, является «экзистенциальным риском».

Риски взаимосвязаны. Они проистекают из одних и тех же основных причин и должны решаться таким образом, чтобы не усугублять индивидуальную угрозу. Это означает, что многие существующие системы, которые мы принимаем как должное, в том числе наша экономика, продовольствие, энергия, производство и отходы, общественная жизнь и системы управления — наряду с нашими отношениями с естественными системами Земли — должны подвергнуться тщательному изучению и реформированию.

COVID-19: урок взаимоподключения

Заманчиво изучить эти угрозы по отдельности, но, несмотря на кризис с коронавирусом, мы видим их взаимосвязь.

Реакция на коронавирус повлияла на изменение климата за счет сокращения углеродного загрязнения, активизации дискуссий об искусственном интеллекте и использовании данных (включая распознавание лиц), а также изменений в ландшафте глобальной безопасности, особенно в условиях массового экономического перехода.

Невозможно «решить» COVID-19, не повлияв каким-либо образом на другие риски.

Общее будущее, общий подход

Отчет комиссии направлен не на устранение каждого риска, а скорее на то, чтобы обрисовать текущее мышление и определить объединяющие темы. Понимание науки, фактов и анализа будет ключом к адекватному противодействию угрозам и поиску решений. Подход к политике, основанный на фактах, требовался уже много лет. Недооценка научных данных и фактических данных ведет к явным рискам, как мы видели в случае изменения климата.

Человеческое будущее касается всех нас. Его формирование требует совместного, всеобъемлющего и разнообразного обсуждения. Мы должны прислушаться к советам политологов и социологов о том, как вовлечь всех людей в этот разговор.




Читать далее:
От лесных пожаров до коронавируса наша старая «нормальность» ушла навсегда. Ну и что дальше?


Воображение, творческий подход и новые повествования потребуются для решения проблем, которые станут испытанием для нашего гражданского общества и человечества.Дым от лесных пожаров летом был беспрецедентным, а COVID-19 — новый вирус.

Если бы наши политики и правительство потратили больше времени на использование имеющейся науки о климате, чтобы понять, а затем представить себе потенциальные риски лета 2019-2020 годов, мы бы осознали потенциал катастрофического сезона и, вероятно, смогли бы лучше подготовиться. Беспрецедентные события не всегда неожиданны.

На этой декабрьской фотографии показаны бригады сельской пожарной службы Нового Южного Уэльса, защищающие собственность, когда пожар в Райтс-Крик приближается к Мангровым горам к северу от Сиднея.ДЭН ХИМБРЕЧТС / AAP

Подготовьтесь к дальней дороге

Необходимо избегать сиюминутности нашего политического процесса. Мы должны подумать о том, как наши сегодняшние действия найдут отклик у будущих поколений.

В отчете комиссии подчеркивается неспособность правительств противостоять этим угрозам и особо отмечается краткосрочное мышление, которое все больше доминирует в австралийской и мировой политике. Это серьезно подорвало наш потенциал по снижению таких рисков, как изменение климата.




Читать далее:
Слушайте своих людей Скотт Моррисон: лесные пожары требуют перезагрузки климатической политики


Переход от краткосрочного мышления к долгосрочному может начаться дома и в нашей повседневной жизни. Сегодня мы должны принимать решения, учитывающие будущее, и практиковать это не только в своей жизни, но и требовать этого от наших политиков.

Мы живем в беспрецедентные времена. Катастрофические и экзистенциальные риски для человечества серьезны и многогранны.И этот разговор — самый важный, который у нас сегодня есть.

Опасности технологического развития

Проблемы: как повлияют технологии
Нас?

Экономический | Социальные | Военный

Занятость
и экономика:

Пожалуй, самый фундаментальный
и прямое влияние, которое технологии оказывают на повседневную жизнь большинства людей,
экономический характер. Проблема рабочих мест и безработицы поражает всех.
аккорд беспокойства почти в каждом человеке.В то время как конкуренция между
машины и человеческий труд долгое время существовали в сфере физических задач,
только недавно был введен в сферу умственной работы. Во многом как
тяжелая техника устранила необходимость физических нагрузок со стороны
люди, так же как и современные технологии, в виде микрочипов и
компьютеры, несут с собой потенциал, чтобы избавиться от тяжелой умственной работы. Делает
это означает, однако, что у людей больше не будет никакой цели служить в
мир?

Чтобы получить некоторую перспективу
Что касается вопроса, мы можем взглянуть в прошлое.В начале 20-го
века в Соединенных Штатах рабочие места на фабриках и в сельском хозяйстве были
исчезают с большой скоростью. Но с потерей этих рабочих мест пришли
потенциал для миллионов новых рабочих мест и экономического развития в новых
отрасли. Действительно, макроэкономическая тенденция прошлого века была
в подавляющем большинстве положительный. Количество рабочих мест в США выросло в 10 раз (с
12 миллионов в 1870 году до 116 миллионов в 1985 году) и процент населения
занятость выросла с 21 до 48 процентов.Валовой национальный доход на душу населения
продукта, а также средняя доходность рабочих мест увеличилась на 600
процентов в постоянных долларах за тот же период. Сегодня новое производство
технологии быстро сокращают количество производственных рабочих мест. Пришествие
новых технологий, как ожидается, быстро снизит спрос на канцелярские
рабочие и другие такие полуквалифицированные и неквалифицированные рабочие.

Как будет развиваться
более продвинутого программного обеспечения влияют на нашу экономику? Обязаны ли технологии предоставлять
для экономического роста? Могут ли компьютеры и технологии действительно
заменить человечество?

Вернуться в
верх

Общество:

компьютеров, на которых
произвели революцию на рабочем месте, точно так же проникают в общество.Они имеют
привел к неисчислимым успехам в образовании и личном общении.

Медленно, но верно,
компьютеры начали проникать в классную комнату. Хотя еще не оптимизирован
Что касается образования, то персональный компьютер имеет большой потенциал в этой области.
Беспроводные сети позволяют легко обмениваться учебными программами и материалами.
студентами, написавшими работы, экзамены, ответы на учебные программы и другие творения. В
сеть информации может предоставить студентам мгновенный доступ к обширным
количество информации и знаний.

Царство
коммуникации тоже претерпели огромные изменения. Нам предоставлены новые
способы общения друг с другом, такие как электронная почта и обмен мгновенными сообщениями.
Документы, размещенные в Интернете, являются источниками информации для остальных
мир. Обширные базы данных позволяют легко хранить информацию. Глобальный
спутники позиционирования позволяют нам отслеживать наше точное местоположение и находить дорогу
по разным направлениям.

Но какие социальные проблемы
возникнет с таким прогрессом? Станем ли мы все более зависимыми от наших
компьютеры на грани развала общества? Как писал Теодор Качиньский,
«технологии — более мощная социальная сила, чем стремление к
свободы, в то время как технический прогресс КАК ВСЕ непрерывно сужает наши
сфере свободы, каждый новый технический прогресс, РАССМАТРИВАЕМЫЙ САМ, кажется,
быть желанным.»Будут ли технологии настолько укоренившимися в обществе, чтобы разрушать
это и заточить человечество?

Вернуться в
верх

Военный:

Возможности применения
технологии ведения войны хорошо известны. Но положительно ли это приложение или
отрицательный?

Можно утверждать, что
военное применение науки, несомненно, отрицательно, поскольку привело к
создание атомной бомбы и другого подобного оружия массового поражения.
Технологии сделали возможным полное уничтожение человечества.Что
потенциал продолжает расти, поскольку все больше стран развивают ядерные технологии и
распространение ядерных боеголовок продолжается.

С другой стороны, это
также можно утверждать, что наука сделала возможным более
точное поражение вражеских целей и, тем самым, уменьшило
непреднамеренный ущерб гражданскому населению. Умные бомбы и крылатые ракеты
уменьшили человеческий компонент войны, по крайней мере, до некоторой степени.

Но какой будет эффект
технологии будущего быть? Уменьшит ли это количество разрушений и смертей?
Или это будет наша окончательная гибель?

Вернуться в
верх

общих глобальных проблем, с которыми сегодня сталкивается человечество

Мы не можем возиться, когда Рим горит, не так ли? Мы, человечество, сталкиваемся с множеством проблем по всему миру.По мере развития нашей жизни мы можем вызывать самоуничтожение земного шара. Мы сталкиваемся с несколькими проблемами, о которых мы уже знаем, и, тем не менее, очень немногие люди принимают меры для предотвращения или обращения вспять этих глобальных воздействий. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, затрагивают всех нас. Чтобы определить основные глобальные проблемы, мы изучили несколько документов, касающихся международного образования, чтобы определить общие темы. Мы подготовили список глобальных проблем, основанный на вопросах, которые возникли из нескольких интонационных документов по всему миру, написанных государственными учреждениями.

  1. Конфликты
  2. Еда и вода
  3. Бедность и экономические системы
  4. Глобальное потепление
  5. Управление планетой: ресурсы, энергия и окружающая среда
  6. Политическая система и система правосудия
  7. Население
  8. Образование
  9. Технократическая революция
  10. Устойчивое развитие

1. Конфликты

Согласно последним статистическим данным, сегодня от самоубийств умирает больше людей, чем в автокатастрофах, а о самоубийствах, как правило, не сообщается.Также растет количество разнообразных показателей, преступного поведения, количества заключенных, употребления наркотиков и связанной с этим преступности. Мы видим довольно четкую картину мира, в котором наблюдается рост населения и преступности, с одной стороны, и нехватка ресурсов, с другой.

Хотя может показаться, что конфликтов и войн избежать невозможно, страны по всему миру могут предпринять шаги для установления мира во всем мире. Чтобы избежать войны любой ценой, мировые державы должны искать решения, которые исключают любые потенциальные шансы возникновения войны.Однако, если вы следили за глобальными новостями и журналами, вы знаете, что, как только кто-то заявляет, что решил одну проблему, возникает несколько других. Кажется, что решение проблемы порождает новые и более серьезные проблемы, о которых раньше никто не знал.

2. Пища и вода

Глобальная нехватка продовольствия и воды — это последствия глобального потепления. Межправительственная группа экспертов ООН по изменению климата (IPCC) опубликовала отчет об ухудшении рисков изменения климата под названием Climate Change 2014: Impact, Adaptation, and Vulnerability . Они также опубликовали резюме политиков в формате PDF. В этом отчете показано вмешательство человека в климатическую систему и риски для человека и природных систем. В другом отчете Центра новостей ООН сообщалось, что «мировое производство продуктов питания подрывается деградацией земель и нехваткой сельскохозяйственных земель и водных ресурсов, в результате чего прокормление растущего населения мира, по прогнозам, достигнет девяти миллиардов к 2050 году». — Обескураживающая задача, как сообщает Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций.

За последнее десятилетие мы стали свидетелями роста производства сельскохозяйственной продукции и продуктов питания, но это произошло за счет деградации земель, деградации водных ресурсов и истощения окружающей среды. Сельскохозяйственные секторы сталкиваются с проблемами постепенного снижения производственного потенциала из-за нерациональных методов и давления роста населения.

3. Бедность и экономическая система

Падение мировой экономики сегодня более очевидно, чем когда-либо.Наша экономическая система проверена временем и дала нам большие результаты в превращении нашей страны в одну из самых богатых стран мира. Однако бедность все еще сохраняется во многих штатах. Усилия правительства по борьбе с бедностью в некоторой степени помогли экономике, но не смогли полностью искоренить проблему.

4. Глобальное потепление

В последние годы нам удалось установить глубокую связь между глобальным потеплением, климатическими изменениями и деятельностью человека. Из-за экстремальных погодных условий, засух, лесных пожаров и штормов мир говорит нам, что мы делаем что-то очень плохое.Ученые говорят нам, что это то, как мы повлияли на земной шар, и это последствия глобального потепления.

5. Управление планетой: ресурсы, энергия и окружающая среда

Основной предпосылкой устойчивого развития является эффективное управление земным шаром, чтобы наша планета оставалась в состоянии поддерживать будущие поколения. Это огромная задача для экономистов и экологов — добиться прогресса таким образом, чтобы мы оказали минимальное воздействие на земной шар. Управление ресурсами и окружающей средой — это проблема, которая была в центре внимания в последние десятилетия и стала самой большой проблемой века.Наши природные ресурсы чрезмерно эксплуатируются, и наша экосистема сейчас находится в состоянии стресса. Мы используем ресурсы на 50% быстрее, чем наша Земля может восстанавливать и восстанавливать.

Повторное использование, переработка, использование возобновляемых источников энергии, использование энергоэффективных технологий, использование экологически нейтральных источников энергии, таких как ветер, солнце, геотермальная энергия, а также механизмы, которые сохраняют энергию, такие как затенение, простое испарительное охлаждение и более эффективное использование энергии. устойчивые бизнес-модели по всему миру, направленные на решение проблем нехватки ресурсов и защиты окружающей среды.

6. Политическая и судебная системы

Мы часто ошибочно полагаем, что к таким вопросам, как права человека и справедливость, сегодня относятся более серьезно, чем в прошлом. Реальность такова, что подавляющее большинство людей в мире остаются в неведении, а несправедливость и коррупция по-прежнему остаются серьезной дилеммой. Мы еще не смогли установить «справедливость для всех» во всем мире.

7. Население

чел.

По оценкам Бюро переписи населения США (USCB), население мира в 2012 году превысило 7 миллиардов человек.Население мира неуклонно росло после окончания Великого голода в 1315 году. Пик роста населения мира пришелся на 1960 и 1970 годы, когда прирост населения составлял 2,2%. В настоящее время темпы роста мирового населения составляют 1,1%. Рост численности населения окажет серьезное влияние на мировые природные ресурсы и доступность продуктов питания. Это также окажет влияние на климат. Намного важнее использовать энергию и ресурсы более эффективно, чем контролировать рост населения.

8. Образование

Существует сильная корреляция между образованием и устойчивым экономическим развитием в стране. В большинстве развивающихся стран образование становится основным фактором, замедляющим прогресс. Образование часто называют основным инструментом экономического развития.

9. Технократическая революция

Многие страны мира считаются технократическими, в то время как другие отстают в технологическом развитии. Мир, в котором мы живем, все больше диктуется технологическим прогрессом, и страны мира, которые не могут догнать новейшие технологии, будут серьезно отставать.Человеческое развитие растет экспоненциально быстрее, и технологии играют важную роль в правительственных решениях, политике и экономике.

10. Устойчивое развитие

«Устойчивая экономика — это та экономика, в которой люди могут использовать возможности для получения средств к существованию в рамках предсказуемой системы экономического управления, связанной законом». Фактический экономический рост основан на нескольких факторах, таких как политическая стабильность, наличие рабочих мест, угрозы миру, совокупность законов, политика регулирования, институты, практика и отдельные лица, которые определяют контекст, в котором происходит экономическая деятельность страны.

Итак, что вы собираетесь делать для решения этих проблем? Некоторые из вышеупомянутых проблем затронут каждого человека, а также весь мир. Такие проблемы, как глобальное потепление, загрязнение окружающей среды и экологический баланс, не только влияют на нас сейчас, но также повлияют на земной шар в будущем. Делаем ли мы свою долю для решения этих проблем? Каждый из нас может внести свой вклад. Есть мелочи, которые вы можете делать каждый день, которые могут иметь большое влияние на земной шар в течение длительного периода времени.

Поделитесь этой статьей и сообщите другим о глобальных проблемах.Мы также будем рады услышать ваши комментарии к этой статье, поэтому, пожалуйста, напишите несколько слов в поле для комментариев ниже.

P.S: Если вам понравилась эта статья, посетите наше Сообщество EAT FREE. Вы найдете множество возможностей онлайн-обучения, которые помогут вам заработать немного денег и сделать планету лучше!

Источник: Сеть специалистов по окружающей среде

Антропология и современные проблемы человека, шестое издание

АльтаМира Пресс

Страниц: 432

978-0-7591-2157-7 • Твердый переплет • Апрель 2012 г. • 162 доллара.00 • (125 фунтов стерлингов)

978-0-7591-2158-4 • Мягкая обложка • Апрель 2012 г. • 98,00 долларов США • (75 фунтов стерлингов)

978-0-7591-2159-1 • электронная книга • апрель 2012 г. • 93,00 $ • (72,00 £)

Джон Х. Бодли — регентский профессор факультета антропологии Вашингтонского государственного университета. Он является автором «Культурной антропологии», 5, -е, -е издание (АльтаМира, 2011), и «Жертвы прогресса», 5, -е, -е издание (АльтаМира, 2008).

Список рисунков и таблиц
Предисловие
Благодарности

Глава 1
Антропологические взгляды на современные человеческие проблемы
Природа и масштаб проблем
Предупреждение ученых мира человечеству, 1992
Цели тысячелетия ООН
Осведомленность о кризисе и ответные меры
Масштаб культурной значимости
Уникальность племенных обществ и культур
«Изначальное общество изобилия»
Рост, направленный на элиту: человеческая проблема
Распределение богатства и власти
Мировая элита-директора: взгляд сверху
Руководство элиты и глобальные СМИ: Руперт Мердок News Corporation
Слишком большой и неудачный: руководство элиты и глобальный финансовый кризис

Глава 2
Масштаб, адаптация и экологический кризис
Культурная передача и дезадаптация
Масштаб и культурная эволюция
Культурная эволюция и адаптация
Природа и масштаб Экологический кризис
Биоразнообразие и смерть f тропические дождевые леса
Экоцид в советском стиле
Экологический кризис и культурные изменения
За пределами «пределов роста»
Экологические комиссии: глобальный 2000 год и наше общее будущее
Корни экологического кризиса
Капитализм и идеологические корни
Нерегулируемый личный интерес и трагедия общин
Деградация земель в Средиземноморском регионе
Планетарные границы: за пределами Земли в антропоцене
Вымирание и биоразнообразие: человеческая природа или кризис культурного масштаба?
Племенная и мелкая домашняя экономика
Богатство в племенном и коммерческом мире
Биологический потенциал и культурный спрос на северо-западе Тихого океана
Социокультурный масштаб и окружающая среда
Экологические следы

Глава 3
Природные ресурсы и культура потребления
Энергия и культура : Основные соображения
Элита-директора энергетического сектора: сила и влияние большой нефти
Капитализм и культура потребления
История капитализма
Европейские истоки капитализма
Культура чрезмерного потребления
Потребление ресурсов в Америке
Инвентаризация
Американские леса как ресурсы
Экономика истощения ресурсов
Устойчивое развитие и стабильная экономика
Экологические издержки культуры потребления: западный уголь
Лица, принимающие решения и культура потребления

Глава 4
Недоедание и эволюция продовольственных систем
Мальтузианская дилемма 9 0557 Эволюция продовольственных систем
Обеспечение кормов и средств существования
Переход к фермам и садам
Внутренний способ производства продуктов питания
Технологические достижения в производстве продуктов питания
Политические продовольственные системы
Коммерциализация зерна: Англия, 1500–1700
Голод в современном мире
Глобальное недоедание
Устойчивое отсутствие продовольственной безопасности
Глобальный кризис цен на продовольствие 2007–2008 годов: голод и захват земель
Избыточное потребление продовольствия
Политическая экономия голода: Бангладеш

Глава 5
Коммерческие фабричные продовольственные системы
Заводское производство продуктов питания
Завод картофеля против Свиденый сладкий картофель
Коммерциализация американской продовольственной системы, 1850–1890
Социальные издержки системы производства продуктов питания
Энергетические затраты системы распределения
Маркетинг продуктов питания
Качество продуктов питания и рыночные масштабы
Картофельные чипсы заводской обработки по сравнению с пирогами из маниока
Рыбалка , Global Trade, и «Ghost Acres»
Лимиты Производство продуктов питания
Кластеры пищевой цепи: четыре ABCD и отзыв Великой индейки

Глава 6
Проблема народонаселения
Максимальные оценки численности населения мира
Великие волны роста населения
Давление населения, переносимость и оптимальная численность населения
Контроль населения среди собирателей
Популяционное равновесие в аборигенной Австралии
Неолитический взрыв населения
Контроль за численностью населения среди племенных сельских фермеров
Проблемы с населением острова
Случай «краха» Рапа-Нуи (остров Пасхи)
Государственное вмешательство и механизмы контроля численности населения
Последствия для политики

Глава 7
Бедность и конфликты
Насилие и незащищенность в Америке
Социальный порядок в племенном мире
Важность социального равенства
Конфликты и разрешение конфликтов
Лидерство
Внутренний порядок в политически централизованных обществах
Межкультурные взгляды на войну
Масштаб войны и насилия в империи и коммерческие миры
Военно-налоговый государственный и военно-промышленный комплексы
Смертоносные арсеналы: угроза ядерного оружия
Несостоятельные государства и социальные беспорядки
Корни кризиса безопасности: культура, перенаселенность или неравенство?
Процесс финансиализации и долговой кризис
Экспорт сахара, голод и детская смертность в Бразилии
Государственный терроризм и инвестиционный риск в Гватемале
Изобилие и деиндустриализация в Америке
Неформальная экономика Лос-Анджелеса: цена американской бедности и бездомности

Глава 8
Будущее
Дилемма масштаба
Представляя глобальное будущее
Межправительственная группа экспертов по изменению климата Специальный доклад о сценариях выбросов
Будущее американского разведывательного сообщества
Глобальные тенденции 2025 года: американский взгляд на измененный мир
Взгляд Shell Oil на будущее
Shell Oil 2050 Сценарий: проекты торговли квотами на выбросы
Британия без выбросов углерода 2030
Боливия: многонациональное общественное государство, решающее человеческие проблемы
Устойчивое глобальное будущее
TERRA-2000 и информационное общество
Глобальная экологическая перспектива ООН 3 Глобальное будущее
Инициатива Великого перехода
Преобразование Корпорация
Mondragón Cooperatives
Срединный путь Бутана
На пути к устойчивому планетарному обществу
Уменьшение масштаба: альтернатива для малых наций
Соединенные Штаты, счастливые планеты и миллиардеры
Преобразование Америки

Глоссарий
Библиография
Указатель
Об авторе

Новое в издании 6 th :

Введены новые концепции: многомерная бедность, антропоцен и антропогенные изменения, принцип субсидиарности, нелинейные изменения, планетарные границы, принцип предосторожности, большое ускорение, основа глобального рынка, стабильная экономика, право на питание, кластеры пищевой цепи, неформальная экономика, TINA, ограничение выбросов углерода и торговые режимы, воплощенная энергия, Уппсальский протокол, многонациональность, продовольственный суверенитет

Новые тематические исследования и разделы: развитие в Тихоокеанском Северо-Западе и Боливии; влияние «большой пятерки» крупнейших нефтяных компаний мира; NewsCorp Руперта Мердока и информационное господство; последствия захвата земель и повышения цен на продукты питания для голода; роль финансовых корпораций в глобальном финансовом коллапсе, гигантские корпорации, такие как Cargill и ADM, доминирующие в сфере производства продовольствия в мире; и неформальная экономика, бедность и бездомность в Лос-Анджелесе.

Глоссарии в конце глав

Глоссарий

23 таблицы

48 рисунков и фотографий

границ | Как университеты предали разум и человечество — и что с этим делать

Предательство

Десятилетия назад, в 1984 году, в год Джорджа Оруэлла, я опубликовал книгу под названием От знания к мудрости . В книге я утверждал, что для решения серьезных глобальных проблем, угрожающих нашему будущему, нам необходимо произвести революцию в университетах, затронув в большей или меньшей степени каждую дисциплину и каждый аспект университета.Вместо того чтобы отдавать приоритет решению проблем знаний, университеты должны отдавать приоритет жизненным проблемам — проблемам, с которыми мы сталкиваемся в нашей жизни, от личных до глобальных. Основной задачей Университета должно быть выдвижение и критическая оценка возможных решений наших жизненных проблем, возможных действий , политики, политических программ, образа жизни, философии жизни. Основная задача — это грамотно проведенное просвещение населения о наших проблемах и о том, что нам нужно с ними делать.Университет должен посвятить себя тому, чтобы помогать людям добиваться того, что действительно важно в жизни. Стремление к знаниям и технологическим ноу-хау, конечно, жизненно важно, но это должно быть второстепенным делом, а не основным направлением деятельности Университета.

От знания к мудрости получил широкую и положительную оценку в то время. Он получил блестящий обзор в Nature от Кристофера Лонге-Хиггинса и еще один от Мэри Мидгли в University Quarterly (Midgley, 1986).Книга дважды выходила в мягкой обложке. А потом вышла из печати и была забыта.

Если бы то, что я отстаивал в 1984 году, было принято и внедрено в академическую практику в последующие годы, мы могли бы теперь жить в совершенно другом мире, чем тот, в котором мы находимся. Мы могли бы долго бороться с глобальным потеплением. назад и, возможно, не сейчас столкнется с ужасающим климатическим кризисом, который угрожает нашему будущему. Чтобы избавить мир от ядерного оружия, можно было сделать гораздо больше. Влажным лесам Амазонки может не грозить разрушение.Возможно, мы не столкнемся с массовым исчезновением видов. Возможно, океаны не полны пластика. Интернету нельзя было позволить развратить демократию и общественную жизнь. Возможно, в 2016 году в Великобритании не проголосовали за Брексит, а Трамп не был избран президентом в США. Многие другие страны могли бы быстро и компетентно справиться с пандемией коронавируса, предотвратив тем самым сотни тысяч смертей. Я лично считаю, что теперь мы будем жить в гораздо более разумном и обнадеживающем мире.

Что вселяет в меня такую ​​уверенность в том, что моя книга 1984 года имела бы такое поразительное влияние, если бы ее взяли и применили на практике? Вот это. Если бы то, что я отстаивал, было реализовано на практике, все эти годы назад университеты активно и энергично помогали бы людям разрешать конфликты и проблемы жизни, используя все более рациональные способы сотрудничества. Все те, кто сейчас ищет знаний в социальных и гуманитарных науках, поступили бы совсем иначе; они бы вошли в сообщество, чтобы сделать все возможное, чтобы распространить общественное сознание о наших проблемах и о том, что нам нужно с ними делать.По всему миру были бы созданы народные советы, призванные решать, что необходимо сделать для решения местных и глобальных проблем — что правительства должны сделать, чтобы дать населению возможность решать такие проблемы, и что необходимо сделать, чтобы правительства начали действовать. Быстрый рост населения, разрушение естественной среды обитания, утрата дикой природы и массовое вымирание видов, войны и угроза войны, угроза ядерного оружия, огромное неравенство богатства и власти во всем мире, загрязнение земли, воздуха и моря, угрозы демократии со стороны социальных сетей и, возможно, наиболее серьезное из них — глобальное потепление: что делать для решения этих глобальных проблем, получило бы устойчивое общественное обсуждение и внимание.

Если бы в течение последних 30 лет или около того наши учебные заведения, наши школы и университеты активно и энергично участвовали в распространении информации о таких проблемах и о том, что с ними делать, — активно и энергично участвовали в продвижении общественные действия, направленные на решение этих проблем — у нас есть все основания предполагать, что это имело бы влияние, — хотя вопрос о том, насколько велико влияние, может быть открытым. Многие люди, многие сообщества узнали бы о наших проблемах, о том, что необходимо сделать для их решения, и действовали бы , чтобы помочь найти решения.

Но университеты этого не сделали. Как я уже сказал, они посвятили себя поиску специализированных знаний и технологических ноу-хау. В университетах преобладала идея: основная задача — получить знания; после приобретения его можно применять для решения социальных проблем. Даже те, кто работает в области социальных и гуманитарных наук, считают, что им следует ограничиться таким подходом. Профессор не должен выходить в общество и разжигать политическую активность!

Таким образом, за последние 30 лет университеты совершенно не участвовали в просвещении общественности о наших проблемах и о том, что нам нужно с ними делать, чтобы продвинуться к лучшему миру.Университеты даже отдаленно не задумывались о своей задаче в таких условиях. И в результате, что неудивительно, человечество продемонстрировало мало признаков того, что оно научилось лучше справляться с серьезными глобальными проблемами, с которыми мы сталкиваемся. Едва ли будет преувеличением сказать, что Extinction Rebellion и Грета Тунберг сделали за год больше, чтобы привлечь внимание общественности к климатическому кризису, чем все университеты мира сделали за 60 лет — с тех пор, как мы впервые действительно узнали, что глобальное потепление будет происходить.

Центральный аргумент От знания к мудрости — это, я должен подчеркнуть, аргумент интеллектуальный , касающийся интеллектуального измерения науки и академического исследования в целом.Это касается разума, интеллектуальной целостности, интеллектуальных целей и методов, интеллектуальных ценностей. Академия, посвященная поиску знаний, представляет собой монументальную интеллектуальную ошибку , если судить с точки зрения содействия повышению благосостояния людей. Оба аспекта исследования страдают от этой ошибки, исследования преследуются ради самих себя и ради других, практических целей. Это тот интеллектуальный промах, который нам необходимо выявить и исправить, если мы хотим иметь то, что нам так срочно нужно: своего рода академическое предприятие, рационально посвященное тому, чтобы помогать нам решать жизненные проблемы, от локальных до глобальных, чтобы мы можем продвинуться к лучшему, более цивилизованному, более просвещенному миру.

«Наша планета Земля несет слишком тяжелое бремя убийств, пыток, порабощения, бедности, страданий, опасностей и смерти».

Это первое предложение книги. Остальная часть книги объясняет, как естественные науки и академические исследования в целом должны измениться, и почему, если они призваны помочь предотвратить страдания и смерть, которых можно избежать, помогают процветанию действительно ценного в жизни. Таким образом, интеллектуальными, технологическими и образовательными средствами. Я развиваю этот аргумент, рассматривая две концепции и виды академического исследования, которые я впоследствии назвал исследованием знания и исследованием мудрости .Оба считают, что основная социальная или гуманитарная цель исследования — способствовать благосостоянию людей. Но интеллектуальных, целей и методов двух концепций исследования сильно различаются. С каждым из них связано понятие науки: стандартный эмпиризм и целенаправленный эмпиризм соответственно.

Знание-исследование — вот что доминирует сегодня в университетах. Я считаю, что это глубоко иррационально в целом, структурно, если судить с точки зрения содействия повышению благосостояния людей.Именно эта институциональная, структурная иррациональность ответственна за провал исследования знаний, чтобы помочь человечеству научиться решать проблемы жизни, чтобы способствовать человеческому благосостоянию. Знание-исследование предает разум и, как следствие, предает человечество .

Исследование мудрости — это то, что возникает, когда исследование знания модифицируется настолько, чтобы избавить его от его грубой иррациональности. Согласно исследованию мудрости, основная цель исследования — это мудрость, истолкованная как способность, активное усилие и, возможно, желание осознать то, что имеет ценность в жизни для себя и других.Осознавать здесь означает как постигать или испытывать, так и создавать или воплощать в реальность; включены оба аспекта исследования, исследование преследуется ради самого исследования, а исследование преследуется ради других целей. Мудрость включает в себя знания, понимание и технологические ноу-хау, но и многое другое, например, способность обнаруживать, что представляет собой ценность, и способность решать те проблемы, которые необходимо решить, чтобы реализовать то, что представляет собой ценность.

Должен отметить, что в своей работе я упоминал и обсуждал работы многих других, критически относящихся к современной науке, современной академической среде в целом или тех, кто занимался вопросами, которые меня волновали.Так, в From Knowledge to Wisdom я упоминал или обсуждал, часто сочувственно, работы Поппера (1959, 1962, 1963), Карсона (1972), Commoner (1966), Эллула (1964), Аллена (1980), Экхольм (1982), Фоли (1981), Мэддокс (1972), Барзун (1964), Росзак (1969, 1970), Дубос и Уорд (1972), Медоуз и др. (1974), Goldsmith et al. (1972), Аллаби (1977), Шумахер (1973), Хейльбронер (1975), Хиггинс (1978), Исли (1973), Лакатос (1970), Кун (1962), Берлин (1979), Равец (1971), Гринберг (1971), Фейерабенд (1965), Брандт (1980), Гей (1973), Юнг (1960), Джордж (1976), Диксон (1974), Пирсиг (1974), Колдер (1981), Мидгли (1978), Хабермас (1972), Коллингридж (1981), Норман (1981), Пассмор (1978), Ротблат (1983), Шелл (1982), Сноу (1964), Вуттон (1950) и многие, многие другие.Многие из этих авторов так или иначе утверждали, что современный мир движется к катастрофе и что существует острая необходимость в радикальных изменениях. Я считал, что моя работа внесла важный вклад в эту точку зрения. Однако никто не выступал за целенаправленный эмпиризм или исследование мудрости. Никто даже не критиковал науку и академическую деятельность так, как я. Через несколько лет после публикации моей книги разгорелся академический спор между теми, кто атаковал, и теми, кто защищал научную рациональность, частично спровоцированный фальшивой статьей Сокала (1996), опубликованной в журнале под названием Social Text .Но обе стороны в этом споре упустили решающий момент. Научная рациональность, против которой одни нападают, а другие защищают, вовсе не была подлинной научной рациональностью; это был и есть характерный вид иррациональности, маскирующейся под рациональность — мысль, которую я сделал во втором издании From Knowledge to Wisdom . Я выступал за усиленную научную рациональность , необходимость которой игнорировалась обеими сторонами в споре о «научных войнах», а также многими другими.Это все еще игнорируется сегодня.

Моя кампания по поиску мудрости с 1972 по 2020 год

Моя кампания по исследованию мудрости возникла из критического взгляда на философию науки Карла Поппера в 1972 году (Maxwell, 1972). Поппер утверждал, что наука прогрессирует благодаря процессу предположений и опровержений (Popper, 1959, 1963). Затем Поппер обобщил эту идею: что бы мы ни делали, можно достичь прогресса, решить проблемы с помощью предположений и критики (Поппер, 1959, стр.44, п. * 1). Затем Поппер применил эту идею критического рационализма к социальным и политическим вопросам в своей великой работе Открытое общество и его враги (Popper, 1962).

Меня осенило, что научная философия Поппера несостоятельна. Физики всегда принимают только объединенные теории, хотя всегда существует бесконечно много эмпирически более успешных разобщенных соперников. Это означает, что физика делает большое, неявное, метафизическое предположение о природе Вселенной: она такова, что некий единый образец физического закона проходит через все явления.Но это предположение глубоко проблематично: оно нуждается в постоянной критике как неотъемлемая часть науки в попытке улучшить его. Я понял, что нам нужна новая концепция науки — целенаправленный эмпиризм — которая признает это предположение и стремится улучшать ее по мере развития науки (Maxwell, 1974).

Затем, идя по пути, параллельному пути Поппера, я обобщил свою новую концепцию научного метода, чтобы сформировать новую концепцию рациональности — целенаправленную рациональность .Всякий раз, когда мы преследуем стоящую, но проблематичную цель, как это часто бывает, нам нужно активно пытаться улучшить нашу цель, когда мы действуем, как мы живем. Целеустремленная рациональность помогает нам в этом.

Из этих соображений возникла основная идея От знания к мудрости . Впервые это было выражено в книге «Что не так с наукой: к народной рациональной науке восторга и сострадания» , опубликованной в 1976 году (Максвелл, 1976). Большая часть этой книги состоит из яростных споров между ученым и философом по указанным мною вопросам.Он был написан за 3 недели, чтобы уложиться в срок. Я возлагал большие надежды на книгу, но «она вышла мертвой из печати». Я изо всех сил пытался найти издателя для другой книги. Блэквелл проявил интерес, я упорно работал над From Knowledge to Wisdom в течение 3 лет, и он был опубликован в 1984 году.

После его публикации и восторженного приема в обзорах — несмотря на некоторую критику со стороны философов — я надеялся, что то, что я отстаивал, постепенно будет подхвачено академическим предприятием и реализовано в академической практике.Этого не произошло — и до сих пор не произошло. За этот период с 1976 по 2020 год академическое сообщество изменилось во многих отношениях. Некоторые изменения можно интерпретировать как небольшие шаги к исследованию мудрости; но другие были резко в противоположном направлении. Неумолимая специализация росла и росла в науке и академических исследованиях в целом. Деньги, средства на исследования, становятся все более и более важными, поэтому кажется, что самое важное — это деньги, которые вы приносите в университет, а не качество ваших исследований.Произошла значительная потеря интеллектуальной свободы, по крайней мере, в Великобритании, так что ученый больше не может заниматься малоизвестной проблемой исследования без успешного результата в течение многих лет и выжить — то, что когда-то было возможно. Даже когда изменения проистекают из заботы, стоящей за исследованием мудрости, тем не менее, они не могут достичь того, на что надеются, потому что они опутаны ограничениями исследования знания. Таким образом, акцент на «воздействии» может происходить из опасения, что исследования должны иметь ценность для человека, но влияние само по себе не означает, что воздействие имеет ценность, и требование, чтобы исследования имели влияние, как правило, дисквалифицирует исследования большой потенциал, долгосрочное значение того или иного рода, которое не оказывает никакого немедленного воздействия.Тем не менее, в течение рассматриваемого периода произошли некоторые изменения, действительно имевшие ценность. Так, в моем собственном университете, UCL, Дэвид Прайс, вице-проректор по исследованиям, представил Программу Grand Challenges: она направлена ​​на объединение специалистов для решения глобальных проблем — и есть даже вклад моей работы. Но это не вопрос мудрости.

Как только From Knowledge to Wisdom вышел из печати, в какой-то момент в начале 1990-х я понял, что мне приходится бороться за то, чтобы попытаться сделать призыв к академической революции достоянием общественности.В период 1976–2020 годов я опубликовал 14 книг и 160 статей, все так или иначе посвященных безотлагательной необходимости совершить революцию в университетах, чтобы спасти человечество от катастроф. В течение этого периода я также прочитал бесчисленное количество лекций на эту тему в университетах и ​​на конференциях по всей Великобритании, Европе, Северной Америке и даже на Тайване. Я принял участие в программе «Начало недели» на Радио 4. В другой раз я выступал с речью на дереве (в галерее Treehouse) в Риджентс-парке в Лондоне.В 2003 году я основал группу электронной почты под названием Friends of Wisdom , посвященную идее о том, что университеты должны искать и продвигать мудрость, а не просто приобретать знания. Сегодня (август 2020 г.) эта группа состоит из 361 ученого, ученого и педагога, разбросанных по всему миру. Некоторые занимаются продвижением проектов, связанных с тем, что я описал здесь.

Я не получил академической оценки за проделанную мной работу. Фактически, в 1993 году мой факультет обвинил меня в том, что я не преподаю философию науки, потому что в своем преподавании я учитывал не только интеллектуальные цели науки, но также социальные или гуманитарные цели, а также гуманитарные цели, а не только науки. , но всего академического предприятия.В течение 20 лет или около того я намного опережал своих современников в том, что я преподавал, и я все еще был впереди. Я пошел к ректору UCL, чтобы пожаловаться на мое обращение. «Что ж, похоже, ваша работа действительно движется в новом направлении», — сказал он. «О, университеты в Британии упали так низко, что теперь их наказывают за оригинальность», — ответил я. Он сказал, что моя работа будет расследована. Это было, и благодаря этому, продвижение до Reader было отложено с большой задержкой. Но преследования в моем отделе продолжались, я знал, что не смогу работать в такой отравляющей атмосфере, и поэтому решил досрочно выйти на пенсию в 1994 году, чтобы продолжить свою работу.Я упоминаю все это, чтобы подчеркнуть, что оригинальность по-прежнему осуждается в академических кругах. Если вы хотите перевернуть корзину с яблоками, придется заплатить определенную цену.

В 12 книгах, которые я опубликовал с 1984 года, в основном были разработаны темы, кратко очерченные в От знания к мудрости . В Постижимость Вселенной: Новая концепция науки , 1998 я излагаю аргумент в пользу целенаправленного эмпиризма — за то, что мы должны рассматривать науку как уже установившую, что Вселенная физически постижима (насколько наука может когда-либо устанавливать что-либо теоретическое) (Максвелл, 1998).Я подробно объясняю, как эта точка зрения решает основные проблемы философии науки, включая проблему индукции. Эта книга, изданная OUP, получила ряд отличных отзывов, но затем была проигнорирована. Алан Сокал выразил согласие с основным тезисом.

В Человеческий мир в физической вселенной: сознание, свободная воля и эволюция , 2001, я занялся фундаментальной проблемой: как может наш человеческий мир, наполненный эмпирическим опытом, сознанием, свободной волей, смыслом и ценностями, существовать в физическом мире? вселенная? (Максвелл, 2001).Аргумент От знания к мудрости резко подчеркивает эту проблему: она рассматривается в главе 9 книги. Основная задача исследования мудрости — помочь людям осознать, что действительно имеет ценность в жизни. Но ключевым шагом в аргументации в пользу исследования мудрости является принятие методов достижения прогресса целенаправленного эмпиризма, которые требуют от нас осознания того факта, что физика предполагает, что Вселенная физически постижима. Таким образом, мы сталкиваемся с проблемой: как может существовать ценная жизнь, встроенная в физически доступную вселенную? Эта книга получила несколько хороших рецензий, один или два довольно высокомерных от философов, а затем была забыта.

Затем, в 2004 году, я опубликовал Is Science Neurotic? (Максвелл, 2004). Эта книга расширяет краткие замечания о Фрейде и психоаналитической теории, которые можно найти в From Knowledge to Wisdom . Здесь я указываю, что психоаналитическую теорию, в соответствии с тем, что я говорю о социальных науках в более общем смысле, следует интерпретировать как методологию — методологию достижения цели, будь то люди, животные, роботы или институты, достаточно сложные, чтобы представлять, и таким образом искажают преследуемые ими цели.Цели могут быть искажены, когда они проблематичны. Чем более «рационально» человек преследует свою искаженную цель, тем хуже он с точки зрения достижения своей настоящей цели и тем хуже с точки зрения решения проблем, связанных с его настоящей целью. Этот образец методологической путаницы — методологический контрапункт психоаналитического вытеснения и рационализации — я назвал рационалистическим неврозом . Психоаналитическая теория чрезвычайно расширилась в интеллектуальном плане и расширилась в результате методологического переосмысления, как я только что указал.Во-первых, психоаналитическая теория не отвечает высоким интеллектуальным стандартам науки, а наоборот; естествознание не соответствует высоким интеллектуальным стандартам методологически интерпретируемой психоаналитической теории. Во-вторых, методологическая версия психоаналитической теории применима не только к отдельным людям, но и к учреждениям, группам людей, движениям, животным и роботам! (Максвелл, 1984, стр. 110–7).

в Наука невротична? , я указал, что наука страдает от рационалистического невроза в том смысле, что она искажает свою цель как истину, тогда как ее реальная цель — глубоко проблематичная цель истины , предполагаемая как объединяющая или объяснительная или, в более общем смысле, истина , которая имеет значение и, более того, истина для использования людьми, в идеале для улучшения того, что является ценным в жизни .В более общем плане все академическое предприятие страдает от рационалистического невроза. И наука, и академические исследования в целом должны отбросить свой рационалистический невроз, признать реальные проблемные цели и попытаться реализовать их наилучшим образом, применяя на практике ориентированный на цель эмпиризм, ориентированную на цель рациональность и исследование мудрости. .

В 2008 году я редактировал и участвовал в публикации Wisdom in the University (Barnett and Maxwell, 2008) с Рональдом Барнеттом, плодовитым автором по высшему образованию в Лондонском институте образования.Это был сборник эссе, посвященных темам поиска мудрости.

В 2009 году Лимон МакГенри отредактировал и опубликовал «Наука и стремление к мудрости: исследования философии Николаса Максвелла » (McHenry, 2009). Я открыл со счетом своей работы; затем несколько авторов обсудили различные аспекты вопросов, связанных с исследованием мудрости, и книга завершается моими ответами.

В 2010 году я опубликовал книгу « Разрезать Бога пополам» И снова собрать части вместе (Максвелл, 2010), книгу, которая развивает то, что можно было бы назвать религиозным аспектом исследования мудрости.Традиционное представление о Боге не лишено ценности; он предполагает, например, что есть одно объяснение всего происходящего — воля Бога. Однако идея о том, что Бог существует и является всемогущим, всезнающим и вселюбящим, источником всех ценностей, встречает сокрушительное возражение: такой Бог сознательно несет ответственность за все человеческие страдания и смерть, вызванные естественным воздействием. причины. Такой бог был бы чудовищем, намного хуже, чем наши мелкие человеческие чудовища, такие как Гитлер или Сталин. Как можно улучшить представление о Боге, чтобы сохранить как можно больше ценного в традиционном представлении, но преодолеть эту ужасную проблему? Ответ состоит в том, чтобы разрезать Бога пополам, сурово отбросить Бога Космической Силы от Бога Космической Ценности.Первый — это Бог Эйнштейна, лежащее в основе физическое единство, присущее физической вселенной. У него есть некоторые атрибуты традиционного Бога: всемогущество, вездесущность, вечное существование. Однако это Оно. Он не может знать, что делает, и поэтому ему можно простить ужасные вещи, которые Он совершает. Бог Космической Ценности — это то, что действительно имеет ценность, связанную с нашим человеческим миром или миром разумной жизни в целом.

Разрезав таким образом Бога пополам, возникает проблема: как можно снова соединить две половинки? Как может Бог-Ценность существовать в Боге-Власти? Как может существовать и процветать наш ценный человеческий мир, будучи встроенным в физическую вселенную? В результате небольшого улучшения нашего представления о Боге мы сталкиваемся лицом к лицу с фундаментальной проблемой жизни — нашей фундаментальной религиозной проблемой, если мы правильно ее понимаем.Основная задача исследования мудрости — помочь нам улучшить ответы, которые мы даем на эту проблему в нашей жизни, поскольку мы живем — религиозная проблема.

Несмотря на публикацию этой работы, мои аргументы в пользу мудрости продолжали игнорироваться как большинством моих коллег по философии, так и академическим сообществом в целом. В 2014 году я опубликовал еще одно изложение аргументации в короткой и доступной книге под названием «Как университеты могут помочь создать более мудрый мир: насущная необходимость академической революции» (Maxwell, 2014a).Я особо подчеркнул, насколько необходимо остановить глобальное потепление. Он был издан в недорогой мягкой обложке. Он получил несколько хороших отзывов, но затем был проигнорирован. Позже в том же году я опубликовал Глобальная философия: какой должна быть философия (Максвелл, 2014b), сборник эссе по образованию для более мудрого мира; постигла та же участь.

Затем я решил вернуться к другой теме От знания к мудрости , а именно к тому, что внедрение целенаправленного эмпиризма в научную практику приведет к тому, что наука будет преобразована в естественную философию, синтез науки с одной стороны. , а с другой стороны, метафизика, методология, философия и эпистемология.Это одна из тем главы 9 моей книги 1984 года, подзаголовок которой звучит как «От науки к естественной философии».

Я начал писать В честь естественной философии: революция мысли и жизни (Максвелл, 2017a). Я бы начал с ключевого момента, что наука зародилась как натурфилософия, в руках Кеплера, Галилея и других, смесь науки и метафизики, но затем была разрушена Исааком Ньютоном, который в своих Principia твердо утверждал : «Все, что не выводится из явлений, следует называть гипотезой; а гипотезы, метафизические или физические … не имеют места в экспериментальной философии.В этой философии частные положения выводятся из явлений, а затем с помощью индукции становятся общими. Таким образом,… были открыты законы движения и гравитации »(Ньютон, 1962, с. 547). Так родилась современная наука. Но это было третье издание великого труда Ньютона. По мере того, как я исследовал дальше, я обнаружил, что первое издание было совершенно другим. В том издании было девять гипотез, все помечены как гипотезы, некоторые явно носили метафизический характер. Первое издание «Принципов » , несомненно, представляет собой великое произведение натурфилософии, даже если Ньютон не соглашался с метафизическими взглядами Кеплера или Галилея.Это издание подверглось критике за гипотетический характер. Ньютон ненавидел критику. Он принялся за работу над « Principia », чтобы скрыть его гипотетический, натурфилософский характер. В последующих изданиях первые две гипотезы стали двумя правилами рассуждения , последние пять превратились в пять явлений , одна исчезла совсем, а другая спряталась среди теорем. И Ньютон добавил утверждения, запрещающие гипотезы из натурфилософии и превозносящие достоинства индукции.И из-за огромного престижа Ньютона те, кто пришел после него, верили ему и стремились заниматься наукой так, как защищал Ньютон. Натурфилософия (которая породила ньютоновскую науку) была разрушена, и родилась стандартная эмпирическая наука, потому что Ньютон, что вопиюще, стремился скрыть уязвимый, предположительный характер своей великой работы. Аргумент в пользу создания современной версии натурфилософии в рамках целенаправленного эмпиризма казался мне подавляющим — первый шаг к исследованию мудрости.Я изложил все это в книге. В частности, в главе 5 я разъяснил последствия целенаправленного эмпиризма для физики — для ее истории, для открытия, интерпретации и оценки физической теории, включая квантовую теорию.

В то время как In Praise искал издателя, я начал другую книгу из-за импульса чистого удовольствия от взаимодействия идей. Эта книга почти написана сама собой. Он стал Understanding Scientific Progress (Maxwell, 2017b). В ней я продемонстрировал, что целенаправленный эмпиризм решает все фундаментальные проблемы философии науки: проблему индукции; проблема недоопределенности; проблема правдоподобия; две проблемы единства теории; проблема природы прогрессивных методов науки и их обоснования; проблема рационального открытия в науке.Почти все проблемы философии науки возникли из-за того, что философы пытались осмыслить науку в терминах стандартного эмпиризма; откажитесь от попытки, вместо этого примите целенаправленный эмпиризм, и проблемы исчезнут, как утренний туман. Эта книга дает, безусловно, лучшую формулировку аргумента в пользу целенаправленного эмпиризма, который я приводил за многие годы.

Эти две книги, In Praise и Understanding Scientific Progress , были опубликованы в 2017 году, как и третья книга, Karl Popper, Science and Enlightenment , сборник эссе, некоторые из которых никогда не публиковались ранее, которые показывают, как мои работа вырастает из и совершенствует работу Поппера и Просвещения.Он был опубликован моим домашним издателем, UCL Press, и доступен бесплатно в Интернете.

В 2019 году я опубликовал еще две книги: Наука и просвещение: две великие проблемы обучения (Максвелл, 2019a) и Метафизика науки и ориентированный на цель эмпиризм: революция в науке и философии (Максвелл, 2019b) . Первый из них переформулирует аргумент От знания к мудрости . Я подчеркиваю основную причину кризисов, с которыми мы сталкиваемся: мы сталкиваемся с двумя большими проблемами обучения — изучением Вселенной, самих себя и других живых существ как части Вселенной и обучения тому, как стать цивилизованными.Наши глобальные проблемы проистекают из того факта, что мы решили первую из этих двух проблем (мы сделали это, когда создавали современную науку в 17 веке), но мы не решили вторую. Поразительные успехи современной науки и техники привели к современной промышленности, сельскому хозяйству, транспорту, производству энергии, гигиене, медицине и вооружениям, что, в свою очередь, привело к многому хорошему, а также к росту населения, разрушению среды обитания, потере дикая жизнь, массовое вымирание видов, смертоносная современная война, угроза ядерного оружия, огромное неравенство в богатстве и власти на планете, загрязнение земли, моря и воздуха и, возможно, самая серьезная глобальная проблема из всех — климат кризис.В книге я утверждаю, что на основе решения первой проблемы нам нужно научиться решать вторую. Это была основная, неявная идея Просвещения, но, развивая эту идею, философов, , ошиблись. У нас все еще есть эти древние ошибки, встроенные в наши университеты, и поэтому мы все еще не можем решить вторую большую проблему обучения — научиться становиться цивилизованными. Ярким свидетельством нынешней неспособности даже распознать грубые ошибки, унаследованные нами от Просвещения, не говоря уже об их устранении, является недавняя книга Стивена Пинкера Enlightenment NOW (Pinker, 2018).Это воспроизводит мысль Просвещения 18 века без какого-либо осознания ее опасных и разрушительных недостатков. В книге я объясняю, что необходимо сделать: на страницах 70–73 я перечисляю 23 структурных изменения, которые необходимо внести в исследование знания, чтобы превратить его в исследование мудрости, а на страницах 73–77 я сравниваю и сравниваю две концепции и виды исследования, особенность за особенностью.

Вторая книга, опубликованная в 2019 году, возникла потому, что я обнаружил, что в философии возникла новая исследовательская индустрия под названием «метафизика науки», поток книг и статей, опубликованных примерно с 2007 года, которые полностью игнорируют то, что я делал в этой области с самого раннего возраста. публикации, начиная с 1966 и 1968 гг.Я написал статью, указав на это; он был отклонен и отклонен. Я написал другой; он был отклонен и отклонен. Однако после третьего или четвертого отказа редактор журнала, о котором идет речь, Synthese , сказал, что опубликует книгу по этой теме в серии Synthese Library , если я захочу ее написать.

В главе 1 рассматриваемой книги, Метафизика науки и ориентированный на цель эмпиризм , я четко излагаю то, что я должен был сказать о проблеме того, как наш человеческий мир может существовать и процветать в физической вселенной. , в трех статьях 1966 и 1968 гг.Содержание этих статей оказало огромное влияние на последующую философию, но, к сожалению для меня, через более поздние работы других. Моя оригинальная работа до сих пор остается почти полностью неизвестной. Для меня это было вдвойне прискорбно; во-первых, потому что только отрывки из того, что я должен был сказать, вошли в основную философскую литературу, серьезно искаженную и деградировавшую; во-вторых, потому что, когда я пришел опубликовать гораздо более важную книгу From Knowledge to Wisdom , 16 лет спустя, немногие представители философской профессии слышали обо мне, и философы проигнорировали эту книгу.В главе 2 я обсуждаю последующую работу по философии, которая перекликается с частями моей предыдущей работы; в главе 3 я излагаю целенаправленный эмпиризм и указываю его значение для науки и философии; в главе 4 я критически оцениваю работу по метафизике науки, опубликованную с 2007 г. и позднее, в которой полностью игнорируются революционные последствия целенаправленного эмпиризма для данной области; а в главе 5 я кратко излагаю аргумент в пользу исследования мудрости.

Ранее, в 2017 году, я снова начал писать исследование проблемы из чистого удовольствия, для собственного удовольствия и не задумываясь о возможной публикации.По какой-то причине я вообразил себя вымышленным персонажем, придуманным Францем Кафкой; Я писал отчет в академию. (Позже, когда я поискал его, я обнаружил, что якобы автор рассказа Кафки с таким названием — обезьяна!) То, что я писал, привело меня по садовой дорожке, и в конечном итоге это стало текстом моей последней публикации Our Fundamental Проблема: революционный подход к философии (2020) (Максвелл, 2020).

Нашу фундаментальную проблему можно сформулировать так: как может наш человеческий мир, мир опыта, сознания, смысла и ценностей, существовать и лучше всего развиваться, будучи встроенным в физическую вселенную? Эта проблема охватывает все другие проблемы жизни, науки и мысли.В книге я отстаиваю и поддерживаю новый вид философии, который я называю Критический фундаментализм . Его задача — поддерживать творческое и критическое — то есть рациональное — мышление о нашей фундаментальной проблеме. Эта проблема не является исключительной прерогативой философов, все наоборот: основная профессиональная задача философов, придерживающихся критического фундаментализма, состоит в том, чтобы побуждать всех время от времени задумываться над фундаментальной проблемой. Нам нужно поставить его в центр университета и образования.Особенно важно, чтобы образное и критическое мышление было посвящено взаимодействию в обоих направлениях между фундаментальной проблемой и более конкретными проблемами жизни, науки и мысли.

Академическая философия, аналитическая или континентальная, не известна своим плодотворным применением в областях вне философии. В этом отношении критический рационализм очень отличается. Это имеет радикальные последствия для физики, нейробиологии, теории эволюции, природы естественных наук, социальных наук, гуманитарных наук, академических исследований в целом и будущего мира.Я разъясняю эти последствия в книге.

Важным шагом, который необходимо предпринять, является создание симпозиума в каждом университете, открытого для всех в университете, который встречается регулярно и посвящен постоянному исследованию фундаментальной проблемы и ее взаимодействию с более частными и специализированными проблемами. жизни, науки и мысли. Создать такой симпозиум несложно. При этом не требуется кардинальных структурных изменений Университета. Однако такой симпозиум обеспечил бы арену в университете, где можно было бы легко поднять фундаментальные вопросы о цели университета, о том, как он может наилучшим образом помочь человечеству решать глобальные проблемы, продвигаться к лучшему миру.Существующий в настоящее время университет, состоящий из множества специализированных дисциплин, не предоставляет такой площадки для обсуждения таких жизненно важных вопросов. Симпозиум вполне мог бы стать жизненно важной ступенькой к созданию исследования мудрости.

Моя последняя книга, Мировой кризис — и что с ним делать (Максвелл, 2021) дает подробный, яростно аргументированный отчет о том, как преобразованные университеты, исследующие мудрость, действительно могут решить мировой кризис. Это должен прочитать каждый!

Мой аргумент в пользу исследования мудрости многократно резюмировался по-разному на протяжении многих лет: в любой из статей, упомянутых в примечании 12, это хорошо отражено.Все эти статьи доступны бесплатно в Интернете, как и мои первые две книги и одна о Поппере. Поразительно, однако, что 14 книг и 160 статей, которые я опубликовал за десятилетия, и все они доказывают насущную необходимость преобразования университетов, не оказали заметного влияния на академическую деятельность. Академическое сопротивление переменам имеет глубокие корни.

Почему наука и академические исследования в целом так сопротивляются даже моему давнему аргументу в пользу срочной необходимости радикальных изменений? Это вопрос, на который я отвечал несколько раз в своих публикациях.Во-первых, это то, что я назвал эффектом «кастрюли с лобстером». Стандартный эмпиризм, однажды принятый, изгоняет критику самого себя из науки. Согласно стандартному эмпиризму, идея, чтобы войти в интеллектуальную область науки, должна быть эмпирически проверяемой. Критика стандартного эмпиризма, однако, не является просто фактическим утверждением, которое можно проверить эмпирически; следовательно, ему нет места в науке. Это философия науки, а не науки, и поэтому она заслуживает игнорирования учеными.И в соответствии с этим ученые действительно склонны считать, что философия науки не имеет отношения к науке; см. мою статью «Понимание научного прогресса », стр. 12, где приведены довольно резкие замечания ученых Джона Зимана, Стивена Вайнберга и Стивена Хокинга о бесплодии и несоответствии философии науки. К сожалению, эти ученые правы: большая часть философов науки (как и научное сообщество) принимает несостоятельную доктрину стандартного эмпиризма как должное, и это обрекает эту дисциплину на научную неуместность и тривиальность.Чтобы стать плодотворной, философия науки должна принять и отстаивать целенаправленный эмпиризм!

Аналогичным образом, исследование-знание, однажды принятое, также защищает себя от критики, хотя и гораздо менее эффективно. Предоставленное знание-исследование, вклад в академическую мысль должен быть, так или иначе, потенциальным вкладом в знания. Критика исследования знания — взгляда на то, какими должны быть цели и методы академического исследования, — не является даже критикой притязаний на знание и, таким образом, согласно исследованию знания, не имеет права входить в интеллектуальную сферу. академической мысли.На практике, однако, такая критика действительно существует, хотя часто она сильно отличается от той критики, которую я имею в отношении исследования знания, академического статус-кво, даже в полной противоположности.

Есть еще одна причина, по которой академические круги не хотят даже принимать во внимание аргумент, который я выдвигал на протяжении десятилетий в пользу срочной необходимости радикальных изменений. Стандартный эмпиризм и исследование знаний — это вопросы, жизненно важные для всех ученых, всех академиков. Они определяют требования, которым должна соответствовать научная или академическая статья для публикации.Все ученые, все академики страстно хотят, чтобы их работы были опубликованы по разным мотивам, от благородных до менее благородных. Расцвет и даже существование академической карьеры зависит от публикаций. Аргумент, который подразумевает необходимость изменения требований к публикации, обязательно должен восприниматься как потенциальная угроза. Если воспринимать это всерьез, это может означать, что вклад в науку, в академическую мысль, высоко ценимый, может внезапно оказаться менее ценным.Репутация может упасть. Старшие ученые и ученые, которые имеют наибольшее право голоса в отношении того, что принимается к сведению, а что нет, вероятно, будут среди тех, кто больше всего инвестирует в академический статус-кво и, таким образом, вероятно, будет наиболее сопротивляться поддержать саму идею радикальных изменений.

Более того, те, кто руководят университетами, деканы и проректоры, с еще большей вероятностью будут против самой идеи преобразования университетов так, чтобы исследование мудрости пришло на смену исследованию знаний.Исследование мудрости превращает непризнанные, подразумеваемые политические цели в явные, которые вполне могут противоречить целям правительства: это может вызвать противодействие, если не возмущение со стороны правительства. Те, кто финансирует университеты, — промышленность, благотворители, общественность, студенты — тоже могут возражать. Вице-канцлеры, чувствительные к соображениям пиара, вряд ли будут приветствовать идею радикальных академических изменений.

Дополнительным фактором является то, что сегодня университеты, пронизанные безудержной специализацией, не предоставляют арены для обсуждения предложений по радикальным академическим изменениям, подобных тем, за которые я выступал.Академическая философия, одержимая своими загадочными интеллектуальными головоломками, не предоставляет такой арены, и симпозиум, о котором говорилось выше, еще не существует. Отсутствие такой арены в академических кругах означает, что предложения и аргументы, подобные приведенному здесь, просто игнорируются.

Есть еще один момент. Несмотря на все их недостатки, наука в том виде, в каком она существует сегодня, и академические круги в том виде, в каком она существует сегодня, действительно предоставляют человечеству нечто превосходной ценности: объективные, фактические знания с необычайной детализацией и масштабом, а также теории с поразительной объясняющей силой.Разве действительно разумно вмешиваться в давно установившиеся методы, которые позволяют нам обеспечить эти абсолютно жизненно важные потребности нашего современного мира, просто на основании неубедительного философского аргумента, который вряд ли может быть одобрен и подтвержден академическим сообществом? философы и философы науки? Многие вполне могут считать, что при нынешних обстоятельствах было бы абсурдно и опасно воспринимать аргументы в пользу целенаправленного эмпиризма и исследования мудрости до такой степени, чтобы применять их в научной и академической практике.

Мне симпатична эта точка зрения. Но здесь нет никакого аргумента в пользу того, что полностью игнорирует аргумент в пользу исследования мудрости. Я утверждал, что мировой кризис, с которым мы сталкиваемся, отчасти возник из-за того, что наука и академические круги в целом претворили в жизнь глубоко иррациональную философию науки — глубоко иррациональную философию исследования: стандартный эмпиризм и исследование знания. Жизненно важный шаг к тому, чтобы справиться с мировым кризисом — прежде всего с климатическим кризисом — состоит в том, чтобы вылечить науку и академические круги от их недостатков рациональности; для этого необходимо, чтобы мы внедрили целенаправленный эмпиризм и исследование мудрости в научную и академическую практику.Проблемам жизни нужно отдать приоритет перед проблемами знания. Основной академической задачей должно стать помочь человечеству лучше понять, в чем заключаются наши проблемы и что нам нужно с ними делать.

Учитывая очень серьезную ситуацию, в которой мы находимся, просто игнорировать такой аргумент — это верх интеллектуальной и моральной безответственности. Он заслуживает серьезного внимания, обсуждения и оценки. Безусловно, нам необходимо внести некоторые изменения в работу академических кругов.Ученым, без сомнения, необходимо более активно взаимодействовать с общественностью по поводу наших проблем и того, что нам нужно с ними делать. Уже упоминавшийся Симпозиум действительно должен быть организован по крайней мере в некоторых университетах. Какого рода вопросы лучше всего помогают нам создать хороший мир? — как следует из названия одной из моих статей — действительно должен стать вопросом, серьезно обсуждаемым и обсуждаемым в университете. В настоящее время это не так.

На мой взгляд, нам срочно необходимо организовать крупную кампанию, чтобы преодолеть это сопротивление и донести мудрость до наших университетов.Эту революцию необходимо осуществить, помогая научным исследованиям, общественным интересам и образованию, которые нам необходимы, расти и процветать.

Резюме аргумента

Человечество сталкивается с двумя большими проблемами обучения: изучением Вселенной, а также изучением самих себя и других живых существ как части Вселенной; и научиться создавать цивилизацию. Мы решили первую проблему. Мы сделали это в 17 веке, когда создавали современную науку и технологии.Но мы еще не решили вторую проблему. Такое сочетание решения первой большой проблемы обучения и неспособности решить вторую ставит нас в ситуацию большой опасности. Практически все наши нынешние глобальные проблемы возникли в результате. Поскольку в результате решения первой проблемы мы значительно увеличиваем нашу способность действовать. Современная наука и технологии ведут к современной промышленности, современному сельскому хозяйству, современному производству энергии, современным путешествиям, гигиене, медицине и вооружениям и многому другому, что приносит большую пользу, но также и к глобальному потеплению, разрушению среды обитания, массовому исчезновению видов, смертельному исходу. современная война и большинство других серьезных глобальных проблем.До появления современной науки отсутствие цивилизации, недостаток мудрости не имели большого значения; нам не хватало сил действовать, чтобы нанести слишком большой ущерб себе или планете. Теперь, когда у нас есть современная наука и технологии, и способность действовать, которую они нам завещали, мудрость стала не личной роскошью, а общественной необходимостью. Наука без цивилизации, без мудрости — угроза.

Но как мы можем обрести мудрость? Исторические данные не обнадеживают. Однако выход есть. Мы можем извлечь уроки из нашего решения первой большой проблемы, научившись решать вторую . Мы можем узнать из научного прогресса, как достичь социального прогресса в направлении подлинно цивилизованного и мудрого мира.

Это не новая идея. Он восходит к эпохе Просвещения 18 века, особенно французского Просвещения. Это была основная идея философов, , Вольтера, Дидро, Кондорсе и остальных: научиться на научном прогрессе, как достичь социального прогресса в направлении просветленного мира.

Чтобы правильно разработать и реализовать эту чрезвычайно важную идею, необходимо сделать три важных шага.

1) Необходимо правильно научить прогрессивные методы науки.

2) Эти методы необходимо должным образом обобщить, чтобы они стали плодотворно применимы, потенциально, к любым проблемным, стоящим усилиям.

3) Затем необходимо внедрить обобщенные методы достижения прогресса в социальную жизнь, в правительство, промышленность, сельское хозяйство, финансы, право, средства массовой информации — так, чтобы все эти институты и социальные усилия сотрудничали, способствуя прогрессу на пути к просвещенному миру. .

К сожалению, философ сделал все три шага неверно. Они неправильно поняли природу методов науки, способствующих достижению прогресса; они не смогли должным образом обобщить эти методы; и, что самое пагубное, они применили методы достижения прогресса, полученные из естествознания, не непосредственно к социальной жизни, а вместо этого к задаче улучшения знаний социальной жизни, к задаче создания социальных наук другими словами . Если бы этот третий шаг был сделан правильно, социальное исследование было бы разработано как социальная методология , посвященная внедрению методов достижения прогресса, заимствованных из методов науки, в ткань социальной жизни, так что социальный прогресс может быть достигнут в направлении просвещенный мир.Но философов ошиблись. Они разработали социальное исследование не как социальную методологию , а как социальную науку .

Эта тройно ошибочная версия глубокой идеи Просвещения получила дальнейшее развитие в 19 веке Дж. Милля, Карла Маркса, Макса Вебера и других, а также в академических кругах в начале 20 века с созданием академических дисциплин и отделов социальных наук: экономики, социологии, антропологии, психологии и других.Результат — то, что у нас есть сегодня: исследование знаний, академические круги, в первую очередь посвященные поиску знаний. Основная идея проста: во-первых, необходимо получить знания; после приобретения его можно применять для решения социальных проблем и, таким образом, способствовать повышению благосостояния людей.

Но, если судить с точки зрения содействия человеческому благосостоянию, исследование знания структурным образом нарушает два самых элементарных правила рационального решения мыслимых проблем. Чтобы способствовать человеческому благополучию, проблемы, которые нам принципиально необходимо решить, — это проблемы, с которыми мы сталкиваемся в жизни, проблемы страдания, несправедливости, предотвратимой смерти.Эти проблемы решает действие , то, что мы делаем, , или воздерживаемся от выполнения . Когда требуются знания или технологические ноу-хау, как в медицине или сельском хозяйстве, всегда именно то, что эти знания или технологии позволяют нам сделать , решает проблему, а не знания или технологии как таковые. Таким образом, своего рода исследование, которое способствует рациональному развитию благосостояния людей , должно отдавать интеллектуальный приоритет задачам (а) формулирования и улучшения формулировки проблем жизни, которые необходимо решить, и (б) предложения и критической оценки возможных решения — возможные действия, политика, политические программы, философия жизни, образ жизни .Решение проблем знаний и технологий было бы важным, но второстепенным. Но исследование знания, отдавая приоритет проблемам знания, нарушает и (а), и (б). Структурно нарушаются два основных правила разума. И в результате академические круги, занимающиеся изучением знаний, не в состоянии делать то, что им больше всего необходимо для обеспечения благосостояния людей, а именно уделять приоритетное внимание помощи человечеству в решении жизненных проблем. Он не помогает обществу лучше понять, в чем заключаются наши проблемы и что нам нужно с ними делать.Разум предают, и в результате предается и человечество.

Университеты в том виде, в каком они существуют сегодня, воплощают в своей структуре глубокую идею Просвещения: учиться на научном прогрессе, как достичь социального прогресса в направлении просветленного мира. К сожалению, университеты также олицетворяют три грубых ошибки Просвещения. Однако это вопрос огромного значения. Это означает, что для развития своего рода академического сообщества, рационально и эффективно занимающегося продвижением человеческого благосостояния, нам не нужно блуждать в темноте, гадая, что нужно изменить.Что нам нужно сделать, так это выявить три ошибки Просвещения, которые все еще существуют в университетах сегодня, исправить их и внести изменения в структуру академических исследований, которые это влечет за собой.

Вот, очень кратко, что нужно сделать, чтобы исправить три грубых ошибки Просвещения.

(1) Сегодня научное сообщество принимает стандартный эмпиризм как само собой разумеющееся, мнение о том, что основная цель науки — истина, а основным методом является беспристрастная оценка законов и теорий относительно свидетельств.Но эта точка зрения, унаследованная от Ньютона и Просвещения, несостоятельна. Физика всегда принимает только единые теории, хотя всегда существует бесконечно много эмпирически более успешных разобщенных соперников. Целью физики (и, следовательно, естествознания) является не истина как таковая , а скорее истина , предполагаемая как объединенная . Существуют проблемные метафизические предположения, присущие целям науки, а также проблемные ценности и политические предположения. Если наука должна действовать таким образом, чтобы максимизировать свои шансы на успех, ей необходимо принять и реализовать новую концепцию научных методов достижения прогресса — целенаправленный эмпиризм — которые представляют собой проблемные допущения, скрытые в цели науки в форме иерархии предположений, эти предположения становятся все более несущественными по мере продвижения вверх по иерархии, и поэтому все более вероятно, что они будут истинными, и все более и более такими, что их истинность требуется для того, чтобы наука вообще стала возможной.Таким образом создается относительно устойчивая структура предположений и связанных методов на верхнем уровне иерархии, в рамках которой могут быть критически оценены гораздо более существенные предположения и связанные с ними методы, расположенные на нижних ступенях иерархии и с большой вероятностью оказывающиеся ложными. , и улучшенные, в свете которых приводят к наиболее эмпирически успешным исследовательским программам. По мере того, как наука продвигается и улучшает знания, она улучшает свои цели и методы, свои знания о том, как улучшить знания.

(2) Основные цели проблематичны не только в науке; Так бывает и в жизни.Действительно, большинство наших глобальных проблем возникло из-за того, что мы преследовали цели, которые поначалу казались хорошими и беспроблемными, но впоследствии оказались очень нежелательными, непредвиденными последствиями (такими как глобальное потепление). Целеустремленный эмпиризм жизненно важен не только для науки; в обобщенном виде он становится жизненно важным и для личной, и для общественной жизни. Нам необходимо обобщить целенаправленный эмпиризм, чтобы сформировать концепцию рациональности — целенаправленную рациональность — предназначенную для облегчения улучшения проблемных целей, чем бы мы ни занимались.Согласно ориентированной на цель рациональности, всякий раз, когда цели являются проблематичными, как это часто бывает, нам необходимо представлять их в форме иерархии, причем цели становятся все более неспецифичными и непроблематичными по мере продвижения по иерархии, так что мы создаем основу для беспроблемных цели и методы, в рамках которых могут быть улучшены гораздо более конкретные и проблемные цели и методы, находящиеся на нижних ступенях иерархии, когда мы действуем, когда мы живем.

(3) Надлежащая задача социальных исследований и гуманитарных наук состоит в том, чтобы помочь человечеству разрешать конфликты и проблемы жизни, в том числе глобальные проблемы, более рациональными способами сотрудничества.Задача социального исследования — помочь человечеству встроить целенаправленную рациональность в ткань социальной жизни, во все наши другие институты и социальные усилия, помимо науки, чтобы мы могли использовать методы достижения прогресса, которые позволяют нам улучшать проблемные цели в процессе наших действий, которые проистекают из методов науки, направленных на достижение прогресса. Есть надежда, что в результате мы сможем начать делать социальный прогресс в направлении цивилизованного, просвещенного мира с некоторыми успехами, достигнутыми наукой в ​​продвижении к большему знанию.

В результате исправления трех допущенных сегодня в академических кругах ошибок, которые мы унаследовали от Просвещения, исследование знания трансформируется в исследование мудрости. Преобразуется почти каждая дисциплина и аспект академического сообщества. Социальные науки становятся социальными методологиями, активно помогая людям разрешать конфликты и проблемы жизни во все более рациональном сотрудничестве и предоставляя для этого методологические средства. Естествознание превращается в натурфилософию, синтез науки и метафизики, науки и философии.Социальное исследование становится интеллектуально более фундаментальным, чем естествознание. Отношения между академическим сообществом и обществом трансформируются; социальные исследования и гуманитарные науки не только изучают общество; они взаимодействуют с обществом, способствуют обучению и соответствующим действиям в социальном мире. Академические круги становятся своего рода народной государственной службой, которая открыто делает для общественности то, что фактические государственные службы должны делать втайне для правительств.

Человечество находится в глубоком бедственном положении, отчасти потому, что наши учебные заведения, наши университеты долгое время были серьезно дефектными в интеллектуальном плане и, следовательно, дисфункциональными.Большинство ученых сегодня понимают, насколько серьезно мы находимся в тяжелом положении, и есть начало осознания того, что университеты не делают все, что они могут сделать, чтобы помочь положить конец изменению климата и деградации мира природы. Этот специальный выпуск журнала Frontiers свидетельствует о растущем осознании учеными того, что университеты должны меняться. Я надеюсь, что мои академические коллеги вырвутся из иррациональных ограничений исследования знаний и сделают все, что в их силах, чтобы вдохновить общественность оказать давление на правительства, чтобы они действовали сейчас , чтобы положить конец надвигающейся катастрофе.

Заявление о доступности данных

Исходные материалы, созданные для исследования, включены в статью / дополнительный материал, дальнейшие запросы можно направить соответствующему автору.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы рассматриваться как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Аллен Р. (1980). Как спасти мир: стратегия сохранения мира . Лондон: Коган Пейдж.

Google Scholar

Барнетт Р. и Максвелл Н. (ред.). (2008). Мудрость в университете . Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Barzun, J. (1964). Наука: великолепное развлечение. Лондон: Искатель и Варбург.

Google Scholar

Берлин, И.(1979). против течения . Лондон: Hogarth Press.

Google Scholar

Брандт, В. (1980). Север-Юг: программа выживания . Лондон: Pan Books.

Google Scholar

Колдер, Н. (1981). Ядерные кошмары . Хармондсворт: Пингвин.

Google Scholar

Карсон Р. (1972). Бесшумная пружина . Хармондсворт: Пингвин.

Google Scholar

Коллингридж, Д.(1981). Социальный контроль технологий . Милтон Кейнс: Издательство Открытого университета.

Google Scholar

Простолюдин, Б. (1966). Наука и выживание . Лондон: Голланц.

Google Scholar

Диксон Д. (1974). Альтернативные технологии . Лондон: Фонтана.

Google Scholar

Дубос Р. и Уорд Б. (1972). Только одна Земля . Хармондсворт: Пингвин.

Google Scholar

Исли, Б.(1973). Освобождение и цели науки . Лондон: Чатто и Виндус.

Google Scholar

Eckholm, E. (1982). На Землю: Окружающая среда и потребности человека . Лондон: Pluto Press.

Google Scholar

Эллул, Дж. (1964). Технологическое общество . Нью-Йорк, Нью-Йорк: старинные книги.

Google Scholar

Фейерабенд, П. (1965). «Проблемы эмпиризма», в Beyond the Edge of Certainty , ed R.Colodny (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Прентис-Холл), 145–260.

Google Scholar

Фоли, Г. (1981). Энергетический вопрос . Хармондсворт: Пингвин.

Google Scholar

Гей П. (1973). Просвещение: интерпретация . Лондон: Wildwood House.

Google Scholar

Джордж С. (1976). Как умирает другая половина . Хармондсворт: Пингвин.

Google Scholar

Голдсмит, Э., Аллен, Р., Davoll, J., Lawrence, S., and Allaby, M. (1972). План выживания. Экология 2, 1–43.

Google Scholar

Гринберг, Д. С. (1971). Политика чистой науки . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Новая американская библиотека.

Google Scholar

Хабермас Дж. (1972). Знания и интересы человека . Лондон: Хайнеманн.

Google Scholar

Хайльбронер Р. (1975). Исследование человеческих перспектив .Лондон: Колдер и бояре.

Google Scholar

Хиггинс Р. (1978). Седьмой враг: человеческий фактор в мировом кризисе . Лондон: Ходдер и Стоутон.

Google Scholar

Юнгк Р. (1960). Ярче тысячи солнц . Хармондсворт: Пингвин.

Google Scholar

Кертге, Н., (ред.). (1998). Дом на песке: разоблачение постмодернистских мифов о науке . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Кун, Т. С. (1962). Структура научных революций. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Лакатош И. (1970). «Фальсификация и методология программ научных исследований», в Критика и рост знаний , ред. Лакатос и Масгрейв (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 91–195.

Google Scholar

Мэддокс, Дж. (1972). Синдром Судного дня .Лондон: Макмиллан.

Google Scholar

Максвелл, Н. (1976). Что не так с наукой? К народной рациональной науке восторга и сострадания . Хейс: Книги Головы Брана.

Google Scholar

Максвелл, Н. (1980). Наука, разум, знания и мудрость: критика специализации. Запрос 23, 19–81. DOI: 10.1080 / 00201748008601891

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н. (1984). От знания к мудрости .Оксфорд: Блэквелл.

Google Scholar

Максвелл, Н. (1991). «Как мы можем построить лучший мир?» in Einheit der Wissenschaften: Internationales Kolloquium der Akademie der Wissenschaften zu Berlin, 25-27 июня 1990 г. , ed J. Mittelstrass (Берлин и Нью-Йорк: Вальтер де Грюйтер), 388–427.

Google Scholar

Максвелл, Н. (1992). Какие вопросы лучше всего помогут нам создать хороший мир? Sci. Technol. Гм. Значения 17, 205–227. DOI: 10.1177/016224399201700204

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н. (1998). Постижимость Вселенной: новая концепция науки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2000). Может ли человечество научиться становиться цивилизованным? кризис науки без цивилизации. J. Appl. Филос. 17, 29–44. DOI: 10.1111 / 1468-5930.00138

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н.(2001). Человеческий мир в физической вселенной: сознание, свобода воли и эволюция . Лэнхэм: Роуман и Литтлфилд.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2004). Наука невротична? Лондон: World Scientific.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2005). Революция в науке и гуманитарных науках: от знаний к мудрости. Dialogue Univ. XV, 29–57. DOI: 10.5840 / du2005151 / 263

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н.(2007). От знаний к мудрости: необходимость академической революции. Lond. Rev. Educ. 5, 97–115. DOI: 10.1080 / 14748460701440350

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н. (2008). Ответственны ли философы за глобальное потепление? Philos. Сейчас 12–13.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2009). «Каким образом ценная жизнь может лучше всего процветать в реальном мире?» в Наука и стремление к мудрости: Исследования философии Николаса Максвелла , ред. Лимон МакГенри и Онтос Верлаг (Франкфурт: Онтос Верлаг), 1–56.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2010). Разрезать Бога пополам — и снова соединить части вместе: новый подход к философии . Лондон: Pentire Press.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2012). Отстаивая мудрость в университете: интеллектуальная автобиография. Философия 40, 663–704. DOI: 10.1007 / s11406-012-9375-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н. (2013). От знаний к мудрости: оценка и перспективы через три десятилетия. Integr. Ред. 9, 76–112.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2014a). Как университеты могут помочь в создании более мудрого мира: насущная необходимость академической революции . Эксетер: Выходные данные Academic.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2014b). Глобальная философия: какой должна быть философия . Эксетер: Выходные данные Academic.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2016). «Может ли научный метод помочь нам сделать мир более мудрым?» в Практическая мудрость в эпоху технологий: идеи, проблемы и вопросы для нового тысячелетия , ред.Далал, А. Интезари и М. Хейтц (Лондон: Рутледж), 147–161.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2017a). Похвала естественной философии: революция мысли и жизни . Монреаль, Квебек: Издательство Университета Макгилла-Квинс.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2017b). Понимание научного прогресса: ориентированный на цель эмпиризм . Сент-Пол, Миннесота: Paragon House.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2018). Нам нужен прогресс в представлениях о том, как добиться прогресса. Metascience 27, 347–350. DOI: 10.1007 / s11016-018-0312-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н. (2019a). Наука и просвещение: две великие проблемы обучения . Чам: Спрингер. DOI: 10.1007 / 978-3-030-13420-4_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н. (2019b). Метафизика науки и ориентированный на цель эмпиризм: революция в науке и философии . Cham: Synthese Library, Springer.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2019c). Скандал иррациональности академического сообщества. Philos. Теория высокого уровня. Educ. 1, 105–128. DOI: 10.3726 / ptihe.2019.01.06

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максвелл, Н. (2019d). «Как мудрость может помочь в решении глобальных проблем», в Применение мудрости к проблемам современного мира , ред. Р. Стернберг, Х. Нусбаум и Дж. Глюк (Лондон: Palgrave Macmillan), 337–380.

Google Scholar

Максвелл, Н.(2020). Наша фундаментальная проблема: революционный подход к философии , Монреаль, Квебек: Университетское издательство Макгилла-Квинс.

Google Scholar

Максвелл, Н. (2021 г.). Мировой кризис — и что с ним делать: революция в мыслях и действиях . Лондон: World Scientific.

Google Scholar

МакГенри, Л. (2009). Наука и стремление к мудрости: исследования философии Николаса Максвелла . Франкфурт: Онтос Верлаг.

Google Scholar

Медоуз Д. Х., Медоуз Д. Л., Рандерс Дж. И Беренс В. В. III (1974). Пределы роста . Лондон: Pan Books.

Google Scholar

Миджли, М. (1978). Зверь и человек . Сассекс: Harvester Press.

Google Scholar

Ньютон И. (1962). Начала, переведенные А. Мотте и отредактированные Ф. Каджори . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

Google Scholar

Норман, К.(1981). Бог, который хромает . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк; Нортон.

Google Scholar

Пассмор, Дж. (1978). Наука и ее критики . Лондон: Дакворт.

Google Scholar

Пинкер, С. (2018). Просвещение СЕЙЧАС . Лондон: Аллен Лейн.

Google Scholar

Пирсиг Р. (1974). Дзен и искусство ухода за мотоциклами . Лондон: Бодли-Хед.

Google Scholar

Поппер, К.(1959). Логика научных открытий . Лондон: Хатчинсон.

Google Scholar

Поппер, К. (1962). Открытое общество и его враги . Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

Google Scholar

Поппер, К. (1963). Предположения и опровержения . Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Равец, Дж. Р. (1971). Научное знание и его социальные проблемы . Оксфорд: Clarendon Press.

Google Scholar

Roszak, T., (ред.). (1969). Академия несогласных . Хармондсворт: Пингвин.

Google Scholar

Roszak, T. (1970). Создание контркультуры . Лондон: Фабер.

Google Scholar

Шелл, Дж. (1982). Судьба Земли . Лондон: Пикадор.

Google Scholar

Шумахер, Э. Ф. (1973). Маленькое прекрасно . Лондон: Блонд и Бриггс.

Google Scholar

Segerstråle, U., (ed.). (2000). Защитники истины: битва за науку в дебатах по социобиологии и за ее пределами . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Сноу, К. П. (1964). Две культуры и второй взгляд . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Сокал А. (1996). Преодолевая границы: к трансформирующей герменевтике квантовой гравитации. Soc. Текст 46–47, 217–252. DOI: 10.2307 / 466856

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вуттон, Б. (1950). Завет для социальных наук . Лондон: Аллен и Анвин.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>